4

На следующее утро, пребывая в жутком настроении, Ребекка вошла в соседнюю с кабинетом Бизера комнату, в которой обычно работала.

Накануне вечером она допечатала все, что Райан нафантазировал, и поэтому очень удивилась, обнаружив на столе несколько новых кассет.

Что ж, значит, не ей одной не спалось сегодня.

Бекки вставила чистый лист в пишущую машинку и вздохнула.

За завтраком имя Эрвина не сходило с губ Ленор. Младшая сестра видела в нем доблестного рыцаря, прискакавшего на белом коне и готового одним взмахом волшебной палочки разрешить все их проблемы. Да плюс еще заодно осчастливить Бекки.

— Сегодня вечером я задержусь, — предупредила Ленор, беря школьную сумку. — У нас в хоре репетиция.

Ребекка обратила внимание, что сестра избегала прямого взгляда в глаза, и ее тревожило закравшееся в сердце подозрение. Что ж, нельзя больше откладывать неприятный разговор.

Стук входной двери известил о приходе миссис Стактон, экономки, помогавшей Ребекке по хозяйству.

И почему не объявили денежное вознаграждение тому, кто угадает, какую тему пожилая женщина выдвинет на обсуждение сегодня? — подумала Бекки, спускаясь в кухню.

— Уже слышала? — Миссис Стактон в цветастом фартуке заваривала чай. — Бедный мистер Даррел! Кто бы мог подумать? Не надо было им ездить во Флориду. Но теперь Ее Величество тоже возвращается. «Зовите меня «мадам», — передразнила она скрипучий голосок Брэнды. — Тоже мне, «мадам»!.. Мистер Даррел лежит при смерти, а эта эгоистка приказала моему старику приготовить теннисный корт.

— Говорят, мистер Лестор быстро идет на поправку, — заметила Ребекка, пытаясь не поддаться искушению, посплетничать насчет Брэнды вместе с экономкой.

— Уж, конечно, не благодаря ее заботам и поддержке. Хотя так оно и лучше. От ее «ухаживаний» у мистера Даррела только бы рецидив случился, что этой ведьме на руку. Уже, наверное, примеряет траурное платье.

— Миссис Стактон, как вы можете?..

— Я говорю то, что думаю, — величественно изрекла пожилая дама. — Мистер Стактон очень любит их парк и никогда его не забросит, но что касается меня, то увольте! Ни за что не соглашусь снова заниматься уборкой у них в доме, даже если эта кикимора утроит мое жалованье, что, конечно, вряд ли.

Экономка, не скупясь, налила заварки, плеснула горячей воды себе в кружку и добавила две ложки сахара.

— Настоящий чай, вот это я понимаю, — она вдохнула его аромат, — а не вонючие помои, которые пьет наша «мадама из Амстердама». — Миссис Стактон сделала глоток и удовлетворенно кивнула. — Ну ладно, я пошла. Мистер Бизер попросил меня приготовить свободную спальню к приезду гостей. Что ж, давно уже пора немного оживить этот старинный замок.

И с кружкой в руке седовласая, дородная женщина чинно удалилась.

Ожидая, пока заварится кофе для Райана, Ребекка заглянула в почтовый ящик. Разбирать корреспонденцию Бизера, не такое уж сложное занятие. Приглашения на интервью отклонить, а деловую переписку и счета в открытом виде, личные письма в закрытом виде — все это ему на стол. Остальное, в корзину для мусора.

Обычно Бекки не обращала внимания на приходившие письма, но сегодня она выделила дорогой розовый конверт, адрес на котором написан, без сомнения, женской рукой. Ребекка тут же вспомнила, что точно такой же уже приходил на прошлой неделе…

О, ради Бога! — раздраженно оборвала она себя. Можно подумать, ты по-настоящему с ним помолвлена. Ведь ничего не изменилось. Никаких личных отношений между вами нет, так что не существует и причин для любопытства. А уж тем более для ревности.

Сложив рассортированную почту на поднос с кофе, Ребекка понесла все в кабинет своего шефа.

