Глава 11

Пару минут Кайел и Керрил пытались найти концы прутьев или механизмы, управляющие решеткой. Ползали по полу, вставали на плечи мне и Атари, чтобы добраться до потолка Напрасно. То, что сработало при проникновении сюда, в подземелье было бесполезно. Стержни из «эльфийской стали» уходили глубоко в камень, а наверху заканчивались не менее чем в полуметре над сводом.

– Остается пока играть по правилам хозяев, — покидая мои плечи, сообщил Кайел. — Думаю, у нас найдется, чем их удивить.

Теперь мы направились куда-то к центру переплетения коридоров. По словам Керрила, там находились короткие лестницы, соединяющие несколько этажей. Построение выбрали прежнее: наемники впереди, я с Атари и Эдриком чуть сзади. Правда, привыкнуть к нему мне так и не удалось. Мы не успели пройти и полвины пути, как с грохотом упала очередная талгерановая решетка, отделяя от нас идущих впереди.

Мы посмотрели друг на друга через металлические прутья.

– Достали уже, заразы, — буркнул я.

– Придется выбираться по отдельности, — заявил Керрил. Не знаю, насколько он хорош в бою, но банальности изрекать — мастер. — Попробуйте найти другую дорогу. И не давайте себя разделить…

– Бла-бла-бла… И не забудьте: руки вверху, ноги внизу, а ваши задницы — точно посередине, — Атари язвителен, как всегда. Хорошо, что раздававший «ценные указания» Керрил его не слышал.

– Может, это и к лучшему, — сказал напарнику Кайел, когда решетка скрылась за поворотом. — Теперь можно работать в полную силу, не оглядываясь на свидетелей. На тренировках у нас в паре неплохо получалось.

– Угу. Ну, что: позади все горит, впереди все рыдает?…

– Может, это и к лучшему, — сказал я, когда решетка скрылась за поворотом. — А то не знаю, как себя Керрил поведет, если меня ткнут чем-нибудь острым…

Мы прошли еще несколько пересечений коридоров, миновали ответвления, ведущие в огромные неосвещенные залы. Пару раз за спиной с грохотом падали решетки. Мы почти уткнулись в какой-то тупик, когда Атари резко остановился:

– Я понял! Все, я смогу нас отсюда вывести.

– Что такое? Уже видел такую планировку? — отозвался я. — Только не говори, что и это вы построили.

– Это действительно построено эльфами, — подтвердил свои подозрения Атари. — Почитатели Темного использовали уже готовые подземелья.

– А что эльфы делали в этих катакомбах? — подал голос Эдрик.

– Как «что»? Молились. Мы сейчас в бывшем эльфийском святилище. Это пятый уровень, под нами еще три и главный зал.

– Да, порушены все мои представления об эльфах, — меня пробил истерический смех. — А гномы, должно быть, молились наверху, в священных рощах…

– Нет, святилища гномов тоже под землей, — совершенно серьезно уточнил эльф. — Дело в том, что до Исхода эльфы поклонялись не только Хранителю, но и Создателям, чьи души присутствовали в главных залах всех эльфийских святилищ. Только благодаря Создателям народ эльфов пережил Исход почти без потерь…

– А почему ты говоришь о своем народе, как о чужих? — перебил я Атари.

– Ты до сих пор не догадался? — похоже, у в последние пару дней всех тянет откровенно поговорить. Кайел, теперь вот Атари… — Я изгнан. Так что на все эти «кер» и «лин» в имени права уже не имею. Ну да какая теперь разница… А ослепили меня, чтобы я не смог вернуться. Для того, чтобы открыть Дверь между мирами, Истинного зрения недостаточно…

– Судя по твоей откровенности, мы в ближайшее время должны умереть страшной смертью, — съязвил из-за моего плеча Эдрик.

– Вполне возможно. А если и нет — вы все равно должны знать правду. Интересный у вас попутчик: заговорщик, убийца, отступник, святотатец…

Пощечина в пустом коридоре хлопнула не хуже пистолетного выстрела. Атари зло посмотрел на меня. На щеке наливался красным след от удара: все же я немного переборщил.

– Успокоился? — сердито прозвучал голос Эдрика. — Нам начхать, кем ты там был в своем эльфятнике. Здесь и сейчас ты лучше многих людей, которых я видел. А насчет святотатства… Как закончишь Вика обучать, поговори с нашим Хранителем, может, он уладит дела с вашим ушастым богом… Чего ржете оба?

– Да я представил Хранителей, как они об Атари договариваются, — отсмеявшись, пояснил я, — а Атари это в моей голове подглядел. Он же все еще мой Мастер. И другого, — я уже серьезно посмотрел на эльфа, — мне не надо.

