Глава XI

— Сегодня опять солнечно! — сообщил Огнегрив Крутобоку, чувствуя, как его рыжая шерсть начинает светиться в слабом утреннем свете.

Хорошая погода позволяла ему почти каждый день видеться с Принцессой. Огнегрив старался выкраивать любую свободную минутку между охотой, тренировками и несением патрульной службы. Но сейчас было не время для визитов. Они с Крутобоком шли к песчаному рву, где их поджидали ученики.

— Хорошо бы такая погода простояла до конца сезона Голых Деревьев! — мечтательно протянул Крутобок. Огнегрив улыбнулся в усы. Он знал, как его пушистый товарищ ненавидит дождь! Когда Крутобок промокал, его густая шерсть прилипала к телу и долго оставалась влажной, в то время как короткошерстный Огнегрив высыхал почти мгновенно.

Воины остановились у края рва и вдоволь полюбовались резвящейся Пепелюшкой. Малышка зарывалась в кучу хрустящих от мороза листьев, расшвыривала их в разные стороны и пыталась поймать до тою, как они коснутся земли.

Огнегрив и Крутобок весело переглянулись. — По крайней мере, она уже согрелась и готова начать тренировку, — философски заметил Огнегрив. Увидев приближающегося наставника, Папоротник неуклюже вскочил на ноги. — Доброе утро, Крутобок! — промяукал он. — Какое будет сегодня задание?

— Охота! — объявил Крутобок и, сопровождаемый Огнегривом, спустился на дно рва.

— Где будем охотиться? — кинулась к ним Пепелюшка. — Кого будем ловить?!

— Пойдем к Нагретым Камням, — решил Огнегрив, невольно заражаясь ее азартом. — А ловить будем всех, кто попадется.

— Я хочу охотиться на полевок! — заявила Пепелюшка. — В жизни не пробовала полевок!

— Боюсь, вся наша сегодняшняя добыча пойдет на ужин старейшинам, — охладил ее пыл Огнегрив. — Хотя, если ты их как следует попросишь, они не откажутся с тобой поделиться.

— Ну ладно, — легко согласилась Пепелюшка. — Как идти к Нагретым Камням? — не дожидаясь ответа, она вскарабкалась по стене овражка и устремилась в лес, высоко задрав хвостик.

— Нам туда! — заорал Огнегрив, указывая в противоположную сторону.

— Отлично! Пепелюшка скатилась на дно рва, перебежала к противоположной стенке и полезла наверх, закидав Огнегрива ворохом палой листвы.

Крутобок потянулся, схватил один из кружащихся листочков и с довольным урчанием прибил его лапой к земле. Заметив изумленный взгляд Папоротника, он слегка смутился, но быстро нашелся:

— Ну… Никогда не надо упускать случая потренировать охотничьи навыки!

Четверо котов, следуя знакомой цепочкой запахов, двинулись в сторону Нагретых Камней. Солнце уже стояло в зените, когда они вышли из леса на открытое пространство. Впереди, словно вырастая из мягкой земли, высился в небо обломок скалы. Морщины и трещины испещряли его гладкую поверхность. Коты невольно сощурили глаза.

После лесного полумрака гладкая скала слепила глаза, беспощадно отражая солнечный свет.

— Вот они, Нагретые Камни! — моргая, объявил Огнегрив. — Вперед!

— Мррр-рр! — Пепелюшка даже замурлыкала от удовольствия. — Какой славный! Тепленький! — за явила она, прижимаясь к гладкому камню.Огнегрив не стал спорить. После обледеневшей лесной земли скала казалась удивительно приятной на ощупь.

Они устроились на небольшой площадке на вершине утеса. Сзади он уступами обрывался в сторону леса. Впереди тихо журчала вода. Это, спускаясь с предгорий, несла свои воды река. Она огибала Нагретые Камни и убегала в глубь территории Речного племени. Огнегрив не мог спокойно слушать ее ропот, хотя и уверял себя, что после долгой засухи река, должно быть, сильно обмелела.

