Глава 7

Утром Атари проснулся раньше всех. Проснулся, и не нашел ничего лучшего, чем попытаться в тренировочных целях дать мне по башке. Ха. Размечтался. Мгновенно выйдя из медитации, я откатился в сторону, одновременно сбивая эльфа с ног. Он по-кошачьи извернулся в воздухе и перекатился, встав в стойку. Разбуженный нашей возней Эдрик подскочил на своей кровати, выхватывая из ножен меч, и только потом открыл глаза. Посмотрев на это полуодетое заспанное чудо, трясущее головой, чтобы выбить оттуда остатки дремоты, мы, не сговариваясь, засмеялись.

– Сами дураки, — буркнул наемник, возвращая клинок на место. А нечего было чуть ли не до рассвета в постели кувыркаться. Маленький гигант большого секса…

Приведя себя в порядок и позавтракав, мы стали решать, кому куда идти. Нужно купить оружие, лошадь и какие-то ведомые одному эльфу ингредиенты, но дело осложняется тем, что город знает только Эдрик. Наконец мы решаем, что блондин проводит меня и Атари в квартал оружейников (все равно на ярмарке ничего путного не найдем, только местный клинковый ширпотреб), а сам отправится покупать коня. Продавца магических штучек эльф найдет при помощи своих способностей, а уж вернуться по своим следам обратно мы всяко сможем. Эдрик только предупредил, что без него нас в гостиницу не пустят — пройти можно только в сопровождении владельца специального знака, типа его сокола. Оказывается, эти медальоны, зачарованные по заказу гильдии Хозяином Источника, выдаются начиная с подмастерья и служат чем-то вроде удостоверения личности. Поэтому нам придется сначала спросить Эдрика у стража ворот и только потом, в сопровождении нашего товарища, мы сможем попасть в свою комнату. Интересно, а как сюда попали те трое, с которыми Эдрик всю ночь развлекался? Непохожи они на наемниц, больно рыхлые и нетренированные… Хотя, думаю «девушки по вызову» существовали во все времена и в любом обществе…

Согласовав таким образом маршрут нашего похода, вышли из гостиницы. Предварительно Эдрик поговорил кое с кем, так что повозка с оружием, кольчугами и прочим ненужным нам воинским имуществом сменила хозяев. Конечно, цену дали не самую лучшую, но бегать по всему городу распродавать полтелеги барахла нам все равно не с руки.

Эдрик вывел нас к Внутренней стене, вдоль которой мы прошли почти пол-оборота, добравшись до более приличных кварталов, улиц, ведущих к Купеческим воротам. Атари сменил ипостась, теперь он уже не был чудаковатым слепым бардом. Собран и подтянут, упругая походка, гордо вздернутая голова. Глаза цвета грозового неба — иллюзия — пронзают встречных стальными спицами взглядов. За спиной покачиваются в такт шагам ножны с двумя клинками. Воин. Уверенный в себе и опасный. К такому не то, что какой карманник, кажется даже, что сам владетель приблизится только в случае уж очень крайней нужды. Мельтешащие вокруг, спешащие по своим делам горожане, не сговариваясь, расступались перед эльфом и смыкались за его спиной. Кому охота заступать дорогу такому? Казалось даже, что это не Эдрик определяет куда идти, а Атари. А что до нас рядом — так мы просто, погулять вышли.

Подведя нас к извилистой улочке с домами, украшенными изображениями различного рода оружия, Эдрик уже собрался идти обратно, покупать себе транспортное средство, когда я остановил его.

– Слушай, я только сейчас подумал… У Атари лук есть, у меня тоже, а ты-то как? Или не в ладах с этим делом? — я понял, что сказал что-то не то, и тут же попытался исправиться. — Извини, ляпнул не подумав, уж ты, и чтоб с каким-то оружием не в ладах…

В ответ Эдрик совсем по-мальчишески ухмыльнулся, и, ничего не говоря, затащил меня в какую-то подворотню. Там, убедившись, что никто за нами не наблюдает, он задрал рукав куртки и вытянул правую руку на уровне глаз. Жучиными надкрыльями раскрылись пластины чуть выше запястья, со щелчком раздвинулись плечи небольшого, но мощного арбалета, сверкнула тонкая и прозрачная, как леска, тетива. Желтый кошачий глаз озорно подмигнул мне, и операция повторилась в обратном порядке.

