ГЛАВА 3

— Тебе уже лучше, Шакур? — спросил Дагнарус.

— Да, мой повелитель, — угрюмо отозвался Шакур.

— Расскажи-ка мне еще раз, как ты допустил, чтобы тебя ударили твоим же кровавым ножом?

— То был не мой нож, повелитель, — ответил врикиль, рассерженный насмешками принца.

— Не важно, — холодным тоном произнес Дагнарус. — Хочу верить, что более не услышу от тебя замечаний по поводу других врикилей, которые проваливают порученное им дело.

— Я готов отправиться за Камнями, мой повелитель. Их повезут дальше, в Новый Виннингэль.

— А куда же еще? Вот там-то тех, у кого они в руках, и будет ждать сюрприз. Действовать будешь так. Отправишься в Новый Виннингэль…

Дав Шакуру все необходимые распоряжения и отпустив его, Дагнарус остался один в своем командном шатре, поставленном на берегу реки Арвен, к северу от границы с Виннингэльской империей. Снаружи доносился звон топоров. Звук этот не утихал ни днем, ни ночью. Тааны продолжали трудиться при свете факелов. Их топоры звенели уже два дня подряд. Дагнарус привык к этому звуку и перестал его замечать.

Мысли принца вновь вернулись к его замыслам. Пока все шло гладко, если не считать нескольких досадных мелочей. Дагнаруса рассердило известие о нападении эльфов на отряды наемников, оставленные для охраны западного входа в Портал. Беспечно пьянствующие солдаты были захвачены врасплох. Эльфы дрались, как бешеные волки, почти не щадя собственных жизней. Из людей генерала Гурске спаслись считанные единицы, которым удалось прорваться сквозь Портал и рассказать принцу о случившемся.

Поначалу Дагнарус беспокоился, что эльфы доберутся и до его частей, расположившихся на другом конце Портала. Нет, принц не боялся, что они разобьют его войска, но подобное нападение могло бы задержать поход на Новый Виннингэль. Отправленные им через Портал шпионы донесли, что и самих эльфов осталось в живых совсем немного. Судя по всему, они вполне довольствовались захватом крепости, не помышляя о большем. Ладно, с этими эльфами он еще успеет разобраться. Или пусть с ними разбирается сам Защитник. Если бы не его просчеты, не было бы и этого вторжения.

Другое сообщение пришло от врикиля, посланного в Город Пеших: часть Камня Владычества, принадлежащая дворфам, исчезла. Сколько врикиль ни старался, он так и не смог разузнать, кто похитил Камень. Дворфы даже в своем кругу отказывались говорить об этом. Все как один заявляли, что Камень — забота Предводителя Предводителей кланов. Дагнарус знал, с каким отвращением и недоверием дворфы относятся к любой магии. Неудивительно, что они не проявляли должной заботы о своей части Камня Владычества. Скорее всего, думал принц, кто-то из дворфов попросту украл Камень, надеясь выгодно продать его людям. Дагнарус приказал врикилю оставаться на месте, пока не разузнает, кто взял камень и куда вор его переправил. Как только это станет известно, Дагнарус без труда завладеет и этой частью Камня. Возможно, рассуждал принц, и она тоже движется сейчас к Новому Виннингэлю. Ничего удивительного: сила Пустоты в мире росла с каждым днем.

Дагнарус все равно был доволен. Его замыслы исполнялись в срок. Еще немного, и он станет королем Виннингэля и все четыре части Камня Владычества окажутся в его руках и вновь соединятся.

— Тогда ты увидишь, отец, — тихо произнес Дагнарус, обращаясь к давно умершему королю Тамаросу. — Ты увидишь, каким королем я стану.

* * *

Спустя много-много лет, когда те, кто служил у барона Шадамера, уже состарились, они с гордостью говорили о своем знакомстве с этим человеком. Бывшие слуги со смехом и слезами вспоминали немало страшных и опасных приключений, выпавших на долю барона. Однако лишь немногие, и то крайне редко, рассказывали о спешном бегстве из Крепости Шадамера.

Вспоминая об этом событии, почти каждый говорил, что их путешествие начиналось, как веселая прогулка, а кончилось неимоверной усталостью, болью во всем теле и твердым желанием никогда более не садиться на лошадь. Шадамер разделил свои силы на три отряда. Первый он отправил кружным путем — на восток, в обход Меррских гор. Второй отряд, который возглавил он сам, двигался напрямую по холмистым равнинам. Третий отряд состоял из тридцати орков, которые не пожелали, чтобы их лодки стали добычей таанов, и решили плыть вниз по реке. С ними поплыл и Ригисвальд, заявивший, что он слишком стар для путешествия верхом. Алиса и Улаф отправились с Шадамером.

Барон возложил на ехавших с ним дворфов задачу следить за тем, чтобы в день их отряд покрывал не менее пятидесяти миль, а желательно и больше, если погода и дорога будут благоприятными.

