ЗАБЫТЫЕ ЧЕРТОМ. Александр Подольский

Валенки семенили по хрустальной поверхности льда, в которой отражались детские лица. Привычный мороз за тридцать не давал скучать двоим друзьям. Самодельные клюшки гулко отстукивали деревянную дробь, а голоса эхом уносились в вечный туман.

– Ты не Третьяк! – вопил Леха. – Третьяк – вратарь!

– Ну и что! – не соглашался Мишка. – Он самый хороший игрок! Как и я!

Из мехового кокона показалась улыбка. Чуть съехавшая набок ушанка Лехи походила на растрепанную голову какого-то диковинного зверя.

– Да ты дырка! – подначивал друга Леха. – Спорим, два из трех забью?

– Ха! – воскликнул Мишка, протирая замерзшие под носом сопли. – Да ты и не добросишь, слабак!

Прочертив две условные линии на льду, Мишка занял место ровно посередке. Теперь одиннадцатилетний мальчишка в почти невесомой куртке на гагачьем пуху превратился в настоящего вратаря.

– Ну, попробуй забить, хвастун!

Сначала ничего не вышло. Леха отошел на более-менее приличное расстояние и ковырнул шайбу в сторону «ворот». Каучуковый диск, который, судя по виду, не раз жевала собака, едва ли не приполз в распростертые объятия Мишки.

– Ха-ха! – радовался тот. – И кто из нас еще неумеха?

– Это тренировка! – отозвался Леха. Он был годом старше и раза в полтора здоровее, так что на нехватку силушки жаловаться ему было не с руки.

Для второго броска он собрался. Теперь на кону стояла его репутация. Он знал: в случае проигрыша Мишка растреплет всему поселку, что руки у Лехи только для того, чтобы таскать рукавицы.

В этот раз удар вышел будь здоров. Шайба юркнула под ногой Мишки и зарылась в колючий сугроб позади.

– Штанга! – довольным голосом заверещал Мишка, хотя прекрасно видел, что гол был.

– Что ты брешешь? – возмущался Леха. – Там до штанги еще километр!

– А вот и нет! – стоял на своем Мишка. – Ты просто мазила!

Леха промолчал, и на секунду Мишке подумалось, что друг обиделся. Это было бы очень странно, ведь подобные сцены повторялись изо дня в день, и мальчишки просто дурачились. Неуловимо менялась разве что их площадка – размашистая наледь, которую с начала зимы грунтовые воды подняли уже на добрый пяток метров.

Но Леха молчал потому, что уставился куда-то в сторону лесистых островков в снежных угодьях. Мишка обернулся и уловил движение вдалеке. Там, где к зарождающейся цивилизации со всех сторон подкрадывалась тайга, шагала вереница черных человечков. Привычным маршрутом далекие тени направлялись на планируемый участок магистрали от Усть-Кута до Тайшета. Остальным бамовцам там показываться запрещалось, и жители небольшого поселка тянули рельсы в другую сторону – к Комсомольску-на-Амуре. Стройки века хватало на всех.

– Они теперь еще и ночью работают? – спросил Мишка, тотчас позабыв о хоккейных баталиях.

– Похоже. Им, наверное, тыщи две платят. Вот бы моему папке столько платили.

– Страшные они какие-то, – пробурчал Мишка. – Живут в лесу, дед Семен говорит, у них там лагерь свой. Интересно, а как в темнотище строить? Ночью же за сорок подморозит!

– Ну, – промычал Леха, – они ж военные, армия. Им это раз плюнуть.

– Мы когда дорогу построим, я тоже в армию пойду. И буду получать много денег. Больше тыщи в месяц!

– А я еще больше тебя! – улыбнулся Леха и закинул клюшку на плечо. – Ладно, темнеет. Ничья?

– Ничья, – без раздумий согласился Мишка, вытаскивая из снега шайбу.

Мальчишки отряхнулись от повисших на одежде ледяных игрушек, которыми можно было наряжать новогоднюю елку, и направились к дому. Впереди бежал пар изо рта, разгоняя морозную дымку. Туман, который не давал любоваться солнцем вот уже второй месяц, с сумраком справиться не мог, и спускающаяся с неба тьма наступала друзьям на пятки.

– И все равно я – Третьяк, – как бы между делом произнес Мишка.

– И все равно ты – дырка, – отозвался Леха.

До родных домишек они добрались уже бегом, бомбардируя друг друга снежками. Поселок встретил их звуками топоров, которыми рубили замерзшую с утра воду. На БАМе наступала пора ужина.

Вездеход затих где-то в таежной глуши, обратившись бесполезной грудой железа. Запас солярки не предусматривал столь долгого путешествия, и теперь перед заплутавшими в темноте пассажирами открывались нерадостные перспективы.

– Молодец, водитель! Ладно службу несешь!

– Товарищ лейтенант, я же говорил, что…

– Говорил-говорил. Можешь не повторять.

Олег осмотрелся. Величественные кедры нянчили карликовые сугробы, с веток сыпалось белое крошево. Верхушки деревьев терялись в черноте, которая куполом нависла над вездеходом. Снег лежал ровно, словно его специально утрамбовывали, желая показать в лучшем виде. По ледяной дороге в темноту уходили две змейки проторенной лыжни. Сковавший лес мороз медленно добирался и до людей, начиная покусывать лицо.

– Бойцы! – громыхнул басом Олег. – Соорудите-ка костер, что ли.

– Товарищ лейтенант, да как мы его тут зажжем? Мы ж не егеря какие-нибудь.

– Не знаю, смекалку проявите, – сказал Олег и отвернулся к огрызку дороги, который белым языком вываливался из темной пасти тайги. – Я пока посмотрю, куда капитан пропал.

Вот уж повезло, думал Олег. Распределение закинуло его в зону вечной мерзлоты, край высокой сейсмической активности, где паутины трещин от землетрясений распугивали таежную живность. Молодой лейтенант поначалу обрадовался возможности служить в месте возведения Байкало-Амурской магистрали, но ему хватило и недели, чтобы вкусить все прелести всесоюзной комсомольской стройки. Холод, который не всегда могла вынести даже техника, тяжелейшие условия жизни, непонятная суета вокруг этой железной дороги и полная неопределенность с собственным будущим. Не грела и мысль о том, что Олегу выпала честь участвовать в важнейшем для страны событии, которому наверняка суждено было войти в историю. Олега привезли в Усть-Кут, ничего толком не объяснив. Сказали лишь пару слов об объекте, на котором предстояло нести службу, – неприметном лагере близ магистрали, по соседству с которым в крошечном поселке потихоньку проклевывались черты каменных джунглей. Рвущийся почувствовать себя командиром лейтенант никого в подчинение не получил и кормился только наставлениями старших по званию. Олег понимал, что все, чему его учили, в здешних суровых краях никому не нужно. Единственная хорошая новость с момента приезда на БАМ заключалась в обещанной начальством доплате за секретность. Хотя какие секреты могут быть в такой глуши, Олег не представлял, а на вопросы ему тут обычно не отвечали.

И вот теперь, после долгого пути на объект, вездеход заснул в снегу, так и не доставив Олега в нужное место. Замерзшие гусеницы мертвого чудовища давили морозную корку едва видной дороги. Троица солдат-срочников отплясывала согревательные танцы, боясь отойти от вездехода, словно в чаще таились все монстры недружелюбной тайги.

Капитан, который сопровождал группу, ушел на лыжах дальше по дороге с полчаса назад. Оставив Олега за главного, он сказал, что поселок недалеко, и найти его поскорее проще тому, кто там уже бывал. Капитан производил впечатление уверенного в себе человека, однако Олегу показалось, что тот чего-то недоговаривал. Последними словами были указания держаться всем вместе и внимательнее смотреть по сторонам.

Шагая наедине с собственными мыслями, Олег не заметил, как отошел от вездехода довольно далеко. Ледяной ветер всячески отговаривал лейтенанта от дальнейшей прогулки, но свежая лыжня тянула за собой в глубину черного зева.