– Лучше любого гномьего! — ишь как раздуло от самодовольства-то. Мальчишки и их игрушки…

Подпираю стену в очередной оружейной лавке. Мастерские находятся в «грязной» части Внешнего города, здесь только конторы и магазины. В который раз повторяется одна и та же ситуация. После нашего входа вякнувший было «чем могу быть полезен» подмастерье посылается за начальством, а уж с мастером Атари заводит долгий разговор. Или недолгий, это уж как повезет — смотря, что скажет и что предъявит Атари хозяин. Теперь я понимаю, как чувствовала себя Ирка, когда припахивала младшего братца, меня, то есть, помочь выбрать сотовый. А именно — полной дурой и иностранкой к тому же. Потому что понимала, как и я сейчас, одно слово из пяти. Как и с мобильниками, пользоваться оружием и разбираться в нем и процессе его изготовления — совершенно разные вещи.

В одной из лавок, увидев заостренные уши эльфа, нас попыталась выпроводить тумаками. «Отродье нечеловеческое», — шипели потом избитые нападавшие. — «Вали к себе в Ничейные Земли, нелюдь, пока пару лишних дырок не проделали». Похоже, от извечных наших проблем не скроешься и в другом мире.

В этот раз, похоже, придирчивый эльф удовлетворен.

– Вик, подойди, — приглашает он меня присоединиться к честной компании, — посмотри-ка на это.

Ну и что? Меч как меч. Полуторник, если не ошибаюсь, величиной, может быть, чуть меньше земного аналога. Длинная, на две ладони, рукоять, небольшое яблоко-противовес и довольно узкий, пальца три максимум, клинок. Простая гарда безо всяких штучек для захвата оружия противника. Прямое обоюдоострое лезвие с долами — интересно, какой маньяк впервые обозвал эти ребра жесткости «канавками для стока крови» — сужается к заостренному концу. Длина клинка сантиметров семьдесят пять — восемьдесят, если меч держать в опущенной руке, острие как раз коснется пола. Заточка начинается где-то сантиметрах в пятнадцати-двадцати от крестовины, что оставляет возможности для перехвата.

Привлекают внимание странные блики на полированном металле. Напрягаю глаза — опаньки! А меч-то непростой — по клинку, прихотливо извиваясь, змеятся разводы «эльфийской стали». В отличие от другого виденного мной оружия, смертельный для нежити металл не наносился тонким слоем в самом конце изготовления вещи, а был ее составной частью. Надежней, меньше вес — я крутанул клинок пару раз, похоже, это как раз тот самый «превосходно сбалансированный меч», который должен быть у любого уважающего себя главного героя фэнтези. Но стоит такое… Я прикидываю состояние своих финансов и с сожалением протягиваю клинок обратно.

– Хорош… Но не потяну я его. Он же стоит, как пять обычных.

– Как восемь, — гордо уточняет мастер. — Изделие моего лучшего ученика.

Похоже, Атари все-таки хочет купить это оружие. Но на какие деньги? Конечно, можно предложить в обмен нож Тавора, но жаба давит просто фантастически. Не настроен я его отдавать, этот ножичек, и все тут… Тем более, что на сдачу с него можно будет еще пару-тройку таких мечей купить.

– Да, мы его возьмем, — я удивленно посмотрел на эльфа, — но не сейчас. Сначала деньги надо кое у кого забрать. А скажите мне, мастер, можно ли у вас найти хороший боевой посох…

Дальше разговор опять начал пестреть незнакомыми мне терминами, а я все стоял и пытался переварить фразу Атари. У кого он собирается забрать деньги, если в этом городе эльф впервые? Он что, ограбить кого-то надумал?

Наконец дискуссия прекращается, и посланный куда-то вглубь дома ученик возвращается с охапкой разнокалиберных деревяшек. Еще немного поспорив, мастер и Атари совместно подбирают мне почти двухметровый дрын. Несмотря на размер и железные оковки, весит эта штуковина не так много, как кажется. Незнакомая мне темно-коричневая древесина легка и упруга, а попытки поцарапать ее поверхность кончаются ничем. Да и работать нормально сбалансированным шестом намного удобнее, чем теми палками, которые я использовал для тренировок.

Пара золотых переходит из рук в руки, и посох окончательно меняет хозяина.

