Глава III

Синяя Звезда быстро вела своих воинов в лагерь. Шум приближающегося отряда разбудил оставшихся, и заспанные коты высыпали из пещер встречать вернувшихся сородичей.

— Какие новости? — спросил Куцехвост.

— Сумрачное племя тоже явилось на Совет? — поинтересовалась Синеглазка.

— Да, — мрачно ответила Синяя Звезда. Она прошла мимо Синеглазки и вспрыгнула на Высокую Скалу. Сейчас ей даже не потребовалось призывать всех собраться — племя сгрудилось под скалой, с тревогой глядя на предводительницу. Могучий Коготь вскочил на скалу и устроился возле Синей Звезды.

— Сегодня на Совете между племенами пролегла тень, — объявила Синяя Звезда.

— Я боюсь, что у нас на глазах возникает новый союз между Метеором и Черняком. Крутобок протиснулся сквозь толпу поближе к Огнегриву.

— О чем это она? — удивленно шепнул он на ухо другу. — Я сам слышал, как Черняк поддержал Синюю Звезду!

— А при чем тут Черняк? — проскрипела из толпы старая Кривуля.

— Сегодня на Совете его провозгласили предводителем Сумрачного племени, — пояснила Синяя Звезда.

— Но почему он до сих пор зовется Черняком? — не унималась старуха. — Звездное племя уже признало его?

— Нет, — ответил Крутобок. — Он собирается отправиться к Лунному Камню завтрашней ночью.

— Ни один предводитель не имеет права говорить от имени племени до тех пор, пока не получит признание Звезд! — сварливо проворчала старая кошка, повысив голос так, чтобы ее слышало все собрание.

— Он получил поддержку Сумрачного племени, Кривуля, — вздохнула Синяя Звезда, почтительно склоняя голову к старухе. — Мы не можем просто отмахнуться от его слов. — Старая кошка пренебрежительно фыркнула, но Синяя Звезда уже подняла голову, обращаясь ко всему племени: — На Совете я предложила разыскать и вернуть племя Ветра, однако ни Метеор, ни Черняк не желают их возвращения.

— Вряд ли они сумеют объединить свои силы! — крикнул Крутобок. — Они едва не подрались из-за рыбы в реке!

— Ты заметил, как они переглянулись после Совета? — шепнул Огнегрив приятелю. — Они оба спят и видят, как бы прибрать к лапам земли племени Ветра!

— Но почему? — пискнула Горчица, чинно восседавшая рядом со своим наставником Бураном.

— Я полагаю, Сумрачное племя гораздо сильнее, чем мы думаем, — задумчиво ответил Буран. — Что касается Черняка, то у него явно некошачья жажда власти и могущества. Боюсь, впереди нас ждут тяжелые времена.

Но Речному-то племени зачем охотничьи угодья в предгорьях? — разозлилась Синеглазка. — Они и так самые жирные в лесу — с одной своей рыбы!

Река просто кишит добычей, ее хватило бы на десять племен! А в предгорья еще надо забраться, да побегать по камням за парой полудохлых кроликов!

В разговор вступила старая Рябинка. Когда-то давно она была первой красавицей, но теперь ее дребезжащий голос напоминал скрип старого дерева.

— На Совете старики Речного племени судачили о том, что Двуногие отняли у них часть речных угодий.

— Точно говоришь! — поддержала старуху Белоснежка. — Говорят, Двуногие поселились в шалашах на берегу реки и ловят рыбу. Бедные Речные охотники только смотрят на них из кустов да зубами щелкают с голодухи!

— С этого дня все мы должны быть настороже! — задумчиво протянула Синяя Звезда. — Ни в коем случае нельзя допустить дальнейшего сближения Речного племени с Сумрачным. А теперь — отдыхать. В утренний дозор заступают Ветрогон и Дымок.

Холодный ветер зашуршал сухой листвой в верхушках деревьев. Усталые коты разошлись по своим пещерам, продолжая тихо обсуждать происшедшее.

Вторую ночь подряд Огнегрив видел сон. Он стоял в полной тьме. Совсем рядом гремела и смердела Гремящая Тропа. Огнегрив был ослеплен и оглушен ревом огнеглазых чудищ, несшихся мимо него. И вдруг сквозь грохот донесся жалобный писк. Где-то кричал котенок, и даже ревущие чудища не могли заглушить его дрожащий голосок.