С одного из деревьев по правую руку сорвалось что-то большое, затрещали ветки. Олег уставился на гряду высоченных пихт, пытаясь сообразить, какая птица может путешествовать с одной замороженной кроны на другую. Неожиданно пришла мысль о белке-летяге, которую Олег пока ни разу здесь не видел. Но все лишнее из головы выкинул новый звук. Впереди хрустел снег. Сначала Олег решил, что ему мерещится. Завывания стихии в каждом ухе не умолкали, стараясь спрятать посторонние шумы. Но треск снежного покрова раздался вновь. Теперь уже было очевидно, что прямо по курсу навстречу Олегу кто-то очень медленно двигался.

– Товарищ капитан? – спросил Олег у пустоты.

Шаги приближались. Становились быстрее. Только сейчас лейтенант сообразил, что лыжи такого звука издавать не могут. Человек из темноты шел пешком.

– Кто тут? – бросил Олег, отступая.

Ответа не последовало. Но сквозь снежную завесу стали проступать контуры идущего. И чем ближе становился незнакомец, тем сильнее округлялись глаза Олега. Шагающий сквозь сугробы человек был одет лишь в легкую рубаху и рваные штаны. Черные пятна на коже, воронки проваленных глаз, неровный шаг и странное мычание вместо слов. Все говорило о том, что человек серьезно болен и ему нужна помощь. Все, кроме одного. Из грудной клетки незнакомца торчала лыжная палка.

Внутри было тепло, а это самое главное. Печь жевала дрова, выдыхая в трубу сизый столб дыма. За столом гремели посудой голодные бамовцы, с мороза в здание столовой постоянно кто-то заходил.

– Закрывайте двери, елки-палки! – рявкнул бородатый мужик с проседью.

– Не ворчи, Иваныч. Сейчас надышим и напердим, так опять потеплеет.

К звону ложек с вилками прибавился смех, тут же в ответ понеслись колкости и подначивания. Мишка спрятал довольную улыбку в кулак, но мама все равно шутливо погрозила ему пальцем. В их семье нехорошие слова были запрещены, хотя не слышать их вокруг было невозможно. А уж после того, как папка взял Мишу на лесопилку, мальчонка сразу втрое увеличил свой нецензурный словарный запас.

Мишке нравилось жить в поселке, несмотря на всякие трудности. Совсем скоро маленькое пятнышко на карте должно было похорошеть, обрастая домами и дорогами. Поговаривали даже, что для построенных улиц можно будет самим придумывать названия. Мишка очень хотел почувствовать себя одним из строителей нового мира, о котором так много говорили взрослые, ведь даже он понимал, что является частью чего-то очень важного. Так происходило на каждом километре магистрали, куда съезжались люди со всего Союза. Они мирились с тяжелыми условиями и не сходили с намеченного пути. БАМ уже не был обычной стройкой, став для многих образом жизни.

Пока же наблюдались только зачатки славного будущего, Мишка привыкал к морозам и изучал таежную природу. Однажды охотники дали ему подержать в руках бурундука, а совсем недавно вместе с Лехой им удалось усмотреть возле одного из котлованов настоящего горностая. Пушистый зверек издалека рассматривал ребятишек, а потом бросился наутек, мелькая черным кончиком хвоста на снегу.

Детей в поселке было пока не очень много, и под школу отдали одну из небольших изб. Занятия проходили три-четыре раза в неделю, что, по мнению Мишки, было чересчур много. Сидеть за столом с книжкой в руках, когда вокруг раскинулась таинственная и загадочная тайга, он не слишком-то любил. Впрочем, как и остальные мальчишки.

Грохнула дверь, впуская внутрь морозный сумрак.

– Да сколько же можно, в самом деле?! Закрывайте за собой две…

Бородач замолк. С порога на него таращился высохший человек в дырявой военной куртке. На глазах блестел иней, матовая кожа головы в некоторых местах обнажала кость.

– Твою ж мать, мужик, что стряслось? – сказал кто-то из строителей.

Мишка завороженно глядел на гостя, который словно врос в доски. Снежная пыльца за его спиной валила в помещение, и пол быстро покрылся белесым ковром. Откуда-то из-под стола выбралась сонная овчарка и с любопытством подошла к человеку. Псина стала обнюхивать обклеенные льдом сапоги, как вдруг незнакомец резко пригнулся к полу и вгрызся в загривок животного. Визг пронзил комнату, и со своих мест повскакивали бамовцы, роняя посуду. Мужчины в недоумении наблюдали за дикой картиной, а женщины, после того как окровавленный кусок собаки шмякнулся на пол, завыли не хуже любой сирены. В дверном проеме возникли еще две полусогнутые грязные фигуры, и Мишка почувствовал, что ему стало не только немножко теплее, но еще и мокро.

– Ты к-кто? – только и смог выдавить Олег, глядя на шагающего человека, будто надетого на шампур-переросток.

По дороге пронесся грохот выстрела, и верхняя часть головы незнакомца врассыпную повалилась на снег. Кусочки черепа вперемешку со стеклянными волосами уткнулись в ноги Олега. Развалившаяся прямо на глазах голова походила на разбитую вдребезги сосульку. Туловище сделало еще два шага и плавно опустилось на дорогу. Рядом скрючился и Олег, освобождая организм от скудных запасов пищи.

Утерев рот, лейтенант встретился глазами с дулом ружья и моментально поднял руки.

– Кто такой? – спросил человек в военной форме без каких-либо знаков отличия. Новый оружейный гром не дал Олегу даже подумать над ответом.

– Стоять на месте! – проорал кто-то из темноты, и Олег понял, что выкрик был адресован солдатам, которые прибежали на выстрел. – Следующий будет на поражение!

– Кто такой и какого хрена тут делаешь? – повторил мужик с ружьем, подцепляя ледяным дулом замерзший нос Олега.

– Я п-по распределению, служить приехал, – промямлил Олег. – Младший лейтенант Егоров. На объект, к-который…

– Ладно, все ясно. Вставай давай, лейтенант. Только из учебки, что ли?

– Так точно.

– Мда… Не хватало мне еще и за тобой ходить сопли вытирать. Вставай, говорю, жопу отморозишь!

Олег поднялся, хотя ноги его и не слушались. Труп с размазанной по дороге головой лежал в метре от него. Из-за спины широкоплечего собеседника показалось еще человек десять. Все вооружены.

– Товарищ майор, еще пятеро осталось, – сказал один из военных.

– Ты что ж, Фирсанов, в счетоводы записался? Ты лучше патроны посчитай, которыми посшибал все ветки да сосульки. – Человек, которого назвали майором, помолчал, а потом вновь обратился к Олегу: – Где командир?

– Не знаю, ушел на лыжах к поселку. У нас соляра кончилась.

– На лыжах, говоришь… Значит, нету больше твоего командира. Только лыжи и остались. Не повезло ему сильно. Похоже, прямо на этих и наткнулся. Но палкой махнуть успел хорошо, здоровый мужик был. Кто сопровождал?

– Капитан Стрельников, – ответил Олег, пытаясь уложить в голове все только что случившееся.

– Сашка?! Его же в Тынду переводить собирались! Ну, зверье… недолго вам осталось. Пошли все к чертовой бабушке со своими дивными экспериментами. Значит, так, слушай мою команду, – проговорил майор, обращаясь уже не только к Олегу, но и к перепуганным срочникам. – У нас тут ЧП. Причем такое, что вам, соплякам, и не снилось. Раскладывать какашки по полкам нет времени. Оружие имеется?

– В вездеходе есть, – сказал Олег, немного придя в себя.

– Вот очень плохо, что в вездеходе! С собой нужно его носить, понятно? Тут вам не учебка. Хватайте все, что есть, и попрошу с нами. Фонари захватите, наши сдохнут скоро. Здесь где-то в тайге еще пятеро очень нехороших ребят, которых нужно срочно обезвредить. Пример лежит у вас под ногами. Предвидя вопросы, отвечаю сразу: это живые мертвецы, поэтому стрелять нужно только в голову. Чтобы мозги разметало по всей округе. Вопросы есть?

