Глава 2

Мафия появилась в Тусоне в сороковых годах, в то время, когда все силы нации была направлены на борьбу с внешним врагом в мировой войне. Оставшийся без внимания внутренний враг мог спокойно паразитировать на жизненных соках общества. Никколо Бонелли по кличке «Ник», мелкий босс и младший партнер кливлендского «Гада» Тони Морелло, отправился к минеральным источникам в пустыне, чтобы залечивать огнестрельные ранения, да так и решил здесь обосноваться. Морелло поначалу смотрел косо на эдакий аванпост черт-те где, пока Бонелли не просветил его относительно чудесных возможностей, предоставляемых географией и политикой мексиканского правительства. И за одну ночь недоверие Тони трансформировалось в восхищение предвидением Бонелли. Тридцать лет Ник Бонелли эксплуатировал нелегальные аризонские золотоносные жилы к вящему процветанию своего босса, не забывая, однако, отхватывать и себе жирные куски пирога. В последнее время Морелло был почти полностью поглощен собственными махинациями на Востоке и потому склонен был предоставить Бонелли полную свободу в управлении его засушливым феодом — при условии, конечно, что обычный процент прибыли будет регулярно оседать в кливлендских сундуках. И когда, наконец, Тони потерял все в столкновении с Маком Боланом, Ник Бонелли стал сам себе хозяином и освободился от кукловода, проживавшего на берегах озера Эри.

В возрасте 55 лет Никколо Бонелли возглавлял самую влиятельную семью мафии от Скалистых гор до берегов Тихого океана. Он вскарабкался на самую вершину нелегальной пирамиды власти, начав с игорного бизнеса, проституции и спекуляций на черном рынке военного времени и закончив тем, что достиг наивысшего статуса героинового короля Юго-Запада. Источник его амбиций и его состояния находился южнее государственной границы, и мексиканский героин, который его пилоты дважды в неделю доставляли из Соноры (разумеется, без ведома властей), позволял Бонелли финансировать всевозможные начинания и в более легальных формах бизнеса. Калифорнийские семьи целиком зависели от контролируемого Ником южного транзита, равно как и доны в Кливленде и Детройте. Сам Оджи Маринелло еще до того, как его порешили в Питтсфилде, не раз пользовался услугами Ника. По последним слухам, поток наркотиков достиг Аляски и способствовал там внезапному расцвету множества городишек.

Правой рукой Ника Бонелли (и, надо сказать, сильной правой рукой), младшим боссом и наследником являлся, понятное дело, его сын Пол. Все уверяли, будто молодой Бонелли — крутой парень. Первое серьезное «дело» он провернул в девятнадцать лет и с тех пор успешно участвовал в руководстве всеми предприятиями и начинаниями семьи.

Все эти подробности вспомнились Болану в тот момент, когда он гнал свой боевой фургон по государственному шоссе № 19, ведущему в Южный Тусон. Однако на развязке Болан поменял дороги, выехал на шоссе № 10 и через пустыню помчал прямиком к Финиксу.

За неделю пребывания в Тусоне Палач отыскал все основные места, где чаще всего появлялся Ник Бонелли, после чего снабдил автоматическими «жучками» телефоны в его главной резиденции, в пригородном дворце и секретном укрытии, расположенном в пустыне. Совершенная электроника на борту фургона автоматически собирала и накапливала всю поступающую информацию, а также могла в любое время обеспечить доступ к ней, так что Болан чувствовал себя в относительной безопасности, временно покидая Тусон.

Интуиция старого бойца подсказывала Болану: главные события должны развиваться к северу от Финикса. По крайней мере карта улиц Финикса, обнаруженная им в безлюдном поселении, недвусмысленно намекала на место ближайшего сражения.

Впрочем, до этого места еще следовало добраться, и с чем там придется столкнуться, Болан слабо себе представлял.

Финикс — столица Аризоны. Предварительная разведка показала, что город развивается за счет туризма, добычи полезных ископаемых, производства химикалиев и электронного приборостроения — все эти отрасли соперничали за звание ведущей.