Молчание повисло в воздухе. Каждый из нас потихоньку приходил в себя.

– Как думаете, что будут делать Темные? — спросил Эдрик.

– Скорее всего, перекроют решетками все пути, загонят в удобное место и попробуют взять живыми, — предположил Атари.

– А не легче заблокировать концы какого-нибудь коридора, когда мы войдем, и подождать? — пришло в голову мне. — Несколько дней без пищи и воды — и Темные получат нас вообще без потерь.

– Это невозможно, — успокоил меня Атари. — Решетки установлены там, где когда-то были опускающиеся перегородки. Цельные, талгерановые. Люди, пришедшие сюда, решили сэкономить, и заменили пластины прутьями. А ставить новые решетки в других местах… Я видел эти механизмы, слишком все сложно, слишком много работы. Как будто Темным делать больше нечего.

– Но сменили же они облицовку стен, — продолжал сомневаться я, — так, что ты даже святилище не узнал.

– Да, не узнал. Потому что нас понесло через боковые проходы, через которые я ни разу в жизни не ходил. Только через главный вход. И потом, — продолжил Атари, — если Темные установили новые решетки, что мы сможем сделать? Ничего. Так что незачем дергаться понапрасну.

Действительно, чего дергаться? Даже если нас поймают в предсказанную мной ловушку, я не пострадаю. Уйду в медитацию, а когда за нами прибудут, устрою Темным небольшой сюрприз…

– Сейчас направо, — сориентировался, наконец, Атари, — за углом будет лестница на следующий уровень. На последнем уровне перед главным залом — комната наблюдения, там можно будет открыть все решетки.

– Стой, не туда! — удержал Кайел напарника на одном из поворотов.

– А что такое? — удивился Керрил.

– Я знаю где мы.

– Ну и я тоже знаю.

Кайел победно посмотрел на Керрила. Наконец-то представился случай уесть вечного друга-соперника…

– Ни дракона ты не знаешь! Это не храм Темного.

– Что ты несешь? — Керрил подумал, что от нагрузок у его напарника помутился разум. — А чей он, по твоему?

– Это эльфийское святилище.

– Какое еще, к эльфам, эльфийское святилище? Они не строили глубоких подземелий!

– А не надо было бегать к мастеру-рукопашнику, когда нам про ушедшие расы рассказывали! У эльфов было единственное сооружение на такой глубине и как раз с подобной планировкой: Святилище Создателей. А ты, что, думал, что если во время Исхода кто-то свалил, то о них и знать ничего не надо? — все, готов, добивать не требуется. — Если мы не пойдем прямо, как ты хотел, а повернем направо, то за углом будет лестница на следующий уровень. Ведь твой купец внизу, так?

– Так, — буркнул признавший поражение Керрил, — я держу Поиск Потерянного, так что эта сволочь от меня не уйдет.

– Да, кстати, — добавил Кайел, — на последнем уровне перед главным залом — комната наблюдения, там можно будет открыть все решетки.

Шестой подземный уровень. За нашими спинами с грохотом опускается очередная решетка. Не обращаем внимания — сколько их уже было…

Этот этаж обжит явно лучше, чем предыдущие. Проходы освещены мягким теплым сиянием круглых потолочных плафонов. Коридоры, комнаты и залы отделяются друг от друга дверями, большая часть которых заперта. Конечно, можно взломать пару-тройку, но зачем? На стенных панелях больше нет геометрических узоров с разбросанными в кажущемся беспорядке камнями-накопителями. Вместо них — изображение Темного, какие-то уродцы, батальные сцены… Какой фигней только не страдают люди, когда у них мозги перемыкает…

Атари уверенно вел нас в ловушку. Оставалось надеяться, что здешние системы наблюдения и связи не позволяли услышать, о чем мы переговариваемся, и предупредить засаду.

– Вот, эта дверь. За ней большой зал, шагов семьдесят в длину. — Атари слегка нахмурился, подождал несколько секунд, сканируя помещение. — Четверо в первой линии, еще десяток в прикрытии. Может, еще кто есть, но я не вижу: дальше полусотни шагов мне не достать.

– Хорошо. Тогда — как договаривались, — я снял «сбрую» с Эдриком, навьючил ее на эльфа. Проверил, как выходит из ножен меч, щелкнул предохранителем арбалета, переводя флажок на «очередь», и стал перед правой створкой двери. Атари с Эдриком спрятались за левой.

Я сосредоточился. Моя связь с камнем окрепла, и теперь я мог переходить в «боевой» режим намного быстрее. Всего-то минуты за полторы.

