Глава 6

Болан полагался исключительно на свое чутье. Он даже не представлял себе, какой прием ждет его в вотчине Сантелли, равно как и не знал обстановки, царившей на острове: сложившиеся обстоятельства спутали все карты. Впрочем, Мак прекрасно знал своего врага и превосходно разбирался в его психологии, а это было важнее всего. Шансы на успех он расценивал как пятьдесят на пятьдесят, что, безусловно, вселяло немалую надежду.

Конечно, он рисковал, особенно на этой, предварительной стадии операции. События могли выйти из под контроля в любой момент, и все зависело от исключительно тонких нюансов, которые надо было улавливать на лету, едва вступив в игру. Обстановка грозила провалом с первых же минут его появления на острове. В случае неудачи отступление было бы крайне затруднено, если учесть, к тому же, насыщенность этого дня — «четверга возмездия».

Но когда Гримальди вытащил белый платок, чтобы утереть лоб, Болан понял: внедрение протекает без видимых осложнений, и для них, пожалуй, зажегся зеленый свет. Обитатели острова нервничают, крайне напряжены и вовсе не рады вновь прибывшим — вот что означал белый платок в руке Гримальди. Именно такой психологический климат и требовался Болану, чтобы надежно внедриться в стан врага.

Его успех в такого рода операциях, как правило, был обусловлен не только специальной подготовкой, но и тем, что он располагал исчерпывающей информацией о вражеском лагере. Он прибегал к таким уловкам и хитростям, что в преступном мире о них ходили легенды, ибо дело никогда не ограничивалось простым переодеванием и тонкой гримировкой. То, что его уловки успешно срабатывали, объяснялось исключительно тем, что Болан знал о своих врагах гораздо больше, нежели те сами о себе. К тому же Болан прекрасно понимал, что сильные стороны противника всегда легко превратить в его самые уязвимые места. И он очень ловко пользовался этим, вынуждая врага подставляться, а затем нанося ему сокрушительный удар в самый неожиданный момент.

В этом отношении Карло Паприелло являл собой образчик, о котором можно было лишь мечтать. Он добросовестно сплел себе паутину и так хорошо устроился в самой ее середине, что Болану оставалось только дернуть за веревочки, чтобы Карло угодил в собственную ловушку.

Простой подручный, Бижу без малого двадцать лет работал на Организацию, но так и не поднялся выше обыкновенного исполнителя. Шансов занять пост позначительнее у него не было никаких: в своем амплуа он достиг, по сути, потолка. В его возрасте мафиози либо уже сделали себе карьеру, либо навсегда оставались ни с чем. Конечно, работа подручного, как и всякая другая, позволяла зарабатывать на жизнь, но и только. Состояние на этом не сколотишь. Чтобы отхватить более жирный кусок пирога, нужно сидеть за «письменным столом», и потому, будучи реалистом, Паприелло трезво оценивал свою судьбу. Нужно честно сказать: делал он это без всякой злобы на остальных. Да, ему не светит занять место за «письменным столом», зато у него больше шансов пережить многих остальных… Словом, для того, что задумал Болан, этот человек был просто находкой.

Но не следовало думать, будто люди типа Паприелло обязательно ограничены по своей природе. Зачастую они бывают хитры, как обезьяны, беспощадны, как тигры, и обращаться с ними нужно крайне осторожно.

Во время короткой дороги к дому Бижу попытался завязать с важным гостем светский разговор.

— Вы приехали в удачное время — как раз после уборки урожая и до начала сезона дождей. Тут, когда идет дождь… Впрочем, словами и не расскажешь, надо видеть самому. Хуже всего с июня по октябрь, порой выпадает до метра осадков. Для «Лестницы Люцифера» это, конечно, создает дополнительные трудности. Так что, с учетом обстоятельств приходится перестраивать всю нашу работу.

Понятное дело, не такой уж и «светский разговор»…

Паприелло просто забросил пробный шар, чтобы посмотреть, насколько высокий гость осведомлен о местных проблемах. И «Лестницу Люцифера» он помянул вовсе не случайно. Болан краем уха что-то слышал об этой таинственной «Лестнице» и в некотором роде именно из-за нее и приехал, хотя толком ничего выяснить не сумел. Даже Гримальди не удалось раздобыть никакой информации.

Оставив без внимания болтовню Паприелло, Болан холодно заметил:

— Надеюсь, ты понял, зачем я сюда приехал, Бижу?

— О, я сразу все понял, — вполголоса подтвердил тот.

И уже до самого дома они не обменялись ни единым словом.

Остров оказался довольно большим. Узкой полузатопленной полоской земли он соединялся еще с одним, поменьше размерами, расположенным метрах в трехстах. Вся земля на островах была возделана, за исключением взлетной полосы и жилой зоны на южном берегу. Там стоял трехэтажный особняк в испанском стиле с черепичной крышей. К нему примыкали несколько маленьких бунгало, ангары и большущий сарай, над которым надстроили жилые помещения. С трех сторон вся зона была обнесена колючей проволокой, свободный доступ к ней оставался только со стороны воды.

