Глава 13

Вечером в первую пятницу Нового года у гордонбелловцев неожиданно появились новые болельщики. Вся хоккейная команда Северо-Западной школы восседала на трибунах и, не жалея голосовых связок, вопила, подстегивая гордонбелловцев и призывая их к победе над кельвинцами. Из раздевалки ежеминутно выбегал Толстяк посмотреть, как идет игра. Именно он рассчитал почти невероятную возможность, что если кельвинцы сыграют последующие четыре матча вничью, то есть наберут в четырех играх четыре очка, а его любимцы выиграют все игры, то команда Северо-Западной школы окажется в турнирной таблице выше кельвинцев. Он подсчитал также, что если команда школы Даниэля Мака проиграет три встречи из оставшихся четырех, то и она будет ниже северозападников, если те не проиграют ни одной игры. Самое смешное заключалось в том, что никто далее не рассмеялся, когда Толстяк изложил свои сложные выкладки.

Короче говоря, сегодня Пит с товарищами болели за гордонбелловцев, но, как оказалось, впустую. И хотя защита кельвинцев была ослаблена отсутствием Баркера, который еще не залечил свой вывих, команда играла с таким огоньком и так самоотверженно, что отсутствие Баркера не замечалось. Кельвинцы вели со счетом 6:0 во втором периоде, когда их постигло еще одно несчастье. Гордонбелловец Буш и кельвинец Кинан стремглав побежали за шайбой в угол, но Кинан вдруг споткнулся и упал. На трибунах раздался вздох сострадания, когда он врезался в борт и повалился на лед, застонав и схватившись рукой за плечо. Пит, вспомнив собственную травму, вскочил с места, соболезнуя Кинану, которого уводили с площадки.

В конце второго периода игроки Северо-Западной школы отправились в раздевалку готовиться к игре с командой училища Сен-Джона. В коридоре они повстречали санитаров, выносивших Кинана на носилках. Сзади шел доктор Дартнелл.

Увидев Пита, доктор усмехнулся:

– Ребята, вы делаете все для того, чтобы я не мог досмотреть до конца ни одной игры!

– Что с ним? – спросил Пит.

– Перелом ключицы.

Пит сочувственно поморщился. Ему очень хотелось встретиться с Кинаном в матче их команд на следующей неделе. Пита и во сне преследовали кошмары, как Кинан переигрывал его в первых встречах, и он хотел доказать, что может справиться с ним, во всяком случае играть на равных. Но теперь ни Кинан, ни Баркер долго не появятся на льду.

– Не люблю, когда кто-нибудь получает травму, – сказал Белл. – Но предпочитаю играть с кельвинцами без Кинана и Баркера.

– Трус! – вскричал Рози.

Белл усмехнулся.

– Забудьте о кельвинцах! – крикнул Ред с другого конца раздевалки. – Сегодня мы играем с командой Сен-Джона.

Толстяк морочил голову Паттерсону, излагая свои выкладки о шансах команды попасть в финал. Вик Де-Гручи сидел в сторонке от остальных. Пит подсел к нему.

– Билл хорошо показал себя сегодня утром, не правда ли?

– Я как раз думал о нем, – отозвался Вик.

Спунского в раздевалке не было. Зрителей на стадионе сегодня собралось больше, чем обычно. Шел настоящий бой за места, и Билл не покидал трибуну, боясь остаться без места. Команды школ Кельвина и Гордона Белла затопали по лестнице. Кто-то сунул голову в раздевалку и известил: «Счет – 6:1».

– Вопрос в том, на чье место поставить Билла, – продолжал Де-Гручи. – Со временем он будет играть лучше любого из нас, но пока что может натворить ошибок, а при нашем положении в турнире мы не имеем на это права.

– Ты забываешь об особенностях нынешнего сезона, – заметил Пит. – Нам не на что надеяться.

– Абсолютно не согласен с тобой. Не имей мы никаких шансов выйти в финал, можно было бы поставить его на игру в порядке опыта. Но пока что этого делать нельзя.

– Пока что?

– Я хочу сказать, что мы должны выиграть несколько встреч, чтобы получить право потерять хотя бы одно очко.

