Глава 25

Девон хмуро оглядел рваные обои в гостиной.

— Я знаю, что в «Ривербенде» давно пора навести порядок, — произнес Хайд Рэнкин извиняющимся тоном.

— Хайд, ты обманул меня, когда утверждал, что «Ривербенд» — роскошное имение с богатой обстановкой, бесценными картинами и скульптурами.

— Все это скоро снова появится здесь, не волнуйся. — Рэнкин улыбнулся. — Идем, я хочу тебе кое-что показать.

Мужчины поднялись по лестнице в комнату хозяина. Пока Девон со все возрастающим неудовольствием оглядывал запущенное помещение, Рэнкин подошел к секретеру, выдвинул ящик и достал потертую кожаную карту. Затем осторожно развернул ее на мятой постели и начал объяснять:

— Это карта «Ривербенда». Мы сейчас здесь, в этом доме. — Он ткнул пальцем в карту. Девон кивнул. — На этой земле — моей земле — достаточно золота, чтобы купить все, о чем ты мечтаешь.

— Золото в «Ривербенде»? — удивился Девон.

— Я говорю не о залежах золота. Я говорю о золотых монетах, спрятанных здесь. Много лет назад их спрятали пираты, и они мои. Наши.

— И где же они?

— Пока не знаю, но это вопрос времени. Скоро золото будет в наших руках, и мы отремонтируем «Ривербенд». У нас будет дорогая одежда, роскошные кареты, хорошие вина. Мы будем много путешествовать. И вообще будем иметь все, что пожелаем.

Девон посмотрел на карту, затем снова оглядел комнату — рваный ковер, старая мебель… Он содрогнулся. К горлу подступила тошнота. Девон бросился к двери, толкнув се с такой силой, что из окна выскочило стекло, упало на пол и разбилось на мелкие осколки. Он выбежал на балкон, вцепился в перила и глубоко вдохнул в себя чистый воздух.

— Я не вру тебе! — умоляюще протянул к нему руки Хайд Рэнкин. — Здесь есть золото, Девон, поверь мне!

Девон посмотрел на высокого мужчину, стоявшего рядом с ним, затем перевел взгляд на расстилавшиеся перед ним неухоженные лужайки, на сад, заросший сорняками, опустевшие поля сахарного тростника, покосившиеся хижины рабов, темные пятна болот… Где-то здесь спрятано золото. Сверкающее золото. Бесценное золото, на которое можно купить все!

— Хайд, когда мы начнем искать наше золото?

— Прямо сейчас, — расплылся в счастливой улыбке Хайд Рэнкин.

* * *

Ночь была беззвездной, небо заволокли тучи. Наполненные дождем, они нависли над землей. Воздух был плотным и влажным. Неожиданно тишину разорвал пронзительный крик ночной птицы. С реки раздался гудок парохода.

Сильвия, сидя в плоскодонке, крепко сжимала фонарь, стараясь увернуться от свисающего с деревьев лишайника. Наполеон, отталкиваясь шестом, направлял лодку сквозь мрак и сырость болот, окружавших «Ривербенд». Готовый к любой опасности, гигант стремился, тем не менее, избежать встречи с вооруженными рабами, охранявшими подступы к «Ривербенду».

Свет фонаря выхватил из темноты огромную водяную змею, аллигаторов, разбуженных их появлением, пантеру, которая при виде непрошеных гостей издала устрашающий рев, и Сильвия с трудом сдерживала нервную дрожь, стискивая зубы, чтобы не закричать от ужаса. Наконец лодка уткнулась в берег, и Наполеон шагнул через борт. Отдав Сильвии длинный шест, он вытащил лодку на песок. Сильвия подняла фонарь и, увидев вдалеке колокольню с крестом, облегченно вздохнула.

— Погасите фонарь, мисс Сильвия, — прошептал Наполеон. — Дальше мы пойдем в темноте.

