9. РОКОВАЯ ВЕСТЬ. – КРОВЬ ЗА КРОВЬ. – В ДАР УРТ-ИГЭ

Бледный рассвет, сменивший черный мрак густой, ненастной августовской ночи, осветил груду мертвых тел, оставшихся на острове.

Осветил он и новый город Сибирь, еще не пробудившийся от сна.

Мещеряк спал сладким предутренним сном, когда шум и говор под окнами разбудили молодого есаула.

– Вставай, Матюша, што-то случилось у нас… Наши на площадь бегут…

– говорил мужу взволнованная Агаша.

В тот же миг ударило на площади гулкое било и печальным, зловещим звоном понесся призывной его звук.

Не помня себя, кинулся Мещеряк на площадь, чуя инстинктом страшную беду.

Кто– то окровавленный, в рваном кафтане, с блуждающим взором, стоял у била, изо всех сил ударяя в него.

– Ты, Алексей?… Где же наши?… Где атаман?… – срывалось с трепещущих губ Мещеряка.

Действительно, это был князь Алексей, изорванный, окровавленный, сине-бледный, как выходец с того света.

– Убиты товарищи!… Пропал без вести атаман!… Я один жив остался!…

– мучительным стоном вырывалось из груди юноши. – Собирай круг, Мещеряк… Пущай узнают постигшее лихо все наши…

Но круг не пришлось собирать. Уже по первому удару била высыпали на площадь остатки дружины.

Роковая весть страшным налетным вихрем обнесла весь город. Рыдание и плач огласили его. В числе других прибежала сюда же княгиня Татьяна Григорьевна, полуодетая, испуганная и без слов, в ужасе замерла на руках мужа.

Едва только собравшись с силами, Алексей должен был поведать всю страшную истину сибирцам, – как искали они, очевидно, проведенные вестовщиком-татарином, Кучума, как, притомившись, уснули, как он, Алексей, бежал пешим сюда десятки верст, раненый, окровавленный, в изорванной одежде, весь охваченный тяжелым, смертельно мучительным гнетом потери, как гибли товарищи.

– Ну, а где атаман? Где князь Сибирский? – в отчаянии и смятении спрашивали казаки.

Но Алеша не мог ответить, он не видел гибели Ермака.

– Братцы, на конь!… На конь!… Поскачем искать атамана!… – внезапно нарушил грозную тишину звучный голос Мещеряка.

И все ожило и закипело. Новая надежда окрылила сердца.

– Скачем, братцы, на поиски атамана! – повторяло эхо кругом.

– Стой, ребята. Ин, кто-то мчится по степи… Може вести какие несет…

И князь Алексей, отличавшийся особой зоркостью зрения, впился глазами в даль. Клуб пыли вился по ней. Какой-то конник спешил к крепости. Вот он ближе, ближе. Теперь уже можно различить и всадника, и коня.

– Да это Байбакта! – крикнуло несколько голосов зараз.

– И впрямь Байбакта.

На мгновение он пропал за высоким заметом и вынырнул снова. Вот влетел, как угорелый, на площадь, врезался в толпу, спешился с коня.

Его зияющее раной лицо было страшнее прежнего. Оно все подергивалось судорогой, все дрожало. Маленькие, юркие глазки сыпали молнии.

– Сибирцы, – закричал он звонким женским голосом, и никто не узнал теперь прежних глухих звуков голоса Байбакты, – я принес вам страшную весть… Слушайте все…

Его обступили в минуту. Бледные, встревоженные лица затеснились кругом.

– Говори, говори, – кричали казаки.

– Русские, нет боле князя вашего… Погиб атаман… В Иртыше потонул… Помер… – вырвалось диким, странным звуком из груди вновь прибывшего.

Толпа замерла на минуту. Потом не то стон, не то вопль огласил площадь.

– Да лжет он все… Не верь ему, братцы… Допроси хорошенько… – неожиданно, дрогнувшим от волнения голосом прокричал кто-то.

– Байбакта не лжет… – дико, совсем уже по-женски взвизгнул вестник, – не лжет Байбакта… Сам видал, как боролся атаман с волнами Иртыша, как бился и звал на помощь и как скрылся потом в темные жилища Хала-Турма… Кяфыры, слушайте: нет более атамана, нет есаула, нет лучших ваших товарищей-воев!… Мертвые они лежат под могучею пятою Урт-Игэ… Прошла ваша радость, кяфыры проклятые!… Сорнэ-Туром не за вас… Придет Кучум, наш хан и повелитель, возьмет обратно Искер и перебьет вас, собаки… Кровь за кровь… Велик могучий Сорнэ-Туром…

И Байбакта залился громким, насмешливым, дьявольским хохотом. Багровые раны на лице его налились кровью, глаза выползли из орбит, пена проступила у рта.

От быстрого движения упала с головы его высокая, остроконечная шапка, и длинные, изжелта темные, прямые волосы рассыпались вдоль плеч и спины.

– Да это баба, братцы! – одиноко прозвучал чей-то изумленный возглас.

– Это Алызга! – покрыв его, прозвенел вопль испуга княгини Тани, внезапно, по голосу и волосам узнавшей свою бывшую полонянку.

– Хватай ее! Измена, братцы!… – крикнул первый, опомнившись, Мещеряк и ринулся к Алызге.

Но та быстрее молнии отскочила назад, выхватила короткий, острый нож из-за пояса и, размахивая им над головою, крикнула во весь голос:

– Смерть и проклятие кяфырам!… Погиб собака-Ермак!… Могуч хан Кучум во славу светлого духа!…

Нож замелькал в ее руках быстрее и, прежде нежели кто успел остановить ее, она очутилась в двух шагах от Тани.

– Кровь за кровь!… Умер Имзега – умри и ты! – дико вскрикнула обезумевшая остячка и внезапным взмахом руки занесла свой нож над головою молодой женщины.

Сильными руками схватил ее сзади за локти вовремя подоспевший к жене Алексей.

Как змея завертелась в его руках Алызга. Нож выпал у нее из рук, выбитый чьим-то ударом. Два казака с веревками уже спешили к ней, но она изогнулась в три погибели, метнулась, сильным толчком отбросила державшего ее князя Алексея и, быстрее молнии, помчалась к воротам Искера.

Казаки кинулись за нею. Но Алызга летела, едва трогая землю ступнями ног. Безумие, казалось, придавало ей силу и скорость. Вот остался далеко позади Искер и погоня. Вот уже вблизи сверкает темными струями Иртыш. С быстротой дикой лошади взлетела Алызга на высокий утес правого берега, повисший над рекою и на минуту остановилась, как вкопанная, устремив в пучину реки блуждающий взгляд и громко произнесла:

– Огевий убит… Имзега тоже… Старый отец погиб под Назымом… Проклятие кяфырам и радость Кучуму… Отомщение покорителям-злодеям Искера… Великий Сорнэ-Туром… я, слабая женщина, сделала, что могла… Радуйся, Ханджар, царевна души моей… Радуйтесь и вы, милые тени Хала-Турма… Смени и ты гнев на милость, великий и грозный Урт-Игэ… Алызга дерзнула отнять жертву у великого… Алызга искупит все… Прими новую жертву и смилуйся над нею, великий Урт-Игэ… И ты, могучий Унотон – дух рек и лесов… И, закончив свою речь глухим, почти сиплым криком, Алызга широко взмахнула руками и прыгнула вниз, прямо в холодные, жуткие воды Иртыша.

Оглавление

Обращение к пользователям