Глава XII

Огнегрив уже открыл рот, чтобы ответить, но тут вперед выскочила Пепелюшка. — Прости, Коготь, это я во всем виновата, — храбро выпалила она, прямо глядя в янтарные глаза глашатая. — Мы учились охотиться на замерзшем ручье, на краю озерца. Там все давно замерзло. Я поскользнулась, а Крутобок хотел поддержать меня. Только он тяжелый, лед под ним возьми да и проломись! — Коготь так и впился глазами в ее безмятежную мордочку, а маленькая лгунья спокойно добавила: — Там знаешь как глубоко! Огнегрив еле-еле вытащил его!

Огнегрив невольно вздрогнул, вспомнив, как стоял, парализованный ужасом, глядя на полынью, в которой исчез Крутобок.

Коготь медленно кивнул и перевел взгляд на Крутобока.

— Поторопись в пещеру Щербатой, если не хочешь умереть от холода.

С этими словами глашатай повернулся и пошел прочь. Огнегрив шумно вздохнул от облегчения.

Крутобок, не говоря ни слова, бросился к Щербатой. Огнегрив прекрасно его понимал — у бедняги всю дорогу зуб на зуб не попадал от холода. Папоротник молча посмотрел на сестру и побрел в свою пещеру, устало помахивая рыжим хвостиком.

Когда они остались одни, Огнегрив посмотрел на Пепелюшку.

— Ты совсем не боишься Когтя? — с любопытством спросил он.

— Как я могу его бояться? — поразилась Пепелюшка. — Коготь — великий воин! Я восхищаюсь им!

«Разумеется, как же иначе?» — устало подумал Огнегрив.

— Ты хорошо лжешь, — сурово рявкнул он, вспомнив об обязанностях наставника.

— Я стараюсь делать это как можно реже, — честно вздохнула Пепелюшка. — Просто я подумала, что так будет лучше для всех. Против этого Огнегриву нечего было возразить.

— Иди обогрейся! — буркнул он.

— Слушаюсь, Огнегрив! — пискнула проказница, торопливо кивнула и понеслась догонять брата.

Огнегрив медленно побрел к пещере воинов. На сердце у него было неспокойно. Как легко Пепелюшка солгала о падении Крутобока! С другой стороны, у него не было причин сомневаться в том, что она сделала это из самых лучших побуждений. Она честная и добрая кошка!.. Горелый тоже всегда был добрым и честным. Что, если история, которую он рассказал про Когтя, была такой же ложью? Вдруг он придумал ее сгоряча, просто потому, что так требовали обстоятельства?

Огнегрив помотал головой, отгоняя эту мысль. Горелый был до смерти напуган, когда рассказывал свою историю. Было очевидно, что он верит в каждое ее слово. Кроме того, что еще могло так напугать его, чтобы он решился навсегда покинуть свое племя?

Огнегрив выбрал несколько кусочков еды и побрел с ними в заросли крапивы. Усевшись, он задумчиво впился зубами в мышонка. Его тревожило обожание, с которым Пепелюшка говорила о Когте. Получается, он единственный, кому кажется, будто глашатай вовсе не тот, за кого себя выдает. Вот и Синяя Звезда не поверила обвинениям Горелого. Даже после разговора с Огнегривом она продолжает относиться к своему глашатаю с тем же уважением и доверием, что и раньше. Огнегрив разозлился и сердито рванул мышку зубами. Позади кто-то оглушительно чихнул. Огнегрив, не оглядываясь, узнал Крутобока.

— Ну, как ты? — спросил он, когда друг приблизился, распространяя едкий аромат какого-то травяного снадобья.

Крутобок, не отвечая, тяжело опустился на землю.

— Я оставил тебе немного еды, — мяукнул Огнегрив, пододвигая к другу упитанного дрозда и полевку.

— Щербатая сказала, мне лучше пока не выходить из лагеря, — пробасил Крутобок. — Говорит, у меня простуда.

— А ты чего хотел? Чем она тебя лечила?

— Накормила ромашкой и лавандой, — Крутобок улегся и вяло откусил кусочек дрозда. — Что-то больше не хочется, — вздохнул он через минуту, отворачиваясь от еды. — Наелся. Огнегрив с удивлением посмотрел на друга. Еще не было случая, чтобы серый здоровяк отказывался от еды!

— Да ты что? — воскликнул он. — Ты же ничего не съел!

