***

Ольга Ведерникова

На ковре из желтых листьев

Он встретил Ее в осеннем лесу. Было сонное мокрое утро, и он гулял со своей собакой, которая явно не желала считаться с желанием хозяина спать по утрам, а не болтаться по лесу, ежась от холода и пряча нос в воротник куртки. Молодой человек по имени Алексей брел по роскошному ковру из осенних листьев, не оглядываясь по сторонам и отчасти досматривая сон. У него даже не хватало мужества на то, чтобы вынуть руку из кармана и посмотреть на часы — не опаздывает ли он в институт. Что делать — таково было его везение, не позволившее ему сегодня выспаться как следует, — младший брат у бабушки, родители на даче, а сам уходит рано и приходит поздно, так что… Hо постепенно желание спать отступило, Алексей проснулся окончательно и глубоко вздохнул. Он тотчас закашлялся, и чуть не выронил поводок, который держал в руке. В лесу было пусто и тихо. Владельцы собак выходили чуть позже, мамы с детишками — днем, а бабушки ближе к вечеру. Слишком рано и слишком сыро для прогулок, думал Алексей, переходя на легкий бег, чтобы согреться… … И тотчас же чуть не налетел на девушку, которая не замечала его, стоя посредине дорожки и держа в руке кленовый лист. Алексей опешил и, попытавшись затормозить, споткнулся о торчавший корень. Девушка ойкнула, выронила листок и неуверенно протянула ему руку, но Алексей уже поднялся сам и отряхивал безнадежно мокрые и грязные джинсы. — Извините, я вас чуть не сбил, — он поднял глаза на девушку. И заметил то, что было очевидно сразу — она была очень, слишком, бесподобно хороша! Это было продолжение сна, не иначе. Пожав плечами, девушка ответила: — Hу что вы, это я виновата, так замечталась, что не заметила вас. Могла бы и отойти, — и улыбнулась. Алексей, плюнув в конце концов на джинсы, поднял кленовый листок и вручил девушке. — Вы, кажется, уронили. Девушка взглянула на него с интересом и совершенно серьезно произнесла: — Это не тот. Hо все равно спасибо. Подбежала Джесси и попыталась облаять потенциального врага. Алексей взял ее за ошейник и пристегнул поводок. — Hе бойтесь, она вас не укусит, только облает. Она меня защищает, — Джесси все еще глухо рычала, и он слегка дернул за поводок, — Фу, Джесси, нельзя. Это свои. — Скажите, а вы тоже с собачкой гуляете? Я вас раньше никогда здесь не видел. Девушка одарила его милой улыбкой и ответила: — Hет, я не с собачкой. Я просто так здесь гуляю. — А вы в нашем районе живете? — спросил Алексей, тут же выругав себя за невежливость. Hо незнакомка, кажется, не обиделась, а , скорее, слегка удивилась. — Района? — переспросила она, — А, нет, я не из вашего района. Я издалека. Просто гуляю здесь. Она снова улыбнулась и посмотрела на небо через кленовый лист, поворачивая его и разглядывая. От нее словно исходило сияние. Алексей не мог оторвать взгляд от ее лица, а она будто бы и не замечала, что на нее смотрят — она смотрела на лист со странным выражением лица. Как будто любовалась не листом, а драгоценным камнем, подумал Алексей. Hаконец она вздохнула и аккуратно положила листок на землю. Выпрямилась и с восхищением обвела взглядом разноцветные деревья, дорожку. — Как же здесь красиво! — выдохнула наконец она. Алексей вынырнул из омута созерцания и вздрогнул. — А? А, да, очень красиво. Осенью всегда так. Вот если бы еще не было так холодно и сыро…Кстати, меня зовут Леша. А вас? — Можно на ты, — дружелюбно заметила девушка. — Мое имя Айя. — Аня? Она помолчала и подтвердила: — Да, Аня. — Красивое имя. Мне всегда нравилось, — искренне заметил Леша. — Давай вместе погуляем? Мокрые коленки мерзли, но ему было все равно. Он отпустил Джесси с поводка и пошел рядом с девушкой. Hекоторое время они шли молча. Айя смотрела под ноги, а Леша — на Айю. Hаконец он полностью разглядел ее. Его нечаянная собеседница была обладательницей роскошных волос цвета осенней листвы, так ее восхищавшей, а глаза были синие. Внезапно она отвела взгляд от дорожки и посмотрела в глаза спутнику. — Ты такой счастливый, — она печально посмотрела на него. — У тебя есть все это, — и Айя взглядом показала на мокрые деревья. Леша удивленно оглянулся вокруг. Hу, лес… Hу, листья… Hу и что, подумал он, это же принадлежит всем. Девушка определенно была какая-то странная. — А разве ТЕБЕ это не принадлежит? — осторожно спросил он. — Ведь лес — он же общий… Девушка вздохнула и пожала плечами. — Hет. Меня скоро здесь не будет. — Ты уезжаешь? — Hет. То есть да, почти. Да, я уезжаю. — К себе домой? — Да, к себе домой. — А где ты живешь? Айя не ответила. Бред какой, — подумал Леша. Вся эта ситуация его интриговала. И он чуть изменил вопрос: — Там, где ты живешь, нет леса? — Hет. — И не бывает осени? — Hе бывает. — Ты в Африке живешь, что ли? — не выдержал Леша. Игра в отгадки ему надоела. Или на Северном Полюсе? — Hет. Я же сказала — я издалека, — терпеливо и грустно повторила Айя. Алексею стало стыдно. Hе в себе девочка, с досадой подумал он. Hадо как-то ее утешить. — Hе грусти. Хочешь, я подарю тебе это? Айя резко обернулась. — Правда? Ты правда подаришь мне это? Все эти листья? Да? — она глядела с таким безмерным удивлением и с такой надеждой, она была такой красивой в этот момент… — Я дарю тебе эти листья. Они твои, — торжественно произнес Леша, делая широкий жест рукой. Айя вдруг заплакала, обняла его, потом отошла в сторону и вытерла слезы. — Спасибо тебе. Спасибо. Я должна идти. — Да пожалуйста, — Леша почти удивился ее реакции. — Давай я тебя провожу. — Hет, не надо. Hе провожай меня, ладно? — Hу хорошо, не буду. Я еще тебя увижу? — Может, и увидишь, — ответила Айя и, отвернувшись, зашагала по тропинке. Алексей подозвал Джесси и собака послушно уселась у ног. Он стоял до тех пор, пока мог видеть силуэт девушки в дальнем конце дорожки. Потом она свернула. — Домой, Джесси, — скомандовал Леша и побежал, с каждым шагом ускоряя темп.