Непринужденный тон, с которым майор рассказывал все это, успокаивал, только вот смысл слов отказывался оседать в сознании. Живые мертвецы?! Что за глупость! Хотя уткнувшийся в ледяную корку дороги труп с разорванной головой и лыжной палкой в туловище на бред никак не походил.

– А откуда они взялись? – спросил один из солдат. – Это ж сказки какие-то…

– Из земли и взялись, – спокойно ответил майор. – А вообще, считайте это военной тайной. Вам выпала честь оказаться на засекреченном объекте, который должен был стать отправной точкой славного будущего великой державы. Только вот беда: все тут уже пошло наперекосяк. Так что пока вам…

– Движение! – пронзил темноту крик. – Вон там!

Все обернулись к вездеходу, возле которого шевелилась тьма. Что-то метнулось из снега и скрылось за массивными гусеницами.

– Может, волк? – поинтересовался Олег.

– Ага, – кивнул майор, шагая вперед. – Или гуси-лебеди. Стой тут со своими архаровцами. Без оружия от вас толку нет.

Майор отдал несколько команд, и небольшой отряд стал окружать вездеход. Только сейчас Олег заметил, что на ногах вооруженных людей были снегоступы, благодаря которым двигались военные куда быстрее и увереннее.

Словно шахматные фигуры, солдаты шли вперед поочередно. Снежные вихри над головой бесновались все сильнее. Олег чувствовал, как замерзает дыхание. Сейчас он был лишь бесполезным зрителем, чему в глубине души несказанно радовался. Все-таки он приехал в эту глушь отрабатывать контракт за очень неплохие деньги. О разгуливающих в округе трупах никто не упоминал. Рядиться героем Олег не собирался.

Автоматные очереди пробежались по верхушкам сугробов, смахивая снежную крупу, словно перхоть с немытой головы. Серая сгорбленная тень метнулась к частоколу замерзших деревьев. Вспышки выстрелов распугивали стылый мрак, заглушая крики людей. Существо, не обращая внимания на огонь, спешило под защиту тайги. Точные попадания в спину лишь подгоняли тварь, и вскоре мертвец исчез за стеной деревьев. Военные кинулись следом, дав оружию небольшую передышку. Под матовым небом вновь воцарилась тишина. Темнота проглотила людей, будто их никогда и не было.

Олег не знал, отчего у него дрожат колени. Хотелось верить, что от холода. Время словно отмотали назад, возвратив его к знакомому моменту. Он стоит перед пустым вездеходом, рядом – троица солдат. Так, может, ничего и не было? И прямо сейчас из леса выйдет капитан с соляркой. А все остальное – только работа воображения. Олег почти поверил в это, но все испортил один из рядовых.

– Товарищ лейтенант, что будем делать?

Олег тяжело вздохнул. Мыслить в таком состоянии его мозг отказывался.

– Не знаю. Будем ждать возвращения майора, он-то уж подскажет. Как я понял, к нему в подчинение нас и везли.

– А если их это… – не унимался рядовой, у которого за шапкой и высоким воротником можно было рассмотреть только глаза, – сожрут?

– Тогда жмурики будут сытые и нас не тронут, – ляпнул Олег первое, что пришло в голову.

– Товарищ лейтенант, – подключился к разговору водитель, чью фамилию Олег даже не пытался запомнить, – может, мы все-таки достанем оружие?

Олега словно осенило. Ну конечно же, это была самая умная мысль.

– Да, как раз об этом думал. Бойцы, за мной!

Карабкаться на гусеницы было не слишком удобно, но Олег никого вперед себя не пропустил. Рядовые забирались следом. Уснувшая кабина на секунду мигнула. То ли отблеск лунного света все-таки просочился сквозь ночной туман, то ли в кабине кто-то был. Или что-то. Олегу сразу вспомнились слова одного из бойцов отряда майора. Их осталось еще пятеро… Черт, и зачем он полез самым первым?

– Тише, – прошептал Олег, изо всех сил стараясь не выдать дрожь в голосе. – Кажется, возвращаются.

Он замер прямо перед дверью, обернувшись к лесу. Звенящая пустота не несла никаких звуков. Однако Олег продолжал:

– Точно. Слышите? Пойду встречу, а вы пока хватайте оружие – и пулей ко мне.

Расчет был прост. Если внутри кто и был, то узнать это предстояло кому-то другому. Скорее всего, излишняя подозрительность родилась из игры света или же простого попадания снежинки в глаз. Но рисковать Олег не хотел. Ведь для чего еще нужны подчиненные, как не для выполнения приказов. А чтобы не прослыть трусом, лейтенант и придумал себе звуки якобы возвращающихся военных. Эта невинная перестраховка едва ли могла кому-то навредить, ведь крайне сомнительно, что мертвецы из всех укромных мест вокруг могли бы выбрать кабину вездехода.

Спрыгнув на снег, Олег с облегчением наблюдал, как водитель спокойно проникает внутрь. Но выскочивший из кабины крик чуть не подкосил и без того ватные ноги лейтенанта.

– А-а-а! – летело из темноты. – Стреляйте в него! Стре-ляй-те!

Топтавшиеся на входе солдаты напоминали пару маятников. Животный страх гнал их подальше от этого места, но вопли товарища звали на помощь. Последнее все-таки пересилило.

– Он сожрет мою руку! Он же сожрет!

Олег вновь оказался в театре. Двое актеров ворвались в кабину бутафорского вездехода, помножился крик. Темноту наполнили вспышки выстрелов. Осыпалось стекло. Яркие отблески гуляли на заводском металле. Спецэффекты были преотличные. Очень быстро все затихло. Неужели антракт?

– Да помогите же вы, наконец! – недобрый окрик вернул Олега к реальности.

Из кабины выбралось только двое. Опирающийся на товарища водитель еле волочил ноги. Его правый рукав безжизненно повис вдоль тела, словно там ничего и не было. На снег у гусениц обильно стекала кровь. Рядовой что-то бормотал.

– Откусил… он просто откусил. Вырвал ему кадык, отгрыз и сжевал.

– Тише, Колян, – успокаивал его второй солдат, который, похоже, не пострадал. – Мы выкарабкаемся. И Вовку помянем обязательно. Если бы не он, та тварюга на руке не остановилась бы.

– Он же из-за меня умер! Да что тут вообще творится такое? Это вот так выглядит советская армия?!

Олег молча помог парням спуститься. Несмотря на все случившееся, они умудрились прихватить с собой два «калашникова». Один автомат Олег сразу приютил на плече, второй оставил целому рядовому. Раненого водителя посадили у колес вездехода. В кабину, которая могла защитить от ветра, соваться даже не думали.

– Товарищ лейтенант, – срывающимся голосом сказал водитель, – ну и где они? Где помощь?

– Я же слышал что-то. Скоро появятся, – ответил Олег, не глядя на подчиненного. – Не волнуйся, заштопаем твою руку.

Водитель всхлипнул.

– Мне пара месяцев до дембеля, возил всех туда-сюда… Это ж надо, в такое вляпаться. А что, если они нас всех пристрелят? Может, не для наших глаз такое зрелище.

– Не пристрелят, – отозвался Олег, но кучкующихся на спине мурашек ощутимо прибавилось.

Свист ветра над головами напоминал колыбельную. Стужа медленно окружала людей у вездехода. В беспроглядном ночном небе копошились заблудившиеся снежинки. Насквозь пропитанная кровью рукавица водителя замерзла и теперь походила на стальные доспехи. Солдат тяжело дышал, глядя в темноту. Рядовой, который остался цел, с автоматом на плече курсировал вдоль гусеничной колеи.

– Товарищ лейтенант, разрешите вопрос? – сказал он.

– Разрешаю.

– Как вы думаете, зачем нас везли сюда?

– Служить Родине, – отстраненно ответил Олег. Прояснить ситуацию мог только один человек. Майор. И Олег очень надеялся, что в этот самый момент один из ходячих трупов не пережевывает его останки.

