Глава 27

— Должно быть, на старости с ума схожу, — бормотала нянюшка, передавая больной чашку со своим варевом.

— Спасибо. — Ребекка с удовольствием отхлебнула.

— По крайней мере, на этот раз я дождалась, пока ты не проснешься сама.

Нянюшка принялась хлопотать, привычно наводя в комнате порядок, тогда как Ребекка, приняв целебное снадобье, попыталась привести в порядок собственные мысли.

— Нянюшка, тебе нынче ночью снилось что-нибудь? — в конце концов не выдержала девушка.

— Может, и снилось, только я не запомнила, — отозвалась старушка.

«В следующий раз запомни буквы…»

Ребекка решила, было подняться из постели, но гневный оклик нянюшки заставил ее отказаться от попытки.

— Куда это ты, барышня, собралась?

— Мне надо кое-что записать, — ответила Ребекка.

— Оставайся в постели, — распорядилась нянюшка. Затем, взглянув на расстроенную Ребекку, добавила: — Я принесу тебе перо и бумагу.

Она пошарила по ящикам письменного стола, нашла то, что искала, и подала Ребекке.

— Спасибо.

У Ребекки побаливала голова, и на самом деле ей вовсе не хотелось вставать.

— Только не пролей чернила на простыни, — предостерегла нянюшка.

— Да уж постараюсь.

Ребекка быстро записала буквы из сновидения — те, которые успела запомнить, — и попрекнула себя, что не успела досмотреть до конца высеченное на втором подносе. Нянюшка подозрительно наблюдала за ней.

— Ну и что это такое? — осведомилась она.

— Своего рода головоломка, — пояснила Ребекка. — Или, если угодно, загадка.

— Глупость какая-то, — пренебрежительно бросила Нянюшка, спеша убрать перо и чернила в безопасное место.

«По-моему, тоже глупость, — подумала Ребекка. — Но глупость, имеющая важное значение. Непременно!» Но как она ни старалась, ей не удалось вычитать никакого тайного послания из хаотического нагромождения букв.

Утро прошло как в тумане — это уже подействовал нянюшкин отвар. Ребекка поспала, потом вновь принялась размышлять о ночном сновидении. И снова в недоумении уставилась на записанные буквы.

Незадолго до полудня навестить подружку забежала Эмер.

— Вот что значит торчать подолгу на промозглой смотровой площадке, — заметила она.

— Но сейчас я чувствую себя куда лучше, — не покривив душой, ответила Ребекка. Несколько часов, проведенных в тепле и в холе, и впрямь оказали на нее благотворное воздействие.

— Вот и прекрасно, — заявила Эмер. — Потому что сейчас тебе придется встать.

— С какой стати?

— Я нашла кое-что — и это тебя, возможно, заинтересует, — загадочно проговорила Эмер.

— Что? Что ж ты мне раньше ничего не сказала?

— Нянюшка все утро не пропускала меня к тебе, — вздохнула Эмер. — Пришлось пустить в ход все свои таланты, чтобы, в конце концов, прорваться.

Ребекка усмехнулась. Эти таланты не раз оказывали воздействие и на нее саму.

— Ну и как же тебе это удалось? — полюбопытствовала она.

— Я сказала, что Силберри заболел и попросил ее заглянуть к нему, — невозмутимо пояснила Эмер. — К тому времени, как она обнаружит, что он здоров как бык, мы уже смоемся, если ты, конечно, не замешкаешься со сборами.

— Ну, так что же ты нашла? — взволнованно спросила Ребекка.

Она выскользнула из постели и начала торопливо одеваться.

— Книгу.

— О пряже сновидений?

— Нет. Об истории.

— Ах, вот как…

Ребекка испытала легкое разочарование.

— После того как ты рассказала мне о перепутанных буквах из твоих сновидений и о том, что Санчия велела тебе в следующий раз их запомнить, что-то начало меня томить. Вот здесь. — Эмер постучала пальцем по лбу. — Я знала, что что-то такое видела, но не могла вспомнить, что и где. А вчера вечером нашла.

