Глава 1

Крупный мужчина неподвижно стоял, пригнувшись в темноте, и все чувства его были обострены до предела. Вокруг него пустыня жила своей тайной ночной жизнью. Шла неустанная, вечная борьба за выживание со своей тактикой и стратегией, с ударами и контрударами. В колючем кустарнике неподалеку от человека негромко жужжали насекомые, а где-то сбоку по песку прошелестела гремучая змея — искала очередную жертву. Человек — Мак Болан — тоже охотился, но его добыча была куда смертоносней, чем ядовитое пресмыкающееся.

Палач выслеживал каннибалов. Он шел по их следу от охотничьих угодий Кливленда до засушливых просторов Аризоны, где обнаружил их в избытке. Троглодиты мафии окопались здесь и с каждым днем усиливали свою хватку на горле общества штата Большого Каньона[2]. Более того, Болан обнаружил в этих краях такое количество мишеней и потенциальных охотничьих трофеев, что провел добрую часть недели в Тусоне, занимаясь одной лишь классификацией и каталогизацией, оценивая численность врага, прикидывая уязвимые места и наилучшее время для нанесения удара и составляя перечень шулеров, мошенников и прочей шушеры, которая, как хорошо знал Болан, сама еще мафией не являлась, но служила верным симптомом этого ракового заболевания. Палач наткнулся на «кое-что еще». Сначала это были туманные и разрозненные слухи насчет «малины в пустыне». Болан заинтересовался, и постепенно перед ним возникла хотя и далекая от завершения, но весьма интригующая картина чего-то такого, что заваривалось на охотничьих угодьях тусонской мафии и стоило дальнейшего углубленного расследования.

Болан разыскал «малину в пустыне» под вечер шестого дня своего пребывания в Тусоне. То, что он нашел, было загадкой наоборот: решением без задачи, ответом без вопроса. И тогда Болан вернулся к самому началу, чтобы обнаружить вопрос, который, в свою очередь, должен вывести его на другие вопросы и на их окончательное решение.

Принадлежащая тусонской мафии «малина в пустыне» являла собой поселение армейского образца, разместившееся на тридцати акрах и окруженное высокой изгородью из колючей проволоки. В центре этого участка располагались длинные приземистые здания, но видно их было только днем. Сейчас, в предрассветные часы, все окутывал непроглядный мрак.

Самой крупной из последних затей аризонской мафии была торговля наркотиками — широкомасштабный ввоз марихуаны и «коричневого»[3] героина на джипах, грузовиках и частных самолетах через трехсотшестидесятимильный участок границы между Аризоной и Мексикой. Размах этой торговли оказался таков, что официальные чины ФБР, отвечающие за борьбу с незаконным распространением наркотиков, в последнее время начали поговаривать об «аризонском коридоре», который по объему «товара» грозил превзойти знаменитый «французский транзит». Конечно, благосостояние юго-западной мафии зиждилось на контрабанде — благо граница под боком — и наркотиках, но цитадель в иссушенной пустыне к этому отношения не имела.

Вдоль западной ограды поселения, с севера на юг, протянулась отличная взлетно-посадочная полоса, и Болан не удивился бы, узнав, что не один самолет с грузом мексиканской «травки» или «коричневого сахара» совершал здесь посадку. И все же поселок представлял собой нечто большее, нежели тайная перевалочная база, и Болан понял это с первого взгляда. Мафия предпочитала устраивать свои полевые аэродромы в местах укромных и не вызывающих подозрений; поэтому и тусонские мафиози никогда бы не стали возводить рядом здания и мощное ограждение, дабы не привлекать излишнего внимания.

Теоретически поселение являлось аванпостом Комиссии по ирригации и мелиорации земель штата Аризона. По крайней мере так утверждал металлический щит с надписью «ВХОД ЗАПРЕЩЕН». Болан никогда не придавал значения официальным заявлениям и потому в свой дневной визит не поленился, прикинувшись беззаботным собирателем камушков, потратить пятнадцать минут на круговой обход поселения. Увиденного было достаточно, чтобы убедиться: вывеска — чистейшей воды липа. Территорию поселка не пересекали ни каналы, ни ирригационные трубы, а зданиям, которые Болан время от времени разглядывал в полевой бинокль, явно не доставало некой туманной «официальной» ауры, каковую всякий рассчитывает увидеть в городках, где на казенный счет ведутся научные изыскания.

Нет, это место было явно цитаделью или служило в таком качестве еще совсем недавно. И во время дневного визита, и во время ночной вылазки Болан смог засечь лишь несколько боевиков, без опаски передвигавшихся по дорожкам между зданиями. Оружия при себе они не имели, но то, что это именно боевики, Болан понял сразу. Род занятий этих людей вычислялся легко и просто, как если бы они были одеты в униформу. Городские мальчики, не привыкшие к жизни в пустыне и чувствующие себя весьма дискомфортно даже при мягкой погоде ранней весны. Одеты они были небрежно — в комбинезоны и голубые джинсы, но двигались, как люди, привыкшие к шикарным костюмам и туфлям из кожи аллигатора.

