5

Ребекка вернулась в столовую в предвкушении серьезного разговора и была несколько разочарована, когда никого там не застала.

Поджав губы, она начала убирать со стола. Девушка до сих пор никак не могла привыкнуть к тому, с какой стремительной скоростью развивались последние события. Но одно абсолютно очевидно, — она покинет Мэнтра Хилл при первой же возможности.

Убрав тарелки и кружки на место, Ребекка остановилась у окна. Открывавшийся взору чудесный вид на березовую рощу она знала и любила с детства. Конечно, будет не легко расстаться со всем этим, но у нее нет выбора. Ее чувства и эмоции совершенно вышли из-под контроля, и это пугало.

Какое имя упомянула Бренда? Лоретта… Лоретта Бейли. Странно, почему-то оно показалось Бэкки знакомым. Невероятно, она уже столько времени работает на Райана Бизера, а только сейчас узнала, что у него были серьезные отношения с кем-то.

Вздохнув, Ребекка вышла из кухни и направилась в свою рабочую комнату, где написала заявление об уходе. Она оставит конверт с этой лаконичной запиской у Райана на столе, чтобы тот сразу нашел его, как только вернется с прогулки по саду… Или же поднимется из цокольного этажа, который переделан теперь в спортзал… Или просто выйдет из своей спальни. Может, сегодня Райан решил устроить себе послеобеденный отдых.

Как бы Ребекка ни пыталась представить себе, где может быть ее босс, она никак не ожидала найти его в своем кабинете. Райан тоже задумчиво смотрел в окно.

— Ох, — опешила Бекки, — я не знала…

— Проблемы?

— В общем, нет. Просто…

Она посмотрела на сжатый в руке конверт. Передать заявление об уходе ему лично, из рук в руки, не входило в ее планы.

— Это мне? — Бизер протянул руку. — Что это?

— Уведомление об уходе через четыре недели. Как раз истекает срок контракта.

Райан открыл конверт и с невозмутимым лицом ознакомился с его содержимым.

— Могу я поинтересоваться, что заставило вас принять такое решение?

Бекки с деланным безразличием пожала плечами.

— Много разных причин.

— Надеюсь, то, что произошло в кухне, не одна из них?

— Нет… Да… Отчасти.

— Это был всего лишь поцелуй. Не поверю, что вы оскорблены до глубины души, — сухо отрезал Райан.

Всего лишь поцелуй?! Ее еще никто так не целовал!

— Начальники и подчиненные обычно не целуются.

— Если вы ждете извинений и слов раскаяния, то зря, — заявил он. Затем с вежливо-холодной учтивостью поинтересовался: — Уже есть что-то на примете?

— Пока нет. — Бекки старалась, чтобы голос звучал ровно. — Но что-нибудь найду.

— Несомненно! — Его рот скривился. — Вы же ценный работник.

Это все, что он хотел сказать?

— Хотите, я дам объявление, чтобы найти себе замену?

— Не стоит. Я обращусь в агентство. Райан молча глядел на листок бумаги у него в руках. Затем поднял глаза и едва заметно улыбнулся.

— Вы, таким образом, мне тонко намекаете, что не выйдете за меня замуж?

Бекки закусила губу.

— Я никогда не собиралась за вас замуж. Вы и так это знаете.

— Жаль. — Бизер пожал плечами. — В этом был смысл. Я надеялся, вы тоже так считаете.

— Мне тоже жаль. Но я не склонна рассматривать брак с точки зрения выгоды.

— А-а, — тихо протянул он. — Вы принимаете только брак по любви?!

— По-вашему, это так уж невозможно?

— По-моему, все зависит от того, где искать любовь. Говорят, когда ищешь очки, тронь переносицу, — бросил он небрежно, взглянув на часы.

Дает понять, что разговор закончен, подумала она. Уведомление об уходе принято и уже считается историей. Но почему она чувствует себя как воздушный шарик, из которого вышел весь газ?

— Я вас задерживаю?