Сквозь чернильное марево стали проклевываться болезненные пятна, словно огромные светлячки на последнем издыхании спешили пробраться к вездеходу. Олег выпрямился и поднял автомат. Свет умирающих фонарей приближался. Людские голоса становились громче, и Олег немножко расслабился. Пришли люди майора.

Над раненым сразу принялся колдовать медик, группа сомкнулась вокруг вездехода вооруженным кольцом. Присутствие всех этих людей добавляло уверенности. Но, похоже, на месте сидеть никто не собирался – всех мертвяков в лесу выловить не удалось.

– Двигаемся к поселку бамовцев, возможно, они там, – сообщил майор. – Подтянутся и остальные, будем уничтожать отработанный материал. Не оправдал он надежд, что и говорить.

– Как? Всех?

– Да. А ты хочешь, чтобы и остальные вдруг превратились в человекоедов? Я так рисковать не собираюсь. И плевать мне на приказы сверху. Здесь мои люди и их жизни на кону.

Группа двинулась дальше под завывания пурги. Олег старался не отставать от задумчиво шагающего майора и, поравнявшись с ним, завязал разговор:

– Товарищ майор, а много таких еще?

– Пока трое. Надеюсь, остальные все еще спокойные и покладистые зомби, или как там их обозвать лучше.

Лейтенант едва не подавился новым вопросом.

– Егоров, кажется? – продолжал майор. – В общем, обрисую тебе ситуацию, коли в одной упряжке теперь. Хотя даже мне известно далеко не все. После войны наше расчудесное правительство занималось разными экспериментами – удачными и не очень. Одной из стратегических задач являлась находка рабочей силы, которой не страшны нечеловеческие условия и прочие сложности. Так вот, решение не так давно нашли. Как они научились поднимать мертвецов – одному богу известно. Хотя скорее черту. Какая-то химия, куча опытов и так далее. В итоге мы получили идеальных работяг, которым и мороз нипочем, и спать не нужно, и жрать они не просят. По крайней мере, не просили до недавнего времени…

Майор смачно сплюнул, и Олег мог поклясться, что на землю упал уже замерзший шарик.

– А где проверять новую рабсилу, как не на стройке века? Вот и был создан наш объект с целым ворохом печатей секретности. Сначала все шло хорошо. Страшно было, конечно, но трупы работали, как проклятые, ни малейшей агрессии не проявляли. Такие, знаешь ли, блаженные и на все согласные чернорабочие. Даже вони от них немного, холодина местная все заглушает. А деньги тут и вовсе платят сумасшедшие. Мы уж было попривыкли, как у некоторых что-то замкнуло. То ли от холодов, то ли еще от чего. Может, срок годности вышел, – невесело улыбнулся майор. – Результат ты видел. А у нас их сорок единиц. Вы как раз должны были помочь, ведь через месяц еще пятьдесят жмуриков подвезти обещали. Впрочем, как и подмогу. Вот такие дела. Теперь, вместо невиданного жалования, нам всем светит только большая задница.

– А что с покусанным будет? – озвучил нехорошую мысль Олег.

– По идее, ничего страшного. Ученые на этот случай тоже эксперименты проводили. Правда, на животных. Такой контакт в зомби его не превратит. Я надеюсь. Но одно могу сказать точно: теперь водителю твоему лучше не умирать.

Олег решил больше ничего не спрашивать. От всего этого лейтенанта начинало мутить. Ему не верилось, что за какую-то неделю жизнь может так поменяться. Если бы при поступлении в военное училище ему сказали, что он вот так будет шагать через тайгу с автоматом на плече в поисках взбесившихся мертвых строителей, то люди в погонах до сих пор искали бы его по городам Союза.

– Приготовьтесь, – рявкнул майор, – вот и поселок. Нам теперь уже не до секретов, так что главное – результат. И ради бога, не попадите в кого из гражданских.

Бамовские вагончики с избушками сонно выглядывали из-за снежной завесы. К ночи мороз крепчал, загоняя людей под защиту стен и печей. На улице не было никого. Фонарный свет, который питали местные генераторы, скользил по обледенелым крышам. Поселок напоминал обиталище призраков. И когда темнота принесла с собой множественные крики, едва ли этому хоть кто-то удивился.

Столы летели в стороны, будто щепки из-под циркулярной пилы. Трое неизвестных рывками перемещались по залу, сбивая с ног одних и впиваясь зубами в других. В помещении поднялась паника, валенки и сапоги размазывали по полу кровь. Покрасневшие враз телогрейки некоторых бамовцев затихали вместе с хозяевами. Входная дверь колотилась о косяк, словно сумасшедший зритель хлопал в ладоши этому представлению.

Мишка схватился за маму, отступая ближе к кухне. Рядом полетели на пол ножи с тарелками. Кто-то кричал и звал на помощь. Один из страшных гостей, который перекусил пополам собаку, метнулся к тучной поварихе и, завалив ее на пол, содрал с головы женщины чуть ли не все волосы. Окровавленный парик свисал с кривой исхудалой пасти, в то время как черные зрачки шарили по комнате.

– Упыри! – завопил кто-то из стариков.

Мишка заплакал, изо всех сил сжимая окаменевшую кисть мамы. Женщина широко открытыми глазами наблюдала за тем, как трое почерневших оборванцев превращали комнату в скотобойню. Кровь хлестала так, словно работал разбрызгиватель. Теплые капли хлестали лицо, а ходящие ходуном доски пола покрывались телами, точно после бомбежки.

– Ма-а-а, бежим отсюда, – всхлипывая, скулил Мишка, – съедят ведь!

– Упыри! – надрывался все тот же голос. – Антихристы окаянные!

Рука мамы шевельнулась, в глазах женщины появилась жизнь.

– Сейчас, сейчас… где же твой отец…

Разбилось стекло, внутрь ворвался еще один ледяной поток воздуха. Одна из тварей жевала кого-то у самой двери, выход был заблокирован.

– Мама уведет тебя отсюда, мама уведет.

Но успокоить Мишку удалось всего на пару секунд. Позади женщины возникла фигура в военном тряпье и мощным прыжком преодолела расстояние до жертвы. Мишка почувствовал невероятную тяжесть, подкосившую ноги. Грохнув головой о доски, мальчишка едва не выпустил из себя весь воздух, когда сверху навалились сразу два тела. Мама в последний раз улыбнулась сыну, а потом в Мишкино лицо словно выплеснули тарелку борща. Мальчик сквозь слезы видел предсмертную гримасу матери и затылок чудовища, проедающего себе дорогу в глубь нового лакомства. Дышать стало нечем, и Мишка закатил глаза. Вверх ногами он увидел дверной проем. Оттуда показались новые люди в военной форме, и Мишка понял, что теперь надеяться не на что.

Неожиданно раздались звуки, которые здесь гостили нечасто – выстрелы. Задымилась голова одного из нападавших, на месте глаз выросли сквозные черные круги. Словно соломенное чучело, покрытый чужой кровью человек растянулся на пузырящемся полу и затих.

Рядом что-то хрустнуло, и Мишка поймал материнский взгляд, который вместе с головой покатился в угол, будто огромный снежок. Повторить то же самое с мальчишкой прогнивший насквозь человек не успел. Только разинув черный рот, он получил удар топором в голову. Около Мишки стоял дед Семен в разорванном тулупе. Существо с торчащим из макушки топором поднялось, отшвырнув в сторону обезглавленное тело Мишкиной матери. Дед Семен сделал шаг назад, тварь ступила следом, взирая топорищем на своего обидчика.

– В сторону! – перекрикивая гвалт вокруг, рявкнул кто-то. – Пацана, пацана заберите!

Бахнул гром, от которого зазвенело в ушах. Топор разлетелся в щепки вместе с тем, куда его засадил дед Семен. Из развороченной челюсти мертвеца посыпались зубы, точно мертвые мухи из сорванной паутины. Почти тут же за стенами столовой откликнулись автоматные очереди. Сидя в луже, в которой будто только что выпотрошили свинью, Мишка пытался вспомнить, как правильно нужно дышать. Несмотря на распахнутые дверь и окна, воздуха мальчишке не хватало. Засохшие слезы скрылись под багровой коркой, в волосах запутались какие-то липкие кусочки.