Он вытянулся, наслаждаясь теплом нагретого камня, подставил солнцу рыжую спинку, закрыл глаза и даже заурчал от блаженства. Его переполняла гордость. На эти Камни приходили за теплом поколения котов. Многие из них сражались и погибали за то, чтобы сохранить Камни на своей земле.

Крутобок растянулся рядом.

Лезьте сюда! — позвал он учеников. — Давайте-ка нагреемся впрок! Впереди нас ждут долгие дни холода и сырости.

Ученики забрались на площадку, устроились рядом с наставниками и довольно заурчали, убаюканные теплом.

— Это здесь погиб Ярохвост? — спросил вдруг Папоротник.

— Да, — осторожно ответил Огнегрив.

— Ага, а Коготь отомстил за его гибель и убил Желудя! — вставила вездесущая Пепелюшка.

Мороз пробежал по шкуре Огнегрива, когда он вспомнил рассказ Горелого. По словам перепуганного ученика выходило, что это Ярохвост был виноват в смерти Желудя, а затем Коготь убил его — глашатая собственного племени! Огнегрив с усилием отогнал неприятные мысли и ответил: — Да, это было здесь.

Котята смолкли и с благоговением посмотрели вниз.

Внезапно до Огнегрива донесся какой-то шум. Он насторожил уши.

— Тихо! — прошипел он. — Слышите? Ученики смешно задергали ушами.

— Кажется, я слышу, что кто-то скребется, — прошептал Папоротник.

— Может, полевка? — спросил Крутобок. — Как тебе кажется, откуда доносится звук?

— Вон оттуда! — мяукнула Пепелюшка, вскакивая на лапы. Царапанье стало громче и вдруг стихло.

— Ну вот, тебя услышали, — укоризненно сказал Огнегрив. Пепелюшка виновато сгорбилась, а Папоротник тихонько захихикал.

— Не расстраивайся, — успокоил глупышку Крутобок. — Зато теперь ты знаешь, что к добыче надо подкрадываться тихо и незаметно, особенно если имеешь дело с полевками. Они очень проворные.

— Садись и слушай! — велел Огнегрив. — В следующий раз, когда услышишь шум, сначала определи, откуда он доносится. Потом начинай медленно-медленно ползти на звук. Только тихо! Мышка очень чуткая, она слышит даже шорох твоей шерстки. Поэтому приближайся постепенно — пусть она думает, что это ветер гуляет по скале.

Коты замерли и не шевелились до тех пор, пока вновь не услышали тихую возню. Насторожив уши, Огнегрив поднялся и пополз вперед, бесшумно переставляя лапы, пока не очутился возле небольшой трещинки, бегущей по склону утеса. Тут он помедлил. Царапанье возобновилось. Огнегрив метнулся, запустил лапу в трещину и вытащил толстую полевку, прятавшуюся в темной щели. Развернувшись, он швырнул мышку на ярко освещенный камень. Та пискнула, оглушенная падением на твердую поверхность, и Огнегрив быстро прикончил ее.

— Здорово! — завопила Пепелюшка. — Я тоже так хочу!

— У тебя будет куча возможностей, — усмехнулся Крутобок. — А сейчас пора возвращаться в лес.

— А разве мы больше не будем охотиться? — возмутилась Пепелюшка.

— Ты слышала, как пискнула мышка? — вопросом на вопрос ответил Огнегрив. Пепелюшка кивнула. — Значит, ее крик слышали и все остальные. Сейчас они все попрятались и затаились. Я немного ошибся. Надо было прикончить ее до того, как она успела крикнуть.

— Мне нечего добавить, — фыркнул Крутобок, стараясь не рассмеяться. Огнегрив взял в рот полевку, и коты, спустившись с камня, повернули обратно в лес. После тепла Нагретых Камней чаща встретила их морозной прохладой, которую не могло растопить по-зимнему слабое солнце. Огнегрив обнюхал свежие метки на границе, за которой начинались земли Речного племени. Отсюда земля круто обрывалась вниз к пеке.

