Глава XIX

Весь следующий день Огнегрив боролся с желанием навестить Принцессу. Он так мечтал увидеть ее, что едва мог усидеть на месте. Чтобы немного отвлечься, он решил отправиться на охоту и как следует поработать над пополнением запасов.

Охота выдалась удачная. Огнегрив вернулся в лагерь только на закате, таща в пасти двух мышей и зяблика. Мышей он закопал в снежную кладовую, а зяблика решил оставить себе на ужин.

Он как раз заканчивал еду, когда увидел приближающегося Бурана.

— Хочу попросить тебя завтра взять с собой в патруль Горчицу, — сказал белый воитель. — Время нынче опасное. Сегодня запах воинов Сумрачного племени обнаружили возле Совиного Дерева!

— Возле Совиного Дерева? — растерянно повторил Огнегрив. Выходит, Коготь не солгал, он действительно обнаружил следы врага! При мысли о Когте Огнегрив вдруг вспомнил о последнем распоряжении глашатая. — Но Коготь просил меня завтра позаниматься с Папоротником!

А разве Крутобок не выздоровел? — удивился Буран. — Пусть сам занимается со своим учеником.

В самом деле! Пусть-ка позанимается с Папоротником, вместо того чтобы бегать на свидания к своей Серебрянке! И все же мысль о патруле в компании Горчицы заставила его невольно поежиться. Он еще не забыл полного ненависти взгляда, которым наградила его эта палевая кошка, когда он отбросил ее от края пропасти…

— В патруль пойдем только мы вдвоем? — уныло спросил он.

Буран удивленно поднял брови.

— Горчица вот-вот станет воином. Можешь за нее не беспокоиться, — ответил он.

Видимо, Буран неправильно истолковал вопрос Огнегрива и подумал, будто тот боится нападения вражеского патруля! На самом деле ненависть Горчицы пугала Огнегрива куда больше ярости противника. Но не станешь же рассказывать об этом Бурану!

— Она уже знает? — уныло поинтересовался Огнегрив.

— Сам скажи ей, — спокойно ответил Буран.

Огнегрив невольно дернул ушами. Можно себе представить, как Горчица отнесется к такому предложению! Однако возражать он не посмел.

Буран коротко кивнул и отправился в пещеру воинов. Огнегрив с тяжелым вздохом поднялся на лапы и поплелся к Горчице.

Палевая кошечка спокойно сидела в окружении остальных учеников.

— Горчица… — робко сказал Огнегрив. — Буран велел нам с тобой завтра заступить в утренний патруль. Он съежился, ожидая злобного шипения, однако Горчица спокойно посмотрела на него и ответила:

Хорошо. Вредный Дымок даже разинул рот от удивления.

— В-вот и славно, — глупо ответил Огнегрив, не веря своим ушам. — Тогда встретимся на рассвете.

— На рассвете, — эхом отозвалась Горчица.

Огнегрив понесся обратно, сгорая от желания поскорее поделиться новостью с Крутобоком. Горчица перестала демонстрировать свою ненависть! Он не сомневался, что это событие растопит холодок, появившийся в их отношениях с другом. Сейчас они все обсудят, поболтают, как прежде…

Крутобока он нашел в зарослях крапивы. Он о чем-то оживленно разговаривал с Ветрогоном.

— Привет, Огнегрив! — обрадовался Ветрогон, заметив приближающегося воина. — Привет!

Огнегрив с надеждой посмотрел на Крутобока, но здоровяк молча отвернулся и принялся сосредоточенно разглядывать границу лагеря. У Огнегрива упало сердце. Опустив голову, он молча повернулся и поплелся в пещеру.

Скорее бы наступил рассвет! Лучше уйти в патруль, чем оставаться в лагере!

На следующее утро он высунул голову из пещеры, когда небо только-только начало подергиваться нежным розовым сиянием.

Горчица уже дожидалась его у выхода из папоротникового туннеля.

— П-привет, — смущенно поздоровался Огнегрив.

— Привет, — спокойно ответила она.