Мир подернулся легкой дымкой. Боль — тут как тут — словно опытная любовница начала легонько покусывать тело. Пока легонько. Я кивнул Атари: «Давай», и эльф медленно потянулся рукой к двери.

Бух! Легкое прикосновение заставляет створку выскочить из петель и, пролетев с десяток метров, сбить с ног человека в доспехах, держащего край широкой сети. Я нажимаю на спуск, как только неспешно вращающаяся в полете половина двери освобождает обзор. Боевой режим растягивает время, пока арбалет перезаряжается, я успеваю перевести оружие на новую мишень и прицелиться. Даром не пропадает ни один болт.

Народу все равно слишком много. В обойме арбалета двенадцать стрел. Когда вхолостую вжикнув механизмом, оружие перестает дергаться, на ногах остается еще пятеро. Я выжат, как лимон. Меня вывернули наизнанку и натерли солью. Почти все силы уходят только на то, чтобы сдержать урх-гуула. Выпускаю арбалет из рук, и он начинает неторопливое, словно я нахожусь под водой, падение на пол. Я тем временем, раздвигая ставший каким-то неподатливым воздух, устремляясь к оставшейся в живых пятерке, на ходу выхватывая меч. Пробегая мимо придавленного дверью, чиркаю концом клинка по удачно подставившемуся горлу незадачливого ловца. Становится легче, боль слегка отступает, и ОН уже не так яростно рвется завладеть моим телом.

Перехватываю меч обеими руками. Фехтования не будет, будет резня. Надо спешить, пока Темные не очухались от того, что в их мышеловку попалась не мышь, даже не крыса — волк…

Эмиссары не торопились, берегли силы: время спешить еще не пришло. Но и не медлили. Быстрым шагом спустившись на шестой уровень, они, провожаемые грохотом падающих за спинами решеток, добрались до большой двустворчатой двери. Сканирование — пауза — несколько слов шепотом. Кивнув друг другу, они одновременно толкнули створки…

Ожидавшие в зале прислужники Темного Хранителя ничего не успели не то, что сделать — сообразить. Четверо с сетью умерли сразу же, не спасли пластинчатые доспехи и глухие шлемы. Тонкие метательные ножи все равно достали каждого. А затем две закутанные в темную ткань фигуры странными дергаными скачками рванулись к ожидавшему их десятку…

Когда все было кончено, эмиссары собрали метательные ножи и бегом направились дальше. Вот теперь надо было спешить, пока Темные не очухались от того, что в их мышеловку попалась не мышь, даже не крыса — волк…

Пока слуги Безголового приходили в себя, мы успели проскочить на следующий этаж. Лестница, к которой мы выбежали, соединяла не два, как предыдущая, а три уровня. Но Атари свернул в переплетение коридоров уже после первого пролета. Ни я, ни Эдрик не успели ничего сказать, эльф сам объяснился:

– Книга где-то здесь, рядом. Быстрее, пока нас от нее не отрезали!

И мы еще увеличили темп. Мне-то что — шесть отнятых жизней бурлили в теле, я ощущал удивительную легкость и силу. Казалось, встреться на пути очередная талгерановая решетка — поломаю прутья, как спички.

– Атари, а почему ты дверь вынести смог, а решетки — никак? — поинтересовался я на бегу. — На талгеран эта магия не действует?

– Действует, хотя и немного по-другому, — дыхания на разговор у эльфа уже не хватало, он посылал мысли напрямую. — Это что-то вроде воздушной волны. Дверь большая, ее легко выбить. У решетки прутья тонкие, да еще нужно прикладывать силу к каждому прутку… Я просто не потяну.

– Понятно. Для решетки заклинание должно быть мощнее, и его надо накладывать на каждый прут отдельно. Сил не хватает, — повторил я заинтересовавшемуся Эдрику.

Мы уже не бежали — летели. Атари вел нас, с ловкостью раллийного штурмана предупреждая о поворотах. Похоже, от близости цели эльф совсем потерял голову. Я на всякий случай сконцентрировался, чтобы в любую секунду войти в боевой режим. Мне головы спутников дороги были на своих законных местах.

Двери, преграждающие нам дорогу, вылетают от взмаха руки эльфа, открывая зал, уставленный рядами книжных шкафов. Около одного суетятся две низкорослые фигуры в темном, больше никого не видно. Вход в боевой режим, одновременно выстрел и бросок ножа, выход. Что-то не так… Подхожу к трупам. Пятная книги кровью, словно бабочка к полке пришпилен ребенок, лет эдак десяти-одиннадцати. Второй такой же лежит на полу, на лице — удивление. Оба в одинаковых поношенных балахонах, шеи опоясывают наглухо заклепанные грубые металлические кольца с ушками, в руках метелочки для смахивания пыли. Тяжело опираюсь на шкаф. «Случайных людей здесь не будет»…

Шорох нарочито неспешных шагов. Тщательно выверенная пауза.