— В книге?

— Да. Пошли, сама увидишь. — Эмер открыла дверь и выглянула в коридор. — Путь свободен, — объявила она.

Прежде чем выйти за ней, Ребекка положила в карман листок с переписанными буквами. Девушки чуть ли не бегом бросились в «дом» Рэдда, переговариваясь на ходу.

— Книга в библиотеке твоего отца? — поинтересовалась Ребекка.

— Да. В особом шкафу, который вечно заперт, — подтвердила Эмер.

— Но как же тогда?..

— Ну, ключи-то я подобрала давным-давно, — преспокойно ответила дочь постельничего. — Мне всегда казалось, что те книги, которые от меня прячут, непременно должны быть самыми интересными.

— И что, так и оказалось?

— Да нет… Некоторые иллюстрации в книгах по медицине и впрямь любопытны… но в остальном сплошная скука… Главным образом по истории.

— Почему же ты решила прочитать именно эту? — подивилась Ребекка.

— А я и не читала. Только картинки рассматривала.

Когда они уже пришли, Ребекка внезапно забеспокоилась.

— А где сейчас твой отец? — шепнула она.

— У Бальдемара. Они конторские книги проверяют, — сообщила Эмер. — Это занятие на долгие часы. Так оно всегда и бывает. Не робей, пошли!

И вот они вошли в кабинет постельничего и, миновав его, оказались в библиотеке. Это маленькое прямоугольное помещение было хорошо знакомо Ребекке, все стены здесь были заставлены книжными полками. Ребекка бывала здесь бессчетное число раз, неизменно получая удовольствие от путешествия в царство книг, но, в отличие от Эмер, ей никогда приходило в голову поинтересоваться тем, что же скрывается в невзрачном резном шкафу, высящемся в дальнем конце комнаты. Но впервые за все время посещений библиотеки постельничего Ребекка несколько нервничала.

А Эмер направилась прямо к шкафу и повернулась к соседней полке. Найдя ту, что искала, она пошарила за книгами и извлекла из-за них бронзовый ключ. Быстро отперла заветный шкаф и достала с полки один из томов. Все это время Ребекка тревожно посматривала на дверь в кабинет.

— Вот она.

Эмер передала книгу подруге. Едва прикоснувшись к тяжеленному тому, Ребекка испытала странное волнение и сразу же позабыла о только что владевшем ею страхе. Возможно, здесь наконец-то ей удастся найти ответ хотя бы на часть вопросов, число которых все увеличивалось и увеличивалось у нее в мозгу. Книга была в черном кожаном переплете, ее название «Под солью» было выгравировано серебром.

Ребекка присела к столу, раскрыла книгу на первой странице и прочитала вслух:

«Под солью. Автор-составитель Аломар. Обозрение предметов, обнаруженных на Великих Соляных Равнинах, и легенд, с ними связанных».

— Открой на 256-и странице, — подсказала Эмер.

Ребекка, осторожно переворачивая тяжелые страницы одну за другой, дошла наконец до только что названной… и замерла, потому что на нее смотрели каменные таблицы из ее сна.

О Х Р А Н О Л Ь Ю П

С Я И С У А

Ч Н Е Д Т Д Д В У А

О Е О Т

О Г С И Р Я Р П Н И

На мгновение перед ее взором мелькнуло лицо Санчии. «Истинное волшебство ни с чем не спутаешь», — прошептала та. Но Ребекка тут же заговорила и сама.

— Это оно! — воскликнула она. — Это то, что я видела на подносах!

— На каких еще подносах? Мне-то казалось, будто буквы — это что-то вроде барьера, — нахмурилась Эмер.

Восторженная реакция подруги порадовала ее, но в то же самое время и озадачила.

