4

Я вышел на улицу и повернул налево — там я оставил свою машину. Сделав несколько шагов, я понял, что мне надо вернуться.

— Простите, — обратился я к портье, — вы не знаете, где бы я мог найти горничную, которую зовут Гертруда?

Поморгав глазами за стеклами очков, он сказал:

— У нее в половине десятого кончается смена. Она уже ушла домой.

— Вы не могли бы сказать, где она живет?

— Что это вам взбрело в голову? — уставился он на меня.

— Если и взбрело, то совсем другое, а не то, что вы подумали.

Он потер указательным пальцем нос и опять занялся изучением моей личности.

— А что случилось?

— Я детектив из Лос-Анджелеса. Работаю без пыли и шума, если мне конечно не мешают.

— Вам лучше обратиться к мистеру Холмсу, управляющему.

— Послушайте. Я ведь все равно узнаю, где она живет. Но пока я буду шляться по улицам — их ведь у вас немного — может произойти что-нибудь очень скверное. Вдруг кого-нибудь..?

Он пожал плечами.

— Покажите ваше удостоверение, мистер…

— Эванс.

Я положил перед ним разрешение на право заниматься частным сыском и он скрупулезно изучил его.

Потом растопырил пальцы и стал их рассматривать.

— Мне кажется, она остановилась в домиках у ручья.

— Какая у нее фамилия?

— Смит, — сказал он и чуть-чуть скривил губы. Видимо, так улыбается пожилой человек, простоявший у стойки не один десяток лет. — Впрочем, возможно, что и Шмидт.

Я поблагодарил и вышел на улицу. Пройдя метров сто, я остановился перед небольшим баром: надо было принять лекарство от головной боли. Оркестрик из трех музыкантов пилил какую-то незатейливую мелодию, и несколько пар шаркали под нее ногами по полу. Я попросил бармена налить мне чистого виски и, выпив, осведомился, как мне проехать к домикам у ручья. Он сказал, что это на другом краю города, за заправочной станцией.

Я прошел к машине и поехал через весь город. Несколько сколоченных из досок и фанеры домишек ютилось у подножия холма. На одном из них горела неоновая надпись: Офис.

Я позвонил, и из двери вышла девушка в брюках и сказала, что мисс Смит и мисс Хоффман живут в отдельном домике. Я без труда найду его, если пойду по тропинке налево. Она еще спросила, знаю ли я их.

Я поблагодарил ее и, сказав, что я довожусь мисс Смит дедушкой, пошел по тропинке налево. Перед домиком стояла машина. Высокая блондинка в свитере и джинсах запихивала в багажник чемодан. Дверь домика была открыта, из нее на тропинку падал свет.

Блондинка ушла в дом, оставив багажник открытым. Я на цыпочках поднялся на крыльцо и вошел в дом. Гертруда, стоя ко мне спиной укладывала чемодан. Блондинка была на кухне. Гертруда захлопнула чемодан, и взяв его за ручку, повернулась, чтобы пойти к машине. Увидев меня, она сильно побледнела и остановилась, как вкопанная. Обернувшись назад, она крикнула:

— Анна, Achtung!

На кухне все сразу стихло. Мы стояли и глазели друг на друга.

— Уезжаете?

Она облизнула языком, губы.

— Хочешь помешать мне, полицейская ищейка?

— Да нет. Просто интересно, с чего бы это вдруг?

— Мне здесь все надоело. Все действует мне на нервы.

— Как-то все скоропостижно получилось, не правда ли?

— Что в этом противозаконного?

— Думаю, что ничего. Может быть, вы боитесь Вебера?

Она посмотрела куда-то мимо меня, но я знаю этот старый трюк и потому не обратил на него внимания. Я слышал, как захлопнулась дверь, и конечно обернулся. Блондинка стояла у меня за спиной, держа в вытянутой руке пистолет. Это была массивная девица, и, по-видимому, очень сильная.

— Что тут происходит? — спросила она, не совсем правильно выговаривая слова, грубым, почти мужским голосом.

— Это сыщик из Лос-Анджелеса, — ответила Гертруда.

— So, — сказала Анна, — чего ему надо?