Осенний лист, кружась, сорвался с дерева. Папоротник мгновенно подпрыгнул, схватил листок обеими лапами и с довольным видом уселся на землю.

— Отлично! — похвалил его Крутобок. — Я вижу, полевкам от тебя не уйти! Папоротник просиял.

— Здорово сделано! — пискнула Пепелюшка, потершись носом о пушистый бок братца. Затем обернулась и посмотрела вниз.

— Что-то река сегодня спокойная, — пробормотал Огнегрив, не выпуская изо рта полевку.

— Потому что она замерзла! — вставила неугомонная Пепелюшка. — Я вижу сквозь деревья!

Огнегрив даже выплюнул мышку.

— Замерзла? Совсем? — не поверил он, всматриваясь в просвет между деревьями. Действительно, далеко внизу сверкала неподвижная лента реки. Неужели Пепелюшка говорит правду? У Огнегрива даже лапы зачесались от любопытства. Он никогда в жизни не видел замерзшей реки.

— Может, взглянем одним глазком? — словно угадала его мысли Пепелюшка и, не дожидаясь ответа, перепрыгнула через сильно пахнущие пограничные метки. Огнегрив похолодел от страха, увидев, как его ученица исчезает на территории Речного племени. Он не мог даже окликнуть негодницу без риска привлечь внимание патрулей. Но Пепелюшку необходимо вернуть обратно! Позабыв о брошенной полевке, Огнегрив бросился в погоню за беглянкой.

Крутобок и Папоротник последовали за ним.

Они догнали Пепелюшку у самого берега. Река и в самом деле почти полностью замерзла, если не считать узкой черной полоски, стиснутой широкими пластами льда. Огнегрив с содроганием вспомнил Белолапого.

Они уже собрались возвращаться, когда Крутобок вдруг насторожил уши.

— Водяная полевка! — прошептал он. В самом деле, по льду около самого берега металась крошечная полевка.

Огнегрив быстро посмотрел на учеников. Не хватало только, чтобы они кинулись гоняться за этой крошкой! Но ученики стояли как вкопанные. Огнегрив перевел дух, оглянулся — и замер на месте. Крутобок огромными прыжками несся прямо на лед.

— Вернись, дурачина! — зашипел Огнегрив.

Но было уже поздно. Раздался отвратительный треск, лед под лапами Крутобока проломился, и серый кот со сдавленным криком ушел под воду. На мгновение над полыньей взметнулись бешено машущие лапы — и тут же скрылись в ледяной темной глубине.

Папоротник в ужасе смотрел на реку, а Пепелюшка отчаянно закричала. Огнегрив даже не обернулся — ему было не до осторожности. Застыв от страха, он смотрел в темную глубину, проглотившую друга. Где он? Может, бьется, не в силах проломить ледяную западню? Огнегрив осторожно ступил на лед. Лапы обожгло холодом. Он попробовал бежать, но ноги беспомощно разъезжались. Огнегрив в панике отпрыгнул обратно на берег. Его затрясло от ужаса, и в ту же минуту он с облегчением увидел серого кота, несущегося по воде намного ниже того места, где они стояли.

Однако облегчение тут же сменилось новым страхом. Течение несло Крутобока вниз, бешено крутя и переворачивая в холодной воде. Несчастный беспомощно колотил лапами по воде, но все его попытки выплыть захлебывались в бешеной ярости течения. Огнегрив бросился вдоль реки, с шумом ломая папоротники, но Крутобока сносило все дальше и дальше.

И тут с противоположного берега раздался громкий кошачий крик. Огнегрив замер как вкопанный. Незнакомая серебристая кошка выскочила на лед ниже того места, куда сносило Крутобока. Она легко пронеслась по льдине и вдруг нырнула в воду. Не веря своим глазам, Огнегрив смотрел, как кошка плыла против течения, уверенно загребая воду сильными лапами. Когда Крутобок поравнялся с ней, она крепко схватила его зубами за мокрую шкуру.