Из-за двери не доносилось ни звука. Бекки слегка постучала. Ответа не последовало. Немного озадаченная, девушка заглянула в комнату.

Обстановка здесь теперь совсем другая, не та, что при Уолтере Кармаке. К тому дню, когда дом выставили на продажу, вся мебель в основном уже была распродана. Райан Би-зер внес в Мэнтра Хилл свой стиль и изменил особняк до неузнаваемости. К явному недовольству Ленор. Это стало их первым камнем преткновения.

Сама же Бекки восприняла перемены положительно. Чем меньше вещей напоминает им о прошлом, тем лучше.

Эта комната была теперь светлее и более походила на рабочий кабинет. Вдоль стены с окном в углу растянулись книжные полки, а слева, перед камином, величаво раскинулся длинный старинный диван. Позади него, вместо массивного рабочего стола с резными ножками, встал простой письменный стол, на котором скромно приютились канцелярские принадлежности. Кожаное кресло, отдыхавшее подле стола, специально было сконструировано для Райана и оснащено дополнительной опорной стойкой для его пострадавшего позвоночника.

Обычно к этому времени мистер Бизер уже сидел на месте, и вовсю работал, записывая на диктофон тексты сценариев. Но сегодня утром кресло пустовало. Бекки в растерянности опустила поднос на стол. Хотя чему удивляться? Она же сама составляла расписание его деловых встреч и точно знала, что на этот час у Райана сегодня ничего не назначено.

Может, он заболел? — с тревогой подумала Ребекка, вспоминая комментарии сестры по поводу несварения желудка вчера вечером. Тогда бы он попросил ее вызвать врача.

Осторожно в комнату прокрался веселый солнечный луч. Однако шестое чувство подсказало Бекки, что они с этим проказником здесь не одни.

Легкими, почти неслышными шагами девушка подошла к дивану и заглянула за высокую спинку. Там, раскинувшись на подушках, лежал Райан, его глаза были закрыты, дыхание казалось тихим и ровным.

Ну вот, на тебе, приехали! — изумленно подумала Бекки и, обойдя на цыпочках диван, стала, завороженно наблюдать за мужчиной, с которым вчера обручилась. Райан Бизер был все в той же одежде, что и накануне вечером.

Во сне он выглядел гораздо моложе, черты лица расслабились и казались мягче. Шрама не было видно, поскольку Райан лежал как раз на той щеке, на которой находилось это напоминание о несчастном случае. Длинные ресницы, слегка загнутые на концах, отбрасывали тень на загорелые скулы, а чуть приподнятые уголки губ, производившие иллюзию мальчишеской улыбки, создавали впечатление, что ему снится что-то приятное.

Бекки стояла в нерешительности. Еще никогда она не оказывалась в подобной ситуации. Что же ей делать? Разбудить его или оставить все как есть? Если он не спал всю ночь, ему определенно нужен отдых.

— Решайте же быстрее, Ребекка. А то ваши колебания совсем меня с ума сведут, — раздался низкий, хрипловатый голос.

Бекки чуть не подпрыгнула от удивления.

— Вы уже проснулись?

— Я чутко сплю. — Райан сел, слегка поморщившись. — Старая привычка, сохранившаяся еще с тех пор, когда делал репортажи с горячих точек… Всегда быть начеку, если кто-то подкрадывается к тебе.

— Я не подкрадывалась, — запротестовала Бекки, — я принесла вам кофе и почту, как обычно. А если вы услышали, что я зашла, зачем притворялись спящим? — спросила она, чувствуя себя довольно глупо.

В его глазах заиграли озорные огоньки.

— Может, надеялся, что вы разбудите меня поцелуем.

— Вы бодрствовали всю ночь? — Ребекка решила проигнорировать его замечание.

— Иногда случается, что мне не спится. — Райан осторожно поднялся на ноги и потянулся. — Вчера я не очень устал, у меня накопилось много мыслей, и я пошел прогуляться по саду… — Он немного помолчал. — Кстати, у вас вчера был гость?

— Да, был. А это запрещено? И почему вы шпионили за мной?