Палач решил провести более тщательную разведку, избегая, если удастся, контакта с обитателями поселка. Для чего соответствующим образом экипировался. Надел черный боевой комбинезон и закрасил лицо черной камуфляжной краской. На правом бедре болтался большой серебряный «отомаг» 44-го калибра — излюбленное оружие Болана. Девятимиллимитровая «беретта» с глушителем покоилась под мышкой с левой стороны. Кармашки на поясе были набиты запасными обоймами для обоих пистолетов. В карманах на штанинах комбинезона хранились стилеты и другие полезные в бою мелочи. Черные кроссовки завершали ансамбль воина Судного дня.

Болан запланировал проникновение к рассвету, когда самый бдительный стражник волей-неволей поддастся неумолимым чарам Морфея — иначе говоря, станет сонным, туповатым и заторможенным. Этот час быстро приближался. На востоке, если смотреть вдоль высохшего русла реки Санта Круз, небо уже сделалось серым, и на его фоне можно было различить темную массу Тусона. На юго-западе чернота все еще скрывала индейскую резервацию Сан Ксавьер, а ее обитатели мирно почивали до того мгновения, когда Природа подаст сигнал к началу очередного дня, полного лишений и борьбы за выживание. Болан находился у южной стороны поселения — там, где изгородь из колючей проволоки ближе всего подходила к группе зданий.

Первым делом он проверил, нет ли в проволоке электрического тока. Такового не оказалось. Из кармашка на поясе Болан извлек кусачки и за пять минут проделал в ограде удобный проход. И вскоре он уже был внутри — бесформенная тень, скользящая бесшумно и легко, вроде облачка, что пересекает иной раз лик полной луны.

Оказавшись на территории поселения, Болан пригнулся и огромными мягкими шагами быстро пересек пространство между изгородью и зданиями. Он направлялся к самому длинному строению — приземистому прямоугольнику из гофрированной стали, расположенному по отношению к другим зданиям, как верхняя черточка буквы «Т». Не встретив никаких препятствий, Болан достиг густой ночной тени строения и тихо слился с ней. Постоял, навострив уши и напрягая зрение. Врагов поблизости не было.

Довольный тем, что пока все идет гладко, Болан двинулся вдоль стены. Пройдя треть длины ее, наткнулся на дверь, запертую на засов с висячим замком. Согнувшись, приложил ухо к двери, пытаясь различить внутри какие-нибудь звуки, которые могли бы выдать присутствие людей. Но ничего не услышал. Болан открыл замок отмычкой особой конструкции и сдвинул засов. Раздался легкий скрип. Болан замер, напрягшись всем телом, в ожидании мгновенной атаки.

Убедившись через несколько секунд, что никакого нападения не будет, он быстро скользнул в помещение, где рискнул воспользоваться фонариком-авторучкой. Тонкий луч высветил сдвинутые вместе столики, уложенные на них вверх ножками стулья, несколько рядов металлических шкафчиков для одежды вдоль одной из стен и пустое пространство до самой дальней стены, сплошь, от потолка до пола, завешенной плотными матами. Матами продырявленными, безжалостно изрешеченными, чья хлопковая набивка выползала наружу и свисала длинными прядями, касаясь утрамбованного земляного пола. Болану не надо было напрягать мозги, чтобы сообразить: он находится в тире, и именно перед этой стеной выставлялись ныне убранные мишени.

Интересно, конечно, но не слишком. А вот — школьная доска на стене позади столиков, это гораздо интереснее. Кто-то кому-то читал лекции о стратегии и тактике и подкреплял устное изложение наглядными примерами — на доске сохранились выведенные мелом стрелки, квадратики, ромбики, другие загадочные знаки, которые сами по себе особого смысла не имели. Рядом с доской к стене был прикреплен очень тщательный план улиц города Финикса. Болан снял карту со стены, свернул ее и запихнул в карман, после чего тихо вышел наружу.

Оставшаяся часть поселка напоминала миниатюрный город. Или, точнее, миниатюрную тренировочную армейскую базу. Более пристальный взгляд вы-, явил факт, что стоящие в два ряда «здания» таковыми не являются. Это был макет городка. Тренировочная модель. Раскрашенные фасады имитировали существующие где-то реальные здания, достоверность усиливалась наличием окон и дверей, некоторые из которых были открыты. Да, тренировочный стенд. Маку Болану случалось и прежде бывать в подобных городишках.