— То было в последнем сне, — откликнулась Ребекка, словно Эмер была в состоянии понять услышанное. — Прошлой ночью мне снова кое-что приснилось. Мертвец подал мне два подноса с надписями. Именно с этими надписями. Это просто невероятно!

— Да уж, — отозвалась Эмер, и нотки недоверия в ее голосе заставили Ребекку впервые отвести глаза от книги.

Не произнеся ни слова, Ребекка извлекла из кармана скомканный листок, расправила его на столе и положила рядом с книгой. Эмер сличила рисунок на листе с иллюстрацией в книге, удивляясь все сильнее и сильнее. Так или иначе, от каких бы то ни было комментариев, она воздержалась, и Ребекка вернулась к книге, пробегая глазами по строкам в поисках каких-нибудь пояснений.

«Здесь изображены так называемые Камни Окрана, поименованные так в честь первооткрывателя, — прочитала она. — Оригинал таблиц к настоящему времени утерян, однако считается, что они были изготовлены из белоснежного мрамора с глубоко высеченными в нем буквами. Неоднократно предпринимались попытки расшифровать изложенное здесь сообщение, однако они остались безуспешными… — Надежды Ребекки сразу же померкли. — Существует теория, согласно которой эти камни могут представлять собой фрагменты более обширного послания, прочесть которое не составило бы труда по обнаружении других камней. Так или иначе, хотя о существовании других камней и ходят легенды, лишь наличие данных двух может считаться вполне доказанным. Едва ли нужно добавлять, что оба этих загадочных диска чрезвычайно древние, хотя их точная датировка представляется невозможной. Не исключено, что остальные образчики (если таковые действительно существовали) уничтожены или искажены до неузнаваемости».

«Но еще как минимум один камень уцелел, — подумала Ребекка, вспомнив сон о соли, сквозь все щели набивающейся к ней в спальню. — Если бы только мне удалось вспомнить буквы!» И хотя ее огорчило, что книга оказалась бессильна помочь ей раскрыть тайну, нельзя было не порадоваться тому, что хотя бы обнаружился полный перечень букв, приснившихся ей накануне. Эмер, догадавшись об ее желании, подала подруге перо, и Ребекка вписала в свой список недостающие буквы, после чего вновь приступила к чтению текста под иллюстрацией.

«С Камнями Окрана связано множество легенд и суеверий. Вот перечень наиболее красочных из их числа:

Судьба страны зависит от личности человека, который сумеет прочесть их первым.

Всякому, кто расшифрует сообщение, покорятся демоны.

Таблицы представляют собой секретный ключ к таинственным сокровищам.

Проклятие падет на голову любому, кто сумеет расшифровать их.

Расшифровка таблиц предотвратит стихийное бедствие гигантских размеров — такое, как землетрясение, потоп или извержение вулкана.

Прочие предположения относительно природы и предназначения камней находятся в диапазоне от чьей-то шутки до зашифрованного изображения колоды карт для гадания (причем форма самих букв трактуется то ли как искаженная пентаграмма, то ли как изображение масти на каждой карте), в диапазоне от личного шифра двоих возлюбленных до некоей герметической поэзии. Лишь об одном можно на данный момент судить со всей уверенностью: ни одно из приведенных выше предположений не соответствует действительности и загадка наверняка останется нерешенной, если, конечно, не будет, хотя бы чисто теоретически, доказано существование и других таблиц».

Ребекку не интересовали разнообразные легенды, приведенные в книге, однако она не разделяла мнения автора-составителя Аломара, согласно которому загадка была принципиально неразрешимой. «Признай Паутину, и не останется ничего невозможного». Правда, для этого необходимо запастись терпением…

— Ну и что же все это значит? — дыша подруге в затылок, спросила Эмер.

— Не знаю. Я надеялась, что эта книга поможет…

Чувствовалось, что Ребекка всецело поглощена находкой, поэтому Эмер, чтобы не мешать, отошла от нее. Она сняла с полки другие книги и начала бездумно перелистывать их.