Конюшня Крепости Шадамера опустела. Барон распорядился взять лишних лошадей, чтобы у его спутников была возможность часто их менять, давая животным отдых. Ехали в основном на лошадях дворфской породы — выносливых и приспособленных к многочасовому быстрому бегу. Повозок с провизией, наоборот, не взяли, чтобы не замедлять продвижения. Каждый вез с собой нужный ему запас пищи. Шадамер шутил, что к концу путешествия голод будет их подстегивать, побуждая как можно быстрее добраться до Нового Виннингэля.

Каждый день путешественники поднимались на рассвете и часами ехали, невзирая на дожди и ветры наступившей осени. В течение дня делали краткие остановки, чтобы напоить лошадей и немного передохнуть самим. Люди страдали больше животных. Дворфы бережно заботились о лошадях, буквально нянчась с ними. Всадникам приходилось самим заботиться о себе. Под конец пути даже стойкие дворфы выглядели изможденными, а их глаза на осунувшихся лицах утратили обычный блеск.

Если бы не Шадамер, никто бы не выдержал этой бешеной скачки. Барон поддерживал бодрость духа своих спутников, заставляя их смеяться над своими проделками и незатейливыми шутками. Он развлекал их пением и рассказывал всевозможные истории, не позволяя поддаваться унынию и прогоняя из их голов мрачные мысли. Он не делал тайны из своих собственных страданий и, к всеобщему удовольствию, часто и громко сетовал на превратности пути. Ел он всегда стоя, говоря, что седло отбило у него всякое желание сидеть. Шадамер подымался первым, ложился последним и еще успевал пристально следить за дорогой, возлагая на свои плечи большую часть забот.

Последние мили все ехали в полном оцепенении. Многим уже казалось, что это кошмарное путешествие никогда не кончится и они до конца дней обречены скакать по холмистым равнинам, тянущимся до горизонта. На десятый день Бабушка вдруг легла на землю и сказала, чтобы ее похоронили прямо здесь. В конце концов ее все же отговорили умирать, но каждый прекрасно понимал, каково приходится старухе.

В последний день они успели провести в седле всего несколько часов, когда вернулся дворф, высланный вперед на разведку.

На горизонте показались стены Нового Виннингэля.

Путники остановились и долго смотрели друг на друга, тихо благодаря судьбу за то, что путешествие подошло к концу. На бурную радость у них просто не осталось сил.

Тысячу миль до Нового Виннингэля они одолели за шестнадцать дней.

* * *

Шадамер ехал во главе отряда по одному из многочисленных мостов через извилистую реку. Он держал путь к прибрежной части города. Отряд уже почти миновал мост, когда барон заметил рослого орка, удобно рассевшегося на берегу на перевернутой лодке. Орк плел канат.

Орк встал и, позевывая, потянулся.

Шадамер придержал лошадь.

— Поезжайте дальше, — велел он Улафу. — Встретимся у северных ворот.

Шадамер отъехал на обочину и спешился. Посторонним глазам могло показаться, что он желает проверить, не потеряла ли его лошадь подкову. Орк не спеша приблизился к нему.

— Я рад, что ваш отряд благополучно добрался до города, — негромко произнес Шадамер. — Надеюсь, обошлось без приключений? Пристанище себе нашли?

— Места на берегу хватает, — ответил оркский капитан. — Мы приплыли несколько дней назад. С того времени и ожидаем вас. Плавание прошло без приключений, но знамения очень дурные, господин барон. Я ждал, чтобы предостеречь вас.

— Ничего удивительного, — сдержанно ответил Шадамер. — Так какие знамения вы видели?

— Дня через три после начала плавания высоко над нами пролетел орел. Он сделал три круга, что-то прокричал и улетел. Не успел орел скрыться с глаз, как на берег реки выскочил волк. Он завыл, повернув морду в нашу сторону, а потом тоже убежал. Вскоре из воды выпрыгнула рыба и плюхнулась прямо на дно лодки. Она пыталась нам что-то сказать, после чего прыгнула обратно в воду. Не успела эта рыба скрыться в волнах, как у нас перед носом переломилось и упало в реку здоровенное дерево, едва не задев нашу лодку.

— И что ваш ведун говорит по этому поводу? — спросил Шадамер.

— То было предупреждение, — серьезным тоном ответил орк. — Предупреждение от самих богов. Орел предупреждал эльфов, волк — дворфов, рыба — нас, а дерево — вас, людей. И все они о чем-то кричали.

— Понимаю, — задумчиво отозвался Шадамер.

— Хорошо, что они нас предупредили, — продолжал капитан. — Вскоре после того, как упало дерево, мы увидели, что лодки, которые шли в хвосте, стремительно догоняют нас. Оказалось, что вслед за нами плывет армия тех самых чудовищ — полузверей, полулюдей. Они плыли на плотах из свежесрубленных бревен, связанных веревками. Но не все из них двигались по реке. Другая часть шла по берегу. Они бежали не хуже лошадей. Похоже, эти чудовища не знают усталости. Представляете, они ловили разное зверье прямо на бегу, убивали и пожирали сырым.

Шадамер оцепенело смотрел на орка. Даже если рассказ капитана был правдив лишь наполовину — орки любят приукрасить, — новости все равно были скверными.