К ужасу Огнегрива, тяжелый кот тут же скрылся под водой, утянув за собой спасительницу. Огнегрив сорвался с места и, не спуская глаз с реки, бросился на выручку. В следующее мгновение над бурлящей водой показалась серебристая голова. Кошка плыла против течения, волоча за собой безжизненное тело Крутобока. Огнегрив не верил своим глазам. Неужели хрупкая кошка может бороться с ледяным течением да еще тащить за собой такую тяжесть?! Тем временем кошка ухватилась передними лапами за лед с той стороны, где стоял Огнегрив. С натугой вытягивая шею, она волочила за собой Крутобока. Соскальзывая и обрываясь, кошка наконец вылезла на лед. Крутобок безжизненно болтался в реке. Быстрое течение мотало из стороны в сторону его обмякшее тело, но таинственная спасительница и не думала разжимать зубы.

Огнегрив, наконец, очнулся от оцепенения. Скатившись с берега, он выскочил на лед, подбежал к кошке и остановился за ее спиной. Не говоря ни слова, он наклонился и ухватил Крутобока зубами за шкуру. Вдвоем они кое-как выволокли насквозь промокшее тело на лед и втащили на берег.

Огнегрив с тревогой склонился над другом и облегченно вздохнул, увидев, что его гладкая серая грудь еле заметно вздымается и опадает. Дышит! Тут Крутобок задрожал, мучительно закашлялся, изрыгнул изо рта ручеек речной воды и затих.

— Крутобок! — встревожился Огнегрив.

— Я… в порядке, — со свистом выдохнул друг. Голос его был слаб, но спокоен.

Огнегрив перевел дух и сел прямо. Настало время объясниться с серебристой кошкой. Судя по запаху, она принадлежала Речному племени. Впрочем, Огнегрив догадался об этом еще раньше, когда увидел, как она плавает. Кошка окинула его холодным взглядом, отряхнулась и села. Бока ее тяжело вздымались от усталости, вода ручьями стекала по блестящей шкурке, как будто кошка была одета не в шерсть, а в утиные перья. Крутобок медленно повернул голову и посмотрел на свою спасительницу.

— Спасибо! — прохрипел он.

— Ты просто дурак! — отрезала кошка, злобно прижимая уши. — Что ты делал на моей территории?!

— Тонул, — честно ответил Крутобок.

Кошка фыркнула, и Огнегрив заметил, как в ее глазах промелькнули веселые искорки.

— А на своей территории ты не мог этим заниматься?

— А кто бы меня там спас? — пошевелил усами Крутобок.

За спиной Огнегрива кто-то тихо мяукнул. Он обернулся и увидел Пепелюшку, скачущую к ним через заросли высокой травы.

— Где Папоротник? — крикнул он.

— Идет! — запыхавшись, ответила Пепелюшка, тыча носом себе за плечо. Ее братец боязливо приближался к ним по берегу. Огнегрив вздохнул и повернулся к другу.

— Крутобок, нам надо выбираться отсюда.

— Угу! — Крутобок встал на лапы и снова посмотрел на серебристую кошку. — Спасибо тебе еще раз!

Она грациозно склонила точеную головку и сердито прошипела:

— Живо выметайтесь отсюда! Если отец узнает, что я рисковала жизнью, спасая нарушителя из Грозового племени, он порвет меня на подстилки для котят!

— Зачем же ты меня спасала? — улыбнулся Крутобок.

— Инстинкт, — не приняла его заигрываний кошка

— Не могу смотреть, как коты тонут. А теперь убирайтесь!

Огнегрив поспешно поднялся.

— Спасибо тебе. Если бы не ты, он утонул бы! Поверь, я бы очень тосковал по этому несносному комку шерсти! — Он подтолкнул друга, который уже начал мелко дрожать от холода. — Скорее идем в лагерь! Ты сейчас совсем замерзнешь!