«Камни Окрана были найдены в 27-м году Бриона, — читала меж тем Ребекка. — Их нашли в точке, находящейся на расстоянии в десять лиг на запад-юго-запад от Блекатора, единственной горы, поднимающейся ввысь над поверхностью соляных равнин. Данная точка почти полностью соответствует предполагаемому местонахождению легендарного города Дерис (который, согласно преданиям, некогда был столицей Эрении), поэтому широко распространено мнение, будто Камни Окрана происходят из этого города. Однако не имеется никаких доказательств того, что это предположение истинно».

И на этом автор книги с данной темой прощался. Это было особенно огорчительно, если учесть, какие надежды возлагала Ребекка на книгу поначалу. «Это даже хуже, чем вообще ничего не знать, — подумала, было, она, но тут же изменила мнение. — Нет, не хуже». Теперь у нее появилось бесспорное доказательство (если допустить, что она в таковом нуждалась) того, что ее сны не являются всего лишь беспочвенной игрой подсознания. «Талант у тебя, несомненно, есть, однако тебе предстоит еще многому научиться».

Ребекка принялась перелистывать книгу, задерживаясь, каждый раз, когда на иллюстрации оказывался, изображен очередной артефакт, извлеченный из-под соляного спуда. Но ничего, хотя бы в какой-то степени столь же интересного, как ее «подносы», она не нашла. Добычей археологов становились, как правило, камни, черепки и стекло, порой — с вкраплениями из драгоценных металлов, но попадалось им и дерево, обезображенное практически разъевшими его соляными кристаллами, попадались и кости — как человека, так и животных. Эти открытия делались на всей территории соляных равнин, но все же большинство находок попадалось на сравнительно небольшой площади вокруг предполагаемого местонахождения Дериса.

Внимание Ребекки привлек рисунок, сделанный с барельефа. Здесь был изображен город, застроенный изящными белыми домами, и над всем городом возвышалась высокая черная пирамида. Подпись под рисунком гласила: «Копия с древнего барельефа, предположительно изображающего город Дерис и гробницу короля Тиррела». Ребекка перечла это дважды, ее глаза расширились, потому что она вновь столкнулась с чудом.

— Я видела это! — воскликнула она в полный голос. — Здесь это и происходило!

Эмер подняла на нее глаза.

— В чем дело?

— Дерис, — пояснила Ребекка. — Вот где я побывала во сне. Это была не нынешняя столица, и, тем не менее, столица.

Эмер через плечо подруги посмотрела на рисунок.

— Прежде чем его погребла соль? — спросила она.

— Да.

Ребекка задрожала, вспомнив то появляющиеся, то исчезающие привидения и ощущение собственного ужаса, когда она едва не задохнулась в соляной бездне.

— Ты еще более чокнутая, чем я думала, — объявила Эмер. — Это же все было много веков назад! И это известно каждому.

Вопреки собственным словам, Эмер явно была ошарашена.

— И все они смотрели вверх… — прошептала Ребекка, мыслями она была сейчас далеко отсюда. — Как будто им хотелось разглядеть небо.

— Но, Бекки! Это же было только во сне!

— Как ты берешься судить об этом? — возмутилась Ребекка. — Все это было по-настоящему. И они восстали. Город Дерис восстал!

Сейчас она почти кричала, собственная фантазия сводила ее с ума.

— Тсс! Тише, — тут же зашептала Эмер. — Не то весь замок услышит.

Хотя Ребекка после этого и успокоилась, во взгляде у нее по-прежнему сквозила одержимость. Она вернулась к книге и прочла то немногое, что говорилось о самом существовании Дериса. Эмер с тревогой следила за ней, то и дело, посматривая при этом на дверь. Ребекка же не обращала на подругу никакого внимания — ее вновь захватили откровения, содержащиеся в книге «Под солью».