— Как по-твоему, сколько им еще сюда добираться?

— Дня два, от силы три.

Капитан покачал седой головой и почесал себе грудь.

— Здесь стоит немало рыбачьих и торговых судов. Ведун говорит, что мы должны предупредить и их, но я вначале хотел переговорить с вами.

— Спасибо, капитан. Конечно, предупредите соплеменников. Только скажите им: если они решат покинуть Новый Виннингэль, пусть сделают это без лишнего шума. Мне бы не хотелось, чтобы в городе началась паника.

Капитан невесело усмехнулся.

— Сегодня орки не питают особой любви к людям. Мы с радостью избавим людей от своего присутствия. Разумеется, я не имел в виду вас, господин барон, и ваших друзей. — Капитан неуклюже поклонился, махнув лохматой головой. — Торговля — единственное, что держит орков здесь. Однако я думаю, даже самые тупые из людей начнут подумывать, не случилось ли что, когда завтра утром проснутся и не увидят в гавани ни одного орка.

— К тому времени я успею предупредить короля.

— Да помогут вам боги, — сказал орк, в знак уважения стянув завязку на своих волосах. — Какие приказания будут для нас?

Шадамер задумался.

— Возможно, мне придется спешно покинуть город. Мне понадобится морское судно, но небольшое. Можешь подыскать для меня такое и держать его в надежном месте, пока не получишь от меня вестей? Я готов заплатить немедленно.

Орк махнул рукой.

— Деньги обождут. Успеется. Я знаю такой корабль. Его капитан передо мной в долгу. Мы будем стоять в гавани. Только дайте знать.

Шадамер кивнул, и они расстались. Орк зашагал в сторону гавани. Шадамер, качая головой и громко вздыхая, вскочил на лошадь и продолжил путь к королевскому дворцу. Вскоре он уже скакал во весь опор.

* * *

Жители Нового Виннингэля любили хвастаться тем, что они живут в самом магическом городе мира.

Любое важное строение в городе — от городских стен до королевского дворца — было возведено с помощью магии Земли. Новый Виннингэль представлял собой мировое собрание магических чудес. Храм Магов, расположенный в самом сердце города, являлся крупнейшим в Лереме. Сюда из всех уголков континента стекались те, кто желал изучать магию Земли. Библиотека Храма была непревзойденным хранилищем тайных знаний и потому привлекала магов, связанных и с другими природными стихиями. Сама красота города и та была пропитана магией. Так что жители Нового Виннингэля справедливо считали его самым удивительным из городов Лерема.

Благодаря магии Земли серебряные рудники, золотые прииски и алмазные копи щедро вскармливали благосостояние империи, и она росла, веселилась, жирела, прикрывая пышными одеяниями свое оплывшее тело. Не важно, что военно-морской флот Виннингэля не шел ни в какое сравнение с быстроходными парусниками орков, совершавшими дальние плавания. Жителей империи это как будто не волновало. Ну и пусть их флот уступает оркам по скорости, маневренности и военному снаряжению. Эти качества с лихвой покрывались внешним великолепием.

Снаряжение Виннингэльской армии, конечно же, было лучшим во всем Лереме. Ну где еще солдаты могли похвастаться такими красивыми мундирами, блестящими доспехами и породистыми лошадьми? На парадах полки были просто неотразимы. Правда, на поле боя их неотразимость куда-то пропадала. В этом солдаты и командиры, к своему неудовольствию, убедились, когда карнуанцы захватили единственный виннингэльский Портал, который затем вошел в состав Карну и стал называться Делек-Вир.

Однако и в столице, и в других частях империи находились люди, считавшие, что далеко не все в Новом Виннингэле исполнено магического великолепия. Они видели, как богатые граждане тратили деньги на строительство особняков, храмов, общественных зданий и возводили памятники самим себе, не отдавая ни гроша на нужды народа. Эти мысли разделяло определенное число офицеров, не поддававшихся чарам имперского величия. Они покинули Новый Виннингэль и перебрались в Краммс, подальше от власти королевского двора. Там они продали свою богатую, но бесполезную парадную амуницию и на вырученные деньги основали Королевскую Кавалерийскую школу.

Учителями в эту школу офицеры наняли искуснейших воинов и наездников. Они купили лучших лошадей и пригласили тех, кто мастерски умел объезжать и обучать этих животных. Мастерами своего дела были и остальные наставники. В Кавалерийской школе изучали военную историю, стратегию и тактику, часто проверяя полученные знания в сражениях с врагом. Наиболее способных к ратному делу тайком отправляли в Краммс, где из них готовили офицеров для новой армии, которой предстояло блистать не на парадах, а на полях сражений.

Но увы, этот день еще не настал. Краммс находился на другом конце Виннингэльской империи (и лишь в нескольких сотнях миль от развалин Старого Виннингэля), а таанская армия Дагнаруса неумолимо приближалась к столице. Жители считали свой город крепким орешком для любого врага. Если враг нападет, городские стены и оборонительные сооружения окажутся несокрушимой «скорлупой».