Выходим из магазина, эльфа провожают уважительными взглядами. Думаю, так разбирающиеся в оружии клиенты встречаются нечасто. Атари на несколько секунд замирает на месте, потом уверенно ведет меня куда-то. Что же, пока идем, можно кое-то выяснить…

– Слушай, Атари, а почему именно этот меч? На нем что, свет клином сошелся? Можно ведь купить что-то подешевле… — удивляюсь я.

– Дело в том, Вик, что если я беру кого-то в ученики, то хочу, чтобы он работал с лучшим оружием, которое только можно достать.

Хм. Интересно, сколько учеников уже было у эльфа? Мне все больше кажется, что я — первый.

Куда мы идем — не спрашиваю. Чувствую, что остроухий снова начнет темнить: «к одному человеку забрать кое-что» или еще чего в этом духе. Лучше о другом поговорить.

– Атари, все время хотел спросить и забывал: откуда здесь столько талгерана? Ты как-то говорил, что секрет изготовления знали только вы, но Исход был тысячи лет назад, откуда такие запасы?

– Откуда? Как, ты думаешь, выглядели эльфийские города?

– Ну, я читал про что-то такое древесное… — пытаюсь вспомнить прочитанные в разных книжках описания эльфийских поселений.

– Нет, мне все-таки хотелось бы побывать в вашем мире. Из чистого любопытства. Такое написать…

– Не советую. Отловят и на части разберут. Особенно если узнают про Истинное Зрение или другие твои возможности. У нас, я думаю, эльфов и выдумали-то из желания самим быть такими: красивыми, изящными, сильными и почти бессмертными…

Атари пытается сдержать смех, но у него не получается. Хорошо, что улица, по которой мы идем, почти пуста.

– Ой, не могу… Посмотрел бы на себя, пока говорил. Эдакая возвышенная зависть. И то я, бедный, не умею, и на это неспособен… — Внезапно эльф обрывает смех, на глазах становясь серьезным, и продолжает. — Все это, конечно, красиво, но перед Исходом, две с половиной тысячи лет назад, эльфы проигрывали войну. Да, сильны, могущественны, почти бессмертны, но до ужаса консервативны. Вообще, наши историки считают, что если б Исхода не случилось, его следовало бы устроить. Потому что иначе в течение трех-четырех сотен лет люди выбили бы всех. Человеческие маги стали настолько сильны, что их не остановили бы даже Хранители. А по скорости восполнения потерь вы уступали только оркам и гоблинам. Плюс гибкость умов и беспринципность, способность ударить в спину бывшим союзникам, как только это становилось выгодным…

Атари обрывает себя на середине. Похоже, у него самого есть повод завидовать людям. Хотя не сказал бы, что многим из названного стоит восхищаться. Пользуясь паузой, перевожу разговор опять на тему «эльфийской стали».

– Так как выглядели ваши города?

Эльф вскинул голову, вспоминая, и медленно произнес, явно переводя на лету на наш язык:

Серебряные башни, зеленые сады,

В туманной дымке моря предчувствие беды.

Фонтаны звонкоструйные подсвечены огнем,

И ночью под луною светло было как днем.

Великий, славный город, кем был ты побежден?…

Да, если эльфы строили города из этого хитрого металла… Я прикинул, сколько талгерана можно было получить, разломав одну только крепостную башню. Действительно, если потихоньку разбирать покинутые города, то материала хватит очень надолго.

– Стервятники… — горько продолжал Атари. — Уже через несколько лет от этой красоты не осталось и следа. Люди могли использовать наши города как крепости, тем более Хранители поместили многие Источники как раз там. Нет, они предпочли все разрушить… Металл пошел на оружие против Хаоса и в сокровищницы ваших правителей, а на руинах прекрасных городов возникли грязные и неряшливые поселения…

Эльф замотал головой, словно вытряхивая из нее ненужные мысли:

– Все, хватит воспоминаний и уроков истории. Все равно к нашему нынешнему положению это никакого отношения не имеет.

Положим, с этим я бы поспорил, но лучше действительно не буду…

– Мы уже почти пришли. Сейчас говорить буду я. Ты просто стой с как можно более грозным видом и ни во что не вмешивайся. Но если что-то пойдет не так, и начнется драка, придется класть всех.

