16.

Теперь Нельсон со всей определенностью понял простоту и эффективность стратегии, используемой Сленом. Увидев, что они противоборствуют огню, Слен послал хуманитских воинов высадить десант, рассудив, что это не может не отвлечь Братство от противодействия огню.

И это сработало. Огонь перекинулся через линию защиты и теперь двигался на крыльях ветра в Руун.

– Мы не можем теперь сдержать огонь! – закричал Нельсон. – Через час он будет в Рууне. Отступаем!

Отступление было уроком, которому кланы никто не учил. Одичав от возбуждения битвы, они отказывались теперь отступать, если бы не стена пламени, надвигавшаяся на них.

Тарк послал свой мыслевыкрик:

«Назад в Руун, клановые братья! Мы должны эвакуировать город прежде, чем туда ворвется огонь!»

Когда они начали выходить из воды, пулеметные очереди полились непрерывно.

Жеребец повалился вниз, тигр взвыл от ярости и боли. Нельсон перебросил тело Кри через спину Хатхи, повел его через лес.

Огромные крылья били и рассеивали дым, расчищая им путь. Устойчивый отсвет в небе стены пламени, который рос и превращалось в зловещий рев.

Нельсон чувствовал ярость и ненависть единую для всех кланов, передвигающихся вместе с ним сквозь дым к Рууну. Он знал, что Ник Слен спокойно переправит все свои силы вниз по реке без всякой опасности. И Слен подождет, улыбаясь, пока народ Рууна погибнет в пламени деревьев.

– Торопитесь! – кричал Нельсон. – Торопитесь!

В южной части города было многолюдно. Все те, кто остался, чтобы наблюдать за судьбой, надвигавшейся на них в виде краснеющего неба – женщины, старики, дети. Лесные тропы были заполнены ими, вызвало пораженные вопросы со всех сторон.

– Что скажете? Остановили огонь?

Затем увидели Хатху и ношу, которую он нес, и Нельсону показалось, что весь город издал протяжный вой, затем наступило молчание. Ншара ожидала их снаружи Зала Кланов, и Нельсон увидел ее лицо, когда известие о гибели Кри, достигло ее.

Она выпустила свою мантию на траву. И сказала Нельсону:

– Оставь моего отца здесь под деревьями.

Когда он выполнил ее просьбу, то услышал мысль клановых лидеров направленных к Ншаре:

«Теперь ты наследуешь должность Стража Братства!»

Она приняла груз обязанностей на свои плечи.

– Что скажешь?

Нельсон быстро обрисовал ей положение.

– Всех нужно эвакуировать из Рууна, – закончил он. – Меньше чем за час огонь будет здесь.

Ншара не выказала страха. Она повернулась к вождям.

– Ведите ваши кланы на северные холмы, в горы!

Кйор зарычал.

«Пусть уходят самки и детеныши. Мы будем биться!»

– Биться с кем? – потребовал Нельсон. – С огнем?

Он развернулся и указал на южный небосвод. Алое сияние приближалось к ним и уже лизало улицы Рууна.

– Смогут ли кланы остановить это своими когтями, Кйор?

Мысль Тарка была неистовой.

«Но бежать отсюда как щенки, с поджатыми хвостами!..»

– Но можно выжить, чтобы снова биться! – сказал ему Нельсон. – Когда зола остынет, кланы могут вернуться и обрушиться на хуманитов вновь!

– Он прав, Тарк! – поддержала его Ншара. – Идите, и разнесите слово.

Нельсон услышал крик – звуковой и ментальный.

– На северные холмы и оставайтесь там, браться!

И они пошли по улицам обреченного города под краснеющим небом. Матери вели своих детей: волчат, тигрят, малышей людей. Кобылы уходили с жеребятами. Широкий клин крылатых улетел на север. Движение, движение по лесу кланов! И страх в жгучей волной разносился по воздуху, гнезда опустели, затянутые дымом.

Наблюдая за этим, Эрик Нельсон пришел к отчаянному решению. Он сказал Ншаре:

– Слен и Ван Восс – хребет хуманитской компании. Если мне удастся устранить их и их оружие, у Братства появятся шансы!

Побелевшая, она глянула на него.

– Я знаю, что ты думаешь… ты должен остановить их, потому что ты привел их сюда!

Нельсон ничего не ответил.

– Но это невозможно! – закричала она. – Ты не можешь приблизиться к ним. Они не подпустят нас к себе, пока огонь не выкурит нас из Рууна и из леса!

Нельсон быстро сказал:

– Но когда огонь расчистит путь, Слен пойдет в Пещеру Творения! Я его знаю… все что ему нужно – это платина.

Он схватил ее за руку.

– Ты должна показать мне, как пройти в Пещеру, Ншара! Я буду ждать их там… у меня осталось несколько зарядов и эти двое назад не выберутся, я позабочусь об этом.