— Я не шпионил, — сказал он примирительным тоном. — Просто, как любому хозяину, мне интересно, кто находится у меня дома, когда уже полночь на дворе. — Бизер налил себе кофе. — Надеюсь, он не доставил вам неприятностей?

— Неприятностей? — переспросила Бекки. — Почему вы так решили?

Да и какая разница, их и так у нее много, одной больше, одной меньше.

— Я подумал, это парень Ленор, по поводу которого вы так переживали вчера за ужином.

— А-а. Нет. Это Эрвин Лестор, мой старый друг.

— Лестор? — Райан нахмурил брови. — А он не родственник вчерашней эффектной дамы?

— Можно и так сказать. Он ее пасынок. Его отец недавно перенес инсульт, и они всей семьей решили вернуться домой. А Эрвин приехал пораньше, чтобы обустроить Сансет-парк так, чтобы там можно было свободно передвигаться на инвалидном кресле.

— А заодно возобновить старые знакомства?

— Да, вполне естественно. Никогда не слышала, чтобы это причиняло кому-то вред.

— Это зависит от того, с кем возобновляют знакомства, — мягко заметил Райан.

— Вы полагаете, наша псевдопомолвка дает вам право претендовать на мое безраздельное внимание?

— Я ни на что не претендую. Пока. — Райан допил свой кофе и поставил кружку обратно на поднос. — Но если такое произойдет, у вас не останется в этом никаких сомнений. — Дав Ребекке несколько секунд переварить услышанное, он продолжил: — Как ваш разговор с сестрой? Пришли к разумному решению?

С каким удовольствием она потребовала бы, чтобы он не лез не в свои дела. Но после того как всего двенадцать часов назад сама изливала ему душу, понимала, что подобное предложение будет неуместно.

— Вчера не удалось выбрать подходящее время. Сегодня вечером поговорю.

— Если еще какие-нибудь старые друзья не заглянут проведать, — саркастично заметил Бизер. — Знаете, Ребекка…

Он остановился на полуслове. Бекки удивленно взглянула на Райана. Тот держал в руках таинственный розовый конверт. Его лицо показалось окаменевшим.

— Что-то не так?

Если он позволяет себе шпионить, почему бы и ей не удовлетворить свое любопытство.

Райан взглянул на Бекки, как и вчера: так, будто он ее не узнал. Такое впечатление, словно его мысли улетели куда-то далеко, и это их путешествие не из приятных.

— Все в порядке, — безучастно ответил он. — Кроме того, что мне надо принять душ, побриться и переодеться. А вам сегодня придется дольше, чем обычно, стучать на машинке.

— Да, конечно. Похоже, ночная прогулка в саду оказалась очень… ммм… плодотворной.

— Да, — согласился Райан. — Со мной такое бывает. Иногда.

Ребекка подошла к двери, соединяющей кабинет Райана с ее рабочей комнатой. На мгновение она оглянулась и заметила, как Бизер сунул несчастный конверт в карман брюк. Лицо его при этом напоминало ледяную маску.

Очевидно, информацию, скрывающуюся в этом розовом конверте, ему надо было обдумать в одиночестве.

Бекки еле слышно закрыла дверь и села за пишущую машинку. Все происходящее в личной жизни босса ее совершенно не касается! — в сотый раз напомнила она себе.

В то утро Ребекка никак не могла сосредоточиться. Она несколько раз ошибалась, и приходилось печатать страницу заново. К тому же ее раздражал сюжет, который уже достиг кульминационного момента, некоторые сцены в нем показались девушке особенно жестокими.

Что это со мной? — недоуменно думала она. С каких это пор я стала вдруг сверхчувствительной?

Когда наконец, последняя страница была допечатана, Бекки с облегчением потерла глаза руками и откинулась на спинку стула.

В комнату просунулась седая голова миссис Стактон.

— Гость, — театральным шепотом возвестила экономка.

— О, я совсем забыла спросить у него об этом… — Бекки поднялась со стула. — Комната готова?

— Нет, не тот гость. — Миссис Стактон махнула рукой. — «Мадама из Амстердама» соизволили пожаловать. Они сейчас с мистером Бизером в гостиной. Он тебя звал.

