55

В результате на Телти оказались деактивированы все дроиды, кроме тех, что не несли в себе взрывных устройств — то есть астродроиды и Си-ЗПиО. Астродроиды, воспылав жаждой мести, по всему заводу искали Бракисса, но тот успел добраться до корабля и улетел в неизвестном направлении.

В центральном компьютере не было никаких сведений о местонахождении Коула Фардримера, так что Си-ЗПиО и Р2Д2 пришлось обшарить все лаборатории и отсеки. Они отыскали его в помещении, по сравнению с которым пыточная камера Джаббы Хатта показалась бы роскошным массажным кабинетом. Мастер Коул был привязан к столу.

Р2Д2 заявил, что мастер Коул едва ли находится в состоянии, подходящем для управления фрахтовиком. Си-ЗПиО осмотрел лежащего без сознания Фардримера, всполошился и разослал по всей Галактике отчаянные сообщения, требуя от всех, кто его слышит, прислать транспорт.. Он сумел получить ответ даже от Калриссиана. Ландо хмыкнул и-сказал, что «Госпожа удача» превратилась в пассажирский лайнер, и теперь он намерен брать плату за проезд. Потом пообещал прибыть как можно скорее и забрать их.

Си-ЗПиО решил ждать возле мастер Коула. Р2Д2 настаивал на освобождении дроидов. Справившись с грандиозной задачей в отдельно взятой пыточной камере, Р2Д2 отправил всех в ремонтный цех, понадеявшись, что дроиды сумеют помочь друг другу. После чего обшарил помещение, ломая оборудование. Первым делом он разоружил ИВ-9Д92.

Мастер Коул шевельнул рукой. Робот-секретарь наклонился над столом и был вознагражден — веки Фардримера дрогнули. Коул открыл глаза, увидел Си-ЗПиО и… закричал.

Р2Д2 с чириканьем ринулся к ним. Си-ЗПиО попятился.

— Прошу прощения. Это же я… Си-ЗПиО, к вашим услугам…

Коул перестал кричать, поднял руку к лицу. Р2Д2 сочувственно загудел.

— Мы все еще здесь…

— Уже ненадолго, сэр. Скоро прибудет транспорт, и…

— Бракисс?

— Он улетел, сэр. На него напали астродроиды, и он скрылся. После того как я…

Бип! Би-бип!!!

— …да-да, после того как мы победили Красный Ужас.

— Красный?..

— О, это длинная история, сэр, но весьма интригующая. Видите ли, после того как я ушел…

— Потом, — Коул с трудом приподнялся, опираясь на локоть. Смотрел он на Р2Д2. — Ты разобрался с тем, чем хотел?

Р2Д2 утвердительно свистнул.

— О, более чем, сэр, — поддакнул робот-секретарь. — Он деактивировал все детонаторы. Похоже, Бракисс разработал их так, что ими можно было управлять с одного пульта, хотя зачем ему это, я так и не понял. По-моему, весьма необычно. Р2Д2 заверил меня, что среди производителей дроидов бытует подобный обычай. Но это позволило одновременно отключить все модели, даже в труднодоступных районах, где…

— Кто-нибудь может отключить его? — поинтересовался Коул, со стоном сползая со стола.

— Не думаю, что вам следует вставать, сэр.

— Не думаю, что хочу задержаться здесь хоть на миг. Где наш корабль?

— Там, где мы его оставили, сэр. Но вы не можете вести его. Скоро прибудет мастер Калриссиан. Он заберет нас на Корускант.

Си-ЗПиО хотел помочь ему встать, но Коул отдернулся.

— Они причинили вам сильную боль, сэр?

Коул бросил на него испепеляющий взгляд.

— На щекотку это было мало похоже…

Си-ЗПиО кивнул.

— Сэр, я считаю, что вам было бы неплохо запомнить две вещи. Во-первых, мы с Р2Д2 спасли вам жизнь, и, если вы извините мою дерзость, нет двух похожих друг на друга дроидов. Я знаю множество разумных существ, забывших об этом, но каждый из нас — личность и может оставаться таковой без стирания памяти.

Коул с трудом улыбнулся:

— Я знаю… Я просто испугался. Не надо меня сейчас трогать, и все пройдет, — он посмотрел на топтавшегося рядом Р2Д2. — Я понял: не надо недооценивать дроидов. Я очень плохо с вами обращался. Больше этого не повторится.

Р2Д2 счастливо засвистел.

— Что он сказал?

— Что с вами все будет в порядке, — Си-ЗПиО ласково постучал металлической ладонью по куполу «головы» астродроида. — Похоже, благодаря быстроте мышления Р2Д2 и моим дипломатическим способностям с нами всеми все будет в порядке.

— Наверное, ты прав, — согласился Коул, улыбаясь. — Наверное, ты прав.

* * *

Мон Мотма шла вместе с Леей в реконструированный бальный зал Императорского дворца. Лея была одета в белое длинное платье, но на этот раз она не стала заплетать волосы в косы. На прощание она пообещала мужу вернуться пораньше. Хэн только ухмыльнулся. Дети должны были вернуться не раньше следующего дня. Соло хотел распорядиться свободным временем в полной мере.