Ншара глянула на него широкими темными глазами. Затем сказала:

– Пошли, я покажу тебе дорогу.

Улицы, лесные тропинки, теперь были почти пусты. Последние бойцы исчезли на севере между деревьями. Вскоре не осталось никого. Пепел падал как снег и ветер был горяч. Вожди кланов возвращались назад, их глаза горели гневом и жаждой борьбы. Хатха нес седло Нельсона.

– Город пуст? – крикнула Ншара.

Мысль Тарка тут же ответила.

«Пуст.»

– Тогда время выступать!

Она взглянула на мгновение на отца, вытянувшегося как бы во сне на темной мантии, его голова покоилась на траве.

– Оставьте его здесь, в этом городе, – сказала она.

Она вернулась и взобралась на спину Хатхи. Нельсон также вскочил на коня и они галопом помчались на север Рууна за кланами. Дым густо стелился среди деревьев, в ореоле необычного красного сияния. Пепел падал все гуще и ветер приносил горящие снопы искр.

Глянув назад минутой позже, Ншара закричала:

– Город горит!

Нельсон взглянул назад и увидел языки пламени триумфально взметнувшиеся за ним. Они реяли огромными извивающимися знаменами над верхушками деревьев, превращая лесные тропинки в красные реки огня, текущего на север. Гребень этого неистового потопа мчащегося за беглецами, ревущий, танцующий, пожирал деревья, которые преследовал.

– Быстрее, или мы окажемся в западне! – закричал Нельсон.

Он видел, как стеклянные купола возвышались сзади над ним, где бушевал дым и пожар. Они не горели и не лопались, но светились ужасным теплом – минареты, откидывающие алый ореол.

Задыхаясь, кашляя, загораясь летящих искрах, Нельсон, Ншара и вожди кланов бежали вперед перепрыгивая через очаги пожара. Нельсон почувствовал отчаяние своего жеребца, когда Копытный встал на дыбы, попятился и отпрянул от падающего горящего дерева. Он с трудом видел других в дыму.

Они вырвались из зарослей на открытое пространство, направляясь к бесплодным склонам. Другой рывок, еще ускорение и они в безопасности. Огонь остановился на краю зарослей и задержался.

Теперь, вблизи, Нельсон видел пульсирующий глаз Пещеры Творения, светящийся мистическим светом. Кланы двигались по другую сторону от этого холодного мерцающего отверстия, на вершины высоких голых холмов.

На ровной поверхности за сияющей пастью Пещеры, Нельсон стал и спешился. Ншара последовала его примеру.

Она сказала лидерам кланов.

– Мы с Нельсоном идем в Пещеру! Вы же уводите кланы в безопасное место.

Нельсон возразил:

– Нет! Ты не останешься со мной, Ншара… только покажешь мне путь!

– Теперь я – Страж, – спокойно заявила Ншара. – Это моя обязанность и мое право идти с тобой.

По ее тону он понял, что ее не остановить аргументами. А времени для споров не было. Время убегало.

«Я тоже пойду!» – закричал мысленно Тарк, и другие клановые лидеры эхом отозвались ему.

– Нет! – оборвала Ншара. – Ваш долг – вести кланы в безопасное место.

Волк и тигр, лошадь и орел, заволновались. Тогда Ншара повторила свой приказ, они нехотя исчезли в темноте:

Нельсон издал восклицание. Повернувшись назад, он глядел вниз. В мерцающем свете, они могли видеть Ника Слена, плоты, приближающиеся по кроваво-красной реке к пылающему городу.

– Вскоре они будут здесь, – сказал он наконец. – Ншара, еще есть время уйти!

– Я покажу тебе безопасный путь в Пещеру, – ответила она. – Но я Страж, и я не оставлю ее!

Они двинулись к этой огромной пасти холодного, мерцающего света. Ншара шла впереди.

Лишь у входа она остановилась. Нельсон огляделся. Если свет снаружи был красным и горячим, здесь он был прохладным и цвета луны.

Пещера была огромной и округлой, убегавшей в холм. Нельсон оценил ее в восемьдесят футов высотой. В ста футах от них зияла глубокая расщелина, ужасное сияние белой радиации, видимое из трещины.

Нельсон начал видеть вещи, которые удивили его куда больше, чем первый вид Рууна и Аншана.

Огромные округлые ребра из металла, массивные балки тусклые в высоком мраке, казалось, поддерживающие крышу и стены Пещеры. Он видел тени металлических контейнеров, гигантских вещей, смятых и скрученных так, как будто их смяла чудовищная сила, которая пробегала вдоль стен.

На его мозг начали накатываться всевозможные догадки. Ступая вперед к расщелине, он заметил сияющую белую массу, которая лежала глубоко внизу на дне расщелины.

Ншара оттащила его назад.

– Не стой близко к холодному огню… этот свет может обжигать и убивать!

– Радиоактивность! – пробормотал удивленно Нельсон. – Радиоактивная химическая масса, которая проникает даже через пол.