Паприелло счел своим долгом пояснить:

— Ферма находится на севере. Там, кстати, постоянно живут всего две семьи: Эддингтоны и Винклеры. Эддингтон работает управляющим на плантации, но у нас с ним нет никаких дел — он получает распоряжения непосредственно от мистера Сантелли.

— Здесь ведь можно собирать огромное количество сахарного тростника, — задумчиво произнес Болан.

— Это точно. Когда его надо рубить, всегда привлекают сезонных рабочих, в основном негров. Для них на северной оконечности острова построены бараки. Но с этой публикой мы почти не сталкиваемся. Если только не возникает какая-нибудь необходимость. — Паприелло вскинул одну бровь и добавил: — Вы же понимаете, что я имею в виду?

Разговор, конечно, пустой. Но кое-что интересное из него можно было выжать, поэтому Болан на всякий случай одобрил:

— Отличное прикрытие, черт побери!

— И до чего прибыльное! — оживился Бижу. — И, главное, абсолютно легальное. Цены на сахар здорово подскочили в последнее время.

Болан едва заметно улыбнулся и заметил:

— Похоже, ты интересуешься такими вещами? Бижу чуть покраснел и проворчал:

— Ну, не совсем. У нас и без того здесь хватает работенки, и порой не слишком-то приятной. Но человек ведь должен заботиться о своем будущем. Если честно, я давно уже подумываю, а не купить ли мне небольшой участок земли…

— Тебе такое желание будет дорого стоить, — спокойно сообщил Болан. — Кое-кому это может не понравиться…

— Я понимаю. Но иначе тут совсем свихнешься, — упрямо возразил Бижу. — Уверяю вас, сэр, жизнь здесь далеко не сахар.

Это было ясно с первого взгляда. Болан ободряюще произнес:

— Ну-ну, Бижу, не надо отчаиваться. Сам знаешь, ветер может подуть и в другую сторону.

Он сразу понял, что попал в самую чувствительную точку. Паприелло ничего не сказал, но ответ легко читался в его взгляде. Что ж, парень, безусловно, реалист… и имеет все шансы выжить.

Болан тоже был реалистом…

А реальностью в ближайшем будущем должен стать ощерившийся стволами лагерь, набитый вооруженными до зубов головорезами. Бунгало и надстройка над сараем, по всей видимости, служили казармами и могли вместить целую армию. Болан с ходу насчитал двенадцать вооруженных охранников, рассредоточенных между домом и берегом. Несомненно, столько же людей располагалось и позади особняка, и одному Богу известно, сколько еще «солдат» засело в самом доме и других строениях…

Такая мощная оборона заставляла действовать с крайней осторожностью. Один неверный шаг, любая маленькая неточность легко могли привести к непоправимым последствиям. Вне всякого сомнения, за голову Болана все еще полагалась награда, возможно, ее даже увеличили, хотя большинство из тех, кто ее назначал, его заботами уже отправились в царство мертвых… Но не только кругленькая сумма прельщала головорезов — куда важнее были слава и авторитет, которые можно было завоевать, преподнеси главарям они боссам мафии голову Болана в мусорном мешке.

Похоже, парни, сидевшие на острове, буквально изнывали от скуки, а это для Мака Болана могло стать важным козырем в его игре. Судя по всему, «солдат» никуда не выпускали за пределы островной крепости, и по части развлечений у них было явно туговато. Плохо постриженная площадка для боулинга, несколько драных сеток для бадминтона, заброшенная волейбольная площадка, полдюжины битых каноэ — кажется, все… Очень привлекательные занятия для привыкших к уличным боям парней…

Похотливые взгляды, которыми изголодавшиеся гангстеры сопровождали появившуюся на острове Джин Киркпатрик, были более чем красноречивы: без сомнения, женщины не баловали своим вниманием здешний контингент. Их попросту сюда не завозили.

— И давно это, Бижу? — поинтересовался Болан у водителя.

— О чем вы, сэр?

— Давно они не видели девочек?

— О да, черт побери! Мы здесь уже и забыли, как они выглядят, сэр.

— Ну, так больше продолжаться не будет, — пообещал Болан командиру отряда.

Он снова задел чувствительную струну и прекрасно это понял. Его обещание быстро станет известно всем обитателям крепости, даже раньше, чем он успеет устроиться в своей комнате.

«Новый босс» острова сразу сделается популярным, чего до него еще никому не удавалось.

Гвидо Риаппи появился у входа, чтобы встретить гостей. В последнее время ему не слишком-то везло. Его кузен Гус достиг зенита своей славы, став наследником мэрилендской преступной империи Арни Кастильоне, по прозвищу «Фермер». Но удача отвернулась от него, и Гус умер в немилости вскоре после того, как Болан не без его помощи отправил на тот свет сэра Эдварда Стюарта, отца «карибской карусели».