— Через час мы едем в ювелирный магазин мистера Ланджелла, — сообщил он таким тоном, будто проинформировал о встрече с очередным режиссером. — Я подумал, у вас есть еще дела, которые надо закончить до того времени.

— Ювелирный магазин мистера Ланджелла? — эхом откликнулась Бекки. — Кажется, я не совсем понимаю.

— Мы едем за обручальным кольцом. Я же упоминал за обедом.

— Но мне и в голову не могло прийти, что вы все это серьезно.

— Я редко говорю несерьезно. Пора бы уже заметить.

— Но я же увольняюсь. И вы с этим только что согласились. Какой смысл продолжать нелепое представление?

— Мы сыграем свои роли до конца, — мягко, но непреклонно заявил Бизер. — А через месяц устроим бурную ссору. Или просто мирно разойдемся, ссылаясь на непреодолимые разногласия. Выбор за вами.

Ребекка бросила на упрямого мужчину суровый взгляд.

— Я выбираю… остановиться прямо сейчас.

— В списке предлагаемых вариантов такое решение не значится. Кроме того, вы скоро будете искать работу, и вам, естественно, пригодятся хорошие рекомендации. Так что придется отрабатывать оставшиеся четыре недели на моих условиях.

— Это шантаж, — тихо выдавила из себя Бекки.

Райан улыбнулся.

— Расценивайте лучше, как прагматизм. Если бы дело касалось одной Ребекки, она бы послала Райана Бизера с его глупыми выдумками ко всем чертям. Но она несла ответственность за младшую сестру, у которой на носу выпускные экзамены. Бекки никогда не простит себе, если по ее вине они останутся бездомными.

Девушка учтиво кивнула и произнесла бесцветным голосом:

— Хорошо, я согласна.

— Ну же, выше нос, Ребекка! — продолжал издеваться Райан. — Всего лишь четыре недели. Вы и оглянуться не успеете, как они пролетят.

Не успею оглянуться?

— Но я не буду носить кольцо.

— Боюсь, это не подлежит обсуждению, — отрезал Райан. — Думаю, это вполне предусмотрительно. Ведь вокруг столько… старых друзей. Но обещаю, кольцо будет с самым маленьким камнем, если вас это так сильно смущает.

Ювелирный магазин мистера Ланджелла занимал двухэтажное здание в самом конце Ботем-стрит, на месте которой несколько веков назад несла свои воды небольшая речушка, русло которой со временем пересохло. Но теперь по этому заасфальтированному руслу текла не вода, а деньги местных и заезжих клиентов, желающих приобрести золотые либо серебряные украшения. Магазин переходил по наследству от младшего Ланджелла к старшему вот уже несколько поколений. В уютном холле посредине лежал турецкий ковер, а вдоль стены на почтительном расстоянии от прилавка стояло несколько столиков, окруженных креслами, где покупатели могли в спокойной обстановке обсудить, на чем остановить свой выбор.

Первая пара сережек Бекки и жемчужное ожерелье, подарок отца на восемнадцатилетие, были куплены именно здесь.

Интересно, чьи шею и уши они теперь украшают? — с грустью подумала Ребекка, когда они заходили, и колокольчики над дверью возвестили о прибытии посетителей.

Бекки почувствовала сильное смущение, когда мистер Ланжделла провел их к столику.

— Мисс Кармак, как приятно вас снова здесь увидеть, особенно по такому радостному поводу.

— Спасибо, — пробормотала она, присаживаясь и заметив ироничную ухмылку Райана.

В следующий момент в холл внесли и поставили на стол шкатулку, из которой, словно освещенные солнцем, распространяли в разные стороны свои лучи переливающиеся драгоценные камни.

О Боже, даже самый маленький из них, должно быть, стоит несколько тысяч долларов! — оценила на глаз Бекки. Райан совсем свихнулся?

— Вот, взгляните, как вам этот солитер? — поинтересовался мистер Ланджелла.