Огнегрив проснулся, как от толчка. Он был уверен, что его разбудил крик, но вокруг слышалось лишь мерное сопение спящих воинов. Откуда-то из центра доносилось тихое урчание. Огнегрив прислушался и узнал храп Крутобока. Спать не хотелось. Боясь снова увидеть давешний кошмар, Огнегрив подумал и тихонько вылез из пещеры.

Снаружи было темно. Судя по ярко сияющим звездам, до рассвета было еще далеко. Насторожив уши, Огнегрив двинулся к яслям. В ушах у него все еще стоял одинокий крик маленького котенка. За стеной лагеря послышались чьи-то шаги. Огнегрив принюхался. Ничего особенного, это Частокол и Долгохвост обходят дозором территорию племени. Привычные звуки спящего лагеря успокоили Огнегрива.

«Наверное, каждому коту сняться кошмары про Гремящую тропу», — подумал он и побрел обратно. Забравшись в пещеру, он свернулся калачиком на своем местечке. Крутобок что-то проурчал во сне, и Огнегрив закрыл глаза, теснее прижавшись к теплому боку друга. Он проснулся, оттого что Крутобок толкал его носом в бок.

— Оставь меня в покое! — проворчал Огнегрив. Вставай! — прошипел Крутобок.

— С какой стати? Сегодня нам не в патруль!

— Синяя Звезда ждет нас обоих у себя. Полусонный Огнегрив с трудом поднялся на лапы и побрел вслед за Крутобоком к выходу. Солнце только начало окрашивать небо розовым, на ветвях деревьев лежал утренний иней. Приятели пересекли поляну, приблизились к пещере предводительницы и тихо мяукнули, сообщая о своем прибытии.

— Войдите! — раздался из-за полога лишайников грубый голос Когтя. Огнегрив похолодел от страха. А что если Синяя Звезда рассказала Когтю о вчерашнем разговоре? Что сделает глашатай, узнав, в чем обвинил его Огнегрив? Крутобок решительно вошел в пещеру, и Огнегриву ничего не оставалось, как робко последовать за ним.

Синяя Звезда сидела на своем месте. Голова ее была высоко поднята, синие глаза горели. Посреди на твердом полу из песчаника возвышался Коготь. Янтарные глаза могучего воина смотрели холодно и спокойно, и Огнегрив тщетно пытался прочесть в них ответ на терзавшие его сомнения.

— Огнегрив и Крутобок, — без предисловий начала Синяя Звезда. — Я поручаю вам важное задание.

— Задание? — глупо повторил Огнегрив, чувствуя невероятное облегчение.

— Я хочу, чтобы вы разыскали племя Ветра и привели его домой, — закончила предводительница.

— И не спешите радоваться, — глухо заговорил Коготь. — Ваша миссия может оказаться очень опасной. Мы не знаем, куда ушло племя Ветра, поэтому вам придется искать их по запаху — возможно, даже на враждебной территории.

— Вам уже приходилось бывать на землях племени Ветра, — напомнила предводительница. — Помните, когда вы сопровождали меня к Лунному Камню? Вам знаком запах этого племени, вы знаете земли Двуногих, лежащие за взгорьем.

— Мы пойдем вдвоем? — спросил Огнегрив.

— У нас сейчас каждый воин на счету! — отрезал Коготь. — Приближается сезон Голых Деревьев, нам нужно добыть как можно больше корма. Надеюсь, вы не забыли, как долго тянутся голодные дни?

— Коготь поможет вам подготовиться к путешествию, — кивнула Синяя Звезда, и Огнегрив лишь беспомощно втянул когти. Синяя Звезда по-прежнему безоговорочно доверяла своему глашатаю! Вчерашний разговор ни в чем не убедил ее. Неужели Огнегрив единственный, кто чувствует опасность, исходящую от глашатая?

— Вы должны как можно скорее отправиться в путь, — велела Синяя Звезда. — Желаю удачи.