Немудрено поэтому, что Финикс был также и столицей аризонской мафии, резиденцией теневого правительства, чье влияние можно проследить в любом сколько-нибудь важном и прибыльном бизнесе. Однако итальянские, а тем паче сицилийские корни у здешних мафиозных воротил не прослеживались. Местные преступные боссы принадлежали ко второму и даже третьему поколению выходцев из Восточной Европы, это были ренегаты, запятнавшие веру своих отцов и дедов. Имена-то у них были еврейские, но души — фашистские. Каннибалы, извратившие и опозорившие все священные идеалы своих предков.

Да, Болан знал их. В его памяти, как и в памяти его компьютера, хранилось множество имен. Когда итальянская мафия начала набирать силу, расти и процветать во времена сухого закона, здешняя уже занимала прочные позиции. В то время как бесшабашные amici то и дело попадали в заголовки газет либо в некрологи, местные воротилы держались в густой тени, временами оказывая услуги итальянским коллегам дельными финансовыми советами и консультациями. Зигель, Бухгольц, Коген, Лански. Знакомые имена и знакомые игры.

Болан не желал терпеть их в Аризоне.

Они давно уже привлекли внимание Палача. И в ходе кливлендского сражения он-таки отправил к праотцам одного из них.

Но Маку Болану не нужны были новые враги. Их и без того развелось неимоверное количество — одной жизни не хватит, чтобы управиться со всеми. Он предпочитал вести сражения там, где линия фронта смотрелась более или менее отчетливо, а врагов можно было узнать с первого взгляда.

Любое расширение военных действий означало неминуемый рост неопределенности и, соответственно, большую вероятность фатальной ошибки, когда жертвами могут оказаться ни в чем не повинные люди.

В прошлом Болан сознательно избегал конфронтации с организацией, которую некий остряк по аналогии с «Коза Нострой» окрестил «Кошер Ностра», но сейчас столкновение стало неизбежным.

Болан на всех парах летел в столицу кошерной мафии.

Фактически Палач имел дело не с одним, а с двумя преступными синдикатами, не зная даже толком, каковы их нынешние взаимоотношения, сотрудничают они друг с другом или воюют. В довершение ко всему возникло еще одно непредвиденное осложнение — личная армия Ника Бонелли, эдакое вооруженное формирование неизвестной численности и огневой мощи, движущееся неведомыми путями для выполнения неведомого задания.

Слишком велика неопределенность в этой игре с неясными правилами, чтобы можно было заранее разработать стратегический план кампании. Придется играть на слух и доверяться инстинкту. А там — либо успех, либо полное поражение.

Болан вывел на экран бортового компьютера топографический план местности и установил автоматическую индексацию нужного квадрата — теперь на экране высвечивался тот отрезок пути, по которому проезжал фургон.

Государственное шоссе № 10 подходило к Финиксу с юга и перед тем как обогнуть с севера-запада международный аэропорт Воздушная Гавань и пересечься в самой гуще окраин с государственным шоссе № 17, изрядно петляло по пригородным районам Темпи. Болан включил лампочку над головой, чтобы глянуть на позаимствованную из «малины в пустыне» карту Финикса, испещренную таинственными значками. Среди них сразу бросались в глаза жирные черные кресты, которые, как полагал Болан, указывали места, где намечались какие-то события; кроме того, были выделены четыре отдельные потенциальные мишени, обведенные на карте уверенной рукой. Кресты и кружочки связывали, судя по всему, маршруты нападения и отхода, причем основные маршруты были помечены красным, а запасные — зеленым цветом.

Болан без особого труда распознал три из четырех мишеней.

Две являлись частными домами. Ознакомившись с названиями улиц и напечатанными на карте номерами домов, Болан понял, что дома эти принадлежат крупным местным мафиози. Что ж, если тут действительно затевалась война мафий, то выбор объектов нападения ничуть не удивлял.

Третья мишень надолго приковала внимание Болана.

Это было здание Капитолия штата Аризона.

Болан добавил газа, и фургон на предельной скорости помчался к Финиксу, навстречу неминуемому Армагеддону.

Оглавление