Ребекка чуть не запротестовала, но вовремя опомнилась и с молчаливой покорностью протянула свою руку.

Один за другим, она перемерила их все: солитеры, бриллианты, алмазы, попутно выслушав комментарии ювелира о каратах, цветовых добавках и огранке. Все они, конечно, безумно красивые, но Ребекка не чувствовала, что это ее камни. Их невероятная красота пугала ее своей холодностью.

— Ни к чему не лежит душа, дорогая? — подначивал Райан. — Как тебе вот этот?

Он протянул ей кольцо с огромным солитером, царственно восседавшим в центре, а вокруг, словно свита короля, толпились бриллианты поменьше. По сравнению с ним даже обручальное кольцо Брэнды казалось жалким.

Ребекка негодующе взглянула на Райана, но язвительные слова замерли на губах, когда она увидела, что, несмотря на торжественно-серьезный вид, в его глазах плясали озорные чертики.

Уголки ее губ поползли вверх, и неожиданно для себя Ребекка рассмеялась. Райан тоже не удержался и присоединился к ней. Мистер Ланджелла с удивлением переводил взгляд с жениха на невесту и обратно.

— Возможно, мисс Кармак предпочитает цветные камни, — предположил он. — У меня есть хороший выбор изумрудов и рубинов.

Бекки собралась. Как у него это получилось? Еще ни с кем она не смеялась с таким удовольствием. И вроде ситуация не самая забавная, но что-то проскочило в их встретившихся взглядах, какое-то тайное взаимопонимание.

— Это так сложно! — Ребекка послала Райану очаровательную улыбку. — Нам обязательно нужно подобрать кольцо именно сегодня?

— Да, моя хорошая. — В его голосе послышались предостерегающие нотки, понятные только ей. — Именно сегодня.

— Ну, хорошо. Когда я заходила, то заметила у вас на витрине очень милое колечко. С аквамарином прямоугольной формы. Можно его померить?

Райан поднял брови.

— Разве аквамарин не считается полудрагоценным камнем?

— Одно время так и было, — тяжело поднимаясь, пояснил мистер Ланджелла. — Но теперь они стали редкими и соответственно более ценными. То кольцо на витрине относится к нашей антикварной коллекции. Просто прелесть!

Колечко скользнуло по пальчику Бекки и устроилось там так, словно именно это место и пыталось найти для себя за все время своего существования.

Райан, слегка нахмурившись, долго смотрел на камень.

— По-моему, оно больше похоже на обычное вечернее украшение.

— Да, для обручального кольца аквамарин — нестандартное решение, — осторожно согласился ювелир.

— Мне носить это кольцо, значит, мне и выбирать, — твердо заявила Ребекка. — Я хочу аквамарин.

Их взгляды скрестились. В глазах Бекки читался вызов. В конце концов, Бизеру пришлось признать свое поражение.

— Ну что ж, тогда мы берем его.

Мистер Ланджелла бережно опустил колечко в свою фирменную замшевую коробочку, очевидно полагая, что этот подарок будет преподнесен позже в романтической обстановке: цветы, свечи, шампанское.

Тогда как, пожалуй, единственной романтикой станет устроенная Ленор сцена.

В машине Райан достал кольцо из коробочки и повернулся к Бекки.

— Дай мне руку.

Он так легко переходил с «вы» на «ты» и обратно! Нехотя Ребекка послушалась, стараясь не обращать внимания на электрический ток, пробежавший вверх до плеча от его прикосновения.

Бекки любовалась нежным голубым сиянием. Потрогала камень, словно это талисман, который принесет ей удачу. Четыре недели! — вздохнула она. Всего четыре недели.

— Итак, — нарушил он молчание. — Почему именно это кольцо?

Бекки пожала плечами.

— Я сразу на него глаз положила. И потом, аквамарин — мой камень по гороскопу, они мне всегда нравились. Когда-то у меня был кулон… — Ребекка осеклась. С чего вдруг она так разоткровенничалась? Но все же продолжила: — Необыкновенно красивый. И тоже с историей. Его некогда носила одна баронесса. Антикварные вещи очень ценятся, так что не прогадайте, когда будете продавать это кольцо.