— Подождем до возвращения ночного патруля, — предложил Огнегрив, садясь на землю.

Они сидели рядом и молчали, пока не услышали знакомый шорох кустов. Это возвращались Буран, Долгохвост и Кисточка.

Видели следы воинов Сумрачного племени? — сразу спросил Огнегрив.

— Почувствовали их запах, — мрачно ответил Буран.

— Странное дело, — протянула Кисточка, морща брови. — Те же самые запахи. Похоже, Сумрачное племя каждый раз засылает к нам одних и тех же воинов.

— Как следует проверьте нашу границу с Речным племенем, — велел Буран. — Мы туда не успели добраться. Будьте осторожны, ни в коем случае не вступайте в битву. Ваша задача — найти подтверждения того, что они снова охотятся на нашей территории.

— Да, Буран, — ответил Огнегрив, а Горчица лишь почтительно склонила голову.

Огнегрив первым двинулся из лагеря.

— Давай начнем у Четырех Деревьев и пройдем по границе к Высоким Соснам, — предложил он, карабкаясь на склон оврага.

— Звучит заманчиво, — отозвалась Горчица. — Ни когда не видела Четыре Дерева в снегу!

Огнегрив подумал, что она насмехается над ним, но голос ее был серьезен. В полном молчании они забрались на вершину кручи.

— Теперь куда? — решил проверить напарницу Огнегрив.

— Полагаешь, я не знаю дороги к Четырем Деревьям? — возмутилась Горчица. Огнегрив тут же мысленно выругал себя за неуместный учительский тон, однако веселые искорки, плясавшие в глазах палевой кошки, быстро развеяли его тревоги. Не говоря ни слова, Горчица бросилась в рощицу, и Огнегрив помчался вслед за ней.

Это было удивительно здорово — впервые за много дней бежать по лесу вслед за кошкой из своего племени! Горчица оказалась проворной, как белка, и Огнегриву никак не удавалось догнать ее. Их разделяло расстояние в два лисьих прыжка, когда Горчица ловко перепрыгнула через ствол поваленного дерева и исчезла.

Разгоряченный погоней, Огнегрив перелетел через ствол, приземлился по другую его сторону и внезапно почувствовал сильный удар в бок. Он поскользнулся в снегу, перекувырнулся через голову, вскочил на лапы и увидел прямо перед собой довольную физиономию Горчицы.

Сюрприз!

Огнегрив испустил грозное шипение и накинулся на нее. Горчица почти не уступала ему в силе, зато была намного меньше ростом. В конце концов Огнегриву удалось одолеть ее и повалить на снег.

— Слезай немедленно! — возмутилась Горчица. — Ты тяжелый, как глыба!

— Ладно, — легко согласился Огнегрив, отпуская ее. — Но только ты сама напросилась!

Горчица села и посмотрела на него. Ее красивая светло-рыжая шерстка была вся запорошена снегом.

— Ты весь в снегу! — заявила она. — Можно подумать, что ты попал в снежный буран.

— На себя посмотри! — рассмеялся Огнегрив, и они дружно принялись отряхиваться. — Пожалуй, нам пора идти.

До самых Четырех Деревьев они бежали рядом, нос к носу. К тому времени, как они достигли вершины склона, возвышавшегося над долиной, небо окрасилось бледной синевой. Тусклое солнце озаряло заснеженный холм. С вершины были хорошо видны четыре священных дуба, сверкающие инеем своих ветвей.

Горчица невольно залюбовалась открывающимся видом. Глаза ее восхищенно блестели, а Огнегрив молча ждал, тронутый ее волнением. Наконец она очнулась.

— Я и не знала, что снег способен так преобразить все вокруг, — пробормотала она, когда они начали спускаться к границе с Речным племенем. Огнегрив молча кивнул.

Замедлив шаг, они побрели вдоль цепочки пахучих меток, тщательно выискивая свежие свидетельства нарушения границы. Через каждые несколько деревьев Огнегрив останавливался, чтобы поставить свежую метку Грозового племени.

Неожиданно Горчица застыла на месте.

Чуешь дичь? — прошептала она.