Очень эффективно, что ров смерти тянется через все пространство из бесконечной глубины Пещеры.

Он выглянул из-за стены над расщелиной и увидел огромные закрученные цилиндры, их металлические стороны порваны и повреждены. И безошибочно можно было определить, что это за цилиндры. Это огромные баки. Пролилась ли радиоактивная масса из этих поврежденных баков? Это казалось очевидным и еще…

Ншара вела его к концу массивных гигантских сосудов, которые вытянулись до самой дальней стены Пещеры. Все эти цилиндры были шести футов в диаметре, сделаны из необычного металла, массивного и толстого. Он попробовал зарисовать их в уме и этот рисунок навел его на предположение, которое показалось безумием.

Ншара сказала:

– Большая часть этих туннелей разрушена. Но один из них ведет безопасно мимо расщелины холодного огня. Это тайная тропа, найденная давным-давно Стражем и она известна лишь преемникам.

Она влезла на вершину одного из гигантских цилиндров, приглашая его последовать за ней. Так он и сделал, используя свой карманный фонарик. Внутренняя стена сосуда была вмята и повреждена, металл оплавлен. Да, оплавлен, как обугленное бревно. И еще он казался удивительно прочным металлом. Он действовал как щит против смертоносной радиации.

Нельсон заинтересовался, что за ужасная сила прорвалась через эти гигантские сосуды и так искорежила их.

Впереди него Ншара пришла на место, где цилиндр закручивался вокруг себя. Он вскарабкался за ней вокруг поворота. Затем, внезапно, он выключил фонарик и прошептал ей быстро.

– Тихо!

Они присели и прислушались, и Нельсон услышал отчетливо в этот раз звук, который насторожил его – звук чего-то скользящего и скребущего о сосуд, что-то напряженно преследующее их.

Он извлек пистолет и приготовился, когда мысль Тарка пришла к ним:

«Там где сможет пройти человек, пройдет и волк! А где пройдет Ншара, там пройдет и Тарк!»

Нельсон расслабился и притих. Тарк проскользнул мимо них, царапая когтями о металл.

«Слишком поздно, чтобы злиться, – мысленно обратился он к Ншаре. – Чужаки и люди Шэн Кара уже выбрались на землю. – Он добавил пожав плечами по-волчьи: – И во всяком случае мой клан теперь в безопасности.»

Рука Ншары легко легла на массивную волосатую голову, но она ничего не сказала. Казалось, вечность прошла пока они пробирались по трубе. Затем она перешла в открытую гигантскую металлическую камеру, которая напомнила Нельсону часть турбины – построенной гигантами для какой-то немыслимой цели.

– Гигантские трубы, которые могут быть двигательными камерами! – сказал он негромко. – Это колоссальная турбина – а радиоактивные химикаты в баках могут быть горючим…

– Пошли, – сказала Ншара и он последовал за ней, волк приблизился к ним, в благоговении к этому забытому месту.

Когда они вышли из разрушенной турбины за смертоносной расщелиной, Нельсон увидел в темных дальних частях Пещеры, холодное свечение.

Его не особенно удивило то, что он увидел. Перед ним распростерлась Пещера: огромная, невероятная, с мрачно мерцающими тенями.

И полузаметная, почти предполагаемая тень торпеды: заостренная строгость, стройное острие. Резкое, чистое острие, рассекающее воздух, рассекатель, возможно, огромных пропастей, где нет воздуха, где только звезды толкаются плечами с вечностью!

Он видел огромные арки переборок, сотканной из платины машинерии, которая ничего для него не значила, потому что ничего подобного никогда не было на Земле. Машины и панели, с нанесенными полосками и циферблатные отметки со странными символами. И чужие, но безошибочно сборные реактивные двигатели, огромные двигательные турбины, которые когда-то грандиозно работали…

Нельсон сказал, и звуки его голоса эхом разнеслись в этой странной мертвой тишине безупречного металла.

– Корабль, – прошептал он. – Пещера – это гигантский корабль, который давным-давно потерпел здесь крушение. Космический корабль, прилетевший на Землю и упавший был погребен здесь веками.

Смертельная опасность от неминуемого столкновения со Сленом почти забыта в отупляющем удивлении Нельсона. Он медленно продвигался вперед ближе к кораблю, вглядываясь в его чудовищные разрушенные механизмы.

Было ли это секретом долины Л’лана? Тех древних, чья изощренная наука сделала мыслекороны и преобразователь мозга давным-давно, из другого мира. Он стал между двумя толстыми платиновыми столбами, на каждом из которых была смонтирована большая кварцевая сфера. И внезапно, из бездонной глубины времени пришла мысль, холодная, безграничная чужеродная мысль.

Слова с нарастающей мощью, которая потрясла всю матрицу его мозга:

«Ты, кто пришел после нас, внемли предупреждению!»

Оглавление