Тем, кто впервые подъезжал к городу с любой стороны, Новый Виннингэль казался упавшей с неба звездой, которая плавала в воде. Город стоял у излучины реки Арвен. Стены, окаймлявшие его, были возведены из ослепительно белого мрамора и в плане имели вид восьмиконечной звезды. Столицу построили в память о Старом Виннингэле, стоявшем на берегу озера Илдурель, но своей архитектурой она превосходила тот некогда славный и людный город. Река услаждала глаза красивым видом и заодно служила мощным оборонительным средством.

Городские ворота, расположенные в северо-западной части внешней стены, венчали внушительные сторожевые башни, оснащенные грозными катапультами. Такие же катапульты стояли в гавани на случай нападения вражеских кораблей. По парапетам башен расхаживали часовые, пугая своим суровым видом крестьян, приезжавших торговать на знаменитый рынок Нового Виннингэля. Одновременно часовые не упускали случая покрасоваться перед смешливыми молочницами, направлявшимися на тот же рынок.

Замысел построить город в виде восьмиконечной звезды принадлежал знаменитому архитектору Капилу из Мардуара, которого пригласили, когда решено было строить новую столицу. Восхищенный красотой представленных ему чертежей, а также сознанием того, что ни один город Лерема еще не строился в виде звезды, тогдашний король пришел в восторг.

От каждого луча звезды отходила одна из восьми главных улиц Нового Виннингэля. В центре, где они пересекались, находилось сердце города. Его украшала круглая аллегорическая мозаичная картина диаметром в полмили, сложенная из ярких разноцветных камешков и изображавшая солнце, луну и звезды. Лерем располагался в самом центре картины, представляя центр вселенной, а центром Лерема, естественно, являлся Новый Виннингэль. На севере этого громадного мозаичного двора, ближе к звездам, был построен Храм Магов. Напротив него, на юге, высился королевский дворец, символизируя земное солнце. Улицы города были настолько прямыми, что, где бы вы ни находились, вашему взору обязательно открывался либо Храм, либо дворец.

Главные улицы делили город на восемь частей, каждая из которых имела свое название. Одни были средоточием торговли, другие предназначались для жилья. Все части соединялись между собой узкими улицами, под прямыми углами отходящими от главных.

Башэ восседал на лошади позади Улафа, обхватив талию этого долготерпеливого человека с такой же силой, с какой пояс стягивает талию толстяка. Башэ задирал голову, любуясь на башни, уходившие ввысь чуть ли не под облака, а мысли его возвращались к Дикому Городу. Оглядываясь на Новый Виннингэль, где что ни поворот головы, то новое чудо, новое диво, Башэ тосковал по себе прежнему. Он вспоминал, с каким замиранием сердца всего несколько месяцев назад смотрел на жалкие лачуги. Конечно, оказавшись в Новом Виннингэле, он увидел истинные чудеса, и память о них он сохранит до конца своих дней. Но одновременно он что-то утратил. Что именно, он сказать не мог, однако ощущение потери было довольно сильным.

Въехав под гранитные арки, Джессан сразу же почувствовал себя в клетке. Городские красоты его мало занимали. Он с тоской оглядывался на зеленые луга и леса, оставшиеся позади. Город был для него не чудом, а скоплением дурных запахов, раскрытых ртов и выпученных глаз.

Остальные спутники Шадамера весьма равнодушно отнеслись к городу. Многие из них неоднократно здесь бывали. Сейчас они мечтали поскорее добраться до своего любимого постоялого двора, заглянуть в свой любимый трактир. Они мечтали о хорошем обеде, кружке эля и радовались, что будут спать на кровати, а не на земле.

Одна только Бабушка была по-настоящему заворожена Новым Виннингэлем. Только она пребывала в благоговении. Великолепие увиденного так захватило ее, что она даже забыла показать все это посоху с агатовыми глазами. Глазам приходилось довольствоваться отблесками великолепия, ибо посох был привязан сзади к седлу Дамры.

Услышав тихие Бабушкины вздохи, Дамра обернулась и посмотрела на старуху, чем-то напоминавшую нахохлившуюся птицу, восседавшую на лошади.

— Что случилось, Бабушка? — спросила Дамра, увидев слезы на ее морщинистых щеках.

Бабушка лишь покачала головой и шмыгнула носом.

Дамра решила, что Новый Виннингэль потряс или испугал пеквейку. Возможно, Бабушка испытывала оба чувства одновременно. Дамра заговорила с ней, пытаясь успокоить, на что Бабушка лишь снова шмыгнула носом.

Как они и условливались, Шадамер присоединился к своим спутникам возле главных городских ворот. В город и из города двигалось столько телег, повозок и всадников, что для каждого направления была построена своя дорога, проходившая под высокой массивной аркой городской стены. Между арками располагалось караульное помещение. Въезжавшим и выезжавшим караульные задавали одинаковые вопросы, бегло осматривали их груз и давали сигнал двигаться дальше.