После этого печального случая застопорились дела и у Гвидо. Он долго и нудно зудел о прискорбной участи своего кузена, причем делал это, как правило, перед теми, кого ему следовало больше всего опасаться, — перед крупными заправилами преступного мира Нью-Йорка. По сведениям Болана, должность, которую занимал теперь Гвидо, была первым мало-мальски достойным шагом вперед после гибели Гуса. Но, так или иначе, Гвидо кое-что извлек из своего печального опыта: он понял, насколько нестабильно и, стало быть, опасно общество людоедов, в котором он постоянно вращался.

Впрочем, несмотря на все превратности судьбы, он не утратил своего былого величия. Полный и розовощекий, он выглядел вполне респектабельно в белоснежных полотняных брюках и цветастой рубахе. Эдакий добропорядочный джентльмен, что в действительности мало соответствовало его подлинному моральному облику. В свое время Гвидо Риаппи создал себе определенную репутацию, выезжая на горбу докеров восточного побережья. Сначала он изображал из себя ярого профсоюзного деятеля, затем стал наемным убийцей и наконец превратился в опасного надзирателя, задачей которого, по указке Кастильоне, стало насаждение уважения к мафии на территории, прилегающей к Балтимору.

Представители федеральных властей не сомневались, но, к сожалению, не сумели доказать, что он лично виновен в смерти как минимум пятидесяти человек, равно как причастен к множеству других мерзких преступлений, совершенных во время кратковременного экономического кризиса в конце шестидесятых годов.

Но, глядя на него, трудно было представить, что имеешь дело с опасным преступником-рецидивистом.

Слащаво улыбаясь и всем своим видом напоминая свежеиспеченный пряник, Риаппи подошел к Болану. Определенно, он с первого взгляда по достоинству оценил своего гостя и сейчас обдумывал, как бы без помех установить с ним дружеские или хотя бы паритетные отношения.

Болан представил ему Джин Киркпатрик, однако своего имени называть не стал. Он препоручил девушку заботам Бижу и посоветовал показать ей остров, после чего, обняв Риаппи за плечи, мягко увлек того внутрь дома.

— Тихо, Гвидо, без паники, — приговаривал он. — Знаю, не все так просто, как кажется, но и драматизировать события вовсе ни к чему. По-моему, вы слишком строги со своими парнями. Еще не хватало, чтобы они взбунтовались. Так что, мой вам совет: ослабьте узду, это пойдет лишь на пользу.

— Я и сам об этом частенько подумываю, — согласился Риаппи. — Но не все так просто. Не могу же я каждые выходные привозить сюда по вагону шлюх! Бордель — вещь, конечно, хорошая, да только чересчур уж эти бабы болтливы. А выпускать моих молодцов в город тоже, знаете ли, рискованно. И глазом не успеешь моргнуть, как под каждым кустом будет сидеть федеральный агент, а кругом понатыкают камер и прочей дребедени. Но держать парней взаперти тоже нельзя: без баб они на глазах теряют форму. Может, это и стало причиной сегодняшнего происшествия. Хотя, я думаю, у вас на все своя точка зрения.

Что ж, парень четко усвоил правила людоедского мира, где все так зыбко и непредсказуемо. Похоже, Гвидо решил слегка приоткрыть перед Палачом дверь.

И Болан не мог не воспользоваться этим.

Продолжая беседу, они дошли до кабинета Гвидо — темной комнаты с тяжелыми портьерами на окнах. В помещении царил чуть сладковатый затхлый запах, отчего Болан недовольно поморщился:

— Как вы это терпите, черт побери?

— Что — это? — искренне удивился Гвидо.

— Да у вас здесь сущий склеп! Как в гробнице фараона. Вы что, никогда здесь не проветриваете и не открываете штор?

— Видите ли, тут далеко не Византия. И, естественно, нет кондиционера. Так что, если вам взбредет в голову открыть окно, вы сразу же напустите полчища комаров и прочей дряни. Да и жара здесь — будь здоров. Погодите, через два-три дня вы сами убедитесь, что на этом поганом острове нет ничего комфортабельнее моего дома. Если честно, я вообще стараюсь не выходить наружу.

— В этом, возможно, и кроется ваша ошибка, — заметил Болан, окидывая босса презрительным взглядом.

Удар достиг цели — Риаппи опустил глаза и повернулся спиной к своему собеседнику. Он обогнул стол и тяжело плюхнулся в кресло. Да, он оставил дверь приоткрытой, но этого было недостаточно. Что ж, тем хуже для него. В нужный момент Болан откроет ее пошире или даже настежь — как сочтет необходимым…

— В чем-то вы, конечно, правы, — чуть обескураженно пробормотал Риаппи. — Но чего вы, собственно, хотите?

Теперь Палач знал, как ему себя вести. На ближайшее время положение было полностью под его контролем, он это чувствовал. У острова Сантелли появился новый хозяин.

Оглавление