Увидев их рядом, Ред обрадовался. Он чувствовал себя счастливым, думая о своей команде. Лишь бы ребята избежали травм… Травма Гордона уже помешала им, и как раз тогда, когда они начали неплохо играть. Еще одно несчастье, и команда может потерять последние шансы на успех. Из всех подающих надежды мальчиков, которых он тренировал, Ред не мог бы никого поставить нападающим, лишись он хоть одного игрока из основного состава. Ребятам пришлось бы нести двойную нагрузку. Но это относилось не только к нападающим. Он не был уверен и в Спунском. Парень не готов для участия в матчах, хотя добился определенных успехов. Его еще рано вводить в основной состав. К тому же это может вскружить ему голову.

Размышления тренера прервал громкий смех. Пит и Де-Гручи над чем-то хохотали в своем углу. Занятные ребята! Сперва готовы были съесть друг друга, а теперь их водой не разольешь! Славные мальчики. Но сегодняшняя игра с командой Сен-Джона… Они шагали по коридору, торопясь наверх. Из судейской комнаты вышли арбитры и Ли Винсент.

Винсент дружески пожал Реда за локоть.

– Не хочу повторяться, – сказал он, – но разве старый дядюшка Ли не говорил, что Пит Гордон -это твое счастье?

– А я не хочу повторять, как близок ты был к ошибке, – отшутился Ред. – Но газетчики так часто ошибаются, что это не должно тебя тревожить.

– И ни чуточки не тревожит! – рассмеялся Ли Винсент. – Нам запоминаются только те случаи, когда мы правы.

Они вышли на лед и вместе зашагали к ложе прессы, рядом с которой находились места хоккеистов.

– Скажи, Ред, ты действительно рассчитываешь выиграть несколько встреч?

– Мы можем выиграть даже все, – решительно отрезал Ред.

Ли Винсент удивленно воззрился на него, а Ред, перепрыгнув через борт, помахал спортивному журналисту рукой, подумав при этом: «Черт меня дернул брякнуть такое!»

Мак-Миллан, центрфорвард команды Сен-Джона, снова противостоял Питу при вбрасывании. Как всегда он был сосредоточен. Пит пригнулся, широко расставив ноги, с силой прижимая клюшку ко льду. Увидев, что шайба начинает падать, он оттолкнул клюшку Мак-Миллана и, подцепив шайбу, мгновенно отбросил ее Бьюханену. Игра началась.

Нужно сразу сказать, что Паттерсон плохо спал в эту ночь. Уже на третьей минуте бросок из средней зоны достиг цели. А минуту спустя, после прострельной передачи, шайба от ноги самого Паттерсона скользнула в сетку ворот. Счет стал 2:0.

Пит, чья тройка после второго гола сменила звено Пинчера Мартина, подъехал перед вбрасыванием к вратарю:

– Не волнуйся. Мы сквитаем оба гола!

– Черт побери! – заскулил Паттерсон. – И как это я прозевал… Не должен был пропустить ни одной!

Рози Дюплесси похлопал его по плечу.

– Соберись, парень! Толстяк говорит, что мы обязаны выиграть эту встречу, иначе все его выкладки полетят в тартарары. Подумай, как это будет ужасно, если нам придется выслушать его новые прогнозы!

Паттерсон ухмыльнулся, хотя на душе у него кошки скребли, постучал клюшкой по щиткам и, пригнувшись, занял позицию в воротах.

– Начали! Я готов!

И он действительно был готов. Как сказал Ред в перерыве, любой вратарь может испытать период неудач, но хорош тот вратарь, которого эти неудачи не обескуражат.

Однако второй период тоже начался неудачно. Играло звено Пита, и вновь у него возникли стычки с Мак-Милланом. Чтобы уйти из-под его опеки, Пит применял все известные ему уловки, но безрезультатно. Однако он сдерживался, помня прошлую игру, когда Белл вышел из себя и был удален на две минуты. Очевидно, Мак-Миллан тоже не забыл этого. Во время второй и третьей смены игроков, когда Мак-Миллан боролся с Беллом в углу площадки за шайбу, Пит увидел, как тот с силой ткнул Белла в ребра концом клюшки. Разъяренный Белл в ответ ударил обидчика локтем в бок. Единственная разница между обоими нарушениями была та, что арбитр заметил, как Генри ударил Мак-Миллана, но не видел, как тот ткнул его клюшкой.

Раздался свисток, и арбитр подкатился к Беллу, тронул его за плечо и показал в сторону скамьи для оштрафованных.