— Спасибо за заботу, — саркастично улыбнулся Райан. — Но я хочу, чтобы ты оставила его себе.

— Нет, я не могу… — начала было Бекки.

— Это подарок. Сувенир. Или, если хотите, награда за стойко переносимые страдания. — Он помолчал. — Так что же случилось с кулоном?

— Его продали. Наряду со всем остальным. Оставив нас практически среди голых стен. Да вы же сами видели, каким был дом.

— Видел, — серьезно, с оттенком грусти, согласился Райан. — То были тяжелые времена для вас.

Ребекка снова погладила камень, словно он придавал ей необходимую силу и энергию.

— Да. Но не драгоценности мне жалко больше всего. И не мебель. У нас на чердаке хранился мой игрушечный конь-качалка. Я видела, как чужие руки бесцеремонно дотрагивались до него, и еле сдерживала себя, чтобы не закричать и не вырвать его у них. Мне не верилось, что они заберут даже старые игрушки. Кому они нужны, кроме нас? Кроме моих будущих детей?

— Конфискация имущества — беспощадный процесс. — Его голос, мягкий от природы, сейчас звучал особенно нежно, он ласкал и убаюкивал.

Райан завел машину.

Зачем она все это ему рассказывает? Бекки никогда никому так широко и щедро не рас-крывала душу, даже Ленор. Так почему же теперь ее повело?

Подъезжая к дому, мистер Бизер изрек:

— Что-то совсем притихли. Надеюсь, я не воскресил самые печальные воспоминания?

— Нет, меня больше беспокоит ближайшее будущее, — уныло поведала Ребекка. — Как я скажу Ленор? И что именно мне ей сказать? Моя сестра не отличается тактичностью. Если ей что-то не нравится, она рвет и мечет.

— Скажите ей что угодно, кроме правды.

— Я не умею врать.

— Жаль, что она не платит вам взаимностью.

Бекки было нечего возразить на это. Но инстинкт требовал защитить сестру, поэтому она лишь бросила на Бизера гневный взгляд.

— Скажите ей, что сначала согласились выйти за меня из чисто денежных соображений. А позже, признайтесь, что вас замучила совесть и вы решили все это прекратить. Ленор вам поверит. Ведь по каким еще причинам женщина в здравом уме и светлой памяти согласится выйти замуж за Людоеда? — добавил он небрежно.

— О, так вы знаете! — от стыда Бекки опустила глаза.

— Я сразу догадался, что у вашей сестры не самое лестное мнение обо мне, но то, какое именно прозвище она мне дала, я узнал совсем недавно.

Наверное, услышал, когда Ленор высказывалась на его счет. Сколько раз Ребекка просила ее следить за тем, что говорит.

— Извините. Мне так стыдно за сестру! Она так молода, ей тяжело смириться с тем, что с нами случилось. И, наверное, вы стали для нее как бы символом всех наших несчастий. Хотя это, конечно, не оправдание.

— Особенно не переживайте по этому поводу, Ребекка. Могу себе представить, какими словами она будет меня называть, когда узнает, что скоро я стану ее зятем.

Пожалуйста, Боже, сделай так, чтобы все происходящее оказалось лишь глупым сном! Пусть сейчас зазвонит будильник, и я проснусь!

— Да, и еще, — продолжил Райан, когда они вышли из машины, — не хотелось бы добавлять вам лишних хлопот. Но ко мне на выходные приезжает сестра.

— Миссис Стактон упоминала, что вы ждете гостей. Она приезжает с семьей?

— Нет, на этот раз одна. Джим забрал детей к своим родителям. Так что, Кортни будет всецело в нашем распоряжении.

— И что вы ей о нас скажете?

— Скажу, что сделал вам предложение, и вы его приняли. Таков был план, если помните. — Райан иронично улыбнулся. — Кортни не терпится с вами познакомиться.