– Что, никогда не убивал детей? Так это даже проще…

Разворачиваюсь, рука сжимается в кулак… и попадает в железный захват. Из такого освободится может только урх-гуул, я не в силах.

Невозмутимое лицо эльфа. Сочувственный шепот Эдрика из-за спины.

Делаю несколько глубоких вдохов и выдохов. По идее, помогать это не должно: тело мое мертво, оно не производит лишний адреналин, который нужно сжигать. Но, вопреки всему, я успокаиваюсь.

– Пришел в себя? — рука оказывается на свободе, кулак медленно разжимается. На ладони — следы от впившихся ногтей.

Огромный зал был разделен перегородками на лабиринт клетушек. Под потолком проходили многочисленные мостки, с одного из которых эмиссары смотрели на копошащихся внизу людей. Все они были одеты в различающиеся только степенью поношенности темно-серые балахоны, у каждого шею охватывало грубое металлическое кольцо. Разного возраста, лет от пяти и старше. Женщин не видно, только мужчины и дети. Некоторые содержались прикованными за ошейники цепями в отдельных загородках-казематах, остальные сидели, лежали или бродили в пределах своих загончиков.

Подчиненные Наставника пробились в этот зал без особого труда, внимание немногочисленной охраны приковано было к выходам из этого странного помещения. В невысокий, по сравнению с заложенными почти доверху дверными проемами, проход проникнуть можно было только поднявшись на скрипучем самопальном лифте. Или по стене, цепляясь крючьями за неровности кладки. Может быть, парни и не полюбопытствовали бы, что находится за столь оригинально модернизированной дверью, но кратчайший путь к лестнице проходил через этот зал.

– Обе стены разбиваем или только одну? — поинтересовался Керрил.

– Обе, — подумав, ответил Кайел. — Пусть эти разбегутся во все стороны, а Темные разбираются, где кто.

Обитатели загончиков поначалу не обратили внимание на раздающееся со стороны заложенных дверных проемов потрескивание. А зря. Не прошло и малой доли, как кладка с грохотом развалилась, разрушив заодно стены пары карцеров. Некоторое время все оторопело смотрели то на освободившиеся проходы, то на как-то незаметно опустевшие мостки над головами. Сначала выходить боялись, но потом из зала по кучам битого камня выбрались любопытные дети. Увидев, что ничего не произошло, за ними потянулись и взрослые, и вскоре обитатели зала, словно муравьи, расползлись по коридорам. И лишь немногие из них заметили, как мимо проскользнули две странные фигуры, с ног до головы закутанные в черное.

Вы когда-нибудь видели, как бледнеют эльфы? Неприятное зрелище. Атари вынырнул из-за книжного шкафа с лицом ровного, в один тон с волосами, пепельного цвета. Губы обычно невозмутимого эльфа подрагивали. В руках он держал что-то вроде футляра, какую-то небольшую то ли коробку, то ли шкатулку.

– Что случилось? — спросили мы с Эдриком в один голос.

– Это невозможно… — пробормотал эльф, показывая нам пустую коробку. — Его вынули…

– Сядь и расскажи все по порядку, — я потянул Атари к столу, за которым сидел, отдыхая от сбруи, Эдрик.

Эльф плюхнулся на стул, как величайшую драгоценность поставил на стол коробку. Закрыл ее, снова открыл, словно надеялся волшебным образом вернуть исчезнувшего из футляра «его».

– В этом футляре был таэ’л’вилин. Вы называете его «Книга Вопросов и Ответов», но это только малая часть его возможностей.

– А что это на самом деле? И почему из-за того, что его вынули из футляра, ты стал одного цвета со своими волосами? — ох, чует мое сердце, что-то тут нечисто.

– Эта вещь… — непонятно, то ли Атари пытался как-то попроще рассказать о загадочном таэ’л’вилине, то ли экстренно придумывал, какой лапши нам навешать на уши. — Она сделана для эльфов, которые попадают одни в чужой мир. Несколько таэ’л’вилинов было оставлено здесь во время Исхода, на случай, если кто-то из эльфов случайно вновь попадет сюда, и ему понадобится помощь.

– Набор для выживания? — дошло до меня.