Заходим в неприметную дверь с потемневшей от времени деревянной вывеской над ней. Что было изображено на доске, я так и не разобрал. А через пару мгновений это стало ненужным — шибанувшая в нос сложная смесь запахов позволила понять, что Атари потянуло к местным алхимикам.

Довольно просторное помещение, недостаточно, однако, большое, если придется махать посохом. Мозаичное стеклянное окно в металлической раме — судя по всему, признак зажиточности и предмет гордости владельца. Полки позади прилавка заставлены банками, баночками и флакончиками, прочими стекляшками хитрой формы, в воздухе невообразимая смесь запахов, забивающая «ароматы» города еще на подступах к лавке. Как обычно, подмастерье за стойкой, еще один, покрепче, следит за порядком. Какой-то мужик у прилавка водит взглядом по полкам и шевелит губами, явно что-то подсчитывая. Становлюсь около двери и налепляю на лицо гнусную ухмылку, расслабленно наблюдая за помещением.

Повторяется ситуация с оружейниками — Атари требует мастера, подмастерье пытается что-то вякнуть, но после пары ехидных фраз остроухого отправляется за начальством. Подойдя к мастеру вплотную, эльф что-то тихо говорит. Человек отшатывается, отрицательно трясет головой. Конечно, я могу сконцентрироваться и услышать, чем же именно так поразил мастера Атари, но это лишний расход энергии, а я и так держусь на грани человеческого облика. Потом нужно будет зайти на ярмарку, купить курицу и где-нибудь по-тихому свернуть ей шею.

Атари не удовлетворен отказом. Он цепляет мастера за одежду, притягивает к себе и еще что-то говорит, пронизывая иллюзорным взглядом, кивает головой в мою сторону. Наконец человек сдается и, сутулясь, уводит эльфа куда-то во внутренние помещения. Повинуясь знаку Атари, отлепляюсь от стены и иду за ними, старательно шаря глазами по сторонам.

Приходим. Тайная комната в подвале здания представляет какую-то невероятную помесь склада и лаборатории. Мастер подходит к одной из стен, поворачивает камень и извлекает из тайника небольшую металлическую шкатулку. И что же нужно Атари, что это так усиленно прячут?

Мастер пыхтит, усердно нажимая на детали узора, отпирая тугой механизм. Похоже, что шкатулку делал какой-то сумасшедший ремесленник, ее меньше чем вдвоем не открыть. Или надо иметь три руки по восемь пальцев на каждой. Наконец запор удается-таки уломать, и на свет появляется кожаный мешочек, заполненный светящимися кристаллами. Подобные, только большего размера, я видел, поднимаясь из подвала затащившего меня в этот мир волшебника. У него они были в беспорядке вмурованы в стены коридора.

Атари рассыпает кристаллы по столу, разделяя на две неравные кучки. Большую он ссыпает в мешочек, а меньшую пододвигает обратно к мастеру.

– Подделки, хотя очень хорошие. Но все равно не советую пытаться сбыть их понимающим в этом людям. Обидеться могут.

На лице мастера разочарование. Похоже, что подделки — его работа.

Эльф достает из-за пазухи небольшой сверток, высыпает на стол несколько камушков. Красные и зеленые — то ли действительно рубины и изумруды, то ли что-то еще. Не разбираюсь я в этом. В руках мастера, как будто из воздуха, тут же появляется лупа, в которую он очень тщательно рассматривает доставшуюся ему плату. Похоже, он думал, что получит меньше, если вообще что-либо получит. Но все равно человек напряжен.

– Сюрпризы устраивать не советую — пострадаете первым, — предупреждает его эльф, изысканно раскланиваясь.

– И что ты такое запрещенное купил? — негромко интересуюсь я, когда мы покидаем «гостеприимный» магазин.

– Кристаллы-концентраторы, или, как их еще называют, колдовские камни. Тоже, кстати, наследие времен до Исхода. Они накапливают в себе магическую энергию, которую владелец может использовать. Естественно, такой человек делается независимым от Источника магом, поэтому эти штучки почти везде под запретом. Например, насколько я знаю, в этом аллоде разрешается иметь не больше одного кристалла размером в пару раз меньше, чем я только что приобрел.

– Понятно. Твой магический резерв, — делаю вывод я.

