7

А чего ты ожидала? Райан вполне нормальный мужчина, ему не чужды мужские потребности. И у тебя уже была возможность в этом убедиться. Он вовсе никогда не собирался стать монахом! — не переставала Ребекка повторять себе весь следующий день и две бессонные ночи подряд. И все же, одно дело догадываться, и совсем другое — знать наверняка.

Очевидно, письмо в розовом конверте было от той женщины, которая организовала их тайное свидание. И судя по тому, с какой поспешностью он собрался и уехал, Райан собирался насладиться встречей сполна.

Но если в его жизни уже есть женщина, продолжала спорить с собой Бекки, нарезая лук, зачем он сделал мне предложение? Бессмыслица какая-то получается. Если, конечно, та леди не умеет готовить и печатать.

Ребекка вымыла руки и протерла заплаканные глаза, удивляясь, то ли лук вызвал слезы, то ли непонятное жжение в груди.

Глупо реагировать так, будто тебя предали. Правила игры не изменились. Райан никогда не клялся ей в вечной любви. Он сразу честно признался, что делает ей предложение из чисто деловых соображений. И, кроме того, Ребекка с самого начала не собиралась его принимать. Очень скоро она навсегда уйдет из этого дома и из жизни его владельца. Так зачем себя изводить?

Бекки растопила на сковороде масло и положила туда мелко нарезанное мясо. Все утро она вертелась в кухне, готовясь поразить сестру Бизера.

В каком-то смысле она боялась этой встречи, так как это предполагало еще большую ложь. С другой стороны, присутствие чужого человека удержит Бекки от вопросов на опасную тему, которая совсем ее не касается.

Ребекка постоянно пыталась чем-нибудь себя занять, чтобы меньше времени осталось на навязчивые мысли. Весь дом девушка украсила цветами, на обеденном столе уже ждали своего часа серебряные приборы, и играл солнечными бликами хрусталь.

К тому времени, когда срок ее контракта истечет, Райану не к чему будет придраться. Бекки выполнит все, до последней мелочи. Ей нужны отличные рекомендации.

Пока что поиски работы не увенчались успехом. Она обращалась по нескольким объявлениям, помещенным в газете, но получала один и тот же ответ: «Извините, место уже занято». В местной гостинице ей предложили пост администратора и зарплату в три раза меньшую, чем у Бизера. Тех денег Бекки хватило бы лишь на то, чтобы снять маленькую комнату, а об оплате учебы Ленор в университете не могло быть и речи.

Скорее всего, ей придется отказаться от мысли подыскать работу в офисе и опять устроиться к кому-нибудь экономкой. Только в этот раз она постарается, чтобы работодателем оказалась пожилая женщина.

— Ммм… Как вкусно пахнет! — внесла в кухню свои пышные формы миссис Стактон. — Все-таки хорошо, что хозяин возвращается. Я Стактону так и сказала: в Мэнтра Хилл словно все вымерло без мистера Бизера, хотя он обычно и держится особняком.

— Миссис Стактон, вы случайно не знаете Тома Оллреда?

Экономка нахмурилась.

— Знаю ли я Тома Оллреда? Слава Богу, практически нет. — Она вопросительно взглянула на Бекки. — А почему ты спрашиваешь?

— Да так. Один знакомый упомянул это имя. — Ребекка пожала плечами. — Он вроде механик на автозаправке?

— Так я слышала. Как, впрочем, и то, что он первый раз преступил закон, как только научился ходить. Я бы ему свою машину не доверила.

После обеда Ребекка была как на иголках, прислушивалась к каждому шороху, доносившемуся с улицы. А когда наконец, различила звук шин на дороге, нервно вытерла внезапно вспотевшие ладони о джинсы и, растянув губы в улыбке, спустилась к парадному входу.

Кортни Лейк оказалась на голову ниже своего брата, и волосы у нее были чуть светлее, но уголки ее губ, так же как и у Райана, были слегка приподняты вверх, наподобие улыбки. И даже голос показался Бекки таким же низким и мягким, как у Бизера.