– Ладно, а что в отношении его? – показал Белл на Мак-Миллана, который как ни в чем не бывало катился по площадке.

– Я могу наказать тебя за пререкание с судьей, – пригрозил арбитр.

– Де-Гручи! Вик! – крикнул Пит. – Мак-Миллан начал первым! Он ударил Генри клюшкой. Я видел.

– Что вы скажете на это? – подскочил к арбитру капитан команды Де-Гручи.

– А что я могу сказать о том, чего не видел?

Пит сжал зубы.

– Ладно, Вик, жалобы ни к чему не приведут. Продержимся две минуты вчетвером, а потом им всем покажем!

Игра возобновилась. Пит чистым приемом сбил Мак-Миллана с ног и устремился в зону команды Сен-Джона. Он обыграл защиту и с ходу сделал бросок по воротам опешившего голкипера, который едва сумел отбить шайбу коньком. Объехав ворота, Пит снова увидел Мак-Миллана, готовящегося встретить его силовым приемом, и сам изготовился к столкновению. Мак-Миллан вновь грохнулся на лед, хотя и Пит едва удержался на ногах. Он подхватил шайбу. Сенджонцы имели численное преимущество, но никак не могли овладеть шайбой. Пит отправил ее к синей линии Рози Дюплесси и приготовился к ответному пасу, но Рози послал шайбу слишком далеко вперед. Она оказалась в углу, и Пит, избежав столкновения с защитником, пытавшимся его остановить, вытащил шайбу из угла, когда Мак-Миллан ударил его по ногам клюшкой…

Падая, Пит уголком глаза увидел, что арбитр поднял руку – нарушение. Мак-Миллан будет оштрафован, как только шайба окажется у его партнеров.

Мак-Миллан снова пытался дотянуться до шайбы, но Пит уже успел отпасовать Бьюханену. Тот переадресовал шайбу Дюплесси, и Рози, в свою очередь, совершил бросок по воротам. Пит метнулся на добивание отраженной голкипером шайбы, и вратарь был бессилен что-либо сделать. Гол! Северозападники все еще проигрывали, но счет уже стал 2:1.

Пит усмехнулся, когда арбитр добавил Мак-Миллану штрафных пять минут – тот возмущенно стал доказывать судье, что гол засчитан неправильно, – и отправил на скамью отбывать наказание. Теперь в каждой команде было по четыре полевых игрока, но Белл должен был выйти через 30 секунд. Пит подкатил к скамье штрафников, где, мрачный как туча, сидел Белл неподалеку от не менее мрачного Мак-Миллана.

– Гляди не задирайся здесь, Генри, – предупредил он. – Ты нам нужен.

Прошло полминуты, и Белл оставил Мак-Миллана в одиночестве. Ред сменил весь состав и выпустил Гарри Бертона, Горацио Каноэ, Алека Митчелла, Пинчера Мартина и Бенни Вонга. Пять форвардов против четырех игроков команды училища Сен-Джона.

– Хотел бы я быть сейчас там… – жалобно проскулил Де-Гручи.

– Нельзя же играть все время, балда! – усмехнулся Пит и тут же осекся.

Как могло сорваться у него с губ это слово?! Надо быть большими друзьями, чтобы так обозвать человека!… Тем более Де-Гручи, он такой вспыльчивый… Но Вик улыбнулся, и Пит ощутил, как по телу разливается тепло, и облегченно вздохнул.

А тем временем пятерка северозападников заперла противников в их зоне, отлично разыгрывая лишнего игрока, как учил их Ред. Наконец Вождь резким щелчком отправил шайбу в ворота с расстояния в три метра и сравнял счет.

Ли Винсент в ложе прессы обернулся к Артуру Мэтчинсону:

– Я насчитал девять передач до решающего, броска. Когда-то так играла команда «Рейнджере»!…

Но разговаривать было некогда. Время наказания Мак-Миллана еще не истекло. Пять форвардов Северо-Западной школы по-прежнему оставались на льду. И в тот самый момент, когда Мак-Миллан лихорадочно выскочил на лед, Дюплесси забил свою первую шайбу в сезоне. Трибуны взорвались – сперва от естественной реакции на гол, – а затем – глядя на акробатические номера, которые принялся выделывать Рози. Он подпрыгнул и пытался, словно в балете, ударить ногой об ногу, упал, вскочил, повторил то же антраша и издал торжествующий клич, разнесшийся по всему стадиону.

