6

Ребекка опустилась на нижнюю ступеньку лестницы в холле и обхватила себя руками. Образовавшаяся внутри пустота пугала ее и совсем сбивала с толку. Почему при виде его отъезжающей машины сердце у нее обливалось кровью?

Когда Эрвин сообщил о своем отъезде, Бекки ночи напролет плакала в подушку, но ей никогда и в голову не приходило проглотить свою гордость и умолять его остаться. А именно это ей хотелось сделать несколько минут назад.

И так бы она и поступила, с ужасом осознала Ребекка, если бы была уверена, что это возымеет эффект.

Девушка медленно поднялась, отгоняя от себя грустные мысли. Райан уехал, и его не будет до пятницы. Три ночи, два полных дня и еще утро. Точность подсчетов заставила Бекки содрогнуться. Должно быть, она сходит с ума. Или с возрастом стала реагировать на плохую погоду.

Мне надо использовать это время, чтобы подготовиться к будущему. К тому дню, когда я выйду в эту дверь, не оглядываясь назад.

Ребекка прошла в кабинет, сугубо его территорию, где все вокруг дышало Райаном Бизером. Раньше ей легко было убеждать себя, что он — совершенно чужой человек, всего лишь работодатель, и что он перестает существовать для нее, лишь только заканчивается рабочий день.

Теперь Бекки понимала, что дурачила себя. Потому что именно она знала этого «чужого человека», как никто другой. Знала, что его любимое блюдо — жареные овощи и что в кофе он добавляет две ложки сахара. Знала, что он спит на льняных простынях и предпочитает насыщенные серые тона мягким пастельным. Знала, что когда он думает, описывает круги по комнате, а журналы и газеты просматривает, начиная с последней страницы. Знала в конце концов, что его любимый цвет — зеленый, и он не является поклонником сериалов.

Она начинала чувствовать его настроение, определять, когда его можно оторвать от работы, а когда лучше не трогать. И даже распознавала, мучают ли его сегодня боли в спине, и насколько сильно…

Повернувшись, Ребекка заметила несколько обрывков бумаги в мусорной корзине. Присмотрелась и поняла, что это клочки утреннего розового конверта. На какую-то секунду в памяти всплыла его реакция и то, как Райан поспешно сунул его в карман брюк. Не это ли письмо послужило причиной его столь неожиданного отъезда в Лос-Анджелес?

Ненавидя себя, Бекки тщательно просмотрела все клочки, проверяя, только ли конверт он выбросил. Затем отдернула руку, словно коснулась раскаленного железа. Позор! Никогда в своей жизни она не опускалась до такого! Никогда не лезла в чужие дела.

А если бы там все-таки оказались обрывки письма, стала бы она их складывать в единое целое, чтобы удовлетворить любопытство? И только ли праздное любопытство двигало ею, или что-то еще? Может быть, ревность?

Ребекка вздрогнула.

Скорей отсюда! Куда-нибудь к людям, чтобы можно было поговорить и отвлечься, иначе мысли сведут ее с ума.

Когда Бекки пришла в свою часть дома, Ленор разговаривала по телефону.

— Да, хорошо, — звенел веселый голосок сестры. — Сейчас приеду. Пока.

Она увидела Ребекку, и тут же в ее глазах появился вызов.

— Звонила Шарон, — сообщила Ленор. — Мы договорились позаниматься у нее сегодня вечером. И я собираюсь остаться у нее ночевать. Если не веришь, можешь позвонить к ним домой и проверить.

— А я хотела сходить сегодня с тобой в пиццерию в Глендейле. Посидеть, поболтать, послушать музыку.

— В другой раз. — Ленор покачала головой. — Я немного отстала, и Шарон обещала мне объяснить материал. Или ты забыла, что у меня, как ты сама заметила, «скоро выпускные экзамены, и от них столько зависит!». И потом, не хочу мешать двум голубкам, которые хотят «построить отношения». Завтра увидимся! — уходя, бросила через плечо Ленор.

Да, не так-то просто будет наладить отношения с сестрой, уныло размышляла Ребекка, сидя в кухне и помешивая чай. Ну что ж, сегодня вечером я одна. Здорово! Наконец-то я могу делать то, что захочу.

Сегодня не будет споров о том, какую программу смотреть по телевизору, и не слишком ли громко Ленор включила музыку, и не пора ли ей вообще идти спать, так как завтра рано вставать в школу. Сегодня Бекки наконец-то понежится в ванне столько, сколько душе угодно, и настойчивый стук в дверь и капризное «ты что там, утонула?» не испортят ей удовольствия.

А также в ближайшие два дня у нее появилась возможность основательно заняться собой. Обидное замечание Райана о ее гардеробе вполне справедливо. Ведь изредка покупая что-нибудь себе, Ребекка куда больше уделяла внимания прочности материала, нежели фасону одежды.