— Уже иду! — кивнул Крутобок, но прежде чем уйти, он снова обернулся к серебристой красавице. — Как тебя зовут? Кстати, я — Крутобок!

— Серебрянка! — ответила кошка. Повернувшись, она спрыгнула на лед, перескочила через канал и очутилась на противоположном берегу.

Сопровождаемые учениками, друзья понеслись сквозь заросли папоротников к границе. Как ни был взволнован Огнегрив, он все же заметил, что Крутобок то и дело оглядывается на бегу.

Впрочем, он оказался не единственным наблюдательным котом в компании. Маленькая Пепелюшка оглянулась, хитро прищурилась и невинно протянула:

— Какая хорошенькая кошечка, правда, Крутобок?

Крутобок только шутливо потрепал ее между ушами, и озорница весело понеслась вперед.

— Не забегай вперед! — громко зашипел на нее Огнегрив. Не хватало только новых неприятностей!

В конце концов, они еще не выбрались на свою территорию! Он свирепо посмотрел на притихшую Пепелюшку. А все из-за нее! Если бы не эта маленькая негодяйка, они не очутились бы на территории Речного племени, и Крутобок не свалился бы в воду! Он посмотрел на промокшего до костей друга. Несмотря на то что Крутобок хорошенько отряхнулся, он был весь мокрый, а концы усов уже начали подергиваться инеем.

Огнегрив побежал быстрее.

— Ну, как ты? — спросил он у страдальца.

— Х-х-х-орош-шо! — клацая зубами, ответил Крутобок.

— Прости меня, — тихо сказала Пепелюшка, догнав Огнегрива.

— Ты не виновата, — вздохнул он.

По мере приближения к лагерю его все больше охватывало беспокойство. Как они объяснят случившееся племени? Ничего себе, поохотились — вернулись без добычи, да еще с промокшим Крутобоком! Даже единственную полевку и ту бросили, а возвращаться уже нет времени. Огнегрив содрогнулся при мысли о том, что едва не потерял лучшего друга. Хорошо, что Звездное племя послало им спасительницу по имени Серебрянка!

— Ручей возле учебного оврага все еще не замерз! — раздался сзади задумчивый голос Папоротника.

— Что? — рассеянно переспросил Огнегрив, погруженный в свои невеселые размышления.

— Скажем племени, будто Крутобок свалился туда! — закончил котенок.

— Можно сказать, что он учил нас ловить рыбу! — поддержала брата Пепелюшка.

— Ни один кот не поверит, что Крутобок нарочно вымочил лапы в такой холод! — остудил их пыл Огнегрив.

— А что остается делать? — с неожиданным жаром заспорил Крутобок. — Не могу же я признаться, что кошка из Речного племени спасла мне жизнь! К тому же тогда придется сказать, что мы снова без спроса заходили на их территорию!

— Хорошо, — согласился Огнегрив. — Давайте-ка побежим бегом до самого лагеря, авось Крутобок немного согреется!

Маленький отряд перелетел через пограничные метки и понесся мимо Нагретых Камней. Когда солнце начало цепляться за вершины деревьев, они, наконец, достигли ворот лагеря.

На бегу густая шерстка Крутобока немного обсохла, но на усах и хвосте повисли прозрачные сосульки.

Огнегрив первым выскочил из папоротникового туннеля и едва не попятился обратно. Прямо у выхода из него сидел Коготь и внимательно смотрел в его сторону.

— Явились без добычи? — рявкнул он, устремив недобрый взгляд на Огнегрива. — Мне казалось, сегодня вы должны были учить котят охотиться. В чем дело? Крутобок, я вижу, ты насквозь промок. Вероятно, ты свалился в реку! — Коготь воинственно раздул ноздри, едва сдерживая ярость. — Только не говорите мне, что вы опять оказались на территории Речною племени!

Оглавление

Обращение к пользователям