У двери в гостиную Бекки пригладила волосы, глубоко вздохнула и, стиснув зубы, вошла.

Райан в джинсах и белой футболке стоял, облокотившись на каминную полку.

Бренда разложила несколько метров своего шелкового платья янтарного цвета на диване-канапе напротив.

— Вот такая неблагодарность, никто не захотел помочь ухаживать за мужем, — жаловалась посетительница. — Так что мне пришлось обратиться в одно из агентств милосердия в Лос-Анджелесе, чтобы нанять сиделку.

— У вас, наверное, гора с плеч свалилась, — с серьезным видом сочувствовал Райан. Он, взглянул на вошедшую Бекки. — Милая, у нас гость. Будет не очень любезно с нашей стороны не предложить миссис Лестор пообедать с нами.

— О, я совсем не хочу доставлять вам лишние неудобства, — Бренда захлопала ресницами. — Я и так прервала ваш тет-а-тет. — Затем, окинув взглядом, простенькое синее платье Бекки, она добавила: — Сегодня у тебя стиль а-ля экономка, дорогая?

— Именно за это мне и платят, — легко парировала Ребекка. — Омлет с грибами подойдет?

— Если честно, я больше предпочитаю омлет «Фламенко», — радостно ответила гостья. — Но с удовольствием попробую и твое изобретение, Бекки, дорогая.

Холодильник на кухне был забит. Паштеты, сардины, цветная капуста, баранья ножка, маслины и прочие продукты с нетерпением смотрели на Бекки, словно спрашивая: «Когда же моя очередь?»

Девушка достала шампиньоны, нарезала ветчину, помидоры, потерла сыр, покрошила лук, укроп, салат, разбила яйца в миску и веничком стала их взбивать.

— Все под контролем? — Неожиданно в дверях вырос Райан.

— Омлет — определенно, — жестко ответила Ребекка. — Но за самообладание не ручаюсь.

Бизер прижался спиной к дверному косяку.

— Воспринимайте это, как крещение огнем.

— Предпочитаю ходить без ожогов. — Ребекка выдохнула, пытаясь успокоиться. — Думаю, вы извините меня, если я не присоединюсь к обеду.

— Тогда подумайте еще раз, — мягко сказал он. — А потом поставите в столовой еще один прибор. Я уже говорил вам, что рассчитываю на то, что моя жена будет вместе со мной принимать гостей.

— Я вам не жена, — сквозь зубы огрызнулась Бекки.

— Миссис Лестор считает, и, кстати, благодаря именно вам, Ребекка, что вы скоро ею станете. Так что накрывайте на троих без лишних вопросов.

Бекки вызывающе подняла подбородок.

— Это приказ, сэр?

— Так точно, мэм.

У него еще хватает наглости весело улыбаться.

— С этой стороны я вас еще не видел, — протянул Райан, усаживаясь за стол ближе к ней. — Все эти месяцы вы вели себя вежливо, были тихой, словно мышка, а теперь…

— Превратилась в крысу? — предположила она.

Райан рассмеялся.

— Мое воображение, нарисовало мне животное из семейства кошачьих. Скорее тигрицу.

Бекки опустила глаза на яичную пену в миске. Ей не нравился такой поворот разговора. То ли интонация Райана, то ли почти полное отсутствие дистанции между ними выводили ее из равновесия.

— Если вы действительно не хотите, чтобы ваша гостья сидела голодная, вам лучше мне не мешать. — Слова прозвучали резче, чем она предполагала.

— Ну что ж, вы уже показали свои коготки, Бекки, — медовым голосом размышлял Райан вслух. — А теперь мне интересно, умеете ли вы мурлыкать?

Миска с яйцами выскользнула у нее из рук и с грохотом упала на пол, когда он решительным, не допускающим возражения движением притянул Ребекку к себе. Одна его рука стальным обручем обвила девушку за талию, другая скользнула вниз и легла на бедро, познавая его очертания.

Бекки открыла рот, чтобы возмутиться, но Райан подавил невысказанный протест, накрыв ее рот своими сильными губами. Сначала он медлил, словно желал познать ее губы на вкус, дразнил, смакуя их. Провел языком по ним, затем по влажно белеющим зубам, и наконец нежно дотронулся до кончика ее языка.