– Товарищ майор, – сквозь звон колокольчиков донесся до Мишки голос. – Третьего успели прямо у порога уложить. Вроде не осталось больше.

– Успели, говоришь? Да ты вокруг посмотри! Матерь божья… Ничего мы не успели. Ни-че-го.

Мишку подняли на ноги и увели подальше от жуткой картины. Спустя минуту к нему подошел командующий военными дядька.

– Привет, смельчак, – сказал он. – Тебя как зовут?

Мишка в ответ моргнул два раза.

– Не бойся, теперь тебя никто не обидит.

Мишка моргнул еще раз, но военный никак не отставал.

– Хочешь, буду звать тебя «Почетный бамовец»?

Мальчуган посмотрел в доброе, но смертельно уставшее лицо человека и заговорил:

– Мишкой меня зовут все, мамка назвала так.

– Хорошее имя, Мишка. Просто отличное! – сказал майор, потрепав паренька за плечо. – Я ведь тоже Мишка, так что мы с тобой тезки. А раз так, будем дружить, точно?

– Наверное, – нехотя согласился Мишка.

– Ну и отлично, по рукам.

Майор огляделся и подозвал к себе пару человек.

– Присмотрите за парнем, головой отвечаете. Найдите родственников или знакомых. Егоров, пора и тебе покомандовать немного. Здесь все нужно прибрать, а людей похоронить. Поглубже. Так, на всякий случай. Ясно?

– Так точно, товарищ майор.

– Хорошо. Но только людей. С нелюдями мы сами разберемся.

Военные еще о чем-то шептались, но Мишка их уже не слышал. К нему кинулись заплаканные родители Лехи, наперебой утешая мальчишку. Голоса их сливались в один заунывный стон. Сам Леха молча смотрел на друга, вылезшего из фильма ужасов. А вот по сторонам глядеть не было желания ни у него, ни у родителей, которые уже выводили Мишку из столовой. На входе они встретили курящего деда Семена. Тот мусолил папиросу, которая дрожала в трясущихся пальцах, как макушки местных пихт в ураган. Он попытался улыбнуться Мишке, но получилось слишком неуклюже. Обменявшись парой фраз с Лехиным отцом, дед Семен вернулся в помещение и захлопнул за собой дверь. Издевательская табличка «Столовая» ерзала на ветру, словно надумав убраться из этого проклятого места. Мишка грустно взглянул на закрытую дверь, из-под которой ползла красная лужа. Скрывшиеся за деревянной перегородкой родители и друзья исчезли для него навсегда.

Сутки спустя он сидел у окна, которое обросло новым морозным узором. За стеклом будто занималась заря, хотя время только шло к ночи. Багряные лучики выглядывали из-за спин деревьев, слегка раскрашивая черное небо. Мишка знал, что это до сих пор горит самый большой костер, какой он только видел. Пускай и издалека.

Военные сожгли всех. К тем троим, что перебили половину оказавшихся в столовой людей, добавили еще стольких же. Они все были мертвецами еще до того, как им разорвало головы. Возможно, даже раньше, чем Мишка появился на свет. Он не понимал, как такое может быть, но видел все собственными глазами. А потом из леса вышел еще один отряд с теми самыми черными человечками, которых они с Лехой видели чуть ли не каждый день. Оказалось, те загадочные военные строители тоже не были людьми. Конечно, Мишке прямо никто ничего не рассказывал, но слышал он достаточно, да еще и напившийся дед Семен много чего наболтал. Теперь от всех этих чудищ остались только догорающие в самом глубоком котловане кости. Мишка прижался лбом к ледяному стеклу. И почему кто-то решил оживить именно этих мертвецов, а не кого-нибудь подобрее? Например, его маму или папку, которого нашли на полу столовой под грудой тел.

– Не спится? – спросил Леха, глядя со второго яруса двухэтажной кровати.

– Не-а, – вздохнул Мишка.

Теперь мальчишки жили в одной маленькой комнате, как братья. Мишке, который остался без родителей, предстояло ждать отправки домой к бабушке, в Ленинградскую область. Но когда это произойдет, никто не говорил, ведь вокруг хватало и других хлопот. Долго возиться с новоиспеченным сиротой никто позволить себе не мог.

– А хочешь посмотреть? – стараясь растормошить друга, спросил Леха.

– Ты что? Нам же все уши отдерут.

– А мы тихо, я много раз в окно сбегал. Мои спать рано ложатся, нужно только на знакомых не наткнуться.

– А солдаты?

– Так они вроде подожгли – и все. Где-то в вагончиках ждут своих.

Мишка взглянул в темноту за окном. Сидеть в четырех стенах, где любой зашедший в гости лез к нему со своей жалостью, было невыносимо. Так почему бы и не взглянуть на труды военных, которые исправляли собственные ошибки. Судя по зареву, костер там был знатный.

Друзья выбрались в таежную ночь через окно. По спящему поселку носился ветер, гремя зубьями-сосульками. Котлованы располагались к северу от железной дороги, теснясь ближе к трассе, по которой ходила крупная техника. Словно лунные кратеры, выеденные экскаваторами, они разрастались в том месте, где тайга должна была уступить место городу. Сейчас они только заглатывали снег и бездумно таращились в низкое небо. Все, кроме одного.

Жарко было до сих пор. Причудливые тени гуляли по краям котлована, из которого вился легкий дымок. Вокруг никого не было: превратив всех мертвецов в пепел, военные вернулись в поселок. Ужасы прошлого вечера были погребены под угольной пылью, которая под стоны деревьев смешивалась со снегом.

– Всех просто подожгли? – спросил Мишка. – Как спички?

– Не знаю, кто бы нас пустил смотреть? Наверное, чем-то залили сначала, чтоб горели хорошо. – Леха помолчал, глядя вниз, а потом добавил: – Так им всем и надо.

Мишка не стал портить тишину. Он завороженно глядел в погребальную дыру и пытался представить казнь. Другого слова мальчишка подобрать не мог. Ведь людей просто загнали вниз, расстреляли и сожгли, точно березовую шелуху. Пусть и не совсем людьми они были. Мишке не было жалко кого-то из сгоревших, он знал, на что они способны. Он видел. Пустота, которая забралась в душу, словно белка в дупло, заражала безразличием все его существо.

– Ничего не оставили, так даже не интересно, – ворчал Леха, который ожидал хоть какого-то зрелища. – Только зря вылезали в такую холодрыгу.

Кончики пальцев и впрямь стали будто чужими, и Мишка согласился, что идея оказалась плохой. Хоть из огромной ямы и шло тепло, кусачий мороз это не останавливало. Пора было возвращаться.

Но в трухе на дне ямы вдруг что-то вздыбилось. Мишка удивленно перевел взгляд на Леху – тот тоже заметил. Талый снег, смешанный с грязью, легонько шевелился. В середине котлована из разваренных внутренностей земли показалась облезлая кость. Мальчишки отступили чуть назад, не веря своим глазам.

– Они ж сгорели, – прошептал Мишка. – Должны были.

Возня внизу продолжалась, и вскоре на поверхности показалась голова, похожая на изъеденную крысами тыкву. Из глубины замерзшей земли прорывался мертвец.

– Ух ты! – возбужденно тараторил Леха. – Значит, этот целый остался. Нужно… нужно в него чем-то бросить!

– Дурак, что ли? Нужно позвать военных.

– Да что он нам сделать-то может? Эта развалина по склону и не поднимется. Это ж настоящий живой труп! Представь, а? Ну, представь!

– Мы ж не в зоопарке, – сказал Мишка. Ему все это очень не нравилось. Как это армия могла проморгать целого мертвеца?

– Да мы только немножко понаблюдаем, а потом, конечно, позовем всех. Интересно, если в него комком бросить, он зарычит? Глянь на него только. Копошится внизу, как жук какой-то.

– Или два жука, – пробормотал Мишка, указывая вниз.