Он помог ей выйти на берег, и она, крепко вцепившись в сильную руку негра, повела его к церкви.

Когда они подошли к часовне, Сильвия чуть не закричала, увидев груду свежей земли и открытую могилу. Преодолев страх, они подошли ближе. На дне лежал истлевший белый скелет. На надгробном камне проступала надпись: «Кашка».

— Рэнкин знает о золоте. Вот почему он раскопал могилу Кашки, — прошептал Большой Наполеон.

— Он ищет его?

— Да, мисс Сильвия. Давайте приступать к работе.

* * *

Сильвия была поглощена мыслями о сокровищах, когда неожиданно столкнулась с Хилтоном Кортином. Это случилось в раннее воскресное утро, когда она отправилась на рынок купить к завтраку свежие фрукты. Рассеянно выбирая большие спелые сливы и складывая их в плетеную корзинку, она неожиданно почувствовала на себе чей-то взгляд. Обернувшись, она увидела Хилтона Кортина, стоявшего у одного из прилавков. Обезоруживающе улыбаясь, он направился к ней.

— Доброе утро, дорогая, — сказал Хилтон, взяв у нее корзинку. — Не хочешь перекусить?

— Нет, — ответила Сильвия, пытаясь отобрать у него корзинку.

— Уверен, тебе очень хочется узнать, почему я в вечернем костюме, — ухмыльнулся Хилтон.

— Мне этот вопрос даже в голову не приходил, — фыркнула Сильвия.

— Приходил, дорогая, поэтому я удовлетворю твое любопытство. Я работаю крупье в одном из игорных домов, моя работа заканчивается в четыре часа утра.

— Тебе не кажется, Кортин, что работать в игорном доме унизительно?

— Вовсе нет. Впрочем, если тебе это не нравится, я сегодня же уволюсь. Я вполне понимаю, что ты…

— Ради Бога, Кортин, меня совершенно не волнует, чем ты занимаешься. — Сильвия остановилась и посмотрела на него. — Впрочем, есть одна вещь, которая меня волнует. Я хочу, чтобы ты оставил меня в покое. — Сильвия повернулась и ускорила шаг.

— Дорогая, — громко позвал он, — ты кое-что забыла!

Сильвия оглянулась и увидела у него в руке корзинку с фруктами.

— Принеси ее мне, пожалуйста.

Хилтон ухмыльнулся, но не сдвинулся с места. Сильвия подбежала к нему, выхватила корзинку и быстро зашагала домой, сопровождаемая его громким веселым смехом.

* * *

Сильвия продолжала искать спрятанное Лаффитом золото, а капитан Кортин продолжал завоевывать сердце Сильвии. В том и в другом случае усилия были огромными, но не давали результатов. Каждый из них уже не раз готов был отказаться от своей затеи, но пока все оставалось по-прежнему.

* * *

Сильвия регулярно — по крайней мере, раз в неделю — совершала вместе с Наполеоном опасное путешествие в «Ривенбенд», пытаясь отыскать спрятанное отцом золото, Хилтон регулярно — один, а иногда и два раза в неделю навещал Сильвию. Он приходил в лавку и сидел там до тех пор, пока она не прогоняла его. Или поджидал ее поздно вечером и просил разрешения проводить до дома, но всегда получал отказ.

* * *

Прошло больше года с того дня, как Хилтон приехал в Новый Орлеан, но ни он, ни Сильвия не приблизились к своим целям. Хилтон не завоевал Сильвию. Сильвия не нашла золото.

Страну сотрясал глубочайший экономический кризис. Всю зиму дела в лавке шли плохо. В довершение ко всему, на побережье обрушились сильные штормы, и корабли перестали заходить в порт.

У Сильвии едва хватало денег, чтобы прокормить домочадцев. Она выплатила за аренду и не знала, что ей делать.

Однажды, возвращаясь домой, она подумала о Хилтоне. Он мог бы помочь ей… Но она тут же отбросила эту мысль. Ей нужно найти выход самой.