Но если она собирается обратиться на Биржу труда и найти хорошо оплачиваемую, перспективную работу, ей придется всерьез взяться за свой внешний вид.

Бекки допечатала очередную порцию сценария, прогулялась в саду, поужинала и составила меню на две недели вперед. Выбор телевизионных передач оказался невелик: по одному каналу шла трансляция футбольного матча, по другому — фильм ужасов. Бекки не считала себя трусихой, но смотреть такое перед тем, как собираешься провести ночь одна в огромном пустом доме!.. Затем она попробовала почитать книгу, но сюжет ее не увлек.

Забавно, кисло подумала Ребекка, уныло перещелкивая радиостанции на приемнике и уже отчаявшись поймать хоть одну любимую мелодию. Она так мечтала о времени, когда сможет делать то, что вздумается. И вот оно пришло, а ей ничего не хочется, абсолютно ничего.

Придется, наверное, сегодня рано лечь спать. Бекки заперла парадную и заднюю двери и проверила, закрыты ли окна. Осталось только одно окно — в спальне Райана.

С замирающим сердцем Ребекка зашла в эту комнату. Здесь как-то особенно чувствовался характер этого мужчины. Никаких излишних убранств или отделок, никаких картин на стенах и цветочных горшочков на подоконнике, как во времена отца Бекки. Все чопорно и сугубо по назначению. Прямо как его сценарии, где тоже ничего лишнего. Только широкая кровать посередине представляла собой настоящее искушение. Повинуясь непонятному порыву, Ребекка опустилась на зеленое стеганое одеяло.

Вспомнив, какое было у Райана лицо во сне, она провела ладонью по наволочке, представляя, что касается его щеки. Вдруг до нее долетел легкий аромат его кокосового мыла. На какой-то момент Бекки показалось, что он здесь, незримо обнимает ее.

Ну и пусть, пусть ей никогда не суждено разделить с ним постель. Сегодня ночью, когда она одна в этом огромном, пустынном доме, словно на островке, затерянном в бескрайнем океане, сегодня ей просто необходимо остаться здесь, в его спальне. Иначе она закричит от отчаяния.

Все равно никто никогда не узнает. Раздевшись, Бекки скользнула под одеяло.

Когда девушка открыла глаза, вся комната была залита солнечным светом. Она лениво потянулась, удивляясь, кто это раздвинул шторы. В следующую же секунду полностью стряхнувшее последние остатки сна сознание напомнило Ребекке, где она находится.

Ахнув, Бекки кинула взгляд на будильник. Десять часов.

— О, нет, — простонала она, впопыхах натягивая свой халат и заправляя постель.

Только бы Ленор не взбрело в голову вернуться на ночь домой! Только бы миссис Стактон не вздумалось прийти сегодня пораньше! Что это на нее вчера нашло?

Бекки никак не могла себе объяснить свой безрассудный поступок, так же как и тот факт, что именно сегодня впервые за последние месяцы она так сладко спала.

У себя в комнате Ребекка переоделась, причесалась и спрятала в коробочку «обручальное» кольцо, чтобы у миссис Стактон не возникло лишних вопросов.

— Что, был таков? — весело заметила экономка, когда Бекки спустилась в кухню. — Ну что ж, джентльменам иногда нужно развлечься. — Она понимающе кивнула. — Да, а бедняжке мистеру Даррелу теперь не до развлечений. Завтра его привозят в Сансет-парк. Стактон говорит, там все лестницы уже переделали для инвалидного кресла. С ним приедет квалифицированная медсестра, а то ведь нашей Королеве Английской некогда ухаживать за мужем. Мадам готовится к вечеринкам.

— Может, она надеется, что веселое общество только взбодрит мистера Лестора, — предположила Бекки, сама в это не веря. — Было бы ужасно, если б бедный мистер Даррел подумал, что люди избегают его.

— Милая моя девочка, — миссис Стактон нежно погладила Ребекку по плечу, — ты всегда видишь в людях только хорошее. Будь осторожна, не позволяй им использовать это качество против тебя же самой.

После завтрака Ребекка приступила к осуществлению своего грандиозного проекта. Она беспощадно избавилась от своей старой одежды, словно таким образом покончила с прежней жизнью. И, взяв деньги, отложенные на черный день, отправилась в Глендейл.

После обеда небо обложило, и, когда Беки, вышла из последнего бутика, заморосил мелкий дождь. Девушка сморщила нос и взглянула вверх. Нет, погода не сможет испортить мне настроение! — подумала она, направляясь к автобусной остановке. Ах! Она уже почти забыла, как приятно немного себя побаловать.

Бекки также заглянула в кадровое агентство, оставила свое резюме и навела справки о квартирах внаем. Правда, она не ожидала, что цены на жилье так подскочили. Но ведь поиски только начаты, а кто ищет, как известно, рано или поздно найдет.