По обе стороны ворот было необычайно людно. Какой-то торговец, у которого потребовали разгрузить телегу, дабы проверить, не везет ли он чего недозволенного, громко проклинал караульных. Тут же сновали уличные мальчишки, готовые за пару мелких монет довести приезжих до нужного места. Подпирая стены и засунув руки в карманы, стояли городские бездельники и прожигатели жизни. Они не знали, куда деть время до заката, когда начнут открываться питейные и увеселительные заведения. Прямо в воротах толкались лотошники, расхваливая свои товары. Карманники и вершители темных делишек зорко высматривали среди толпы деревенских парней, разевавших рот на все подряд, а также подвыпивших аристократов.

Но тем не менее за всей этой привычной суетой чувствовалось: в Новом Виннингэле что-то произошло. Государственный флаг на флагштоке был приспущен. Куда бы Шадамер ни бросил свой взгляд, он замечал, что колонны и памятники задрапированы черной материей. У купцов и простолюдинов на рукавах были надеты черные повязки или приколоты черные матерчатые цветы. Знать — та вообще целиком нарядилась в черное. Караульные у ворот, как обычно, выполняли свои обязанности, но заметно было, что они чем-то подавлены.

Шадамера в городе хорошо знали, несмотря на то что он избегал появляться в Новом Виннингэле, называя столицу «скопищем скунсов, пауков и тщеславных мамаш с дочками на выданье». Поэтому, хотя в лицо его узнавали не все, репутация, которую он себе снискал, была известна очень многим. Герб барона, украшавший попону его лошади, — готовый к прыжку леопард — сразу же заметили. Караульные приветствовали Шадамера дружескими улыбками. Офицеры поспешили к нему, чтобы пожать руку. Люди, дожидавшиеся в очереди у ворот, услышали его имя и во все глаза смотрели на барона, опасливо спрашивая соседей, не является ли он каким-нибудь знаменитым разбойником. Вскоре это предположение отпало, поскольку стража и офицеры не стали бы пожимать руку грабителю.

Мальчишки, почуяв деньги, облепили лошадь барона, отчаянно вопя и протягивая к нему грязные руки. Карманники, встретившись с его острыми серыми глазами, отправились искать более легкую добычу. Бездельники вытянули шеи, надеясь увидеть что-нибудь забавное. Норовистая лошадь Шадамера, не выносившая шума и большого скопления народа, беспокойно фыркала и била копытом.

Шадамер спешился, чтобы успокоить лошадь и отогнать норовившую ущипнуть ее ребятню. Слезая, он не обратил внимания на человека возле ворот, который очень внимательно следил за Шадамером, потом вскочил на коня и исчез в толпе.

Однако Улаф и Алиса заметили этого человека. Алиса спрыгнула с лошади, махнув Улафу, чтобы тоже слезал.

— Я не останусь здесь один! — заявил Башэ и, прежде чем Улаф сумел его задержать, соскользнул на мостовую.

— Держись рядом со мной! — велел ему Улаф.

Башэ кивнул и встал рядом. Джессан, увидев Башэ на ногах, тоже спешился и подошел к другу. По предложению Шадамера, пеквея нарядили маленьким мальчиком, закрыв шапкой его остроконечные уши. Никто из прохожих не обращал на него никакого внимания. Зато Башэ изумленно глазел по сторонам.

Бабушка ткнула Дамру в бок.

— Сними меня с лошади.

Дамра обернулась к ней.

— Я бы не советовала тебе слезать, Бабушка. Смотри, сколько вокруг народу. Город большой и чужой. Чтобы ты не потерялась…

— Чепуха! — усмехнулась Бабушка. — Мне надо слезть. Кто-то должен следить за мальчишками.

Она ткнула посохом в направлении Башэ и Джессана. Дамра не успела опомниться, как Бабушка сама сползла с лошади и проворно приземлилась на ноги. В отличие от Башэ, она оставалась в своем пеквейском наряде, и несколько прохожих, заметив ее, стали оглядываться.

Не обращая внимания на их взгляды, Бабушка подошла к Башэ и ткнула его в бок костлявым пальцем.

— Быть беде, — сказала она на языке твитл.

— Ничего удивительного, — ответил Башэ.

Он пришел к выводу, что ему не нравится вся эта суетливая толпа, где люди пихают и толкают друг друга; ему не нравятся громадные здания, спертый воздух и рослые солдаты в ярких доспехах, с блестящими мечами.

— Да, — продолжала Бабушка. — Посох мне сказал. Но не волнуйся. Я его нашла.

— Кого нашла? — спросил Башэ.

— Не кого, а что. Город снов, — громко прошептала в ответ Бабушка, — Город, где я бываю каждую ночь. Это и есть то место. Наконец-то мое тело и мой дух встретились.

Бабушка удовлетворенно вздохнула. Она продолжала оглядываться по сторонам, улыбаясь себе и постоянно кивая при виде знакомых очертаний.

— Бабушка, это правда? Твой дух приходит сюда? — Башэ был ошеломлен. — В это жуткое место?

— Жуткое? А чем оно тебе не нравится? — обиделась Бабушка. — Куда же еще мне приходить?