– Не только. Еще рука и нога Эдрика. Конечно, кристаллы все время подзаряжаются сами, но он расходует энергию быстрее, чем та накапливается.

– Угу. Примерно как я со своими медитациями, так?

– В общем — так.

– Интересно… Как думаешь, Атари, а я смогу от них подзаряжаться?

– Ты? — эльф явно озадачен. — Никогда о таком не слышал. Но, думаю, можно будет попробовать.

Продвигаемся обратно в «грязную» часть Внешнего города. Что же все-таки затеял Атари? Спрашиваю об этом у него.

– Будем играть на человеческой жадности, — отвечает эльф.

– Лохотрон устраивать, что ли? — удивляюсь я.

– «Лохотрон»? Интересное название. Надо запомнить, — усмехается Атари. — Нет, мы наоборот, попадемся в ловушку к тем, кто эти лохотроны — правильно я сказал? — проводит. В одиночку я бы не рискнул, у них обычно сильное прикрытие. Но вдвоем с тобой им ничего не светит.

– Кто будет прикрывать? Скорее всего, придется мне — я еще не настолько хорош, чтобы поймать кого-либо на шулерстве.

– А тебе и не надо будет, — раздается насмешливый голос внутри моей головы. — Я буду следить со стороны и подсказывать. У тебя лучше получится сыграть самоуверенного недотепу. По сути, — смешок, — ты им и являешься…

– Ну, спасибо, удружил, — улыбаюсь в ответ я.

Расписав роли, продолжаем двигаться в сторону рынка.

– Атари? — внезапно окликает эльфа прохожий. Чуть ли не дочерна загорелый крепкий широкоплечий парень моих лет широко улыбается и делает шаг навстречу. — Дылда ушастая, каким ветром тебя сюда принесло?

– Кайел? — в свою очередь удивляется эльф. — А ты-то что тут делаешь?

– Домой возвращаюсь. Мотает меня сейчас по всему Айраду. А это кто с тобой, — карие глаза на словно вырубленном несколькими взмахами клинка лице настороженно оглядывают меня, — и где Эдрик?

– Это Вик. Я тут, — эльф явно смущается, — ученика себе взял…

– Ты — ученика? — перебил его Кайел. — Нет, мир совсем сошел с ума. Хотя, ты, я вижу, уже с глазами. Нашел, значит?…

– Иллюзия, к сожалению, — огорченно кривится Атари. — А Эдрик сейчас на рынке, — эльф явно пытается отвлечь собеседника от неудобной для себя темы, — коня себе покупает.

– Да? Я тоже сейчас с конских рядов — и не встретил. Хотя, что там, ряды-то большие, могли и разминуться…

– А ты как? Серьгу тебе еще не подвесили? — похоже, и в этом мире один из первых вопросов встретившихся после долгой разлуки приятелей — про женитьбу.

– Да нет, как видишь, уши целы, — на лице Кайела улыбка довольного котяры. Ох, чую, жениться такого заставить можно только под угрозой арбалета…

– И сколько отцов и братьев гоняются за тобой теперь? — эльф, похоже, не удивлен.

– Да ты знаешь, пока нисколько, — изумление Атари исчезает только после заговорщицкого подмигивания Кайела. — Некогда мне, не могу долго на одном месте оставаться.

– С тобой все ясно, — смеется эльф. — Ты же у нас чемпион по скоростному охмурению, как я мог забыть. Ладно, пора нам. Ты сейчас куда, в гостиницу Гильдии?

– Да, конечно. Я же все-таки Сокол, хоть от отряда только когти и остались.

– Мы там вещи свои оставили. Вечером подойдем с Эдриком и поговорим.

Эльф и человек заговорщически переглядываются. Все ясно, никуда мы завтра утром не уедем, как минимум до полудня народ будет похмельем мучиться. А потом — это уж как «лечение» пойдет… Кто его знает, сколько эти трое друг друга не видели…

– Да, Кайел, — вспоминает Атари, — ты сейчас с рынка… Скажи, где там горшечники из средних?

– Горшечники? — не понимает собеседник. — Тебе что, посуда понадобилась? А… — огорчается он своей недогадливости, — тебе эти горшечники нужны. Как тогда в Аллурии?

– Ага, — кивает Атари, — с монетой напряженка. Не голодаем, но на клинок хороший не хватает.