Погруженная в невеселые размышления, она шла мимо таверн и игорных домов. Внезапно ее взгляд привлекла вывеска «Счастливчик». Сильвия остановилась и достала из сумочки серебряную монету в двадцать пять центов.

Зажав деньги в кулаке, она вошла в игорный дом. За столиками сидели одни мужчины. Увидев Сильвию, они удивленно уставились на нее. Здесь был и Хилтон Кортин. Он смотрел на Сильвию и спокойно попыхивал сигарой.

Смуглый коротышка подошел к Сильвии и, с интересом оглядев ее соблазнительные формы, поклонился.

— Я Пьер Жоссе, хозяин этого заведения. Позвольте мне помочь вам.

— Я не нуждаюсь в помощи! — Сильвия гордо вздернула подбородок и направилась к кассе. Заплатив двадцать пять центов, она купила карточку.

Хилтон тихо рассмеялся и сразу потерял интерес к игре.

— Я выхожу из игры, — сказал он, вставая.

Игнорируя любопытные взгляды и удивленный шепот, Сильвия подошла к игрокам в лото и села рядом с мужчинами, заполнявшими свои карты. Подумав, она поставила большой крест на цифре двадцать шесть — это был ее возраст. Затем на цифре тридцать четыре — возраст Делилы. Сорок два — возраст Большого Наполеона. Не зная возраста сестер, она пометила цифру шесть — через шесть месяцев будет ее день рождения. Тридцать семь — возраст Хилтона Кортина.

Сильвия едва успела отдать свою карту, как игра началась. Ее взгляд был прикован к мужчине, стоявшему на возвышении рядом с большим шаром, в котором находилось девяносто девять помеченных цифрами Шариков. Мужчина крутанул шар, и один из шариков выпал ему в руку.

— Цифра тридцать четыре! — объявил он.

Улыбаясь, Сильвия с нетерпением ждала появления следующей цифры.

— Сорок два!

Еще два шарика выкатились из большого шара, и цифры на них сошлись с цифрами, которые пометила Сильвия. Оставалась последняя.

Шар продолжал вращаться. В любую минуту кто-нибудь мог выиграть. У кого-то совпадут все пять цифр. Кто-то заберет все деньги, поставленные на кон игроками. Кто-то потеряет все, что имел.

— Номер тридцать семь!

— Выиграла! — Сильвия вскочила со стула и закричала так громко, что все взгляды обратились к ней. Но ее это не беспокоило: главное, она выиграла! Она поспешила к человеку, который собирал карты. Она стояла рядом с ним, пока он сверял цифры, и когда он кивнул, признавая ее выигрыш, громко захлопала в ладоши.

Сильвия выиграла пятьдесят три доллара! Теперь она была богата. Она оглядела мужчин, чьи деньги достались ей. Им это очень не нравилось, и они этого не скрывали.

— Не стоило впускать сюда эту проклятую юбку, — прошипел один из них.

— Приличные леди не ходят в игорные дома, — прогундосил пьяный рыбак.

Сильвия быстро спрятала деньги в сумочку и направилась к двери, но двое проигравших перекрыли ей дорогу. Хилтон Кортин поспешил на помощь.

— Сколько раз я говорил тебе, что моя женщина не должна приходить сюда! — проворчал он, беря ее за руку. — Твое место рядом с нашими детьми. Немедленно отправляйся домой!

Сильвия открыла было рот, но Хилтон взглядом приказал ей молчать. Притихшая, она позволила ему вывести себя из прокуренного зала, в то время как мужчины за их спинами продолжали негодовать.

— Когда придете домой, проучи ее, капитан! — закричал им вслед пьяный моряк.

— Если ты так нуждаешься в деньгах, то почему не пришла ко мне? — спросил ее Хилтон, когда они вышли на улицу.

— Кортин, — сказала Сильвия, отталкивая его, — запомни раз и навсегда: мне не нужны ни твоя жалость, ни твоя защита.