– Да, — еле заметно улыбнулся эльф, хоть и с моей помощью, но нашедший определение загадочного прибора. — Только не нож, кремень, огниво и рыболовные крючки, а кое-что более сложное. Он содержит множество знаний, может лечить, создавать вещи, защищать владельца…

Да, здорово. Библиотека, синтезатор, врач и телохранитель в одном флаконе, то есть в одной коробке. Но почему Атари так испугался?

– Штука хорошая, но почему ты посерел-то? — эхом моих мыслей отозвался Эдрик. — Его что, нельзя вынимать? Он от этого испортится?

– Нет, от этого испортимся мы, — съязвил эльф, на лицо которого потихоньку начали возвращаться краски. — Для работы с таэ’л’вилином нужно только открыть крышку коробки. Вытащить его из защитного кожуха может лишь мастер, который сделал прибор. У других — не получится. А если попытаться разломать футляр, то… Я не знаю, как это объяснить, но на пару тысяч саженей во все стороны из живых существ останутся только растения и мелкие насекомые. Все остальные превратятся в пепел.

– Ни фига себе спецэффекты… — изумился я. — А что, тихо-мирно превратить в пепел только сам этот «вилин» нельзя?

– Пока не удается, — еле заметно улыбнулся Атари. — Самые первые образцы при взрыве уничтожали вообще все. Может, еще лет через пятьсот…

Их ждали прямо у выхода с лестницы на восьмой уровень. Стоило эмиссарам пройти немного, как сзади опустилась одна из вконец доставших решеток, а из ответвлений впереди вынырнули фигуры с гномьими арбалетами. Защелкало, затарахтели механизмы перезарядки, и навстречу двоим, замершим у решетки, по узкому коридору понесся поток стрел.

Кайел вскинул голову, взгляд его помутнел, и стрелы словно увязли в воздухе, не долетев совсем чуть-чуть. Керрил свел вместе руки — еле слышно прозвучал хлопок ладоней — а когда развел их и направил в сторону стрелков, с пальцев ударили молнии…

Теперь, помимо уже имеющегося оружия, оба эмиссара заполучили еще и по арбалету. Можно было, конечно, взять и по два, но зачем? И так каждый прихватил еще и по запасной обойме. Рассматривая доставшийся ему арбалет, Кайел отметил про себя, что выглядит он точно как тот, что купили Вику. Только вместо рамки в прорези кожуха вставлялся барабан, вмещавший намного больше болтов.

На восьмом уровне мы, наконец, получили доказательство, что Темные пришли в себя. Сразу после лестницы за нами опустили решетку, а из ответвлений коридора повалили арбалетчики, заливая нас потоком стрел. Ничего у них не вышло. Бывший наготове Атари сделал странный жест, словно кидая что-то между нами и стрелками. Результат меня удивил. Болты пролетали примерно половину расстояния от Темных до нас, а потом, словно отразившись от чего-то невидимого, мчались обратно. Арбалетчиков нашпиговало собственными стрелами.

Подойдя к трупам, я сравнил арбалеты Темных и свой. Они почти не отличались, только вместо рамки в прорези кожуха вставлялся барабан, вмещавший намного больше болтов. Я вставил один такой в приемные пазы своего арбалета. С другого трупа поднял его оружие, хозяину оно уже не нужно, взял два магазина про запас. Небольшая отдача и кое-какие особенности моего мертвого организма позволяли мне поиграть в Рэмбо. Еще один арбалет взял Эдрик. Атари дернулся было к оружию, но потом все-таки решил не брать.

– Мне свободные руки важнее, — объяснил он. — Стрелки не справились, так что сейчас против нас должны направить мага.

Насторожившись, мы продолжили путь. Немного успокаивало лишь то, что на меня многие заклинания не действовали, а на эльфа действовали слабо или совершенно не так, как на людей. Устроившегося в «сбруе» за моей спиной Эдрика как боевую единицу никто из нас всерьез не воспринимал.

Путей к здешнему центру управления много, но все они проходили через один зал. Скорее всего, нас ждали там. На это указывало еще и то, что коридоры словно вымерли, никто не попался нам навстречу. Ну, что же, тем лучше для них, живыми останутся. Зачистку проводить мы не собирались, это ведь не компьютерная игра, нам бы самим ноги унести. А разбираются с этим святилищем пусть Гильдия и Церковь Хранителя.

До места возможной засады мы добрались без приключений. Еще около места боя с арбалетчиками Атари наложил на нас заклинания, защищавшие от обнаружения магическим способом, а также вывел из строя все приборы наблюдения от лестницы до дверей зала. Потом он, правда, отдыхал минут пятнадцать, но результат того стоил. Можно было не бояться, что как только мы подойдем к дверям, они откроются, застав нас врасплох. Нет, врасплох застать должны мы.