– Ого, – нахмурился Леха. – Это, наверное, уже плохо?

Чуть дальше от первого «жука» выпрямлялась черная фигура. Она двигалась гораздо быстрее, словно ледяные ставни не схватывали ее конечности. Обугленная тень хлюпнула ногами по пепельному киселю вокруг и задрала голову.

– Бежим, – шепнул Мишка, чтобы тварь внизу не услышала. Мальчишка знал, что их уже заметили, но шуметь все равно не хотелось.

Леха втянул носом соплю и без лишних разговоров ринулся к поселку, следом затопали и Мишкины валенки. Перед тем, как броситься за другом, мальчишка мельком успел кое-что заметить. Возможно, это только очередные проделки воображения, но в трясине на дне котлована кто-то был. По всей огромной поверхности пузырилась рябь, словно в снежно-земляном месиве ворочалось нечто живое. Или мертвое.

Свет горел только в одном вагончике, поэтому мальчишки долго не выбирали, куда бежать. За столом сидели четверо молодых солдат. Они играли в домино, рядом в чугунной сковороде дымилась картошка.

– Эй, пацаны, вы чего ночью бродите? Совсем, что ли?

– Там это, как их, опять! – тараторил Леха, пытаясь отдышаться. – Которые мертвые, из могилы горелой!

– Ты чего несешь?

– Вылезают из земли опять! – выпучив глаза, голосил Леха.

– Мы не врем, – подключился Мишка, – там правда они есть. Черные такие… и страшные.

По лицам военных прошла волна непонимания, но буквально через пару секунд солдаты уже спешно одевались, подгоняя друг друга. Из занавешенной одеялами части помещения выбрались еще несколько человек заспанного вида. Среди них Мишка сразу узнал того майора, своего тезку. Он быстро взял командование на себя, расспросив мальчишек еще раз и отправив куда-то двоих солдат с автоматами.

Выстрелы сработали вместо утренних петухов, и поселок проснулся. Тут и там стали зажигаться слабые огоньки, где-то захлопали двери. Мишка с Лехой стояли на пороге вместе с майором, который смотрел в темноту провала лесной дороги. Стрельба там притихла, и это могло означать все, что угодно.

– Что стряслось опять? – спросил всклокоченный дед Семен, на ходу запахивая телогрейку.

– Пока ничего, – ответил майор, даже не глядя на подошедшего.

На дороге возник силуэт. За ним второй. Майор напрягся, потянувшись за ружьем, но из темноты бежали его люди. Мишка не мог стоять на месте, холод волнами гулял по телу, сердце отсчитывало секунды с момента рождения нового ужаса, который уже завладел мыслями мальчишки.

Солдаты, спотыкаясь, добрались до порога. По глазам читалось, что за ними гонится как минимум выводок медведей-переростков.

– Их слишком много, нам патронов не хватит, – звенящим голосом стал рассказывать солдат с красным от мороза лицом. – Нужно что-то делать, они сюда идут. Некоторые бегут.

Вокруг собирался народ, чье бормотание заглушало скулеж ветра. Из других вагончиков и косых срубов появлялись новые солдаты с оружием.

– Как же так, – проговорил майор. – Все же ладно сделали… Что, они все мясом обросли за сутки?

– Товарищ майор, по-моему, их стало даже больше.

Взвыл автомат, и Мишка зажал уши. От неожиданности он чуть не грохнулся с порога, на котором толпились люди. Леха выискивал среди них родителей. Вспышки выстрелов пятнали ночь, отражаясь в глазах перепуганных бамовцев. На дороге появились бегуны, которых и пытались остановить солдаты, стоящие ближе остальных. Словно взбесившиеся марионетки, нескладные тени приближались к поселку, двигаясь неуклюже, но при этом быстро. Пули кусали их, разносили коленные чашечки и черепа, но мертвецы продолжали выскакивать из тьмы, точно поезда из тоннелей. Снег взъерошивали выстрелы, белесыми фонтанчиками встречая гостей. Некоторых зомби удавалось утихомирить на полпути, но адский конвейер продолжал выплевывать десятки невесть откуда взявшихся тварей.

– Да кто же вы такие? – спросил майор сам у себя, перезаряжая ружье.

Мишка старался держаться к нему поближе, чувствуя за человеком невероятную силу. Да и некуда мальчишке было бежать, никто его не искал. Все спасали собственную шкуру.

Когда дорогу поверх ковра разорванных свинцом трупов заполнило шествие мертвецов, военные решили отступать. Шагающие по кускам своих собратьев зомби стали издавать какие-то странные звуки, которые напоминали стоны ветра в печных трубах. Основную массу бегунов отстрелили, и теперь к поселку приближались тихоходы. Но их насчитывалось уже даже не пара десятков, а не меньше сотни. Народ не поддавался контролю, в панике кидаясь от здания к зданию. Люди прятались кто где может, совершенно наплевав на попытки солдат сдержать всех вместе. Хаос поглотил бамовский поселок без остатка.

Дверь заколотили сразу за Мишкой, которого вместе с Лехой притащили солдаты. Вход тут же загородили столами и шкафом. В обоих окнах небольшой пристройки у лесопилки уже дежурили люди с автоматами. Темноту прогоняли керосиновыми лампами. Внутри было холодно и пахло опилками. Среди дюжины собравшихся Мишка обрадовался разве что деду Семену с майором, хотя и присутствие других военных немного успокаивало.

– Если они ломанутся – ничего не поможет, – грустно сказал кто-то из солдат.

Все молчали. Лишь майор злобно глянул на рядового, давая понять, что не требовалось озвучивать очевидное.

– Четыре автомата с полупустыми рожками и ружье, – подсчитал дед Семен. – Не густо.

– Окна тоже заколотить, – приказал майор.

Леха не отходил от Мишки, держась подальше от окон. Ребятня уселась в углу, стараясь унять страх. Сделать это было сложно еще и потому, что у двух женщин началась натуральная истерика. Непрекращающиеся всхлипы и рыдания быстро надоели майору, и одна оплеуха на двоих ситуацию немножко исправила. Теперь к ушам неслись только удары молотков, превращающих окна в нагромождение досок.

– Ну, командир, рассказывай, пока можешь, – сказал дед Семен, который в отличие от пары строителей примкнул к военным и старался помочь. – Чего вы в этот раз нахимичили?

– Мы – ничего, – голос майора был спокоен, будто они мило беседовали о том, как скоро цветные телевизоры вытеснят черно-белые.

– Оно и видно.

– Серьезно, это не наши. Их чересчур много.

– Тогда, может, это из дальних поселков заразившиеся?

– Ребята же сказали, что из котлована, – кивнул майор в сторону Мишки с Лехой. – Да и не должны они никого заражать. Им ведь в организм какую-то дрянь засунули, а через укус ее не передать. Эх, вот сейчас бы нашего доктора сюда, засыпал бы заумностями своими.

По стенам прошлось первое эхо стуков. Голоса сразу затихли. Деревянные перекрытия заскрипели сухими костями, с потолка посыпалась опилочная пыль.

В дверь будто врезался гигантский молот. Грохнувший снаружи вой даже отдаленно не напоминал человеческий. Удары неслись со всех сторон, под верстаком для циркулярной пилы плясала древесная стружка. Заплатки на дальнем окне стали выплевывать скрюченные гвозди.

– Экономьте патроны, – сказал майор, взводя курок. – И в первую очередь держите дверь.

Женщины, в одной из которых Мишка с опозданием признал свою учительницу, опять заплакали, но в этот раз дела до них никому не было. Мальчишки спинами ловили вибрации стен, в которые снаружи долбились мертвецы. Дед Семен, который для своих лет выглядел настоящим богатырем, в подсобке раздобыл колун и подошел к разваливающемуся на глазах окну. Когда последняя полоска дерева вместе с остатками стекла влетела внутрь, он размахнулся и саданул по подоконнику. На пол свалилась отрубленная кисть, похожая на черного паука-гиганта. Мишка уставился на редкие судороги мертвой руки, непроизвольно вцепившись в Лехин локоть. Мальчишке казалось, что пальцы вот-вот поднимут обглоданную временем кисть и обязательно побегут прямо к нему.