Это был своеобразный тир с мишенями-объектами в натуральную величину, а точнее — боевой полигон. Такие центры подготовки использовались в армии, в ФБР и в полиции крупных городов, чтобы личный состав имел возможность выработать навыки боевых действий в городских условиях. Тренирующийся идет по «городу», а в зияющих окнах и дверях выскакивают фотографии в натуральную величину — друзья, враги и случайные прохожие. Сущность таких курсов выживания сводилась к тому, что курсант должен был за долю секунды принять решение, от которого зависела жизнь и смерть, стрелять или воздержаться, жить или умереть. Болан сам несколько раз проходил подобные курсы и каждый раз получал высшие оценки и звание «мастера».

С «береттой» в руке Палач осторожно шел вдоль темной и безжизненной улицы. Самому себе он напоминал героя старого вестерна «Ровно в полдень» — тот малый тоже был высок и молчалив и точно так же осторожно двигался с револьвером в руке по пустым улицам городка, выслеживая негодяев, от которых он поклялся этот городок очистить. Было некое глубинное сходство между тем мифическим крестовым походом и его собственной угрюмой и бесконечной войной.

Он мерил улицу пустого города ровным шагом, и все его чувства пытались напряженно уловить возможную опасность, а ствол «беретты», описывающий плавные дуги, походил на прутик лозоискателя, который, однако, выискивал не воду или руду, а зло. Болан был готов ко всему и как только засек легкое изменение в состоянии теней слева от него, мгновенно бросил вызов смерти.

В одном из пустых дверных проемов возникла темная человеческая фигура, и лунный свет слабо блеснул на полированном металле, когда человек поднимал и направлял на Болана свой тяжелый автоматический пистолет. «Беретта» отреагировала первой: она дважды чуть слышно кашлянула, и ее тихий шепот возымел на противника обескураживающее действие. Смертоносные посланники в стальной оболочке проделали две аккуратные дырочки в черепной коробке оппонента. Силуэт в дверях дематериализовался, и проем снова опустел.

Болан быстро подошел к фанерному фасаду, присел на корточки и обследовал поверженного врага. Человек средних лет, худощав, жилист, лицо смуглое, круглое. Одет в грубую рабочую одежду. Мафия.

Палач продолжил движение по темным улицам военного полигона, несколько ускорив шаг. На краю поддельного городка он обнаружил пустые бараки и пустое помещение, отведенное под кухню и столовую. Ничего интересного для Мака Болана в каждом из этих зданий не нашлось.

Кроме убитого, здесь не было никого.

Болан не сомневался в этом, когда покидал полигон, пересекая его территорию без малейших попыток скрываться. Парень служил ночным сторожем, и ему просто не повезло — он выбрал плохое место и плохое время. Вселенная предъявила ему счет за все прежние прегрешения, и он этот счет оплатил целиком. И на том все завершилось.

Но не для Болана.

Он-то явился сюда, чтобы разгадать предназначение таинственной «малины в пустыне». И частично он получил ответ. Место это было — некогда было — школой. Школой смерти, выпускной академией для боевиков.

Теперь ученики ее покинули.

То, что Болан наблюдал днем на территории базы, было всего лишь наведением порядка после напряженных выпускных экзаменов, которые сдавал старший курс мафиозной академии.

Ну и где же они сейчас, эти «выпускники»?

Уже приступили к выполнению своих заданий, несущих страдания и смерть?

Синдикат никогда не удосуживался подобным образом тренировать своих боевиков и охранников, справедливо полагая, что в школе выживания у каждого есть стимул обучаться самому и обучаться прилежно. Так зачем деньги тратить? И не было ни малейшего повода считать, будто мафия вдруг резко изменила свою точку зрения по этому вопросу и отныне все будет по-другому. Нет, ученики данной академии смерти натаскивались на выполнение какого-то специального, но разового задания.

Аризонский блицкриг Палача начался как относительно простой налет на героиновые маршруты — логическое продолжение кливлендской эпопеи — но внезапно он перерос в нечто гораздо большее.

В аризонскую игру вторгся новый элемент — темная лошадка, джокер, которого следовало идентифицировать и понять, чтобы можно было разбить оковывающие штат цепи. Все приметы указывали на существование незаконного вооруженного формирования под эгидой синдиката. Но кто эти люди? Где они сейчас? В чем заключается их задание?

Холодок пробежал по спине Палача.

Он выбрался наружу и быстро вернулся в лощину, где оставил свой боевой фургон. Ответы сами отыщут Болана. В этом он не сомневался. Подобные ответы всегда сами отыскивали его, когда приходил срок.

 

[2]Штат Большого Каньона — прозвище штата Аризона (прим. пер.).

[3]«Коричневый» героин — зернистый, слабой концентрации. Популярен, ибо дешевле белого (прим. пер.).

Оглавление