— А моя страсть? — спросил он улыбаясь.

— О!

* * *

Через несколько дней Хилтону, наконец, повезло. Он пришел в лавку Спенсеров уже после того, как туда явились Эстер и Мария с горячим завтраком для Сильвии и Большого Наполеона.

Сильвия уплетала жареного цыпленка, когда в лавку вошел Хилтон. Привыкшая к его вторжениям, она продолжала спокойно наслаждаться едой, в то время как сестры с интересом разглядывали высокого смуглого джентльмена. Его красивое лицо расплылось в улыбке.

— Сестры Спенсер, — произнес он с подчеркнутой любезностью. — Эстер и Мария, не так ли?

Сестры переглянулись, затем снова уставились на Хилтона, улыбавшегося им.

Первой опомнилась Эстер:

— Капитан Кортин! Вы нас помните?

— Конечно, помню. Это было восемь… нет, девять лет назад. Благотворительный базар. Я пришел туда за своей бабушкой, и одна из вас дала мне кусок восхитительного орехового пирога.

— Это была я, капитан Кортин, — покраснев от смущения, сказала Мария.

— Его пекла я, — вмешалась Эстер. — Твой пирог был с персиками. — Она посмотрела на Хилтона. — Ваша бабушка была такой приятной леди, капитан.

Сильвия, сидя за прилавком, продолжала завтракать, словно Хилтона здесь и не было, но, услышав дальнейшие слова Эстер, чуть не поперхнулась.

— Капитан, мы бы сочли за честь, если бы вы пришли к нам на обед в один из ближайших вечеров.

Сильвия уже заранее знала ответ Хилтона.

— Я с удовольствием принимаю ваше предложение, мисс Спенсер. — Он бросил торжествующий взгляд в сторону Сильвии. — Назовите день.

— Завтра подойдет, капитан? — Мария с надеждой посмотрела на Хилтона.

— Вполне, — последовал невозмутимый ответ.

Сильвии ничего не оставалось делать, как улыбнуться, когда Эстер обратилась к ней:

— А я и не знала, дорогая, что ты знакома с капитаном Кортином.

— Не было случая сказать вам об этом. — Сильвия бросила предостерегающий взгляд на Хилтона.

— Я знаю Сильвию еще с тех пор, когда она была маленькой девочкой, — непринужденно заметил Хилтон. — Мы подружились очень давно.

— Это слишком хорошо, чтобы быть правдой! — воскликнула Мария, а Эстер добавила:

— Мы живем в хорошеньком маленьком домике около болот. Хотите, я нарисую вам план, как туда…

— Уверена, что капитан неоднократно бывал в домах на нашей улице, — прервала ее Сильвия.

Сестры ничего не поняли, а Хилтон проигнорировал ее замечание.

— Я найду дорогу, — сказал он. — А сейчас я должен идти. С нетерпением буду ждать завтрашнего дня.

Он подошел к Сильвии и обнял ее за талию. Сильвия хотела вырваться, но постеснялась сестер. Хилтон незамедлительно воспользовался этим:

— Мне бы хотелось остаться, дорогая, но я действительно должен идти.

— Давно пора, — пробурчала Сильвия.

— До завтра, дорогая, — сказал он и вышел из лавки.

— Какой очаровательный мальчик, — заметила Мария, сияя глазами.

— Этот очаровательный мальчик уже тридцатисемилетний мужчина, — информировала сестер Сильвия. — Он крупье в игорном доме.

— Извини, дорогая? — сказала Эстер.

— Крупье. Распорядитель игры в покер за карточным столом. — Сильвия улыбнулась и стала с интересом ожидать реакции сестер.

— С чего-то надо начинать молодому человеку, — сочувственно вздохнула Эстер. — Я уверена, что этот красивый капитан очень скоро найдет работу, где он сможет проявить свой талант.

Сильвия закатила глаза.

Оглавление

Обращение к пользователям