— Я… я не знаю. Может, туда, где бываю я. Я гуляю под ивами, которые растут у реки…

— Опять деревья! Опять река! Я вдоволь насмотрелась на них за свою жизнь. — Бабушка недовольно хмыкнула. — Глянь туда!

Она указала посохом на человека, который убирал с мостовой конский навоз, бросая его в телегу.

— Это что-то особенное.

— Да, — согласился Башэ, видя, как человек убирает за лошадью. — Это действительно что-то особенное.

* * *

— Надо предупредить Шадамера, — сказала Алиса Улафу. — Я пойду вместе с тобой.

Улаф кивнул. Пробираясь в толпе вслед за Алисой, он велел обоим пеквеям идти рядом с ним, но был слишком поглощен своими мыслями, чтобы проверить, послушались ли они его.

Джессан тоже велел им держаться рядом. Решив, что они никуда не денутся, Джессан старался протолкнуться поближе к Улафу. Его интересовало, куда так спешит этот человек.

Башэ хотел было двинуться следом за другом, но Бабушка положила руку ему на плечо и остановила.

— Посох сказал мне, что нам надо уходить, — тихо произнесла она.

Шадамер в это время беседовал с капитаном Джемидом, которого знал еще с юности.

Вспомнив, как когда-то они славно веселились в трактире «Петух и Бык», барон словно невзначай спросил:

— Слушай, дружище, я смотрю, у вас тут траур. Кто же умер?

Капитан Джемид удивленно посмотрел на него.

— Разве ты не слышал? Я думал, ты приехал выразить свои соболезнования.

— За последние шестнадцать дней я не слышал ничего, кроме цокота копыт своей лошади, — коротко ответил Шадамер.

— Скончался его величество король Хирав, да упокоят боги его душу, — сказал капитан, снимая шляпу.

— Король! — повторил ошеломленный Шадамер. — Но Хирав был совсем молод. Мы почти ровесники с ним. От чего он умер?

— Сердце не выдержало. Камергер нашел его в спальне уже мертвым. Судя по всему, король умер во сне. Скоро уже две недели, как это случилось. Мы все потрясены. — Капитан Джемид тряхнул головой. — Здоровый, крепкий человек, в самом расцвете лет — и вдруг такая смерть. Невольно задумаешься о собственной жизни.

— Ты прав, — ответил встревоженный Шадамер. — Насколько я понимаю, на престол взошел его сын? Сколько лет мальчику?

— Да, теперь у нас Хирав Второй. Восемь ему.

— Бедный малыш, — тихо произнес Шадамер. — Вскоре после своего рождения он потерял мать. Теперь вот — отец. Мальчишка в одночасье стал королем. Кого-нибудь уже сделали регентом?

— Высокочтимого Верховного Maгa Кловис.

Шадамер бросил вопросительный взгляд на Алису, и та в ответ вскинула брови и закатила глаза. Лицо барона становилось все мрачнее.

— Что ж, я, естественно, заеду во дворец, принесу свои соболезнования и распишусь в траурной книге. В таком случае, нам пора двигаться. Был рад повидать тебя, Джемид. Но нам, прежде всего, необходимо попасть на Совет Владык. Ты случайно не знаешь, у них сейчас проходят встречи?

— Это я как раз случайно знаю, дорогой барон, — ответил капитан Джемид. — Совет Владык распущен.

— Только этого еще не хватало, — пробормотал Шадамер.

— Что он сказал? — спросила на языке томаги у барона Дамра.

Она стояла невдалеке от Шадамера и внимательно слушала его разговор с Джемидом. Однако последние слова капитана настолько потрясли ее, что Дамра усомнилась в том, что поняла их правильно.

Джемид взглянул на нее. Увидев плащ с эмблемой Владыки, капитан поклонился Дамре, затем вновь обратился к Шадамеру.

— Совет Владык распущен, — бесстрастным голосом повторил Джемид, сохраняя такое же бесстрастное лицо. — Высокочтимый Верховный Маг и регент короля Кловис приказала это сделать. Всем Владыкам было приказано покинуть город, иначе их арестуют.

— Надо думать, они предпочли первое, — сказал Шадамер.

Капитану Джемиду было явно не по себе.

— Едва ли они могли что-либо сделать, дорогой барон. Начнем с того, что у нас совсем мало Владык и они стареют. За последние пятнадцать лет никто не проходил испытания. Ты был последним. Владыки из числа орков покинули Совет еще давно. Когда карнуанцы захватили их священную гору, орки посчитали, что мы предали их. Ты бы видел, как они злились. Что до дворфов, честно сказать, я не знаю, есть ли у них свои Владыки. Я до сих не видел ни одного. Эльфов у нас нет уже больше года. Госпожа эльфийская Владычица — первая за все это время.

— Вряд ли ты знаешь, почему эта Кловис распустила Совет Владык, — сказал Шадамер.

— Откуда мне знать, дорогой барон, — ответил Джемид, и по его тону было понятно: окажись они одни, он бы назвал причину.

Капитан вскинул руку в воинском приветствии.

— Мне пора возвращаться к моим обязанностям. Если тебе понадобится помощь…

— Прочь с дороги! — послышался чей-то зычный голос. — Прочь с дороги!