Она ощутила жаркую вспышку, сладкое потрясение, повергшее ее в безвольный трепет, когда его язык проник глубже, в сладостные тайники ее рта. Перед глазами у Бекки с калейдоскопической быстротой мелькали какие-то яркие, разноцветные узоры, все время меняясь, но не уходя за пределы магического круга. Ей показалось, что у нее совсем нет костей, колени ослабли так, что она беспомощно повисла на Райане, обвив руками его шею.

И в следующий миг все изменилось. Он еще крепче прижал девушку к себе, целуя все более жадно, неистово, с требовательной неутолимостью, уже не делая скидок на то, что это их первый такой интимный контакт.

Он целовал ее так, как будто от этого зависела вся его жизнь, упивался сладким нектаром ее губ подобно путнику, блуждавшему по знойной пустыне несколько дней без воды и добравшемуся наконец-то до оазиса. В этом самом уравновешенном человеке на земле не осталось ни мягкости, ни хладнокровия, только острая потребность, заставляющая забыть о нежности, предупредительности. Словно неведомая сила прорвала плотину его сдержанности. И теперь саму Бекки подхватил и уносил вслед за собой стремительный поток его безудержной страсти.

Утонув в своем собственном желании, о существовании которого Ребекка даже не подозревала, она зарылась пальцами в его волосы, ее набухшие соски уткнулись в мускулистую грудь Райана.

Она наслаждалась его мужским запахом, вдыхала его, а мир вокруг ходил ходуном на головокружительной скорости. Жар, исходивший от его тела, проникал под тонкую ткань ее платья, обжигал кожу. Кровь горящей лавой бежала по венам, а сердце готово было выскочить из груди.

И вдруг в следующий момент, будто кто-то щелкнул выключателем, и магия растаяла. Плотное кольцо его рук разомкнулось, Бекки снова была свободна. Споткнувшись, она отступила назад, потом еще и еще дальше. Ребекка смотрела на Райана широко открытыми глазами, не слыша ничего вокруг, кроме своего сбившегося дыхания и его шумных вдохов и выдохов. Рука инстинктивно потянулась к распухшим губам.

— Зачем? — прошептала она. — Зачем вы это сделали?

— Затем, что нас обоих мучило любопытство. — Его грудной голос лениво разливался тягучей карамелью, а от едва слышной хрипотцы у Бекки побежали мурашки. — Теперь мы его удовлетворили. Кроме того, нашему обручению не хватало… остроты, так сказать, иначе всевидящая миссис Лестор почуяла бы подвох.

— Что вы имеете в виду?

— Обычно, когда двое собираются пожениться, они не могут оторваться друг от друга. — Райан пожал плечами. — Ваша холодность и безразличие во взгляде совершенно не делали мне чести, как мужчине. Теперь у вас, по крайней мере, хоть глаза горят.

— Вы полагаете, это подходящее объяснение тому, что вы позволяете себе распускать руки?

Ноги ее не держали, внутри у Бекки все тряслось. А он… Для него это всего лишь маневр?

Райан поднял брови, его взгляд вдруг стал сурово отстраненным.

— Значит, я распускаю руки? Тогда разрешите напомнить, моя милая лицемерка, что это именно я остановился. Если бы не гостья в соседней комнате и не пожилая экономка, свободно разгуливающая по дому, все могло бы закончиться по-другому. И вы бы вовсе этому не противились. — Он холодно улыбнулся, словно незнакомому человеку. — Не буду больше мешать, вам готовить обед.

Когда Бизер ушел, Бекки опустилась на стул и обхватила голову руками. Наплевать бы сейчас на неприготовленный обед, собрать чемоданы и бежать отсюда без оглядки! Искушение слишком велико, но девушку останавливал контракт по найму, который она подписала. Вряд ли Бизер, так просто отпустит свою секретаршу.

Так что ей еще некоторое время придется потерпеть этот кошмар, прежде чем она сможет уйти отсюда на законных основаниях.