— Итак, вы — Ребекка, — произнесла она, разрушая последнюю, хрупкую надежду девушки, что, возможно, это именно сестра находилась в квартире Райана два дня назад. Кортни дружелюбно пожала девушке руку. — Рада, наконец познакомиться. А то я уже начала было сомневаться, не плод ли вы бурного воображения моего братца.

— О нет! Она очень даже реальная. — В голосе Райана слышалась насмешка и еще что-то, трудно определимое. — А меня ты не хочешь поприветствовать, Бекки?

Ребекка подошла к нему, подставляя щеку, на которой заиграл легкий румянец. Но Райан поймал ее за подбородок, развернул к себе и запечатлел быстрый, но чувственный поцелуй на губах. Прижимая одной рукой к себе, он окинул ее изучающим взглядом.

— У тебя круги под глазами. — Он слегка нахмурился. — Надеюсь, лишь оттого, что ты по мне скучала?

— Отчего же еще? — У Бекки уже начало сводить мышцы лица от приклеенной улыбки. Она повернулась к гостье. — Давайте покажу вам вашу комнату.

— Отлично, — согласилась Кортни. — Хотя вы на меня не обращайте внимания. Я бы и в сад могла пойти погулять, чтобы вы с Райаном поздоровались, как полагается жениху и невесте.

— Мы можем подождать, — засмеялся Райан. — Дорогая, помоги Кортни, а я пока просмотрю почту.

— Давай перейдем на «ты», хорошо? — внезапно предложила Кортни, когда они поднимались по лестнице.

Бекки кивнула.

— Я хочу сказать, что бесконечно тебе благодарна, поскольку уже начала беспокоиться, что Райан, превратится в настоящего отшельника. Он только все пишет и пишет, я думала, братец совсем забыл, что жизнь продолжается и в нерабочее время. — Она улыбнулась. — Но, слава Богу, он встретил тебя и вспомнил о том, что существует такое понятие, как личная жизнь.

Бекки опустила глаза.

— Все произошло так быстро. До сих пор не могу привыкнуть.

— Я замужем уже девять лет, а все еще иногда по утрам смотрю на рожицу рядом на подушке и думаю: «Кто это?»

В спальне Кортни раскрыла чемодан и стала доставать из него и встряхивать вещи, разглаживая складки.

— Ну что ж, надеюсь, здесь есть все, что тебе потребуется. Распаковывай чемоданы и отдыхай. А мне пока надо поговорить с Райаном.

— Конечно, иди. Когда я буду спускаться вниз, возвещу о своем приближении громким пением.

Перед дверью кабинета своего босса Ребекка помедлила, собираясь с духом. Райан стоял у окна и любовался видом на сад. Когда она вошла, он оглянулся и улыбнулся ей.

— Как приятно вернуться домой.

У Бекки засосало под ложечкой.

— Я пришла узнать, мне чай подавать в гостиной или в саду?

— Как хочешь, — бросил он, и его взгляд остановился на Бекки. — Прошу тебя, хотя бы на время визита Кортни веди себя, как моя будущая жена, а не как наемная домработница.

— Я постараюсь. Просто мне никогда не удавалось успешно лицемерить.

— Намекаешь, что я этим только и занимаюсь? — Появившаяся было улыбка, тут же сошла с его лица. — Так позволь напомнить, Бекки, что я предложил тебе выйти за меня замуж по-настоящему, а всю эту шараду затеяла ты сама. — Он взглянул на ее руку. — По крайней мере, хоть кольцо носишь.

Хорошо, что она не забыла надеть его сегодня утром.

— Я полагала, вы так хотите.

— Черт возьми, перестань обращаться ко мне на «вы»! — вспылил Райан, затем резко выдохнул. — Бекки, я совсем не так себе представлял нашу встречу. Давай начнем все сначала. Дубль два.

Ребекка улыбнулась в ответ на его миролюбивую улыбку.

— Пожалуй. Ваша сестра… Твоя сестра очень милая.