По широкой улице, ведущей от королевского дворца к воротам, несся кавалерийский отряд. На каждом из всадников красовалась блестящая кираса с эмблемой Королевской гвардии. Правая рука каждого гвардейца была прижата к бедру, и в ней блестел меч. Все мечи были наклонены под одинаковым углом. Офицер скакал впереди. Его кираса отличалась еще большей вычурностью, а высокий шлем украшали разноцветные перья.

Толпа поспешно расступалась. Возницы кричали на лошадей, торопясь убрать с дороги телеги и повозки. Уличные мальчишки радостно свистели и гикали, а карманные воришки торопились не упустить драгоценные минуты всеобщей суматохи.

Кавалерийский офицер сурово оглядывал толпу. Заметив Шадамера, он указал на барона.

— Какая любезность с их стороны, — пробормотал Шадамер. — За нами прислали почетный караул.

— Я никак не мог дождаться, когда вы кончите говорить с тем капитаном, — торопливо произнес Улаф. — Возле внутренних ворот мы с Алисой видели какого-то человека, которого слишком уж заинтересовало наше появление в городе.

— Догадываюсь. Дорогая, — Шадамер схватил Алису за руку и привлек к себе, — расскажи мне в двух словах: что тебе известно о Верховном Маге Кловис?

— Мне хватит и одного: чистота.

— А мне не хватает, — сказал барон. — Мне это ничего не говорит.

— Она всегда проповедовала чистоту: чистоту мыслей, чистоту побуждений, чистоту деяний, чистоту сердца, — застрекотала Алиса.

Кавалерийский отряд был вынужден остановиться — на пути у них оказалась повозка, груженная мешками с мукой.

— Меня не удивляет, что она распустила Совет, — продолжала Алиса. — Кловис всегда утверждала: раз у нас нет своего Камня Владычества, людям нельзя создавать Владык. И причина не в том, что Кловис не верит в Совет. Она слишком верит в него. Она считает: если Совет не станет чистым и совершенным, каким он был в первые годы своего создания, он не имеет прав на существование.

— Спасибо, дорогая. А теперь — улепетывайте отсюда побыстрее. И ты, и Улаф.

— Еще чего выдумал, — начала Алиса, сверкнув на него глазами.

— Если меня арестуют, то наверняка схватят и вас. На свободе вы будете для меня намного полезнее, — тихо возразил Шадамер. — Исчезайте!

Кавалерийский офицер стал орать на возницу и наконец приказал двоим гвардейцам схватить поводья лошади и убрать повозку с дороги. После этого он поскакал прямо к Шадамеру и остановился напротив барона.

— Барон Шадамер? — осведомился офицер, спрыгивая на землю. — Меня зовут капитан Альдерман.

— Честь имею, капитан, — ответил Шадамер, поклонившись офицеру.

— Барон, — капитан тоже поклонился. — Вас и этих эльфов, — взгляд Альдермана скользнул по Дамре и Гриффиту, — просят немедленно явиться в королевский дворец. Мне приказано вас сопровождать.

— Сочувствую, что вам пришлось претерпеть все эти хлопоты, капитан, — вяло отозвался Шадамер. — Должно быть, начищая ваши доспехи, вы потратили на это всю слюну, и теперь у вас во рту пересохло. Хотя последние пятнадцать лет я и не бывал в вашем городе, но дорогу ко дворцу еще помню. Если, конечно, вы никуда его не передвинули.

Краешком глаза Шадамер видел, как Алиса и Улаф смешались с толпой, уведя с собой и остальных спутников барона. Правда, далеко они не ушли. Заняв стратегически выгодные места, люди Шадамера похлопывали по рукояткам мечей, давая ему понять, что ждут его приказа.

— Нет, господин барон, дворец стоит на прежнем месте, — ответил кавалерийский офицер. — А теперь прошу вас соблаговолить сесть на лошадь и ехать с нами. Вы тоже, госпожа Владычица, и вы… господин эльф. — Альдерман поклонился Дамре и искоса взглянул на Гриффита. — Мне также приказано доставить во дворец этого молодого тревиниса, — добавил он, указав на Джессана.

— Что это такое? — сердито спросил у Шадамера Джессан. — О чем говорит этот болван? Я никуда не собираюсь ехать с…

— Думаю, что поехать тебе все же придется, — сказал барон. Он крепко сжал руку юноши и вполголоса произнес: — Офицер ничего не сказал насчет пеквеев. Держись тихо и не поднимай шума. Как ни странно, но мне кажется, я знаю, что надо делать.

Джессан оглянулся по сторонам. И действительно, пеквеи словно знали, что будет беда, и в самый последний момент исчезли. Джессан горящими глазами скользнул по офицеру, но промолчал.

— Прошу нас простить, господин капитан, — обратился к Альдерману Шадамер. — Мой юный друг стесняется появляться при дворе в таком виде. У него нет подобающей одежды. Я пытался его убедить, сказав, что, хотя его наряд не совсем подходит для торжественных приемов, регент не станет возражать. Ведь, если не ошибаюсь, нам предстоит встреча с досточтимой Кловис? С регентом юного короля?