— Мы их живо разыщем! — пообещал Крутобок, и Огнегрив утвердительно кивнул, отогнав невеселые мысли. В сопровождении Когтя они вышли наружу.

— Вы помните дорогу к землям племени Ветра? — спросил глашатай.

— Конечно, помним! — закивал Крутобок. — Да мы же были там всего…

— Всего несколько лун назад! — торопливо вставил Огнегрив, бросая предостерегающий взгляд на приятеля. Когтю совершенно незачем знать, что они побывали там совсем недавно, провожая Горелого.

Коготь внимательно смотрел на приятелей. Огнегрив замер от страха. Неужели он заметил оговорку Крутобока?

— Вы помните запах племени Ветра? — наконец вымолвил глашатай. Обошлось! Огнегрив молча вознес благодарности Звездам.

Они с Крутобоком дружно закивали, и Огнегрив мысленно представил себе предстоящий путь по горам в поисках исчезнувшего племени. В пути вам понадобятся травы, дающие силы и отгоняющие голод. Перед уходом зайдите к Щербатой и возьмите все необходимое, — продолжил Коготь и, помолчав, добавил: — Не забывайте о том, что этой ночью Черняк собирается отправиться к Лунному Камню. Держитесь подальше от него, ясно?

— Да, Коготь, — отозвался Огнегрив.

— Он даже не догадается о нашем походе! — заверил Крутобок.

— Очень на это надеюсь, — буркнул Коготь. — Теперь можете отправляться! С этими словами он повернулся и пошел прочь.

— Вообще-то он мог бы пожелать нам удачи! — недовольно фыркнул Крутобок.

— Наверное, думает, что она нам не понадобится — отшутился Огнегрив, и приятели двинулись через поляну к пещере целительницы. Несмотря на все недоверие, которое он испытывал к глашатаю, Огнегрив не мог не признать, что сегодня Коготь разговаривал с ними как с настоящими воинами. Похоже, он тоже зауважал их. Но ведь Горелый не мог ошибиться! Или мог?

Солнце медленно поднималось, но в воздухе было по-утреннему холодно. Одно хорошо, — чем короче дни, тем гуще становится кошачья шерсть. Даже короткошерстный Огнегрив вот уже несколько дней как перестал дрожать от стужи.

Жилище целительницы находилось в самом конце длинного туннеля, под густым покровом папоротников, где с краю тенистой полянки стоял боком большой обломок скалы. «Раньше здесь жила Пестролистая», — с грустью подумал Огнегрив. Он отчаянно тосковал по доброй целительнице, которую убил один из воинов Сумрачного племени…

Щербатая! — позвал Крутобок. — Нам нужны травы путников!

Внутри глубокой трещины, проходящей по обломку скалы, послышалось хриплое мяуканье, и вскоре на поверхности показалась плоская морда темно-серой кошки.

— Куда направляетесь?

— Мы должны разыскать племя Ветра и привести его обратно домой! — с гордостью объявил Огнегрив.

— Понимаю! Первое воинское задание, — кивнула Щербатая. — Примите мои поздравления, ребятки. Сейчас я подберу вам нужные травы, — она скрылась в темноте и через секунду появилась вновь, зажав во рту небольшой пучок сухих листьев. — Угощайтесь! — пробурчала она, высыпая свою ношу на землю. Юные воины послушно набили рот неаппетитной травой.

Фу, ну и гадость! — сплюнул Крутобок.

— Такая же, как в прошлый раз, — скривился Огнегрив. Когда они сопровождали Синюю Звезду к Лунному Камню, Пестролистая накормила их точно такой же горечью. Крутобок проглотил последний листок и потерся носом о плечо Огнегрива.

— Шевелись, копуша! Пора идти! — и он одним прыжком скакнул прочь с полянки. — Пока-пока! — не оборачиваясь, крикнул он Щербатой.

— Подожди меня! — всполошился Огнегрив, бросаясь вдогонку другу.

— До свидания! Счастливого пути, ребята! — прокричала им вслед целительница.

Друзья неслись по туннелю, с хрустом раздвигая папоротники. Огнегрив бежал, слушая сухой шелест травы, и ему казалось, будто папоротники шепчут:

— Счастливо! Удачи вам! Доброй дороги…

Оглавление

Обращение к пользователям