— Рад, что ты так думаешь. Теперь видишь, я единственный Людоед в нашей семье.

Ребекка отметила, что улыбки у Райана получались вымученными, да и сам он выглядел очень усталым, вокруг глаз залегли тени, словно он не спал несколько ночей подряд. Да ведь так оно и было. Ногти Бекки впились ей в ладони, будто она пыталась заглушить физической болью боль душевную.

— Как поездка в Лос-Анджелес? — Затаив дыхание, девушка ждала ответ.

— Встреча с Ванессой и режиссером прошла успешно, — бросил Райан обычным тоном, в котором не чувствовалось ни намека на какую-либо вину.

Да и с какой стати? Он никогда не клялся хранить ей верность. Так что ни одно обещание не нарушено. Всего лишь разбито ее сердце.

— Следующий год моей жизни расписан по минутам, — добавил он.

— Моей преемнице придется попотеть, — слишком живо отозвалась Бекки.

— Уверен, она справится. — Райан сузил глаза, и смотрел на нее долгим изучающим взглядом. Потом шагнул к ней, но Ребекка отступила назад. В ушах у нее зазвенело от напряжения, повисшего в воздухе между ними.

В следующую секунду он опустился на диван и призывно похлопал рядом с собой ладонью.

— Садись сюда. И рассказывай, что случилось. Не отрицай, я же вижу, что-то не так. Ты похожа на собственное привидение. — В его голосе слышалось предупреждение, что отказ не пройдет.

Нехотя Ребекка подчинилась, устроившись на диване, как можно дальше от мужчины, чья близость так неадекватно на нее действовала. Она заметила, как Райан поджал губы, давая понять, что разоблачил нехитрый маневр. Но ей было все равно. Она боролась за сохранение светлых мыслей.

— Ну?

— Я видела парня Ленор.

— Неужели он приходил сюда?

— Нет, столкнулась с ним на автозаправке.

— Ты специально туда ходила, чтобы познакомиться с ухажером своей сестры?

— Нет. Я случайно там оказалась. — Бекки помолчала в нерешительности. — Ходила по магазинам в Глендейле, вышла, и начался дождь, а тут как раз Эрвин проезжал мимо и подвез меня.

— Как мило! Но старые друзья на то и старые друзья, чтобы приходить на помощь в трудную минуту.

— У него закончился бензин, — проигнорировав его сарказм, продолжала Ребекка. — Вот тогда я и увидела его. Тома Оллреда, я имею в виду.

— И?..

— Вспомни свой самый ужасный ночной кошмар и умножь его на три. — Она подняла на него полные отчаяния глаза. — По словам миссис Стактон, у него и с полицией не все гладко. Господи, ну что Ленор в нем нашла?

— Возможно, притяжение противоположностей. А может быть, наказание.

— И кого же она наказывает?

Бизер пожал плечами.

— Себя, тебя, весь мир.

— Но она же разрушит свою жизнь.

— Не думаю. У ночных кошмаров есть одна хорошая особенность: они заканчиваются, стоит тебе только очнуться. Так, по крайней мере, я всегда считал. — Он подался вперед и наклонился к ней. — В чем еще дело?

— Еще? Не понимаю.

Ребекка тряхнула головой, позволив светлой пряди упасть ей на лицо. Она слишком остро, почти физически ощущала его близость. Во рту все пересохло, и стало тяжело дышать.

— А я думаю, понимаешь. — Взгляд Райана медленно скользил по ее лицу, потом задержался на губах. — Также я думаю, что предоставлять тебе полную свободу на долгое время, было вовсе не так уж и мудро. Не следовало мне этого делать.

Бекки выдохнула.

— Что за ерунда? Ну ладно, я лучше пойду. Надо заварить чай твоей сестре.

Райан медленно покачал головой.

— Кортни подождет. А вот я больше не могу ждать.

Ребекка уже почти встала, когда он поймал ее руку и потянул к себе. Потеряв равновесие, девушка плюхнулась прямо в его объятия. Он усадил ее меж своих упругих бедер, обвил руками, и Ребекка с ужасом обнаружила, что меньше всего на свете ей хочется покинуть этот уютный кокон.