«Мифы и легенды, которыми окружен Дерис, заметно превышают количество установленных фактов; строго говоря, их слишком много, чтобы подвергнуть их каталогизации. Одним из самых распространенных преданий, существующим к тому же в нескольких версиях, является рассказ о том, что город был давным-давно перенесен разгневанными богами на дно морское. Его обитатели стали хладнокровными подводными существами, и это длилось до тех пор, пока в ходе великой битвы они вновь не вырвались на поверхность земли. Главным в этой битве (Ребекка перевернула страницу) …был конфликт между противоположными сторонами волшебного спектра в рамках Паутины. Противоборствующими сторонами выступали, в первом приближении, Добро и Зло, и они не могли разомкнуть взаимно смертельных объятий до тех пор, пока не вмешалось существо, известное под именами Дитя Паутины, Око Ночи или Слезы Вселенной. Согласно всем письменным преданиям, это существо обитало на морском берегу и, если верить большинству источников, было единственной дочерью жестокого вдовца-барона. Некоторые называли ее и Ребекхой, хотя написание этого имени точно неизвестно, что же касается обстоятельств ее смерти…»

— Живо, — в панике прошептала Эмер. — Идет отец.

Услышав доносящийся снаружи шум, она первым делом схватила со стола книгу.

— Нет! — воскликнула Ребекка.

Вскочив, она попыталась вернуть книгу. Однако споткнулась, к тому же Эмер грубовато отпихнула ее, прежде чем самой метнуться к заветному шкафу, поставить книгу на полку и запереть дверцу. Она как раз успела проделать все это и чинно усесться в кресло, когда в дверном проеме показался Рэдд. Эмер сделала вид, будто углубилась в чтение, но Ребекка, войдя в ступор, сидела совершенно неподвижно и ни единой мысли не было сейчас у нее в голове.

— Привет, девочки, — весело поздоровался постельничий. — Чем это вы тут занимаетесь?

— Да так, дурака валяем, — ответила Эмер.

— Не часто ты вообще-то сюда заходишь, — пожурил он дочь. — Ну и что же ты читаешь?

Эмер, схватившая первую подвернувшуюся под руку книгу и не имеющая ни малейшего представления хотя бы о том, как она называется, поднесла ее к отцовским глазам, чтобы тот сам прочитал название. Это был солидный том по географии северных гор.

— Ну и ну, — пробормотал Рэдд. — Ну а ты, Ребекка?

Однако Ребекка утратила дар речи. Ее сознание вот-вот было готово помутиться. Призрачные параллели между древней Ребекхой и ею самой в сочетании с резким и несвоевременным перерывом в чтении и ошеломили ее, и напугали. Эмер умоляюще посмотрела на подругу.

— С тобой все в порядке? — встревоженно спросил Рэдд.

Но ответа не последовало и на это.

— Бекки, — начала было Эмер, но тут всеобщее внимание отвлекло нечто иное: медленно, мучительно медленно и громко скрипя на проржавленных петлях, открылась дверца заветного шкафа.

Лицо Рэдда стало подобно камню. Эмер в ужасе закрыла глаза, а Ребекка уставилась на раскрывшийся шкаф как загипнотизированная. На пару мгновений замер, казалось, сам воздух в библиотеке. Ни звука, ни шороха, атмосфера всеобщего оцепенения. Затем постельничий, придя в себя первым, устремился к шкафу.

— Почему это он открыт? — Глаза Рэдда пробежали по полкам, однако пустого места там не обнаружилось. — Вы читали что-нибудь взятое отсюда? Не так ли? — Он заметил, что книга «Под солью» стоит вверх ногами, и перевернул ее. — Не так ли? — повторил он, недвусмысленно потрясая книгой под носом у обеих девушек.

— Неправда, — тихим голосом и потупившись, ответила Эмер.