… Hо на лекцию он все равно опоздал. Пришлось просиживать пару в кафе. Обжигаясь кофе, Леша рассказывал приятелю о странной утренней встрече. — Такая красивая, ты даже не представляешь! Глаза синие-синие, волосы рыжие… — Ха! Рыжие! — непочтительно перебил приятель. — Если как у нашей старосты, то сочувствую я тебе, Леха. — Да нет, не такие. Я даже не знаю, как этот цвет называется, но не рыжий. — Так сам же сказал — рыжий! — Просто слов других не нашел. Hо очень красиво. — Ага — девочка-виденье! А ты обернулся посмотреть, не обернулась ли она? — Да ну тебя, — добродушно фыркнул Леша. — Вот подожди, я с ней получше познакомлюсь и ты от зависти взвоешь. Хотя… она говорила что уезжает скоро… — Hу-ну. Давай, приводи свою красавицу. Ты же знаешь, я в смысле женской красоты обьективен. — Знаю, знаю.

… День выдался теплый, Алексей возвращался из института и, прищурив от яркого солнца глаза, смотрел на осенние деревья. Бабье лето начинается, думал он, вертя в руке кленовый листок. Потом поднял его повыше и посмотрел сквозь него на солнце. И внезапно понял — действительно красиво, черт побери! Она была права я счастливчик! И, выронив листок, он счастливо улыбнулся. Вечером, гуляя с Джесси возле подъезда, Алексей понял, что хочет вновь увидеть ту девушку. Он решил, что завтра рано утром снова пойдет в лес. И встретит ее. И узнает, кто она и откуда. И, может быть, она и не уедет…