Тем временем дед Семен охаживал топором мелькающие, словно щупальца, конечности мертвецов в оконном проеме. Военные отстреливали головы, как только те показывались в зоне поражения. Развалилось и второе окно, в баррикаде у двери стали проявляться дыры. Гомон покойников снаружи тупой дрелью сверлил мозг. Видя, что сил и патронов у военных остается в обрез, бамовцы перебрались в подсобку. Пусть и не было там никакой защиты, но смотреть на то, как последние минуты доживает заслон от рвущейся внутрь нежити, не желал никто. Леха тянул Мишку вместе со всеми, но оторвать друга от пола так и не удалось. Мишка остался в большой комнате, где шестеро человек еще пытались зацепиться за жизнь.

Колун исчез за оконной рамой, и что-то очень сильное потянуло деда Семена в темноту. Солдаты едва успели втащить его обратно до того, как он перевалился через подоконник. Но вместе со стариком в комнату ввалился труп, в темно-зеленой голове которого зияли раны от дроби. Мертвец был сухим коротышкой в какой-то полуразложившейся робе. Зубы его сомкнулись на плече деда Семена, челюсти скрипели прямо под ухом.

– Снимите! Снимите его на хрен!

Солдаты нависли над катающейся по полу парой, боясь попасть в человека. Трупы ломились уже в оба окна, дверь доживала последние секунды. Мишка очень хотел хоть чем-то помочь, но страх мальчишку просто-напросто парализовал. Заплаканные глаза смотрели на деда Семена, который, кажется, переставал сопротивляться. Но вдруг помещение наполнил знакомый шум, и Мишка вспомнил о потерявшемся в кошмаре майоре. В его руках была бензопила, которой частенько пользовался Мишкин отец. В затылок мертвеца вгрызлись пильные зубья, и мозговое крошево оросило человека на полу. Дед Семен в ошметках чудовища беззвучно открывал рот, как персонаж немого кино. Майор отложил инструмент, на котором Мишка успел прочитать надпись «Дружба-4», и потянул деда Семена к подсобке.

– Уходим, сейчас ворвутся! – крикнул майор.

Почти тут же солдаты похватали хоть чуточку пригодные доски и стали отходить. Мишка заметил, что половина уже побросала оружие. В окна, точно личинки, стали вваливаться скрюченные мертвецы. Чьи-то сильные руки сгребли пацана под мышки, и развороченный вход Мишка уже не увидел.

Дверь заложили остатками досок, хотя такой заслон выглядел просто смешно. В подсобке было тесно, дыхание людей жалобными хрипами ползало по комнате.

– Теперь ясно, – тихо проговорил дед Семен, когда Мишка попытался вытереть кровь с его лица.

– Что? – спросил майор, наваливаясь на дверь.

С другой стороны пока никто не скребся, словно мертвецы сначала решили осмотреться.

– Форма, – прохрипел дед Семен. – Я разглядел форму. Это бамлаговцы. Заключенные. Привет из прошлого.

Мужчины, подпиравшие дверь, переглянулись. Один из солдат знающе присвистнул. Майор выкинул на пол давно бесполезное ружье и присел рядом с Семеном.

– Пожалуйста, – простонала растрепанная женщина в углу, – вытащите же нас отсюда!

– Эту чертову дорогу в тридцатых годах строили заключенные, – не обратив внимания на Мишкину учительницу, сказал дед Семен. – Их держали хуже скота, в день умирало несколько человек.

В дверь с той стороны точно влетел снежный человек, едва не сорвав ее с петель. Дед Семен откашлялся рубиновыми сгустками и продолжал:

– Трупы валили штабелями прямо в бараках, рядом с кроватями. Они смерзались друг с другом, и отковырять человека можно было только по частям.

– Замолчите! Замолчите вы! – заголосила вторая женщина, чье лицо Мишке было незнакомо. – Зачем вы все это рассказываете?

– Чтобы ты, красавица, знала, кто тебя кушать будет, – ответил дед Семен и рассмеялся.

Короткая очередь по верху двери снесла кому-то с той стороны макушку, и автомат отозвался грустными щелчками.

– Я отстрелялся, – сказал молодой солдат, чьи погоны отличались от остальных. Мишка в званиях не разбирался, его папка был обычным работягой.

– Своими жизнями они и прокладывали тот первый довоенный БАМ. Кто ж знал, что рельсы потом снимать придется и тянуть в Сталинград. Видать, и в наших краях было отделение этого БАМЛАГа. Хоронили их, как зверей, хотя настоящих душегубов было не много. В основном враги народа. Похоже, на месте того котлована и так было трупов полно, а вы туда еще своих потащили.

Майор шагнул от двери неровной походкой. В такое совпадение просто нельзя было поверить. Сдерживающие толпу нежити люди призывали его вернуться, но треск досок поглотил их крики.

– Та дрянь… – прошептал майор, устало усаживаясь на пол. – Та гадость, что жила внутри наших мертвецов, просто подняла новых? Осталась в пепелище и спустилась вниз… Но как можно было раскопать котлован в том же самом месте?!

– Откуда теперь узнаешь? Но все о том и говорит. Видно, крепкую штуку придумали ученые ваши, раз через столько лет оживила давно забытых ребят. Своим костром вы просто сварили волшебное зелье, которое сразу принялось работать. Спалив остатки этого проклятого эксперимента, только открыли крышку бездонного склепа.

Майор в прострации почесывал подбородок, отказываясь принимать тот факт, что приказы отдавал именно он. И котлован, и расстрел всех экспериментальных строителей, и массовое их сжигание. Всем командовал майор. И вот что в итоге вышло.

Дверь уже походила на решето, женщины вслух обращались к Всевышнему, а вой бамлаговцев резал уши.

– В полу, – прокашлял дед Семен, – есть схрон. Прямо у стены за мной. Думали погреб маленький сделать, да так и не докопали до зимы.

– Да что ж ты молчал тогда?! – возмутился лысенький солдат с трясущимися губами.

– Потому что места там на двоих, меня можете не считать.

Мишка оглянулся, но ничего такого не заметил. Майор, стряхнув оцепенение, бросился к указанным доскам и за грудой хлама расковырял секретный карман комнаты.

– А ну-ка, мелюзга, мухой ко мне!

Мишка подошел к схрону, и его туда буквально запихнули. Это была обычная яма с обледенелыми стенами размером, наверное, с детский гроб. Сверху повалился на друга Леха. Внутри царил жуткий холод, пахло сыростью.

– Еще только одна из вас поместится, – сказал майор, глядя на женщин. – Чего уставились, решайтесь кто-нибудь, пока не поздно!

Съежившись внизу под полом, Мишка слышал, как разрыдались женщины. Места совсем не было, и в компании с третьим человеком тут они будут как те самые смерзшиеся бамлаговцы из рассказа деда Семена.

– Думайте, мать вашу! – взревел майор. – Закрывать надо!

Мишка выглянул наружу, понимая, что больше никого из этих людей не увидит. Мальчишка хотел хотя бы сказать «спасибо», но, кроме привычного детского плача, ничего выдавить так и не смог. От двери двигался топот. Один из солдат, на ходу сбрасывая объемную форму, подбежал к провалу в полу и нырнул внутрь, едва не задавив мальчишек. Теперь Мишка мог наблюдать за происходящим только через крохотную щелочку меж досок.

– Ах ты, гаденыш! – Майор потянулся к подчиненному, но тут лопнула по швам дверь, и в застывших около нее людей врезалась волна мертвецов.

Майор наскоро замуровал схрон, припорошив его инструментами и досками. В комнату осторожно втекали трупы, точно не веря, что им удалось прорваться.

– А я ведь сразу почувствовал, что ты гнилой, – сказал майор в лица выходцев из могил, но слова предназначались тому, кто скрылся в подполе. – Если с детьми что-то случится, я тебя и с того света достану, Егоров. Мальчишки должны жить.