Крутобок посмотрел на дрозда и молча опустил голову на лапы.

— Ты уверен? — настаивал Огнегрив.

— А? — глаза Крутобока подернулись туманом. — А.. Да.

Только теперь Огнегрив догадался, в чем дело. «У него лихорадка!» — ужаснулся он. Но ничего, главное, что он жив! Спасибо спасительнице из Речного племени!

Спустя несколько дней Огнегрив, проснувшись в пещере, впервые увидел холодный туман, колышущийся над усыпанным листьями земляным полом. Выбравшись наружу, он едва разглядел дальний конец поляны. Послышались быстрые шаги, и из серого марева вынырнула Кисточка.

— Коготь хочет видеть тебя! — выпалила она.

— Спасибо, иду, — кивнул Огнегрив, чувствуя, как внутри все сжимается от нехорошего предчувствия. Вчера он опять убегал из лагеря, чтобы повидаться с Принцессой. Неужели Коготь как-то узнал об этом?

— Что там? — просипел Крутобок, вылезая из пещеры. Он уселся возле Огнегрива, зевая и чихая одновременно.

— Коготь хочет видеть меня, — ответил Огнегрив и внимательно посмотрел на друга. — Тебе лучше поспать! — Он начинал всерьез тревожиться за здоровье Крутобока. Прошло уже несколько дней, а тот и не думал идти на поправку. — Ты вчера отдыхал?

— Попробуй отдохни, если все время то чихаешь, то кашляешь! — пожаловался Крутобок.

— Тогда почему ты не спал, когда я вернулся из… — Огнегрив замялся, вспомнив, что как раз вчера он весь вечер прогулял с Принцессой, — … когда я вернулся с тренировок?

— Как будто тут дадут полежать в тишине! — Крутобок сверкнул глазами в сторону пещеры. — Весь день воины шляются туда-обратно! Пришлось поискать местечко поспокойнее!

Огнегрив уже хотел спросить, где находится это чудесное место, но Крутобок перебил его новым вопросом:

— Интересно, что понадобилось Когтю?

У Огнегрива даже лапы закололо от волнения.

— Да, надо скорее пойти и все разузнать!

Сквозь туман он различал фигуры Когтя и Бурана, сидевших у Высокой Скалы. Увидев приближающегося Огнегрива, воины прекратили начатый разговор и повернулись к рыжему воину.

— Пришло время проверить, как продвигаются тренировки юных учеников, — пробасил Коготь, глядя на Огнегрива.

— Уже? — растерялся Огнегрив. — Но они только начали заниматься!

— Синяя Звезда хочет знать, какие они делают успехи. Нас очень тревожит, что Крутобок из-за болезни не может заниматься с Папоротником. Если малыш сильно отстает, предводительница подберет ему нового наставника.

Огнегрив раздраженно дернул хвостом. Неужели они не верят, что Крутобок скоро поправится?! И вообще, разве можно отдавать кому-то его первого ученика!

— Но ведь я каждый день беру на тренировки Папоротника и занимаюсь с обоими котятами! — тихо мяукнул он.

Коготь посмотрел на Бурана и кивнул.

— Это хорошо, но ведь ты стал наставником совсем недавно. Пока ты еще не можешь как следует справиться с двумя учениками, а между тем племени срочно нужны обученные воины.

«Ну конечно! — прошипел про себя Огнегрив. — Ты просто хочешь сказать, что я всего лишь домашний котенок, а не прирожденный воин!»

Но вслух он ничего не сказал, а продолжал сосредоточенно разглядывать свои лапы. Слова Когтя жестоко обидели его. Ведь никто не просил его брать на тренировки второго ученика! Он выбивался из сил, занимаясь с неуклюжими котятами, и думал, что может рассчитывать хотя бы на благодарность!

— Сегодня ты пошлешь Папоротника и Пепелюшку на охотничье задание, — продолжал Коготь. — Пусть охотятся в Высоких Соснах возле житьяДвуногих. Приглядывай за ними, смотри, как они будут охотиться, а потом доложишь мне. Я хочу посмотреть, сколько дичи они сегодня принесут.

— Если охотничье мастерство Пепелюшки не уступает ее энергии, сегодня мы все наедимся до отвала!

— улыбнулся Буран. — Я слышал, она очень способная ученица.