Ребекка застонала. Еще двадцать четыре часа назад она была вполне довольна своей жизнью. Не то, чтобы счастлива, но смирение приносило определенный покой. Теперь же все закружилось и потонуло в каком-то хаосе.

И хуже всего то, что последние слова Райана не так далеки от истины. Первый раз в своей жизни Ребекка хотела получить от мужчины все, что тот мог ей предложить, даже больше. И отдать ему всю себя взамен…

Если бы он не остановился, подумала Бекки и вздрогнула.

Нет, больше она не подпустит Райана так близко к себе, снова воплотившись в вежливого, рационального работника, в обязанности которого входит наполнение холодильника, контроль над порядком в доме и печатание сценариев. Для своей преемницы она оставит все дела в полном порядке, Бизеру не в чем будет ее упрекнуть.

Ребекка вымыла пол. Брызги от яиц попали и на платье, но у нее не было времени переодеться. Да и какая разница, как выглядит безликая служанка? Надо только причесать растрепанные волосы и скрыть другие очевидные знаки поцелуя Райана.

Бекки разогрела овощной суп и внесла супницу в столовую.

— Ммм… Очень вкусно, — одобрила Бренда. — Я и не подозревала, что ты умеешь готовить, дорогая.

— Еще год назад я и сама не подозревала, — отреагировала Бекки. — Жизнь заставила.

— Да, конечно. — В голосе Брэнды слышалось столько сочувствия и понимания, что Ребекка еле сдержалась, чтобы не плеснуть суп из своей тарелки в лицо гостье. — А уборка! У вас ведь раньше всегда была экономка. Ты, наверное, совсем измоталась с непривычки.

— О, а ты разве не заметила миссис Стактон? — простодушно поинтересовалась Бекки. — Она — настоящее сокровище.

— У меня о ней несколько иное мнение. — В голосе собеседницы послышались резкие нотки. — И будь моя воля, я бы уже давно избавилась от ее невыносимого грубияна-мужа, только Даррел почему-то не разрешает мне уволить этого старого глупца.

— Возможно, потому, что мистер Стактон один из прекраснейших садовников на юго-западе Калифорнии и их семья вот уже несколько поколений работает у Лесторов, — задумчиво прокомментировала Ребекка. — Еще хлеба?

Но Бренда пока не собиралась заканчивать свою словесную экзекуцию.

— Да, как, должно быть, тяжело прислуживать в собственном доме. Хотя у тебя все удачно сложилось. Жаль, бедный мистер Кармак не дожил до этого дня! Какая трагедия! Хотя Даррел предвидел крах. Мой муж очень проницателен в таких делах. И все же твой отец мог бы выкрутиться. Он ведь умел выживать.

И, оставив Бекки наедине с немой злобой, она повернулась к Бизеру.

— Как вам здешние места? Не страшно кануть в безвестность в этом захолустье?

— Отнюдь. Скорее наоборот. Мэнтра Хилл мне идеально подходит. Здесь я нашел тишину и покой, — с холодной учтивостью ответил Райан.

— И свою Золушку, — подхватила Бренда. — А вот я бы сюда ни за что не вернулась, если бы не несчастье, случившееся с Даррелом. Но он сразу так начинал волноваться, когда я предложила остаться во Флориде, что мне ничего не оставалось, как согласиться. Но как приятно было обнаружить, что жизнь здесь стала более увлекательной. Ведь у нас теперь такой талантливый, знаменитый сосед!

— Ребекка вам первая расскажет, какую скучную жизнь я веду, — протянул Райан. — Хотя иногда выдаются очень даже захватывающие моменты.

Бекки, заметив лукавые искорки в его глазах, от бессилия сжала под столом кулаки.

Но, слава Богу, Бренда уже устала отпускать язвительные замечания в адрес Ребекки и переключилась на болезнь мужа, всячески выпячивая собственные заслуги по уходу за ним. Послушать ее, можно подумать, что Бренда Лестор представляет собой смесь Флоренс Най-тингейл и матери Терезы.

Бекки удалилась готовить новый омлет, по поводу которого Бренда тоже не скупилась на комплименты.