– Зал большой, саженей сто в длину, шестьдесят или семьдесят в ширину, — инструктировал меня Атари. Эдрика мы оставили рядом, в удобном тупичке, а сами стояли перед высокими узорчатыми дверями. — Народу много, я насчитал два десятка, и это только ближе полусотни шагов. Некоторые стоят на галерее, саженях в восьми над полом, так что будь внимателен. Два мага. Один шагах в двадцати, пытается замаскироваться, но у него это плохо получается. Другой либо дальше, либо маскируется лучше. К магам без нужды не лезь, лучше постарайся нейтрализовать простых воинов, чтобы мне отвлекаться не пришлось.

– Понятно. Мне — простых, тебе — не простых. А стенку еще такую от арбалетчиков поставить не сможешь?

– Я-то смогу, но она действует в обе стороны.

Я порадовался, что так и не успел выстрелить тогда. Хорош бы я был, выковыривая из себя собственные же болты.

– Пошли? — эльф положил ладони на створки дверей.

Я подождал пару минут, входя в боевой режим, и кивнул.

И мы пошли…

С легким хлопком здоровенная дверь влетает в зал. То ли на этот раз у Атари получилось лучше, то ли просто так вышло, но обе створки ушли вперед, держась строго вертикально, заслоняя нас от Темных.

Одним прыжком я перескакиваю границу коридора и развожу руки в разные стороны. Начинают тарахтеть арбалеты. По сторонам — скопище целей, половина почему-то прозрачные.

– Вик, здесь куча иллюзий, — звучит в голове. К счастью, мысли в боевом режиме не растягиваются резиной вместе со временем, и мы с Атари можем нормально переговариваться.

– Какие из них настоящие? — спрашиваю я, обстреливая с одной руки полупрозрачных, а с другой — нормально выглядящих врагов. Целится в боевом режиме удобно. Нет никаких знакомых по компьютерным играм или фильмам про киборгов перекрестий, все проще. Я знаю, как поставить руку, чтобы болт полетел точно в цель, и все.

Короткая пауза, пока эльф смотрит на мир моими глазами, а затем:

– Четкие — настоящие, прозрачные — иллюзия.

Прекрасно. Пока мы обменивались мыслями, я потратил впустую всего два болта.

Дальше обстреливаю только настоящих.

Блин, да сколько же их тут! От превращения в ежика меня спасает только боевой режим. Я передвигаюсь дергаными прыжками, неожиданно меняя направление, сбивая Темным прицел. Не «маятник», конечно, но пока проходит. Крестообразный зал раза в три длиннее радиуса сканирования эльфа, он размером с хорошее футбольное поле. Атари насчитал два десятка человек в радиусе полусотни шагов, но врагов много больше. Арбалетчики скопились на галерее, мечники внизу группируются вокруг трех мужчин в мантиях — магов. Кто-то еще кучкуется за поворотами в дальнем конце зала, на концах «перекладины» креста, но пока они ко мне не лезут, мне до них нет дела. Зал рассмотреть толком не удается, внимание словно распыляется на все триста шестьдесят градусов. Все смешивается в затуманенную кучу, только временами перед глазами появляется четкий силуэт очередной цели, и пальцы нажимают на спуск. А в голове только одна мысль: скорей бы все это закончилось…

Наконец, и Атари выходит на свет из тени коридора. Каким-то образом я ясно вижу его в этой круговерти и даже стараюсь не задеть случайным выстрелом. Появившись в зале, эльф сразу переходит к делу. С его рук слетают друг за другом пара небольших матовых шариков, эдакие розовые жемчужины размером с мандарин. Попав в группу Темных, окружающих волшебника, они разбрасывают тела горящими изломанными куклами. Первый удар маг еще держит, но второй шарик разрывает его на обугленные куски. Одновременно дверной проем за спиной Атари перекрывает одна из осточертевших уже решеток.

Продолжаю уменьшать поголовье арбалетчиков на галерее. Атари со вторым магом активно машут руками. Ничего не происходит, но им виднее, что они делают. Несколько мечников пытаются подобраться к эльфу, приходится их успокоить. Что-то вспыхивает за углом, вылетают несколько тел Темных, от стены к стене проносится туча искр. По-видимому, в дело вступил Кайел со своим «хорошим знакомым».