Автобус опаздывал, а дождь, похоже, все больше и больше входил во вкус. Ребекку уже начало познабливать, как вдруг, на противоположной стороне улицы остановилась машина, и кто-то позвал Бекки по имени. Со вздохом облегчения она побежала к спасителю. Эрвин Лестор помог ей сложить сумки в багажник, включил зажигание, но не тронулся с места.

— Приданое покупала?

Бекки опешила.

— Да нет. Просто решила обновить гардероб.

Повисла пауза. Лишь только мерно шелестели дворники по лобовому стеклу.

— Значит, выходишь замуж за Райана Бизера, — нарушил наконец молчание Эрвин. — Что ж, брак с ним решит множество твоих проблем. — Он развернулся и посмотрел на Ребекку с упреком. — Почему ты мне тогда не сказала?

— Я никому тогда не сказала.

— Но Бренде успела похвастаться!

Ребекка поджала губы.

— Это получилось случайно. Слетело с языка.

— Странное чувство, — горько усмехнулся Эрвин. — Возвращаешься домой и узнаешь, что твоя девушка помолвлена с другим.

— Твоя девушка? — Бекки покачала головой. — Это после того как ты совершенно ничего не давал о себе знать?

— Но я же вернулся. Как и обещал. Неужели для тебя это ничего не значит? Неужели ты забыла, как мы были счастливы?

— Столько времени прошло, Эрвин. Столько всего изменилось, и, прежде всего, изменились мы сами.

— Зачем ты это делаешь, Бек? — тихо спросил он после небольшой паузы. — Ты ведь его не любишь, и вряд ли он любит тебя.

Ребекка вскинула голову.

— Да? А ты откуда знаешь?

— Бекки, ты замечательная девушка. Но сердце Райана отдано Лоретте Бейли. Они жили вместе одно время, и дело шло к свадьбе.

— Но все же так и не дошло. Почему все считают своим долгом рассказывать о ней? Какая мне разница, кто она, если у них с Райаном уже все кончено?

— Лоретта Бейли была топ-моделью. Одной из тех, у кого ноги от ушей растут. Очень красивая женщина. Потом пробовала себя в кино, но не очень удачно. Помнишь тот сериал об угонщиках?

— Нет, не помню. Последнее время мою голову занимают другие мысли.

— По слухам, она довольно-таки бесцеремонно бросила твоего жениха и вышла замуж за какого-то продюсера, но Бизер все же не теряет надежды вернуть возлюбленную.

— Что ж, она устроила свою жизнь. Возможно, Райан решил, что пора бы и ему сделать то же самое.

— Перестань, Бек. Как только у него появится шанс наладить отношения с ней, он сразу же забудет о твоем существовании.

— Не могли бы мы сменить тему? — недовольно попросила Ребекка.

— Конечно, ангел мой. Просто я думал, ты имеешь право знать истинное положение вещей. И потом, я не хочу, чтобы ты страдала.

Как раз твои откровения и доставляют мне страдания, подумала Бекки, когда машина наконец, тронулась с места. Если бы она питала иллюзии в отношении Райана, то ее мечты о счастье были бы разбиты навсегда. Каждый раз, ловя на себе взгляд любимых сапфировых глаз, она разрывалась бы от сомнений, а не сравнивает ли он ее с той красоткой, которую потерял. А когда бы дотрагивался…

Нет, больше Ребекка этого не допустит, больше не позволит себе забыть обо всем на свете в его объятиях. С этого дня она будет держать его на расстоянии. Хотя это и непросто.

— У меня закончился бензин. Надо заехать, заправиться. — Голос Эрвина прервал ее невеселые мысли.

— Да, конечно, — ответила Бекки автоматически.

Пока Эрвин заполнял бензином бак, Ребекка опустила оконное стекло. Внутрь ворвался поток прохладного, сырого воздуха.

На автозаправке было довольно-таки людно, подъезжали и уезжали легковые машины, грузовики, туда-сюда, сновали механики в темно-синих комбинезонах. Один из них, высокий, темноволосый, с татуировкой в виде дракона на руке и серебряной серьгой привлек ее внимание. Атлетического телосложения, он, несомненно, пользовался успехом у представительниц противоположного пола, и в то же время было в его внешности что-то пугающее.

Словно почувствовав на себе взгляд Бекки, парень окинул девушку безразличным, самоуверенным взглядом. Неприятное предчувствие закралось Ребекке в сердце. О нет! Только бы не он…

Вдруг чей-то голос крикнул: «Том!» — и механик оглянулся через плечо. Рука Бекки непроизвольно потянулась к шее. Ее самые худшие опасения подтверждались.

— Что с тобой? — Эрвин снова занял свое место за рулем. — Выглядишь так, будто увидела привидение.