Огнегрив кивнул. Горчица приняла охотничью стойку и медленно поползла по снегу, шаг за шагом приближаясь к невидимой добыче. Проследив за ее взглядом, Огнегрив наконец заметил маленького крольчонка, скачущего в зарослях ежевики. С коротким шипением Горчица прыгнула, нырнула в заросли и сильным ударом передней лапы пригвоздила несчастного к земле. Затем одним сильным движением рванула кролика на себя, и все было кончено.

Прекрасная охота, Горчица! — восхитился Огнегрив. Горчица просияла и бросила кролика на землю.

— Пополам?

— Спасибо!

— Вот за что я и люблю патрулирование, — прочавкала Горчица.

— За что?

— За то, что вкусную свежатинку можно слопать на месте, а не тащить в лагерь! — объяснила Горчица. — А так ловишь-ловишь, а пойманное достается кому-то другому! Огнегрив понимающе захихикал.

Поев, они продолжили свой путь. Цепочка запахов вновь свернула в лес, затем юркнула в заросли папоротников, густо покрывавших обрыв над рекой. Огнегрив бежал, моля Звездное племя избавить их от встречи с Крутобоком.

Гляди-ка! — воскликнула Горчица, вытягиваясь от возбуждения. — Река-то замерзла!

У Огнегрива невольно екнуло сердце. Он вспомнил, как Пепелюшка произнесла те же слова в тот злосчастный день, когда Крутобок свалился в воду.

— Мы туда не пойдем, даже не проси! — отрезал он.

— И не надо! Отсюда и так все видно. Пошли скорее, надо всем рассказать! — возбужденно кричала Горчица.

— О чем? — тупо переспросил Огнегрив.

— Как о чем?! Теперь наши воины могут перейти реку! — пояснила Горчица. — Мы вторгнемся на территорию Речного племени и наловим столько дичи, сколько они украли у нас!

Огнегрив почувствовал, как по спине пробежал неприятный холодок. Интересно, что теперь скажет Крутобок? И сможет ли он заставить себя вступить в войну с голодающим Речным племенем?

— Ну, ты идешь или нет? — нетерпеливо приплясывала возле него Горчица.

— Иду, — тяжело вздохнул Огнегрив. Повернувшись, он потрусил за Горчицей обратно в лагерь.

Горчица первой влетела в папоротниковый туннель и выскочила на поляну. Сидевший на своем обычном месте Коготь с удивлением посмотрел на запыхавшихся патрульных.

Огнегрив услышал за спиной какой-то шум и, обернувшись, увидел, как Крутобок входит в лагерь в сопровождении Папоротника.

И тут из-под Высокой Скалы послышался знакомый голос:

Огнегрив, Горчица! Как прошло патрулирование? Рассказывайте.

У Огнегрива словно гора с плеч свалилась, когда он увидел Синюю Звезду, спокойно сидящую на своем месте. Она высоко вздернула подбородок и обвила лапки пушистым хвостом.

Горчица со всех лап бросилась к Высокой Скале.

Река замерзла! — ликуя, крикнула она. — Теперь мы запросто перейдем на другой берег!

Синяя Звезда задумчиво смотрела на дрожащую от предвкушения кошку. Огнегрив невольно сморщился, заметив злое торжество во взгляде Когтя.

Спасибо, Горчица, — спокойно сказала Синяя Звезда.

Огнегрив нагнулся и тихонько шепнул на ухо Горчице:

Пошли, расскажем остальным. Он понял, что Синяя Звезда хочет обсудить дальнейшие действия со старшими воинами племени.

Горчица понимающе посмотрела на него, и они вместе отправились в центр поляны.

— Сегодня такой прекрасный день! — ликовала она по пути. Огнегрив только молча кивал, встревоженно косясь на Крутобока.

— Похоже, вы неплохо провели время! — ехидно протянул Дымок, высовываясь из пещеры учеников и глядя на Огнегрива. — Ну, как дела? Удалось утопить еще одного Речного кота? — сострил он и с надеждой уставился на Горчицу, ожидая ее одобрения.