Лея тоже.

— Я по-прежнему не понимаю, как тебе удалось убедить их не проводить перевыборы.

Мон Мотма рассеянно улыбалась.

— Это не я. Это сделала ты. Ты, Ведж, Хэн и Люк. Если бы вам не удалось победить Куэллера, то вас ожидала бы здесь такая политическая буря, какой тебе ни разу не доводилось видеть. Но когда стало ясно, что Хэн никак не связан со взрывом и что именно вы все поймали виновного, ни Мейдо, ни его последователям ничего не осталось, как поддержать тебя.

— Но ведь именно ты вывела Мейдо из Внутреннего Совета. Я к тому времени еще не вернулась.

Мон Мотма пожала плечами.

— У меня долгий опыт работы с теми, кто не разделяет моих убеждений. Тебе нужно многому научиться. Сенат не всегда будет соглашаться с тобой. Тебе придется заключать союзы…

— С имперцами? — вскинулась Лея.

— С бывшими имперцами, — спокойно согласилась Мон Мотма. — Нельзя вечно обвинять людей за их прошлое. Тебе это следовало знать лучше, чем кому-то другому, Лея Органа Соло.

Лея густо покраснела. Мон Мотма была права. О прошлом Хэна не принято было вспоминать в приличном обществе. Равно как и о темных делишках Калриссиана, который уже поинтересовался, будут ли рассыпаемые похвалы иметь материальное подтверждение. И был очень расстроен, услышав, что в денежном эквиваленте благодарность на руки выдаваться не будет. Тогда Лея пообещала заплатить за ремонт «Госпожи удачи» из собственного кармана. Это было меньшее, что она могла сделать.

— От Чубакки что-нибудь слышно? — спросила Мон Мотма.

Лея кивнула..

— Он ненадолго выклянчил «Алдераан». Хотел отыскать племя тернби. Очевидно, когда дже’хар открыли на них охоту, тернби ушли с насиженных мест. Но Чуи сумел отвезти нашего друга к сородичам.

— Должно быть, занятное существо.

— Для забавного он слишком большой и назойливый. И он переваривал исаламири целых два дня. Мара, Люк и я все это время сидели на «Соколе», играли и слушали, как Хэн с Чуи спорят о том, кому из них чинить мотиватор гипердрайва.

— Так в итоге они что-нибудь починили?

— Починили. После того как Мара пригрозила пристрелить их обоих.

Мон Мотма мелодично рассмеялась. Они остановились у дверей бального зала.

— Некоторые сенаторы поговаривают, что Си-ЗПиО и Р2Д2 следует отключить за излишнюю инициативу. Еще хотят наказать Коула Фардримера. Угон фрахтовика всех всполошил.

Лея посмотрела на закрытые двери. В последний раз, когда она вышла к Сенату, одетая в точно такое же белое платье, ее заботила только грызня между сенаторами. Взрыв унес столько жизней, что прежние страхи казались теперь незначительными и мелкими.

Куэллер. Его детское лицо не давало покоя больше, чем маска смерти.

А то, что он сделал, не скоро сотрется из памяти.

Без колебания он забрал столько жизней. Столькими жизнями пришлось заплатить за победу над ним. Пока она остается на своем посту, она сделает все, чтобы в Галактике не появилось второе такое чудовище.

И первым пунктом в повестке дня будут не санкции против бедолаги Коула. Она должна удостовериться, что ее политические противники не исказили истину.

— Никто не сможет отключить дроидов, — сказала она. — Си-ЗПиО и Р2Д2 — герои. Я хочу изменить некоторые законы, касающиеся дроидов. И Коула никто не тронет. Он обнаружил дефект в истребителях. И по его предложению мы вернулись к старым моделям. Я позабочусь об этом. А еще мне нужно наладить контакт.

— Похоже, день будет напряженный, — усмехнулась уголком рта Мон Мотма.

— Вот этого я позволить себе не могу. В полдень Люк в последний раз идет на процедуры в бакта-камеру, и я хотела быть рядом, когда он очнется. А потом я отправлюсь домой. Хэн собирается закатить роскошный обед.

— И никаких ребятишек до завтрашнего дня, — заметила Мон Мотма.

Лея постаралась не покраснеть.

— Из любой ситуации нужно извлекать пользу.

— Разумеется, Лея.

Лея вдруг порывисто обняла свою старшую подругу.

— Новая глава, — пробормотала она.

— Да, — флегматично отозвалась Мон Мотма. — И первым вопросом в повестке дня станет мой уход и твое восстановление на прежнем посту.

— Думаешь, они одобрят мое возвращение?

— Единогласно.

Они открыли двери во временный Зал Сената. Лея повторяла про себя заготовленную речь — сильно отличающуюся от той, что ей так и не довелось произнести. Она будет говорить о единении и уважении друг к другу.

Она задаст новый тон.

И на этот раз все сделает правильно.

Оглавление