Неожиданно все иллюзорные враги исчезают. Заслон вокруг третьего мага рассыпается, и в меня веером летят какие-то фиолетовые сгустки. Летят быстро, даже в боевом режиме я не успеваю уклониться. Часть проходит мимо, но четыре попадают. Один — в арбалет в левой руке, превращая его в набор смятых железок. Два — в корпус, пробивая насквозь. Успеваю порадоваться, что отцепил Эдрика. Еще один как бритвой срезает правую руку почти по локоть. Боли почему-то не чувствуется, только холод.

Плюхаюсь на колени. Только для того, чтобы отцепить от оружия отрезанную кисть и, вопреки указаниям Атари, выпустить длинную очередь в удивленного мага и окружающих его Темных. Но колдун, по-видимому, перестраховался: болты, выбившие мечников вокруг фигуры в мантии, перед ней словно застревают в воздухе. Ловлю спиной пару стрел с галереи. Появляется боль — и черт с ней. Выпускаю оставшиеся заряды по стрелкам, кое-как уклоняясь от очередного веера сгустков, и отбрасываю опустевший арбалет. Правая рука ужасно чешется, постепенно восстанавливаясь, но слишком медленно… Вытаскиваю меч левой — жутко неудобно, пришлось перехватывать за лезвие — и, сбивая прицел оставшимся стрелкам, скачу к волшебнику. На эльфа надежды нет — он погряз в разборках со вторым магом.

Немногочисленное оставшееся прикрытие Темного успевает выстроиться перед охраняемым. На что они надеются? Разве что выиграть время для мага. И верно, я вязну. Они безнадежно проигрывают в скорости, но, не жалея своих жизней, просто заваливают массой. Получаю несколько отчаянных ударов мечом с неизменной талгерановой полосой, ощущения — будто втыкают раскаленный прут. Им-то «эльфийская сталь» на оружии зачем, они же Темные?

Опять полыхает фиолетовым. Сгустки пронизывают насквозь всю нашу кучу-малу, я снова получаю несколько сквозных дыр. Обжигает лицо, я слепну на один глаз. По плавно нарастающей боли, пронизывающей все тело, понимаю, что резерв энергии исчерпан, несмотря даже на пополнение от резни заслона мага. Выбираюсь из кучи трупов — последние остававшиеся на ногах мечники оседают, сбитые возникшими из ниоткуда болтами — и, поднимая меч для удара, хромаю к магу. Он сводит руки вместе, из ладоней на меня брызжет фиолетовым…

Облегченно ревет освободившийся урх-гуул, а я падаю в пронизанную кровавыми прожилками черноту…

– Путей к комнате управления решетками много, но все они проходят через один зал, — объяснял Кайел — Скорее всего, нас ждут там. И там точно будет маг.

– Ну и что? Как обычно: ты — защита, я — нападение. Если два мага, то каждому будет чем заняться. Главное — ввязаться в бой, а там посмотрим…

– …На наши обгорелые тушки.

– Тьфу на тебя!

Разговор не мешал наемникам внимательно смотреть по сторонам, проверяя каждый поворот на присутствие засады. Но никого не было, коридоры словно вымерли. Похоже, Темные собрали все свои силы в одном месте.

Узорчатые двери эмиссары преодолели с ходу. Проверка пространства впереди засекла несколько десятков обычных воинов и пару магов, ничего серьезного. Выбив створки, Кайел отработанно прикрыл себя с напарником «щитом» от стрел арбалетчиков. Керрил тут же пустил «воздушную волну», разметавшую выстроившихся в ожидании Темных, а потом, без паузы, «факельное шествие» — множество выстроившихся широкой полосой искр, прожигающих все на своем пути. В живых остался только волшебник, заставивший смертоносные снаряды просто обогнуть себя, устремляясь дальше. Им тут же занялся Кайел.

Второго мага Керрилу видно не было, он ощущался за поворотом стены крестообразного зала. И — сюрприз — неподалеку обнаружилось еще два человека, активно применявших магию. Керрил отбросил так и не пригодившийся арбалет, теперь ему нужнее были свободные руки. Затянув себя «воздушным арканом» на галерею, эмиссар ударом в горло снес некстати подвернувшегося стрелка и осторожно выглянул за поворот.