— Не знаю. Может быть, он и не сыщик вовсе. Ведет он себя как мальчишка.

— So, — повторила Анна.

Она обошла меня сзади и теперь стояла передо мной. Пистолет ни разу не дрогнул в ее руке — видимо, она хорошо умела с ним обращаться.

— Чего вам надо? — хрипло спросила она.

— Много чего. Почему смываетесь?

— Ведь сказано же было. Гертруду тошнит от этих мест.

— Вы тоже работаете в отеле?

— Это вас не касается, — отрезала блондинка.

— Да черт с ним, — сказала Гертруда, — пусть знает. Да, мы работали с ней вместе, а теперь уезжаем. Кто нам может запретить?

— Не будем терять времени, — сказала блондинка. — Посмотри, есть ли у него пистолет?

Гертруда похлопала меня по карманам, и найдя пистолет, вытащила его из кобуры. Она несколько секунд разглядывала его. Блондинка приказала:

— Брось пистолет и иди, поставь чемодан в машину. Заведи машину и жди меня.

Гертруда послушно взяла в руку чемодан и обойдя меня, пошла к двери.

— Все равно вам никуда не деться, — сказал я. — Из города только две дороги, так что блокировать их ничего не стоит.

Блондинка сделала вид, что очень удивлена. Ее выщипанные брови полезли вверх.

— Зачем нас задерживать?

— А зачем у вас в руках пистолет?

— Затем, что я не знаю, кто вы такой. Чего ты ждешь, иди в машину, Гертруда.

Та открыла дверь, и обернувшись, сказала с презрительной усмешкой:

— Мой совет тебе, сыщик, уходи отсюда, пока тебя ноги носят.

— Кто из вас видел охотничий нож с костяной рукояткой?

Они переглянулись между собой, потом посмотрели на меня. Мне показалось, что они не знают, на что я намекаю.

— Я ухожу, — сказала Гертруда. — Не морочьте мне голову.

— Ладно, допустим вы о нем действительно не знаете. Последний вопрос: сколько времени вы готовили кофе для мистера Вебера в то утро?

— Мы теряем зря время, Гертруда, — сказала блондинка, явно нервничая. Мне это показалось странным: нервы у нее видимо всегда были в порядке.

Гертруда пропустила ее замечание мимо ушей. Немного подумав, она сказала:

— Ровно столько, сколько надо, чтобы приготовить.

— Минут пять?

— Около того, — кивнула она головой.

— Был еще кто-нибудь в зале кроме Вебера?

— Вроде бы никого. — Она пристально посмотрела на меня. — Впрочем, я не уверена. Может быть, кто-то еще не кончил завтракать.

— Большое спасибо, — поблагодарил я и, обращаясь к Гертруде, сказал. — Положите тихонько пистолет на крыльце. Ни в коем случае не бросайте. Можете вынуть из него обойму, если уж вам так хочется. Все равно я не собираюсь никого убивать.

Она как-то кисло улыбнулась и вышла за дверь с чемоданом в одной руке и с пистолетом в другой. Слышно было, как захлопнулся багажник, как заработал стартер и как наконец заурчал мотор.

Блондинка пошла к двери, вынула из двери ключ и вставила его с наружной стороны.

— Я тоже никого не собираюсь убивать, — заявила она, — но если меня вынудят, то я это сделаю. Так что, пожалуйста, не делайте лишних движений.

Она захлопнула дверь и повернула ключ в замке. Звук шагов по доскам, крыльца. Потом хлопнула дверца машины, и они уехали. Откуда-то издалека донеслись звуки музыки, передаваемой по радио.

Я прошел на кухню. Естественно, я не нашел там ничего необычного. Мусорное ведро, немытая кастрюля, чашки с остатками кофе на дне. Задняя дверь тоже была заперта. Я толкнул плечом дверь. Ничего хорошего из этого не вышло, только заныл затылок. Я открыл окно и осмотрел прибитые к наличникам жалюзи. Порылся в кухонном столе и нашел там консервный ключ. Орудуя им, мне удалось снять жалюзи. Дальше все было просто. Я обогнул дом и на перилах крыльца увидел свой пистолет. Я сунул его подмышку и пошел к своей машине.

Оглавление