— Все нормально, — быстро заверила она, изображая улыбку. — Просто в машине было немного душно. Поехали быстрее домой.

— Если хочешь, завернем к нам на чай, — предложил он. — Брэнды сейчас нет дома. Она уехала в Лос-Анджелес за отцом.

— Как себя чувствует мистер Даррел?

— Пока без изменений. Не понимаю, почему он так стремится приехать в Сансет-парк? Во Флориде у него было первоклассное медицинское обслуживание. А вести дела этого необъятных размеров особняка — такой удар по карману!

— Здесь его дом, — возразила Ребекка. — К тому же Сансет-парк — твое наследство.

— Признаюсь, меня не очень впечатляет перспектива усесться на насест в этом огромном курятнике. Я планирую обосноваться в Лос-Анджелесе. Не исключено, что когда-то вернусь в Англию, если представится возможность.

При этих словах Эрвин искоса бросил взгляд на Бекки, словно проверяя ее реакцию. Как будто ожидая, что она огорчится и начнет упрашивать его передумать. Действительно, а почему бы ей этого не сделать? Ведь это же Эрвин, герой ее девичьих грез, ее Бог. Когда-то она была влюблена в этого белокурого Купидона. Возможно, когда страсть к Райану пройдет, старые чувства вернутся.

Эрвин, по крайней мере, показывает заинтересованность в возобновлении их отношений. И Бекки — круглая дура, что отталкивает его, цепляясь за призрачную тень Райана Бизера.

Почему она не доверилась Эрвину, не поведала ему о своих страхах за Ленор, о неприятном впечатлении, которое произвел на нее этот механик Том. Ведь Эрвин почти с детства знает ее сестру, и кто может дать лучший совет в этом деле, чем он?

Ребекке, очень нужен чей-то совет. Вовсе не от внешнего вида Тома ей стало не по себе. Татуировки сейчас в моде. Есть что-то настораживающее в его манере держаться, в его жестах. И бесполезно повторять себе, что ей это только почудилось и что, возможно, новый приятель Ленор заботливый сын и любитель домашних животных.

— Ты сама-то меня не пригласишь? — спросил Эрвин, когда они остановились у дверей Мэнтра Хилл. — Хочу поздравить счастливого жениха.

— Боюсь, Райан очень занят. — Получилось довольно неуклюже: и не правда, и не ложь. И опять же, почему она скрыла тот факт, что Райан уехал? — Кроме того, мы увидимся в субботу, — продолжила Бекки. — Твоя мачеха пригласила нас на обед.

— Правда? — Его удивление было искренним. — Первый раз об этом слышу.

— Если, конечно, мы не слишком утомим своим визитом твоего отца.

— Если честно, я не думаю, что он вообще как-то на это отреагирует. Он очень плох, Бек. Какая горькая ирония! Именно сейчас, когда мне больше всего необходима твоя поддержка, ты принадлежишь другому.

— Как все меняется. — Она кисло улыбнулась. — Еще неделю назад скромная Ребекка Кармак никому особенно не была нужна. Прости, никак не могу привыкнуть, что на меня пошел такой спрос.

Эрвин взял ее за руку и с тоской произнес:

— Просто знай, если ты когда-нибудь передумаешь, я буду ждать тебя. — Он поцеловал ей ладонь. — А теперь иди, пока он не начал тебя в чем-то подозревать.

Единственное, чего Бекки сейчас хотелось, это войти в дом и увидеть Райана, с подозрениями или нет. Только ему она могла рассказать о Ленор. Только он может понять.

Хотелось услышать сейчас этот самый мягкий, самый теплый голос на Земле. Хотелось, чтобы он убедил ее в том, что Том — всего лишь часть запоздалого подросткового бунта Ленор, ее несерьезное увлечение, которое пройдет так же быстро, как и возникло. И все будет хорошо.

Но ведь она может с ним поговорить. Может позвонить ему в Лос-Анджелес, поделиться своими страхами и дурным предчувствием, и он ее успокоит. Даже тем, что скажет, что все это глупые переживания.

Бекки набрала номер телефона.

Может, он сейчас в офисе у Ванессы Коул? — размышляла она, считая гудки в трубке. Тогда она оставит сообщение на автоответчике, чтобы он перезвонил ей вечером.

Вдруг трубку сняли, и тоненький женский голосок произнес:

— Алло, слушаю!

Ребекка уже хотела было извиниться за то, что случайно набрала неправильный номер, но язык во рту почему-то онемел и не желал двигаться, а рука, казалось, приросла к трубке.

— Алло? — повторил голос уже нетерпеливо. — Райан, почему-то ничего не слышно.

Бекки бросила трубку, словно эта пластмассовая часть телефонного аппарата превратилась в кусок раскаленного железа.

Оглавление

Обращение к пользователям