Счет стал 3:2. Счастливые, смеющиеся северозападники окружили Рози, а арбитр в центре нетерпеливо свистел, приглашая хоккеистов к продолжению игры.

После того как страсти улеглись, Пит и Мак-Миллан снова оказались друг против друга.

– Это стоило твоей команде двух голов, Мак-Миллан, – поддел его Пит. – Доволен?

– Прекрати, Гордон, – прервал его арбитр.

Мак-Миллан молчал. Очевидно, не хотел больше ввязываться в единоборство с Питом. Дважды, он тщетно пытался сделать так, чтобы Пита оштрафовали, но теперь отказался от своего намерения. Он играл по-прежнему жестко, но в пределах правил, стремясь во что бы то ни стало забить гол и сравнять счет. При малейшей возможности он обстреливал ворота Паттерсона. Один раз Пит отбил посланную им шайбу, но, к несчастью, она отскочила на клюшку противника. Паттерсон не успел занять правильную позицию, и шайба оказалась в воротах.

Тут Пинчер Мартин взял игру в свои руки. Этот щеголеватый подросток с прилизанной шевелюрой любил покрасоваться, и сейчас это удалось ему в полной мере. Отобрав шайбу у форварда соперников, он ринулся в среднюю зону. Защитник сделал выпад, но Мартин обошел его. Игрок, опекавший Мартина, бросился за ним. Пинчер резко остановился, и тот проскочил мимо. Затем в борьбу вступил второй защитник, но Пинчер пропустил шайбу у него между ногами, мгновенно объехав провалившегося защитника, подхватил шайбу и оказался один на один с вратарем. Словно очнувшись, сенджонцы всей командой ринулись за Мартином, но тот не терял времени. Вратарь вышел наперехват, и Мартин точно послал шайбу мимо него в сетку. Пит увидел, как тренер сенджонцев сорвал с головы шапку и, размахнувшись, шмякнул оземь.

Следующий гол был молниеносным. Сразу после вбрасывания в центре поля Мартин откинул шайбу Бенни Вонгу, ворвавшемуся на предельной скорости в зону. Однако он не справился с шайбой. На помощь ему поспешил Винстон Крищук. Бледный, с взлохмаченной головой, юркий Крищук набрал скорость, увидел Вонга, быстро приближавшегося к зоне противника, и отдал ему пас. Вонг обошел защитника, отпасовал Мартину, который, сделав обманный замах, вернул шайбу Вонгу, и тот вколотил ее в сетку. Все это произошло за несколько секунд. Счет стал 5:3. Что тут началось на трибунах!…

В третьем периоде северозападники играли уверенно и спокойно. Правда, на последней минуте сенджонцы в толчее перед воротами Паттерсона сумели протолкнуть шайбу в ворота, но все равно победила команда Северо-Западной школы – 5:4.

После ничьей с гордонбелловцами Ред задавался вопросом, что будет, если они выиграют хоть одну встречу. Сейчас он получил ответ на свой вопрос. Странно, но переполненные трибуны после разноголосого вопля, заглушившего финальную сирену, вдруг притихли. Болельщики понимали, что переживают сейчас победители, которые сгрудились в центре поля и, счастливые, колошматили и обнимали друг друга. Только Паттерсон стоял в стороне. Пит подкатил к нему:

– Что с тобой? – спросил он. – Получил травму?

– Четыре гола по моей вине! – простонал Паттерсон. – Боже, из-за меня мы могли проиграть!

– Чудак! Мы же победили! В другой раз, когда мы забьем только одну шайбу, ты не пропустишь ни одной. Но сегодня мы влепили им пять! Что значат их четыре против наших пяти?!

Под бурные аплодисменты и крики трибун Пит и Паттерсон догнали ликующих товарищей и вместе с ними покинули площадку.

Громко переговариваясь, они ввалились в раздевалку и увидели Толстяка, который что-то объяснял Ли Винсенту.

– Послушайте, мистер Винсент, – возбужденно говорил Толстяк, – согласно моим выкладкам…

Больше ему не удалось произнести ни слова. Громовой хохот не дал ему продолжать. Толстяк пытался напустить на себя рассерженный вид, но ничто не могло погасить блеска радости в его глазах. Наконец-то его герои одержали победу!

Оглавление

Обращение к пользователям