— Да, — кивнул Огнегрив, плохо слыша, что ему говорят. Сердце его колотилось, как бешеное. Почему Коготь посылает его к жилищу Двуногих? Неужели он все узнал? Что, если Коготь охотился вблизи этого места и случайно увидел, как Огнегрив запросто болтает с домашней кошкой… Он доложил обо всем Синей Звезде, и предводительница усомнилась в верности своего рыжего воина! Огнегрив почувствовал, как острые иголочки пробежали по его спине, так что шерсть заискрила. Может быть, Коготь таким образом дает понять, что он должен немедленно прекратить всякие отношения с Принцессой?

Огнегрив обернулся и быстро прошелся языком по спине, приглаживая вставшую дыбом шерстку. Потом сел и, стараясь выглядеть спокойным, предложил:

— А не лучше будет проверить учеников у Нагретых Камней? Там всегда солнечно, так что туман не будет им мешать.

— Нет! — сердито рявкнул Коготь. — Утренний патруль сообщил, что возле Нагретых Камней опять обнаружен запах Речного племени! Кажется, наши соседи снова осмелились охотиться там! — Коготь свирепо ощерился, показывая острые зубы. Его янтарные глаза метали молнии. — Прежде чем возобновлять тренировки возле этого места, необходимо преподать им хороший урок! Пока ученикам безопаснее охотиться в Высоких Соснах.

Буран утвердительно кивнул, и Огнегрив беспомощно пошевелил ушами. Неужели это правда? Речное племя осмелилось подойти к Нагретым Камням!

Счастье, что они не напоролись на вражеский патруль, бегая по лесу на их территории!

— Что касается тумана, — продолжал Коготь, несколько успокаиваясь, — то чем сложнее условия, тем интереснее охота.

— Слушаюсь, Коготь, — пробормотал Огнегрив, почтительно кланяясь воинам. — Я сейчас же предупрежу Пепелюшку и Папоротника. Мы немедленно выступаем.

Когда Огнегрив рассказал ученикам о предстоящем испытании, Пепелюшка, вне себя от восторга, сорвалась с места и принялась описывать круги вокруг своего наставника.

— Испытание!! Ура! А ты думаешь, мы уже готовы?

— Разумеется, — вздохнул Огнегрив, стараясь, чтобы голос его прозвучал как можно увереннее. — Вы хорошо занимались и быстро схватывали все необходимое.

— Но туман мешает охотиться! — пропищал осторожный Папоротник.

— Зато дает и дополнительные преимущества, — нашелся Огнегрив. — Во время тумана воздух неподвижен. Что это значит? Папоротник надолго задумался, потом глаза его просияли.

— Понял! В туман труднее выследить добычу, но и ей тоже будет непросто почуять нас!

— Точно! — похвалил Огнегрив.

— А когда идти? — поторопила Пепелюшка.

— Когда пожелаете, — усмехнулся Огнегрив. — Но чур, беречь силы! Это вам не бег наперегонки. Предупреждение было явно напрасным, поскольку Пепелюшка уже неслась к выходу из лагеря.

— Еще успеешь набегаться! — крикнул он вслед непоседе. Папоротник внимательно посмотрел на Огнегрива и, вздохнув, потрусил за сестрой.

Огнегрив выследил своих учеников в Высоких Соснах. После мерзлой лесной земли толстый слой гладких сосновых иголок непривычно пружинил под ногами. Огнегрив поймал запах Пепелюшки и шел по нему до тех пор, пока не увидел ее. Малышка быстро кралась сквозь заросли. Огнегрив принюхался и пошел по запаху Папоротника. Следы котят все время пересекались. Вскоре Огнегрив уже знал, где ученики бежали со всех ног, где сидели в засаде, а где топтались в нерешительности. Прошло немало времени, прежде чем Огнегрив нашел место, где Пепелюшка поймала свою первую дичь. Она взяла трофей с собой, так что, идя по следу, Огнегрив все время ощущал запах добычи, смешивающийся с запахом маленькой охотницы. Затем он набрел на кусты, в которых Папоротник поймал дрозда. Огнегрив обнюхал разбросанные перья и почувствовал гордость за учеников. Малыши охотились отлично. Огнегрив понял это сразу, как только учуял густой запах свежей добычи. Следуя на запах, он добрался до толстых сосновых корней, разрыл пожелтевшие иголки и нашел склад охотничьих трофеев, заботливо сложенных Пепелюшкой. Огнегрив снова испытал прилив гордости за ученицу. Добычи было много, а сама охотница, судя по следам, отправилась в дубраву, растущую за селением Двуногих. Огнегрив пошел за ней. У самого края сосняка он почуял запах Папоротника. Запах был сильный, это означало, что ученик охотится где-то неподалеку. Папоротник подкрался чуть ближе и пристально всмотрелся в молодую дубраву. Ученик сидел в зарослях ежевики, спрятавшись в густой тени колючих плетей. Со своего места Огнегриву был хорошо виден кончик рыжего хвоста, нетерпеливо дергающийся из стороны в сторону. Папоротник выслеживал лесную мышку, суетливо бегающую в корнях дуба. «Молодец», — подумал Огнегрив, любуясь выдержкой и терпением юного охотника. Вот Папоротник осторожно двинулся вперед. Ни один лист не шелохнулся под его лапой, он ступал тише, чем сама мышка. Малютка, не подозревая о грозящей ей опасности, резвилась в корнях, выискивая, чего бы поесть. Затаив дыхание, Огнегрив следил за исходом поединка.