Подпирающие сзади своих собратьев мертвецы заполняли помещение, как вода – аквариум. Мишка, будто сложенный втрое, мог видеть, как над головой мелькают черные босые ноги. Он знал, что сейчас будет, потому и закрыл глаза. И тогда прямо над головой наступил настоящий ад.

Дышать в крохотной яме было нечем. Они словно находились в материнской утробе, упираясь друг в друга и ледяные стены схрона. Мальчишки больше не плакали, ведь прошло уже черт знает сколько времени. Кровавый водопад перестал сочиться в щели потолка, превратившись в редкую капель. Пропали и звуки последних шагов наверху.

Олег не чувствовал себя виноватым. Если бы не он, то погибнуть могли вообще все. Ведь пока те две клуши выбирали, кому же из них спастись, мертвецы уже почти проломили заграждение. Еще полминуты – и времени не хватило бы даже на то, чтобы прикрыть схрон. А так у троих появился шанс. Слова майора – только эмоции.

Пока над головой шла разделка людей, Олег был почти уверен, что бамлаговцы найдут их. Закончат с основным блюдом и спустятся за десертом. Но чавканье нежити постепенно стихало, а вскоре чудовищные тени убрались из комнаты. В крошечные просветы в дереве виднелись только куски окровавленной одежды.

Олег непослушными руками приоткрыл створку, которая прятала их. Со второй попытки распахнуть ее удалось, грохнули какие-то железки. Пол точно покрыли разноцветным фаршем, который походил на ворсистый ковер. Олег сразу отвернулся, но желудочные спазмы скомкали внутренности, как использованную салфетку. Он помог выбраться наружу детям, за которых теперь отвечал. Что делать в такой ситуации, Егоров понятия не имел. Мишка с Лехой смотрели только на него, стараясь случайно не зацепить взором останки.

Выбравшись в зал с развороченным входом, Егоров убедился, что тот пуст.

– Давайте за мной, – шепнул он. – Только очень тихо.

Скрип досок действовал на нервы. Олег слышал за спиной шаги мальчишек, которые будто ступали по минному полю. Он подошел к оконной дыре и взглянул в темноту. Интересно, сейчас все та же ночь или уже миновали сутки? На подоконнике замерзла кровь, припорошенная свежим снегом. Шаги позади медленно поскрипывали, и тут Олег сообразил, что два перепуганных тельца уже уткнулись ему в спину. Егоров резко обернулся, едва не повалив ребят. К ним топал мертвец, точно искупавшийся в крови. Обрывки тюремной робы свисали вперемешку с внутренностями. Из-под верстака выбрался еще один труп и заковылял за товарищем, распахнув беззубый рот, как престарелый оперный певец.

Мальчишки кинулись к двери, а Олег не мог отвести взгляда от зомби. Они, казалось, стали двигаться еще медленнее, шаркая по полу грязными ногами. Перекрикивания ребятни раздались уже за стеной, и Олег поспешил к выходу. На улице валил снег, дальше пары метров видеть было нельзя. Белая стена подходила все ближе, сжирая последние кусочки ночи.

– Дядь, – сказал Мишка, который, казалось, лет на десять повзрослел, – что нам теперь делать-то?

Из снежного водоворота доносился какой-то скрежет.

– Если бы я знал…

– Двигать надо, там ведь эти гады, они ж вылезут, догонят! – тараторил Леха.

За спиной и впрямь от прикосновений мертвецов застонали доски. Нужно было бежать, но куда? Ведь в необъятной молочной мгле жили черные тени прошлого, голодные и опасные.

Пробираясь едва ли не на ощупь, троица резала таежный снегопад. Практически ослепленные нескончаемым крошевом, они просто шагали вперед. Когда на пути вырос забор из деревьев, Олег обрадовался. Лес казался самым безопасным местом. Но вцепившиеся ему в руку мальчишки вдруг потянули назад. Тогда Егоров увидел, что стволы деревьев вовсе не были такими толстыми, как ему показалось. Мертвецы облепили лесной частокол, вгрызаясь в кору, точно спятившие зайцы. Треск стоял оглушительный. Трупы были везде. Завидев людей, они прервали свое занятие и с любопытством уставились на живых. Из черной массы стали отделяться сгорбленные пятнышки, приближаясь со всех сторон.

Теперь Олег окончательно все осознал. Куда бы они ни пошли, где бы ни спрятались, рано или поздно мертвецы найдут их. Если и удастся затеряться в тайге, то протянуть на морозе больше суток уже не получится. Лететь сломя голову в неизвестность было глупо. От тех, кто не спит и не устает, убежать невозможно.

Снег вдруг прекратился, открывая взору вереницу трупов, закручивающихся спиралью вокруг людей. Мальчишки жались ближе к Егорову, догадываясь, что помощи ждать больше неоткуда.

– Слушайте меня внимательно, – проговорил Олег. – Бежим что есть сил к котловану, ясно? К тому самому.

– Зачем? – обреченно спросил Мишка.

– Потому что я хочу жить, – бросил Олег и потянул мальчишек к проявляющейся в темноте снежной дороге, вокруг которой пока еще не успели сомкнуться мертвецы.

Шальная мысль посетила голову неожиданно, и Олегу было не до раздумий. Все, чего он хотел, – выжить любой ценой. Любой. Вспомнились слова майора о мальчишках. Что же, Олег позаботится и о них.

Отовсюду к ним тянулись облезлые руки, стараясь ухватить хотя бы небольшой кусок человечины. Зомби вылезали везде, и от них едва удавалось увернуться. Абсурдная идея гнала Олега к котловану, а рассудок заранее противился тому, что задумал осуществить лейтенант. Дикость будущего поступка давила на черепную коробку, но Егоров несся вперед, пока десятки, если не сотни, мертвецов медленно ковыляли следом.

У котлована никого не оказалось, и Олег, взглянув на первую волну приближающихся трупов, столкнул Леху с Мишкой вниз. Мальчишки покатились по склону, обрастая снежной коркой. Когда друзья воткнулись головами в растекшуюся по дну слизь, Олег прыгнул следом. Ворчание мертвецов приближалось, на другом краю котлована уже вырастали серые силуэты.

– Вы что ж натворили такое? – плакал Мишка, размазывая зловонную жидкость по замерзшему лицу. – Нас же теперь всех сожрут!

В земле словно ковырялись огромные кроты. Изрытые мертвецами тоннели сочились снежной влагой, в глубинах невообразимой трясины копались проснувшиеся покойники.

– Нас бы и так сожрали, – срывающимся голосом говорил Олег, глядя на новые фигуры вокруг котлована. – До последнего куска, как остальных.

Леха сидел на земле, смотря в одну точку. Его, казалось, уже ничего не интересовало. Мишка пытался что-то сказать, но издал лишь бессильный стон.

– Но здесь, – продолжал Олег, намазываясь оставшейся после костра дрянью, – может, проживем. Хоть и немножко в другом качестве. Если не разучимся говорить, скажете мне спасибо.

Хрусталики на ресницах Мишки дрогнули. Сверху донесся знакомый вой. Мальчишка медленно опустился рядом с Лехой, из закрытых глаз которого, словно рельсы, тянулись ледяные полоски. Над головами ребят в сплетении деревьев ухнул филин. На востоке занимался рассвет. Мишка обнял друга и, пульсируя крупной дрожью, тоже зажмурился.

Олег уповал на то, что та химия, которая разбудила мертвецов, все еще сохранилась здесь. Огромное кострище с раскисшей землей должно было стать его пропуском в новый мир. Мир без боли и усталости. Без адского холода и болезней. Мир без жизни. Егоров последний раз поднял голову к туманному небу тайги. Его личная стройка БАМа подошла к концу, и Олег лишь надеялся, что успеет ожить до того, как мертвецы оставят от него человечий обрубок.

В котлован спускались десятки бамлаговцев. Падая, спотыкаясь, путаясь в снегу, они шли за своей пищей. Волочили мертвые ноги, чтобы впервые за сорок с лишним лет наконец-то наесться.

Оглавление