— Правда, — прошептала Ребекка, по-прежнему глядя на том в кожаном переплете как загипнотизированная.

— Давай сюда ключ, — со с трудом сдерживаемой яростью в голосе приказал дочери Рэдд. Нервничая, та передала ему ключ. — А теперь — с глаз моих долой! Убирайся!

Эмер, в последний раз бросив взгляд на по-прежнему пребывающую в оцепенении подругу, бросилась, побледнев и задрожав, вон из кабинета. Она никогда еще не видела отца в таком бешенстве.

— Ребекка, ты читала эту книгу? — спросил он, изо всех сил стараясь говорить в спокойном тоне.

— Да, — прошептала она, тоже испуганная его вспышкой.

— Какую часть?

— Про Дерис, — выдохнула она.

По лицу Рэдда промелькнула тень внезапного страха.

— Дерис — город мифический, — ледяным голосом отчеканил он. — Даже если он и впрямь когда-то существовал, то теперь он навсегда исчез. Навсегда! Ты поняла?

— Я была там, — тихо сказала она.

— Не говори глупостей, девочка, — вырвалось у Рэдда.

Только спокойная убежденность в собственной правоте, прозвучавшая в голосе у девушки, помешала ему осыпать ее насмешками.

— Во сне, — отчаянно попыталась она объяснить. — Я уже знала и про таблицы, и про черную пирамиду.

— Все это идиотские суеверия, — презрительно бросил он. — Должно быть, ты где-нибудь прочитала о них, а из-за этого увидела город во сне.

— Ты никогда не позволял мне читать такие книги, — возразила Ребекка. — Так откуда бы я взяла их?

Теперь она уже и сама рассердилась.

— Не давал — и правильно делал! — выкрикнул он. — Забивать себе голову этим вздором опасно! А ведь ты, Ребекка, еще так молода…

— Я — Прядущая Сновидения!

Она бы никогда не сказала этого, если бы он не загнал ее в угол.

— А это еще что за чушь! Откуда ты набралась всей этой ерунды?

Его ярость пылала белым пламенем.

Лишь самую чуточку поколебавшись, Ребекка призналась в том, что побывала на ярмарке. Сперва она рассказывала об этом спокойно, излагая голые факты, но по мере того как воспоминания овладевали ею, голос ее проникался все большей и большей убежденностью. Рэдд молча слушал ее; на смену гневу его постепенно охватила глубокая печаль.

— Я разочаровался в тебе, Ребекка, — грустно отметил он, когда она закончила свой рассказ. — Вот уж не думал, что ты способна на такой обман. От Эмер я ждал чего-то подобного, но только не от тебя. Сначала ярмарка, теперь еще и это.

Он помахал у нее перед носом злополучной книгой.

— Извини, — тихим голосом попросила она.

— Какие-то шарлатаны набили тебе голову смехотворным вздором…

Рэдд заставил себя остановиться, чтобы собственная ярость не подмяла его под себя окончательно.

— Она сказала мне, чтобы я запомнила буквы, и… — начала было Ребекка, но он взмахом руки заставил ее замолчать.

— Если у тебя есть хотя бы капля здравого смысла, ты обо всем этом забудешь. А также забудешь обо всем, что ты прочитала в этой книге.

— Но там сказано кое-что…

— То, что ты прочитала здесь, это древняя история, — вновь перебил он ее. — Мифы и легенды. И это не имеет абсолютно никакого отношения к событиям наших дней.

— Но…

— Я отказываюсь далее обсуждать эту тему, — строго произнес постельничий. Он поставил книгу на полку, закрыл шкаф, запер его. Потом вновь обратился к Ребекке: — Отныне тебе запрещается посещать библиотеку в мое отсутствие. Поняла?

— Да.

«Ты не имеешь права так со мной поступать», — подумала она.

— А теперь уходи отсюда, — ледяным голосом приказал он.

Ребекка, не произнеся в ответ ни слова, вышла.

Оглавление