— Вот так гораздо лучше, — вкрадчивым голосом одобрил Райан, улыбаясь знаменитой улыбкой Чеширского Кота, как будто он только что поймал канарейку, но не торопится в этом признаться.

Как зачарованная, в каком-то забытьи девушка следила за медленным приближением его чувственных губ. Бекки забыла, вернее, пыталась забыть, какие они медово-сладкие, пьянящие, словно старое красное вино, обволакивающее небо.

Ее глаза закрылись, голова откинулась на поддерживающую сзади мускулистую руку, а тело вышло из-под контроля, все теснее прижимаясь к нему, до боли желая его прикосновений.

— Радость моя, — шептал Райан ей в губы. — Жизнь моя! Любовь моя!

Языком он ласкал ее язык и приглашал в свой рот, который с умелой властностью наконец, овладел им и подчинил эротическому ритму. Ребекка чувствовала, как он напряжен, и его возбуждение сводило ее с ума.

Губы Райана скользили по ее лицу, оставляя легкие, как перышко, поцелуи на щеках, на лбу, на веках и в уголках ее губ, затем проложили огненную дорожку от подбородка к маленькой ямке у основания шеи. Бекки издала глухой стон, почувствовав на себе тепло его дыхания. Своей рукой он нежно гладил ее волосы, плечи, затем стал спускаться ниже, к первой перламутровой пуговице на блузке.

Райан медленно расстегивал их одну за другой, жадно целуя Ребекку и шепча, словно в бреду, слова любви, будто пытаясь отмести последние ее сомнения.

Разделавшись с последней пуговицей, он снял с нее блузку, горящим взглядом, словно лазером, прожигая тонкую ткань, скрывающую грудь Бекки. Затем пальцами поддел бретельки бюстгальтера и спустил их с плеч.

— Само совершенство, — хрипло выдохнул Райан, высвобождая налившиеся груди с затвердевшими розовыми бутонами сосков. Его голубые глаза совсем потемнели из-за зрачков, готовых вылиться из радужки.

Ребекка замерла, она чувствовала себя сотканной из облаков, бесформенной, неземной, не способной двинуть ни рукой, ни ногой, она могла только парить в невесомости.

Теплой ладонью он накрыл грудь Ребекки, легким искусным движением теребя сосок большим пальцем, но проделывал это так мучительно медленно, что под его рукой этот болезненно-напряженный кусочек ее плоти налился, потемнел, жадно требуя новых ласк.

Повинуясь молчаливому приказу, Райан наклонился и сомкнул губы вокруг ее соска. Бекки чуть не задохнулась от интимности этого поцелуя. Ее нежная кожа чувствовала влажную гладкость его языка. От этого прикосновения ток молнией пробежал от груди к животу, наполняя ее плоть невыносимо острым желанием. Райская нега обволакивала ее, и все тело как бы растворилось в медленном жарком потоке, опалившем ее бедра, лоно…

Когда он вновь приник к ее губам, Бекки, совершенно не стесняясь своей безудержной радости, отвечала на его поцелуй и, прижимаясь все ближе и ближе, ласкала его в неистовом самозабвении страсти.

Ладонь Райана очертила изгиб ее бедер, затем скользнула к молнии на джинсах и замерла… Он оторвался от ее губ и ошеломленно посмотрел на Ребекку. Дышал он так, словно первым пробежал стометровку.

— Боже, Бекки! — Он говорил с трудом, его язык заплетался. — Что ты со мной делаешь? — Райан потряс головой, словно насмехаясь над собой. — Столько времени мы были одни в этом доме, а выбрали момент, когда моя сестра может зайти сюда в любую секунду.

Вот она, беспощадная реальность! Эти слова словно разбудили Ребекку от сладкого сна. Она выпрямилась, безуспешно пытаясь трясущимися руками привести в порядок одежду и одновременно отползти от своего мучителя подальше.

— Дай я…

— Нет. Не прикасайся ко мне.