Не успела Ребекка войти в свою комнату, как Ленор, белая от ярости, набросилась на нее.

— Это правда? Я не верю! Этого не может быть! Скажи, что она врет!

У Бекки внутри все оборвалось. Ну вот, сообщила новость, как можно более мягко… Она попыталась выиграть время:

— А почему ты так рано? А как же хор?

— Что? — Ленор смотрела на сестру непонимающими глазами. Затем спохватилась. — А-а, репетицию отменили. Не переводи тему, Бек. Объясни мне, что все это значит?

— Успокойся. Кто врет и о чем?

— О тебе и об этом Франкенштейне, на которого ты работаешь. Мне сказали, что вы собираетесь пожениться.

— Кто тебе это сказал?

— Миссис Лестор. Бренда. Я стояла на автобусной остановке в Глендейле, а эта сирена проезжала мимо и предложила подвезти. Потом сказала, что вы помолвлены, да еще таким тоном, будто всем уже давно об этом известно. Я ответила, что она ошибается, но Бренда только рассмеялась. Бекки, скажи, что это неправда!

— Это правда. Мы с Райаном сами только что вернулись из Глендейла, покупали там кольцо. А вот что вы, леди, там делали? Если репетицию по хору отменили, почему было сразу не отправиться домой?

— Ты только послушай себя! — Ленор закатила к небу глаза. — Я не маленький ребенок. Могу ездить в город, когда захочу. — Она покачала головой. — Не могу поверить, Бекки. Как ты согласилась на такое? Это же отвратительно! Это пошло!

— Ты что! Говори, говори, да не заговаривайся! — Ребекка гневно посмотрела на сестру.

— Я говорю то, что думаю. Как ты можешь выходить за кого-то замуж, когда любишь Эрвина? Особенно если этот кто-то — Людоед. — Ленор передернулась. — Это даже хуже, чем предательство.

— Замолчи сейчас же! — Ребекка сама испугалась своего тона. — Не смей больше так называть Райана!

— Бекки! — испуганно пропищала Ленор.

— Я серьезно. Твое отношение к нему с самого начала оставляло желать лучшего. Он очень добрый и щедрый, и хочет заботиться о нас обеих. Так что с сегодняшнего дня, будь добра вести себя прилично!

— Но ведь Эрвин вернулся! — возопила Ленор. — Почему ты его не дождалась?

— Потому что он не просил меня об этом, — ровным голосом ответила Ребекка.

— Но ты не можешь быть влюблена в Райана Бизера. Ни за что не поверю!

— А я этого и не утверждаю. Наши отношения основываются на определенном взаимопонимании, — Бекки осторожно подбирала слова, — которое гораздо прочнее и надежнее всякой романтической чепухи.

— Неужели я слышу такое от тебя? — с ужасом прошептала сестра. — Это он тебе голову заморочил?

— Просто я стала реалисткой.

— Значит, Бренда права. Тебе нужны его деньги, а ему — бесплатная нянька. О, Бек, неужели ты опустилась до такого?

— Сядь и успокойся.

Ребекка отвела сестру на кухню и заварила чай.

— Мы с Райаном помолвлены, но не нужно делать из этого трагедию. И уж тем более не стоит слушать Бренду. На самом деле, мы просто осознали, что нас тянет друг к другу. Поэтому и решили сойтись и посмотреть, что из этого получится.

— А если ничего?

Ребекка беззаботно пожала плечами.

— Тогда мы расстанемся друзьями.

— Друзьями? — переспросила Ленор. — Когда это, Райан Бизер был нашим другом? Да ты вкалываешь на него как лошадь. Он просто хочет привязать тебя к себе, поскольку с возвращением Эрвина испугался, что тебе может прийти в голову, устроить наконец, свою жизнь. Он же мечтает сгноить тебя здесь. И ему абсолютно наплевать, что ты любишь другого. Этому айсбергу вообще чужды любые человеческие чувства.