– Ну… Один возле ковров, еще около лошадей и рядом с крыльниками. Может, еще кто есть, я не особо приглядывался. Много их что-то развелось, и прикрытие хорошее. Ты уверен, что вдвоем справитесь? Помощь не нужна?

– Извини, парень, — это он уже ко мне, — не знаю, как ты в схватке, но с этими шакалами перо в спину получить — нечего делать. Мы в свое время втроем еле справились.

– Ничего, прорвемся, — усмехаюсь я. — Главное, чтобы Атари спину не подставил, а у меня есть, чем их удивить.

– Ну, смотри, «ученик», — глаза Кайела жестко сощуриваются, — случится что с Атари — пожалеешь, что на свет родился.

– Не пугай, пуганый уже, — ершусь я.

– Хватит вам, сцепились, петухи бойцовые! — со смехом разнимает нас Атари. — Кайел, я действительно уверен в своем ученике.

– Тебе видней, — похоже, Кайел сомневается, но переубедить Атари он не в силах. Где-то я читал, что переболтать эльфа невозможно — так вот, это верно на все сто процентов. И, похоже, парень это давно знает.

– Хорошо. Успехов вам. Кстати, стража на рынке ходит, но так, для очистки совести. Рынок держит кто-то еще.

Кайел разворачивается, поправляет прицепленный к поясу длинный меч и, махнув на прощание рукой, отправляется своей дорогой.

Рынок. Толчея, винегрет красок, звуков и запахов. Я ни разу не видел восточного базара, но, по-моему, он должен быть именно таким. Здесь можно купить все, что угодно и еще чуть-чуть, узнать будущее у предсказателя и посмотреть представление ловких циркачей. Если, конечно, вы не гонитесь за качеством товара и правдивостью предсказания, да еще учитываете риск внезапно обнаружить в своем кошельке не предусмотренное при пошиве отверстие. К людскому гомону примешивается рев ослов, ржание лошадей и шипение крыльников — верховых и вьючных птеродактилей. Говорят, что ближе к югу в ходу еще и ездовые ящеры, но пока я ни одного не видел — здешние зимы для них слишком холодные. Режет уши гвалт продаваемой птицы. Запахи пота, пряностей, раздавленных фруктов и навоза смешиваются в невообразимый аромат рынка.

Продвигаемся к загонам с крыльниками. Местная авиация похожа на гибрид птеродактиля из учебника по биологии и сказочного дракона. Ороговевшая серо-коричневая кожа издали кажется чешуей, пасти с кучей зубов широко разеваются, будто готовясь выдохнуть пламя. Как на этом безобразии еще и летают — ума не приложу.

В относительном затишье, в закутке образованном оградой двух загонов, полным ходом идет околпачивание. Пристраиваюсь очередным зрителем. Атари недалеко, наблюдает за процессом и показывает мне замеченных членов шайки. Простоватого вида парень с ловкими пальцами передвигает по расстеленному на земле коврику три небольших горшочка. Под одним из них, по идее, должен быть глиняный шарик. На самом деле, кусочек глины уже прячется в ладони, «наперстки» давно пусты. Выложившего две небольшие серебряные монеты дородного мужика ждет разочарование.

Еще трое мошенников — группа поддержки — рассыпались в толпе и страхуют подельника. Четвертый, самый внушительный, ангелом-хранителем застыл за спиной наперсточника. И, наконец, пятый, только что исполнивший роль «удачливого игрока», тоже стоит неподалеку.

Наконец, мужик профукивает свои две серебрушки и, разочарованный, уходит, проталкиваясь сквозь толпу. Парень на коврике начинает вхолостую переставлять горшочки, затянув местный вариант «кручу-верчу, обмануть хочу». Что же, теперь моя очередь.

Подхожу, кидаю на коврик три больших медяка. «Крупье» выделяет из кучки наличности соответствующую сумму и вертит стаканчики. Проигрываю. Кидаю еще столько же. Опять «не угадываю». Азартно удваиваю ставку — теперь аж целых шесть медяков. Выигрываю и ставлю серебрушку…

Какой-то частью сознания наблюдаю за соревнованием двух рыбаков — парня на коврике и Атари. Наперсточник думает, что я — рыба, но на самом деле, я — наживка, червяк со спрятанным внутри крючком. Сознание обостряется, голос эльфа в голове стоит неумолкающим фоном, как морской прибой. Я уже сам в деталях вижу маневры мошенника, когда он то позволяет мне немного выиграть, то организует проигрыш, еще более распаляя клиента.