В этой части зала тоже шел бой. Атари, воин с двумя клинками за спиной, оказавшийся еще и волшебником, методично ломал защиту вяло огрызавшегося мага из Темных. Вик, в бешенном темпе прыгая дурным козлом чуть ли не по половине зала, с обеих рук поливал арбалетчиков на галерее, временами отгоняя от Атари приближающихся мечников. Головная повязка, придерживавшая непослушные волосы, сбилась набок, открывая вставленный прямо в лоб кристалл владетеля, на лице застыл сумасшедший оскал человека, делающего что-то выше своих сил. И действительно, выстрелы были нечеловечески точны. Казалось, каждый болт у него попадал в цель. Он еще и ухитрялся отличать настоящих воинов от иллюзий, во множестве созданных невидимым пока третьим волшебником. Эльфы и демоны, ну и спутники у Кайела…

Керрил высунулся из-за угла чуть сильнее и, заморозив влагу воздуха в десятки дротиков, метнул их вдоль галереи. Стена ледяных зарядов очистила пространство, собрав изломанные останки воинов Темного Хранителя у дальней стены. Теперь можно было без особых помех поискать неуловимого третьего мага. Он оказался почти под Керрилом, окруженный не только отрядом мечников, но и мощной многослойной защитой. Эмиссар уже планировал атаку, когда ситуация резко изменилась.

Повинуясь сигналу волшебника, заслон впереди него разошелся в стороны. Одновременно иллюзорные воины исчезли, а в обстреливающего Темных Вика полетели, расходясь узким веером, фиолетовые сгустки. «Универсальный пробойник», заклинание, которым можно резать «эльфийскую сталь», как бумагу. В Вика попали четыре заряда. Один из арбалетов превратился в бесполезный кусок металла, на песок упала отрубленная почти по локоть правая рука. Воин мгновение постоял, с удивлением глядя на сквозные дыры в груди, а затем рухнул на колени. Крови не было, «пробойник» замораживает раны. Керрил сжал зубы, потеря хорошего бойца всегда невосполнима, и приготовился атаковать мага. Но то, что он увидел дальше, заставило его в изумлении застыть на месте.

Казалось бы безнадежно мертвый, Вик протянул уцелевшую руку, разжал сомкнувшуюся на ложе арбалета отрубленную кисть, и издевательски ухмыляясь, выпустил в окруженного охраной волшебника остатки стрел. Зрачки серых глаз расширились, затопив радужку чернотой, кристалл владетеля во лбу воина начал разгораться красным, и только тогда Керрил понял, что это значит. Демон! Здесь! У него под боком!

Тем временем демон, отбросив разряженный арбалет, выхватил левой рукой меч и рванулся к остолбеневшему магу. Правая рука его уже начала отрастать, уже на несколько пальцев выглядывая из-под обрывков отрезанного «пробойником» рукава.

Маг остолбенел, но его охрана — нет. Жертвуя своими жизнями, они держали демона на расстоянии, пока волшебник не пришел в себя, и не ударил «пробойником». А потом — снова… И снова… Атари, покончивший наконец со своим противником, метнулся к последнему магу. Сложная прическа, защищавшая голову, растрепалась, мелькнуло заостренное ухо, и Керрил, наконец, вспомнил давно забытые лекции об ушедших Иных.

– Эльфы и демоны… — повторял оторопевший эмиссар. — Эльфы и демоны…

Из груди стоявшего уже в двух шагах от волшебника изуродованного заклинаниями демона вырвался дикий радостный рев. Словно и не было всех ран, он прыгнул на мага, пробив все его защиты и, забыв про меч, впился зубами ему в горло…

Краем глаза заметив, что эльф схватился за голову и рухнул на колени, эмиссар стал нацеливать «пробойник». Какой бы это ни был демон, вряд ли он выживет без головы и искрошенный на мелкие кусочки. Эльфийское отродье тем временем отбросило труп мага и, с безмятежной улыбкой на восстановившемся лице, оглянулось по сторонам. Керрил опоздал всего на миг, какой-то идиот-арбалетчик с противоположной галереи выпустил вниз болт. Демон легко увернулся, и громадными прыжками поскакал в ту сторону. Тщательно нацеленный заряд ударил в окровавленный пол.

К стоящему на коленях эльфу побежали оставшиеся в живых мечники Темного. Не добежали. На середину зала выскочил Кайел с окровавленным мечом в левой руке и арбалетом в правой, а из-за перекрывавшей выход поредевшей под случайными попаданиями «пробойника» талгерановой решетки полетели болты. Приглядевшись, Керрил заметил на полу за решеткой бледное лицо с желтыми кошачьими глазами. Эдрик. Тоже нечеловек. Кайел, с кем ты связался?…

Одним прыжком демон закинул себя на галерею. Тотчас же оттуда раздались вопли ужаса, рев и еле слышные на фоне продолжавшегося внизу боя хлюпающие звуки. Керрил выпускал заряд за зарядом, превращая ограду в решето, но никак не мог попасть.

Внезапно, обжигая лицо, вспыхнули звезды, перед глазами помутилось, и Керрил рухнул в пахнущую кровью и смертью черноту…

Оглавление