— Жаль, я не знала, что Бекки ищет работу, — вздохнула она. — А то я бы увела ее у вас, Райан. Но теперь, боюсь, уже поздно. Отчаянный способ привязать ценную работницу к себе — сделать ей предложение. Хотя я понимаю, что вы не хотите ее терять.

— Бекки не только ценный работник. К счастью, у моей невесты много других талантов. — Он послал в сторону Ребекки многозначительный взгляд.

— О, не сомневаюсь! — Бренда наклонилась через стол, словно собираясь поведать какую-то тайну. — Бекки вам уже рассказывала? Несколько лет назад она встречалась с моим пасынком и буквально околдовала бедного юношу. Ах, она тогда была совсем еще ребенком, но развита не по годам. Вы еще не знакомы с Эрвином?

— Нет, — ответил Райан задумчиво. — Но, кажется, видел его издали.

Вилка Брэнды звонко стукнула по тарелке. Миссис Лестор промокнула салфеткой алые губы.

— Да? Как же?..

— Вчера вечером он зашел навестить Бекки и ее сестру. А я как раз гулял в саду, когда он уходил.

Улыбка Брэнды стала такой натянутой, казалось, еще чуть-чуть и ее губы лопнут.

— Подумать только, юноша не теряет времени даром. — Она положила ладонь с коралловыми ногтями на руку Райана. — На вашем месте я бы без промедления привязала Бекки к себе.

Насколько помню, ваша невеста была без памяти влюблена в Эрвина. Когда вы планируете объявить о помолвке?

— Никогда.

Это слово вылетело прежде, чем Ребекка успела что-либо сообразить. Черные брови Брэнды поползли вверх.

— Бекки имеет в виду, что мы не хотим устраивать из этого грандиозного событие, — исправил положение Райан. — Сообщим только близкому кругу друзей.

— Но вы хоть кольцо ей подарите? Называйте меня старомодной, но я считаю, эту традицию нельзя игнорировать.

«Традиция» Брэнды представляла собой огромных размеров бриллиант. Бекки всегда удивлялась, как той удается ходить, не накренившись на один бок под его тяжестью.

— Здесь я с вами полностью согласен, — любезно отозвался Райан. — Я как раз планировал взять Бекки сегодня в Глендейл, чтобы исправить это упущение. Я договорился, чтобы мистер Ланджелла приготовил для нас свою ювелирную коллекцию, дорогая, — добавил он, поворачиваясь к Ребекке.

— Ну что ты, милый, зачем столько ненужной суеты? — натянуто возразила девушка.

— Я выберу для тебя колечко с самым маленьким камешком, ласточка моя.

Бренда быстро поднялась.

— Не буду больше вам надоедать. Оставлю двух голубков наслаждаться обществом друг друга. И удачных покупок! — пожелала она. — На десерт я не останусь, хотя эти фрукты такие соблазнительные. Всего хорошего, Райан. — Она пожала ему руку. — Надеюсь, скоро увидимся.

— Уверен.

— Пока, Бренда! — Бекки старалась, чтобы ее голос не звучал чересчур весело.

У входной двери гостья развернулась к ней.

— Мой тебе совет, дорогая, вытяни из этого мешка с деньгами столько, сколько сможешь, пока он позволяет, — бесцеремонно кинула она. — Потому что твое везение не будет длиться вечно. Бизер приехал сюда отвлечься, оправиться после разрыва с Лореттой Бейли. И как только он поймет, что несколько шрамов и трость нисколько не уменьшили его сексуальность, он сразу же забудет о тебе.

— Полагаюсь на твой опыт, Бренда. С тобой, наверное, уже не раз, такое случалось, — презрительно съязвила Ребекка. — Счастливо.

Бекки закрыла дверь и прислонилась к стене, пытаясь справиться с негодованием и внезапным приступом разочарования.

Бренда Лестор — первоклассная стерва, и просто глупо обращать внимание на все ее подковырки. Тем более что помолвка с Райаном, всего лишь фарс… Так почему Бекки вообще должна как-то реагировать на слова этой женщины?

Оглавление

Обращение к пользователям