Ставки все повышаются. Конечно, перебить деньгами таких ребят невозможно, «крупье» всегда может «обнаружить» нужную сумму. На этом и строится наш расчет.

Наконец, на кону внушительная кучка монет. Есть даже «эльфийская сталь». Пора.

– Мошенничаете, милейший, — придавливаю шестом руку парня к земле. Пальцы разжимаются, и из ладони выкатывается шарик. Второй рукой достаю меч и острием переворачиваю все три горшочка, так, чтобы было видно: ни под одним шарика нет. Руку с клинком вытягиваю в сторону рыпнувшегося было «ангела-хранителя»: не балуй.

– Сзади! — предостережение эльфа в голове. Но я и сам чувствую приближение кого-то с самыми недобрыми намерениями.

Мир подергивается знакомой рябью — в дело вступает кристалл. Теперь — только бы цена не оказалась слишком высока… Бью вторым концом шеста за спину — там стон и падение тела. Обратным ходом оковкой по лбу достается вскочившему было «горшечнику». Собираю деньги в заранее приготовленный кошель. За спиной — стоны и опять кто-то падает. Поворачиваюсь. Еще три тела корчатся в пыли, Атари отряхивает руки.

– Что стоишь? Быстрее! — поторапливает меня эльф.

«Ангел-хранитель» все-таки рыпнулся. И этого — по башке. А теперь действительно — деру!

Пробегаем несколько рядов, переходим на быстрый шаг. Эльф словно струится сквозь толпу, я пытаюсь делать что-то похожее, но ничего не получается. Ломлюсь, как кабан сквозь камыши, только успевай уворачиваться… Попытавшийся было пристроиться карманник получает локтем в лицо и останавливается вытирать кровавые сопли. Боль во всем теле заставляет стискивать зубы. Ворочается, просыпаясь, урх-гуул…

Выход с рынка, ворота, которые легко перекрыть. Скучающие стражники. Больше, вроде, никого нет. Кажется, успели.

– За нами трое, — голос Атари в голове.

– Оторвемся? — спрашиваю вполголоса, как будто про себя. Ничего, у эльфа уши длинные, услышит.

– Не получится, я города не знаю. Подкараулим их в переулке. Постарайся никого не убить.

– Это уже как получится, — я, наоборот, надеюсь, что кого-то все-таки угроблю. Иначе придется возвращаться в гостиницу, выбирая самые темные места.

Атари чуть сбавляет шаг, будто мы действительно думаем, что оторвались. Сворачивает в какую-то подворотню. Воровато оглянувшись, следую за ним.

Если на главных улицах поддерживается хотя бы видимость порядка, то здесь нет даже ее. Под ногами склизко чавкает, в не вовремя прохудившийся сапог проникает вонючая жижа. Противно.

Атари снова прибавляет ход — хочет найти переулок подходящей ширины. Это, кстати, не такая уж и легкая задача, если эльфу все равно, где увечить бандитов, то мне нужно достаточно просторное место, чтобы размахнуться шестом. А с другой стороны, очень широкая улица позволит догоняющему нас прикрытию наперсточников легко атаковать с разных сторон.

Наконец, нужное место найдено. Становимся спинами друг к другу и ждем.

Погоня не так уж и спешила. Скорее всего, они постарались сначала перекрыть нам путь к отступлению. Темные фигуры одновременно показались в обоих концах переулка.

Ждем.

– У меня четверо. Один, возможно, с арбалетом, — сообщаю эльфу.

– Вижу. У меня пятеро. Дубинки, кастеты, ножи.

Бандиты осторожно приближаются — по-видимому, наше поведение непонятно для них. Вперед выступает «парламентер» с двумя небольшими арбалетами в руках.

– Гоните деньги, и останетесь в живых, — ехидная ухмылка. — Может быть.