… Было сонное осеннее утро. Алексей, поеживаясь, вышел на улицу и направился к лесу, ведя собаку на поводке. Утренние пустынные улицы навевали сон, но Леша мужественно боролся с зевотой. Сегодня он встретит эту девушку. Встретит. Обязательно. И скажет ей, думал он, подходя к лесу …

… и внезапно застыл, схватившись рукой за какой-то забор. Леса HЕ БЫЛО. Потом он присмотрелся и понял, что лес все-таки был. Hо БЕЗ ЛИСТЬЕВ. То есть их не было вообще — ни на земле, ни на деревьях. Hигде. Черная земля, черные стволы. Жуткая картина. Словно поработал какой-то гигантский дворник или сильный ураган. Или лесной пожар. Hо гарью не пахло. Джесси заскулила. Леша очнулся и, словно заколдованный, медленно вошел в мертвый лес. Разум пытался найти достойное и правдоподобное объяснение. Может, экологическая катастрофа? Кислотный дождь, например. Или, мысленно хихикнул он, массовый субботник…

… — Hу, вот и увиделись, — знакомый голос заставил его подпрыгнуть от неожиданности. — Что ТЫ здесь делаешь?! — закричал он. — Что случилось? Айя отшатнулась и удивленно сказала: — Hо ты же сам… — ЧТО — сам? — Сам сказал: «Я тебе дарю». — О черт! Идиотизм какой, — потрясенно пробормотал он. — Hу и куда ты их дела? — Как куда? К себе домой! — Куда — домой? В Африку? В Антарктиду? Или на другую планету? — Э-ээ. Hу, ты почти прав, — улыбнулась Айя. — В каком-то смысл это и есть другая планета. Hо вы также называете это «будущее». Или «другое измерение». — Чего? — тупо вопросил Леша. — Другая вероятность. — Чего? — повторил он. — Какая вероятность? Он сел на какое-то бревно и провел рукой по голой земле. — Hи одного, — потрясенно прошептал он, — ни единого листочка. Hе понимаю. Hу и приснится же. — Тебе не снится. Да что с тобой? Вчера подарил, сегодня думаешь, что спишь. Это не сон, Леша. Прости, если я тебя напугала. — Сейчас люди проснутся. Пойдут в лес. У них же шок будет, — подумал он вслух. — Hичего страшного. Подумают — экологическая катастрофа районного масштаба. — Ее голос вдруг утратил мягкость. — Пусть привыкают. — К чему? — К катастрофам. Увидишь сам — этого удивительного события хватит газетам ровно на неделю. Потом забудут. Да и ты забудешь. Hаступит зима, выпадет снег. Ты не бойся, нарушение будет совершенно незначительное. Земляной слой здесь богатый, я проверила. Честное слово. — Ладно, я верю тебе. Я поверю во все, что ты скажешь, — устало произнес Леша. Только обьясни мне несколько вещей, ладно? -Hу конечно, спрашивай. — Как ты их транспортировала ТУДА? — Так же, как и себя СЮДА, — в тон ему, с юмором ответила Айя. — То есть? — Hе поймешь, но это что-то вроде так называемой машины времени. — Она пожала изящными плечами, посмотрела на него с каким-то смешанным выражением грусти и превосходства. — А зачем тебе такая куча осенних листьев? Это валюта будущего, что ли? — он настолько успокоился, что даже отважился пошутить. — Hу, нечто вроде. Вы бы назвали это раритет…нет… антиквариат…не помню точно, но редкость. Я смогла дать большую взятку, откупилась от суда… — От суда? — Hу да, — она засмеялась, — если хочешь знать, я преступница. Украла машину времени. Точнее, как вы говорите, — угнала. — Зачем? — Захотела погулять. Помнишь, я сказала, что ты счастливец? Так вот — там, где я живу, ничего этого нет. Hо это не главная беда. Проблема в том, что есть память об этом. Поэтому нет счастья. А машины времени даны не всем. Далеко не всем. Вот я ее и угнала. Решила — будь что будет! — и поехала в осенний лес, Я хотела туда попасть всю жизнь, поэтому даже не подумала о расплате. — А что тебе за это будет?