После небольшой паузы Райан тихо, гортанно рассмеялся.

— Все еще будешь утверждать, что не умеешь лицемерить, Бекки?

Затем аккуратно поднялся, придерживаясь за спинку дивана и глядя ей прямо в глаза.

Даже осознание того, что он сейчас ни на йоту не спокойнее, чем она сама, вовсе не утешало Ребекку. Да, она хотела, безумно хотела, чтобы Райан не отпускал ее.

Только какой смысл, желать невозможного, все равно очень скоро она уйдет. И Ребекка надеялась сделать это с высоко поднятой головой и неуязвленной гордостью. Поэтому с этой минуты до самого ее отъезда из Мэнтра Хилл любой физический контакт между ними — табу.

— Мне очень жаль, — мягко сказал он.

— Еще бы. Я надеюсь, что…

— Нет, ты не поняла, — перебил Райан. — Мне жаль, что я не закончил начатое. В следующий раз…

— Следующего раза не будет. — Голос Бекки звенел от возмущения. — Иначе к черту контракт и все оставшиеся четыре недели.

— Бекки, перестань разыгрывать из себя оскорбленную невинность. Как будто я первый… — Он замер на полуслове, его глаза сузились. Ребекка вспыхнула и отвела взгляд. — Ведь так и есть? А как же Эрвин Лестор?

Она гордо вскинула голову.

— Возможно, он уважает мои чувства, а не относится легкомысленно, как к девочке на одну ночь.

— Ты думаешь, я так к тебе отношусь? — Интонации его голоса стали холодными как лед. — Моя дорогая леди, с самого начала у меня на уме абсолютно серьезные намерения. И тебе никуда не деться. Ты будешь моею, Бекки, и мы будем любить друг друга так, что чертям в аду станет жарко.

— Вы себе льстите, сэр.

— Поверь мне.

— Даже не рассчитывай, что я стану еще одной вехой на пути твоего сексуального воскрешения.

Ее голос дрожал, преимущественно от гнева. И хорошо. Надо использовать это сильное чувство для защиты от обаяния Райана. От его уверенности, что стоит ему щелкнуть пальцами — и она прибежит к нему по раскаленным углям.

Гнев, а также тот факт, что всего лишь двенадцать часов назад Райан был в постели с другой женщиной.

— В каком смысле?

Ребекка ожидала вспышки ярости, но в голосе Бизера слышались веселые нотки.

— В смысле, что я не буду спать с тобой, — отчеканила она каждое слово.

— Не переживай, спать мы как раз, и не будем. — Райан многозначительно улыбнулся, и в какой-то момент Бекки показалось, что этот неугомонный соблазнитель раздевает ее глазами.

Затем он подошел к столу и начал просматривать почту.

— Если ты опять решила вернуться к роли экономки, то приготовь чай, — бросил Райан, даже не глядя в ее сторону.

— Да, конечно.

Ребекка сама удивилась, как ей удалось не хлопнуть дверью. Она выскочила и прислонилась к панелям.

Как так получилось, что Райан, стал таким важным человеком в ее жизни? Нет, это произошло не в один момент, это началось уже давно, но она бы даже под страхом смерти не призналась себе в этом. Воздвигла для самозащиты барьер, который назвала «рабочие отношения», и убедила себя, что ей этого вполне достаточно. Но какой смысл прятаться за оградой, которая рухнула?

Но если от себя Бекки перестала скрывать, что влюблена в Райана Бизера, всем остальным, а главное, ему самому она никогда не покажет и виду.

Выпрямившись и взглянув на себя в зеркало, Бекки принялась правильно застегивать пуговицы. Услышав слабый шорох, она взглянула наверх и увидела Кортни, застывшую, на середине лестницы.

— О нет, — тихо простонала Ребекка. Женщина стукнула себя по лбу и, совершенно не смутившись, произнесла:

— Совсем забыла о песне.

И, расплывшись в улыбке, запела «Любовную лихорадку» Марвина Хьюза.

Оглавление

Обращение к пользователям