Папоротник приближался. Еле слышный шорох листьев под его лапами тонул в шуме осеннего леса. Огнегрив почувствовал охотничий азарт и невольно позавидовал Папоротнику. Охотник почти слился с землей, распластавшись над палыми листьями. Теперь от мышки его отделяло расстояние, не превышающее длины среднего кролика. И вдруг мышка юркнула под корень и тревожно повела головкой, почуяв опасность.

«Давай!» — безмолвно взмолился Огнегрив. Словно услышав его приказ, Папоротник прыгнул и камнем упал на добычу. Несчастная не успела даже дернуться — котенок прикончил ее одним укусом.

Разделавшись с мышкой, Папоротник поднял голову. Огнегрив видел, как сияют его глаза, как раздуваются ноздри, вдыхая запах только что приконченной дичи. Что ж, сегодня будет о чем доложить Когтю!

— Эй! — окликнули его сзади, и Огнегрив даже подскочил от неожиданности.

— Ну, как мы охотимся? — спросила Пепелюшка, лукаво склонив голову к плечу.

— Ты не должна об этом спрашивать! — огрызнулся Огнегрив, прилизывая вставшую дыбом шерстку. — Ты вообще не должна заговаривать со мной! Я слежу за вашей работой, тебе ясно?

— Вот как? — искренне удивилась Пепелюшка. — Ну, тогда прости.

Огнегрив вздохнул. Попробовал бы он подкрасться к Когтю во время своего испытания! Разумеется, он не собирался запугивать Пепелюшку, как это делал Коготь, воспитывая Горелого, но неужели он не заслужил хоть немного уважения со стороны этой непоседы?! Порой Пепелюшка вела себя так, как будто он вообще не был ее наставником.

Вот и сейчас, она смущенно потупилась, потом подняла глаза и невинно поинтересовалась:

— А ты правда родился у Двуногих? Огнегрив едва не поперхнулся от неожиданности. Забыв о присутствии Пепелюшки, он нервно оглянулся на темнеющую вдали ферму. Только бы Принцесса почуяла запах незнакомых котят и не вздумала выходить за ограду!

— А почему ты спрашиваешь? — выдавил он наконец.

— Да так… Коготь как-то обмолвился, а мне стало любопытно! — простодушно ответила Пепелюшка.

От ее невинного объяснения у Огнегрива мороз пробежал по коже. На секунду ему стало страшно.

Интересно, что еще Коготь рассказал о нем Пепелюшке?

— Да, я родился домашним котенком, — резко ответил Огнегрив, справившись с волнением. — Но теперь я воин. Моя жизнь принадлежит племени. Я не отрекаюсь от прежней жизни, просто она закончилась — и я рад, что началась новая.

— Угу, угу, — закивала Пепелюшка. Казалось, она уже забыла, о чем спрашивала. — Ну тогда — пока! Увидимся позже!

Она крутанулась на месте и скрылась в кустах. Огнегрив остался один. Он стоял, смотрел на ферму Двуногих и тупо прислушивался к бешеному стуку сердца. Неужели он солгал Пепелюшке? Еще месяц назад слова о том, что он рад окончанию прежней жизни, казались бы абсолютной правдой. Сейчас он далеко не был в этом уверен. А самое ужасное заключалось в том, что в последнее время он чувствовал себя счастливым только тогда, когда болтал с сестрой о своем детстве. От этой мысли у Огнегрива даже шерсть встала дыбом.

Оглавление

Обращение к пользователям