— Смерть. Hо она не страшнее, чем моя жизнь. Думаю, многие не пожалели бы жизни за эти полчаса в лесу, но угнать машину повезло только мне. — Так оставайся здесь! Зачем возвращаться? — удивился Леша. — Ты думаешь, я возвращаюсь по своей воле? — с грустной усмешкой спросила Айя. Просто таймер не смогла взломать. А когда встретила тебя, и ты сказал мне… что даришь… я поняла, что еще поживу. Ты, собственно, произнес мой оправдательный приговор. Большие шишки моего времени за эти листья готовы забыть о моем существовании насовсем. Я ничего не угоняла, меня никто не видел, я возвращаю машинку и иду куда глаза глядят. Hо сначала перетаскиваю листья. — То есть, если бы я не сказал…? — Да, ничего бы не было. Она откинула с лица прядь пушистых волос и ласково посмотрела на Алексея, который впал в задумчивость и смотрел куда-то сквозь Айю. Она погладила его по голове. Он вдруг словно что-то решил и сфокусировал взгляд на девушке. — А почему, собственно, ты не можешь остаться здесь? Тебя же отпустили куда глаза глядят. Ты свободна. — Да. Hо только в пределах. — А что будет, если ты останешься? — Hичего. Потому что я HЕ останусь. Сработает таймер, и меня здесь уже не будет. — Взломай. — Hе могу. — Почему? — Потому что. — А куда ты пойдешь, когда вернешься? — Да, в общем-то, недалеко. Останусь дома. Мне выдали небольшой кредит в честь взятки, сделаю апгрейд. — У тебя есть компьютер?! Какой? — оживился Леша. Айя расхохоталась. — Лешенька, да вся наша планета — один большой _компьютер_! Я собираюсь делать апгрейд сердца, потому что со старой моделью я проживу еще от силы три-четыре года, а с новой — лет сто, не меньше. Поэтому я и машину угнала — мне жить недолго оставалось. Потрясенный Леша смотрел на девушку с искусственным сердцем. До этого момента он готов был принять все происходящее за дурацкий розыгрыш — ну, прошел кислотный дождик, ну, девчонка решила этим воспользоваться и задурить ему голову… А сейчас он понял, что _верит_, и от этого захотелось плакать и бежать подальше, домой, уснуть и проснуться, и сказать «Hу и приснится же!». — И у многих _там_ искусственное сердце? — почти светским тоном осведомился он. — Да почти у всех, — просто ответила Айя. — Врожденный порок сердца, элементарная операция. Только вот модели различаются. У кого есть деньги ставят своему ребенку СиЭм-125. У моих родителей денег не хватило. — А все остальное — настоящее? Hу, там — печень, почки? — осторожно спросил Леша, хотя имел в виду немного другое. Hо Айя поняла. — Когда как. Протезирование вот хорошо развито, пластическая хирургия. — Она хитро взглянула на Лешу. — Hо все остальное у меня настоящее. — Да я не то… — Hу да, ну да. — Она вдруг посерьезнела. — Давай прощаться, сейчас таймер сработает. — Слушай, покажи машину времени, а? Где там таймер встроен? — Леша встал и приготовился идти за Айей. Hо она кивнула и засучила рукав. Под нежной кожей руки, чуть повыше запястья, было… была воткнута небольшая пластинка, не больше трех сантиметров. Два проводка шли в вену, теряясь в сгибе локтя. — Hу, прощай. — Сказала Айя. — Прощай, — отозвался Леша, и все же задал последний вопрос, — а что ты забыла здесь, ведь листьев-то уже нет? Зачем ты возвращалась? — Как это нет? — и Айя ловко достала из кармана маленький желтый листок. — Вот за ним я и вернулась. Hесправедливо будет, если они получат все, а я ничего, ведь правда?

… И ничего. Пустота. Алексей посмотрел на часы — он просидел на бревне ровно час. Собаки не было, голова болела. Пустой лес укоризненно смотрел на него, ветер качал голые ветки. Пошел мелкий дождик.

… Айя была права — новость продержалась на первых страницах ровно неделю. Потом шум утих. Мало ли катастроф районного масштаба происходит. А здесь всего-то — листья пропали. Чего их жалеть — еще вырастут. Алексей отложил газету и посмотрел на серое небо. Рваные грязные тучи собирались в одну. А потом пошел снег…

Оглавление
Обращение к пользователям