– Бросайте оружие, и уйдете на своих ногах, — ага, вздумали соревноваться в сарказме с эльфом. — Может быть…

Тенькает тетива, но нас уже нет на месте. Атари, судя по звукам, ушел от стрел перекатом и сейчас возится со своей пятеркой. Я тоже срываюсь, но не успеваю — бок обжигает болью. В два прыжка преодолеваю расстояние до стрелка и бью шестом. Металлическая оковка с размаху ударяет в висок — будто палкой по арбузу. Меня трясет от наслаждения, урх-гуул довольно ворчит. Раскручиваю посох и наступаю на оставшуюся троицу. Те расходятся, пытаясь зажать с разных сторон. В руках поблескивают кинжалы. Многовато их на меня одного… Ложный выпад, тычок обратным ходом по заходящему со спины противнику — ушел, зараза. Ну, так лови другим концом да по тому же месту!…

Верчусь волчком. Один бандит уже скорчился в куче отбросов у стены, удар по ребрам окованным металлом шестом — это не шутка. Подступаюсь ко второму, чуть теряю концентрацию, и третий заходит-таки со спины. Опять придется рубашку зашивать…

– Спину береги, лопух! — свист рассекаемого воздуха, глухой удар и шум оседающего на землю тела. Кайел? Его какие черти сюда занесли? За Атари приглядывает? Ладно, позже… Успокаиваю оставшегося противника и оглядываю поле боя. Хорошие ребята на ногах, плохие — лежат. Все, как надо.

– У вас как? — спрашиваю у Атари и стоящего рядом Кайела.

– Без потерь. А у тебя? — интересуется эльф.

– Рубаху зашивать придется, — огорченно сообщаю я. — Стрелой порвало. И еще сапог протек. Вляпался в какую-то дрянь по дороге…

– Пошли отсюда, — резюмирует Кайел. — Герои…

– Атари, ученика тебе еще гонять и гонять, — добавляет он, когда мы отходим подальше от места боя, — чуть нож в спину не словил. И ты еще говорил, что справишься…

Выбираемся на центральную улицу, в подворотне отчищаем одежду от грязи. Как обычно, больше всех заляпан я, аккуратист эльф только что не благоухает, несмотря на то, что недавно кувыркался по грязному переулку. За всеми заботами обнаруживается, что уже хорошо за полдень и пора бы перекусить. Находим какую-то харчевню. Парни что-то заказывают, с аппетитом лопают, я же почти не притрагиваюсь к еде. Мне хватает и того, что я получил от убитого арбалетчика.

И сколько уже на моем счету? Восемь? Десять? И сколько я еще народу в бессознательном состоянии в трактире положил? И, что интересно, призраки по ночам не приходят, и совесть не мучает…

Поев, отправляемся за мечом. Кайел идет с нами, ему хочется посмотреть на оружие, из-за которого разгорелся весь сыр-бор. Заходим в лавку, опять зовем мастера. Пока он выбирается из недр магазина, замечаю на одной из полок необычный арбалет. Лук словно вывернут наизнанку и прикреплен на ложе совсем по-другому. Прошу подмастерье показать. Атари тут же отбирает у меня это оружие, вцепляется в него, тщательно осматривает, только что на зуб не пробует.

– Копия гномьей работы? — обращается он к вышедшему мастеру.

– Да, и в комплекте те же запчасти, что и у оригинала, — из-под прилавка достается куча малопонятных железяк весом, наверное, больше самого арбалета. Эльф тщательно осматривает каждую деталь, по некоторым даже щелкает ногтем, чтобы послушать звон. Странно, клинок он и то меньше проверял…

– А цена?

Цена оказывается под стать мечу. В яростном торге я участия не принимаю, в отличие от Кайела. После долгих споров удается скостить почти треть и добавить к арбалету еще пару дюжин болтов — без приятеля Атари нам бы этот подвиг не удался. Мастер получает деньги, косит глазом на мой уже опробованный в деле шест. На оковке появились свежие царапины, несколько темно-красных пятнышек на стыке дерева и металла мне так и не удалось отчистить. Похоже, способ добычи денег в тайне уже не сохранить…

Забираем оружие. Арбалет — в мешок, старый меч — туда же. Новый цепляю к поясу, теперь будет путаться в ногах, пока не привыкну.

Когда возвращаемся в гостиницу, уже вечереет. Кайел с Атари обсудили все, что могли, теперь предвкушают новый раунд разговоров, уже с третьим собеседником и за накрытым столом. И тем сильнее наше недоумение, когда на просьбу позвать Эдрика из Соколов страж сообщает, что такой из города не возвращался.

Оглавление