Чужды человеческие чувства? На какой-то миг Бекки снова ощутила поцелуй Райана на своих губах. И приятное онемение разлилось по всему телу. Она вспомнила его безудержную страсть, которая разбудила в ней ответную реакцию.

Бекки сглотнула.

— Во-первых, мы еще пока не женаты. А во-вторых, мне уже достаточно лет, чтобы принимать решения. И пока я разбираюсь со своими делами, — сурово продолжала она, — чтобы больше никаких тайных вылазок по местным барам и ресторанам!

На вспыхнувшем лице Ленор, отразились чувство вины и злость.

— Это он тебе накапал? Вечно вертится в саду, как шпион.

— Это его сад, — напомнила Ребекка. — Между прочим, не он, а Дэвид Хёрзог, открыл мне глаза. А также упомянул, что видел тебя в обществе некоего молодого человека. Почему ты мне ничего не сказала, Ленор? Ты же знаешь, я всегда рада познакомиться с твоими друзьями.

— О, Бекки, перестань, — грубовато оборвала та сестру. — Ничего особенного. Не приставай.

— У него есть хотя бы имя?

— Том, — сдалась нехотя Ленор. — Том Оллред. Работает на автозаправке, недалеко от Глендейла.

Ребекка вздохнула, пытаясь подавить тревогу. Она рассчитывала, что это один из одноклассников Ленор.

— Где ты с ним познакомилась? Сестра уткнулась взглядом в стол.

— На дискотеке, в Глендейле, куда мы ходили с Шарон.

Это же было несколько недель назад, насторожилась Бекки. Выходит, сестра все это время тайно встречалась с этим парнем.

— Ленор, детка, — она пыталась говорить мягко, чтобы не выдать свой испуг, — у тебя скоро выпускные экзамены, от них столько зависит! Ты же не станешь делать глупости, не станешь рушить всю свою жизнь?

Ленор вскочила на ноги.

— Чья бы корова мычала, Бек. Ты сначала со своей жизнью разберись.

Она вылетела из кухни, громко хлопнув дверью.

Молодец! — пронеслось в голове у Бекки. Ты — прирожденный воспитатель!

А ведь сестра права. Ребекка попала в такую переделку, заблудилась в непроходимом болоте и теперь не знает, куда наступить, под какой кочкой твердая земля.

Столько раз она размышляла о том, как все могло бы сложиться, вернись Эрвин на неделю, даже на день раньше. А если бы он вообще не уехал тогда?

Бренда наверняка не преминула сообщить пасынку о помолвке и скорее всего позлорадствовала от души. Похоже, она взяла на себя задачу, растрезвонить об этом всему миру.

Но какой смысл, сидеть здесь, гадая о том, что могло бы быть. Реальность такова, что Райан Бизер прежде всего ее начальник, и рабочий день продолжается.

По пути в свою служебную комнату, в прихожей, у двери, Ребекка увидела средних размеров кожаный чемодан. Девушка нахмурилась. Она застала босса у него в кабинете. Райан, уже сменил прежнюю одежду на более официальную. На нем были темные брюки, белая рубашка, галстук и пиджак. И он складывал какие-то бумаги в портфель.

— Куда-то собираетесь? — Бекки с некоторым удивлением взирала на его движения.

— Да, звонила Ванесса Коул, — ответил Райан, продолжая складывать вещи в портфель. — Она сообщила, что режиссер хочет согласовать со мной некоторые изменения в сценарии. Поеду в Лос-Анджелес на пару дней.

— На пару дней? И где же вы там собираетесь остановиться? Я должна знать… на всякий случай, — поспешила она с оправданиями в ответ на его насмешливый взгляд.

— В своей старой квартире. Я не стал ее продавать, зная, что мне время от времени придется ездить в Лос-Анджелес.

В старой квартире! В той самой, где он жил с Лореттой Бейли? Наверняка там обитают воспоминания. Почему он выбрал именно этот момент, чтобы вернуться к ним?