— Но от имени короля, — с напыщенным видом произнес капитан.

— Разумеется. Мне и моим спутникам и в самом деле не терпится побеседовать с Высокочтимым Верховным Магом Кловис. Мы и сами намеревались нанести визит во дворец. Правда, я хотел вначале переодеться в траурную одежду, однако если вы считаете, что нам…

— Король ждет вас, господин барон, — подтвердил Альдерман.

— Тогда нам ни в коем случае нельзя заставлять короля ждать, — сказал Шадамер. — Его величество в столь нежном возрасте наверняка захотят поспать днем. Позвольте лишь объяснить ситуацию моим друзьям. Они не говорят на нашем языке. А может, капитан, вы сами объясните им?

— Придется вам, господин барон. Я не знаю языка эльфов, — сказал капитан.

Дамра и Гриффит быстро сообразили, что к чему. Когда Шадамер повернулся к ним, они сделали вид, что не понимают, в чем дело, и ждут его объяснений.

— Сдается мне, мы вляпались в арест, — сказал барон на языке томаги. — Сейчас я якобы рассказываю вам, что нас приглашают на аудиенцию к королю, поэтому просто улыбайтесь и кивайте. Теперь о том, как заварилась эта каша. Кто-то видел, как мы въехали в город, и поспешил донести. Регент приказала гвардейцам сопроводить меня, вас обоих и юного тревиниса во дворец. О чем вам это говорит?

— Пока не знаю, — осторожно ответила Дамра.

— Кто знает, что у вас находится эльфийская часть Камня Владычества? Кто знает, что у тревиниса с собой кровавый нож? Вот так-то. Кивайте и улыбайтесь.

— Врикиль, — мрачным тоном произнес Гриффит.

— Я думаю, что именно так. Мы знаем, что врикили сумели проникнуть к королевскому двору Дункарги и в высшие государственные сферы Тромека. Я вполне допускаю, что кто-то из них пролез и в окружение короля Виннингэля…

— Барон Шадамер, — перебил его капитан, у которого кончалось терпение. — Нас ждут.

— Да, я помню. Но вы же знаете, как непросто объяснять эльфам то, что мы понимаем с полуслова. У них столько условностей, столько формальностей. Слава богам, мы хоть покончили с обсуждением погоды.

Шадамер вновь повернулся к эльфам.

— Короля убили, — сказал он.

— Убили? — вспыхнула Дамра.

— Улыбайтесь и кивайте, кивайте и улыбайтесь. Я ничуть не сомневаюсь в этом. Король был крепким и здоровым человеком, которому не исполнилось и сорока. Он умер во сне от остановки сердца. Точно так же, как могли умереть вы, Дамра из Дома Гвайноков, если бы Сильвит не предупредил вас насчет супа.

— Понимаю.

Она забыла о необходимости улыбаться и кивать и мрачно поглядела на офицера.

— Тогда зачем нам ехать во дворец?

— За тем, — ответил Шадамер, — что на город, которым управляет восьмилетний несмышленыш, движется десятитысячная армия чудовищ. Я надеюсь найти во дворце хоть кого-то, кто выслушает нас и обратит внимание на наши предостережения. Вдобавок, если мы сумеем обнаружить и уничтожить врикиля, будет еще лучше. Вы согласны?

— Согласны, — ответила Дамра.

Гриффит улыбнулся и кивнул.

Шадамер тоже улыбнулся и повернулся к Альдерману.

— Мои друзья не находят слов, чтобы выразить свой восторг по поводу скорой встречи с регентом. Я хотел сказать, с королем.

— Я в этом не сомневался, — ответил капитан.

Он пристально посмотрел на барона и отдал приказ гвардейцам занять свои места.

Шадамер вскочил на лошадь, Джессан тоже. Юноша быстро окинул глазами толпу, выискивая в ней Башэ и Бабушку, однако их нигде не было видно. Неожиданно из толпы вырвалась какая-то женщина и бросилась к Шадамеру.

— Барон! Я обожаю вас! — воскликнула Алиса, протягивая ему розу.

— Еще бы вам меня не обожать, дорогая, — ответил Шадамер.

Наклонившись за цветком, он прошептал:

— Найдите пеквеев.

— Пеквеев? — выдохнула Алиса.

— Да. Похоже, я упустил их из виду.

— Как тебе удалось?

— Нечего путаться под ногами, настырная девка, — крикнул капитан, вклиниваясь на своей лошади между бароном и Алисой. — Да ты никак ведьма? — отшатнулся он.

По приказу капитана гвардейцы плотным кольцом окружили Шадамера, заставив его и троих его спутников быстро тронуться в путь.

— Какого черта ты упустил пеквеев? — спросила Алиса ему вслед.

Барон обернулся. Поднеся розу к губам, он поцеловал цветок, а потом небрежно засунул себе за ухо.

— Гори в аду! — крикнула вдогонку Алиса.

— Я тоже тебя люблю! — прокричал в ответ Шадамер.

Оглавление