Глава 30

Солнечным сентябрьским днем мистер и миссис Хилтон Кортин поднялись на борт парохода «Гордость Миссисипи», чтобы отправиться в свадебное путешествие вверх по реке. Чемоданы, сундуки, баулы миссис Кортин были заполнены бальными платьями, нижним бельем, ночными рубашками, туфлями, шляпками, зонтиками и туалетными принадлежностями.

Сильвия решила устроить свадьбу в сентябре, и Хилтону пришлось терпеть все лето, прежде чем он смог, наконец, повести свою любимую под венец. И вот теперь его мечты сбылись, и самая красивая женщина Нового Орлеана стала его женой.

Пароход был готов к отплытию и оглашал воздух громкими гудками. Очень скоро они отчалят, и он сможет увести свою молодую жену в каюту и заняться с ней любовью.

Сильвия, держа Хилтона за руку, сияла от счастья. В элегантном дорожном костюме, в шляпке, с маленькими полями и шелковым зонтиком, защищавшим ее от солнца, она казалась Хилтону прекрасной, как никогда.

Махая провожающим затянутой в перчатку рукой, она почувствовала, как большой пароход пришел в движение, и засмеялась от восторга.

— До свидания! — крикнула она.

Сестры Спенсер замахали носовыми платками, а Делила с трехмесячным сыном Наполеоном на руках улыбалась сквозь слезы.

Сильвия послала им воздушный поцелуй, Хилтон помахал шляпой. Раздался последний гудок, и мощный пароход отчалил от пристани. Началось путешествие в Сент-Луис.

— Пойдем, дорогая? — спросил Хилтон.

— Куда?

— В нашу каюту.

Сильвия лукаво посмотрела на него.

— Я еще никогда не видела такого большого парохода, Хилтон Кортин. Ты должен показать мне его. Не могу понять, почему ты так спешишь, — добавила она, глядя на него невинными серыми глазами.

Хилтон решил подыграть ей.

— Я не спешу, дорогая. — Он ухмыльнулся, увидев удивление в ее больших выразительных глазах. — Если тебе хочется осмотреть пароход, я согласен.

— Чудесно, — ответила она, надеясь, что их игра не продлится слишком долго. По правде говоря, ей тоже не терпелось остаться наедине со своим красивым мужем. Стоило ему прикоснуться к ней, и по телу ее пробегала горячая волна.

— Идем на верхнюю палубу, — предложил он. Он повел ее вверх по трапу. Когда они вышли на правый борт, Хилтон обратил ее внимание на резные колонны и поручни в готическом стиле. Сильвия, улыбаясь, кивала, восхищаясь резными цветами, желудями и завитками.

Хилтон провел ее по коридору мимо кают с дверями из темного ореха, который заканчивался большим салоном. Они вошли туда, и Хилтон подвел ее к стойке бара. Он заказал бутылку вина, и официант разлил его по бокалам.

Удобно откинувшись на стуле, Хилтон медленно пил вино, делая вид, что никуда не спешит. Они болтали о том, о сем и вели себя так, словно не сгорали от нетерпения уединиться в каюте.

Спустя час Хилтон поднялся из-за стола. Наступали сумерки, и в салоне зажгли канделябры. На небе появились звезды. Сильвия улыбалась, уверенная, что сейчас муж поведет ее в каюту. Но Хилтон решил подразнить ее: он повел ее на верхнюю палубу, откуда по трапу они поднялись к рубке.

— Отсюда ты можешь увидеть всю реку с расстилающимися по берегам плантациями.

— Потрясающий вид, правда, Хилтон? — спросила Сильвия, оглядывая берега, где в наступивших сумерках мерцали огни.

— Да, дорогая, — ответил Хилтон.

— Прошу тебя, муж мой, отведи меня в нашу каюту. Займись со мной любовью, дорогой.

— Как скажешь, любимая.

Они вошли в каюту, заперли дверь и, сгорая от нетерпения, сорвали с себя одежду. Хилтон, подняв свою любимую жену на руки, отнес ее на кровать. Они любили друг друга страстно, жадно, безостановочно. Два тела слились воедино. Одно — нежное, изящное, золотистое. Второе — крепкое, стройное, смуглое.

Они стали одним целым. На время, на ночь, на всю жизнь.

Оглавление

Обращение к пользователям