— Вы так неожиданно, ни с того, ни с сего сорвались…

— Когда-то это был мой стиль жизни, — сухо отреагировал Райан. — Хотя звонок Ванессы как раз кстати. Я подумал, что слишком давлю на вас, так что теперь дарую вам свободу и время, чтобы все хорошенько обдумать.

Ребекка неподвижно стояла, наблюдая за сборами, а внутри у нее все молило: «Не уезжай! Не оставляй меня одну! Или возьми меня с собой!»

На какой-то момент Бекки показалось, что эти слова помимо нее сорвались с губ, и она в испуге потрясла головой.

— Вы поедете на поезде? — услышала она свой тоненький голосок.

— Нет, на машине.

— Но уже поздно, вы устали.

Его брови иронично поползли вверх.

— Бекки, ты опережаешь события. Мы еще только помолвлены, а ты говоришь уже как жена, — пропел он вкрадчивым голосом, опять незаметно переходя на интимное «ты».

Она закусила губу.

— Извините. Это не мое дело.

— И все же, тебя что-то тревожит. Несомненно, не только мое состояние. — Райан остановился и взглянул ей в глаза.

— Я только что поговорила с Ленор, — призналась Ребекка. — Боюсь, мои педагогические способности на нуле.

— Она заявила, что уже не ребенок?

— Вроде того.

— В принципе, так и есть. Хватит ее опекать, Ребекка. — В мягком голосе Райана послышалось легкое нетерпение. — Если Ленор поступит в университет и уедет отсюда, не собираешься же ты ехать вместе с ней, чтобы и там холить ее и лелеять.

— Я не…

— Разве? У нее все самое лучшее, что можно купить за деньги, а сама ходишь в одежде сэкондхэнд.

— Да как вы смеете? — чуть не задохнулась Бекки.

— Смею. Потому, что это правда, пусть даже и нелицеприятная. Ты бесконечно изводишь себя, пытаясь компенсировать Ленор то, что случилось совсем не по твоей вине. Но, по-моему, пришло время маленькому птенчику расправить крылышки и полететь самостоятельно. А тебе пора для разнообразия позаботиться и о самой себе. Или хотя бы позволить кому-то это сделать. Ты не можешь прожить жизнь за нее. У Ленор есть право на собственный выбор и на собственные ошибки.

— С каких это пор вы стали экспертом по вопросам воспитания?

— С тех самых, как мы с сестрой в ее возрасте испытывали родительское терпение. Ленор — не первая девушка, которая связалась не с тем парнем.

— Ленор познакомилась с Томом на дискотеке еще в День святого Патрика и молчала все это время. И он не просто парень из школы. Он механик на автозаправке.

— Значит, может себе позволить пригласить девушку в ресторан вроде «Спарклинг Мосс». В этом тоже своя прелесть. Но главное для нее сейчас — это тот факт, что сестра не одобряет ее знакомства. Запретный плод стал еще слаще. Пока что идет все нормально, без отклонений. Как она приняла известие о нашей помолвке?

— Сказать, что она не прыгала от радости, не сказать ничего.

— Тоже не неожиданность. Может, мое отсутствие и здесь поможет. Пусть страсти улягутся.

— Но ваша сестра приезжает.

— Я не забыл. Мы вместе приедем.

Бекки последовала за Райаном в холл, почему-то чувствуя себя потерянной.

— Приготовить что-нибудь особенное?

— На твое усмотрение. — Он развернулся и взял ее за подбородок. — Отдохни и расслабься. Тебе нужно сделать перерыв. Кстати, — бросил Райан уже у двери, — твои старые друзья, Лесторы, пригласили нас в субботу к себе на обед. Готовься. Я вернусь в пятницу после обеда. Думаю, ничего страшного в мое отсутствие не произойдет.

Когда его машина скрылась за поворотом, Ребекку поглотило звенящее молчание и чувство одиночества.

Просто я привыкла, что он всегда здесь, решила Бекки. Он стал частью всего, что я делаю.

Оглавление

Обращение к пользователям