Однако на этот раз Горчица пропустила его шутку мимо ушей. Огнегрив с удовлетворением посмотрел на перекошенную мордочку Дымка, а Горчица, ничего не замечая, затараторила:

Мы первые увидели, что река замерзла! Я уверена, Синяя Звезда сейчас уже планирует набег на земли Речного племени!

Со стороны поляны раздался громкий клич предводительницы, сзывающей всех на Совет. Огнегрив поднял голову и увидел, что солнце уже достигло зенита. В сезон Голых Деревьев даже в полдень оно не поднималось выше трех вершин.

Горчица и Огнегрив принесли в лагерь добрую весть, — объявила Синяя Звезда. — Река замерзла. Теперь у нас есть возможность совершить вылазку на земли Речного племени. Мы выследим их патруль и навсегда отучим воровать нашу дичь!

Огнегрив невольно вздрогнул, вспомнив рассказ Серебрянки о голодающем племени. Но все окружающие его коты одобрительно завопили, приветствуя слова предводительницы. Огнегрив уже давно не видел их в таком воодушевлении.

Коготь! — возвысила голос Синяя Звезда. — Твои воины готовы к походу? Глашатай молча кивнул.

Отлично! — подняла хвост Синяя Звезда. — Тогда на закате мы выступаем.

Коты взвыли от восторга. Огнегрив почувствовал, как у него покалывает лапки. Неужели Синяя Звезда тоже собралась принять участие в вылазке? Он не мог поверить, что она так скоро захочет рискнуть своей последней жизнью.

Он покосился через плечо на Крутобока. Бывший друг, не отрываясь, смотрел на вершину Высокой Скалы, кончик хвоста его нервно подрагивал. Когда стих восторженный рев котов племени, Крутобок заговорил:

Сегодня теплее, чем накануне. Лед может оказаться ненадежен.

Огнегрив затаил дыхание, а коты с любопытством повернулись к говорившему.

Коготь пристально уставился на Крутобока, видно было, что он слегка озадачен его возражением.

Не помню случая, чтобы ты колебался перед битвой, — медленно проговорил он. Частокол вытянул шею и насмешливо протянул:

Крутобок, неужели ты боишься этих заморышей из Речного племени?!

Под внимательными взглядами соплеменников Крутобок слегка смутился и опустил голову. Коты молча ждали его ответа.

Да он просто трусит! — прошипел Дымок, выглядывая из-за спины Горчицы.

Огнегрив возмущенно дернул хвостом, но заставил себя сдержаться и спокойно ответил:

Если Крутобок и боится чего, так это промочить лапки! Совсем недавно он провалился под лед и не хочет снова очутиться в воде!

Его шутка мигом сняла напряжение. Коты весело замурлыкали и отвернулись от Крутобока, лишь Коготь продолжал задумчиво хмуриться.

Синяя Звезда помолчала, ожидая, пока стихнет шум.

А теперь я хочу обсудить предстоящую операцию со старшими воинами.

Она легко спрыгнула с Высокой Скалы и грациозно приземлилась на полянку. Глядя на нее, невозможно было поверить, что всего несколько дней назад предводительница отчаянно боролась за свою жизнь и проиграла битву. Коготь, Буран и Синеглазка последовали за ней в пещеру, а остальные коты, разбившись на группки, принялись оживленно обсуждать предстоящую операцию.

Спасибо тебе за то, что опозорил меня перед всем племенем! — злобно прошипел Крутобок на ухо Огнегриву.

Не стоит благодарности, — фыркнул Огнегрив. — Хотя, честно сказать, мне порядком надоело прикрывать тебя! — заявил он и, ощетинившись, быстро отошел в дальний конец поляны.

Горчица тут же подбежала и уселась рядом.

— Теперь-то мы покажем Речному племени, как охотиться на нашей земле! — крикнула она, сияя глазами от восторга. — Подумать только, повадились лазить к нам, как к себе домой!

— Да, конечно, — равнодушно кивнул Огнегрив, не сводя глаз с Крутобока. Он не мог поверить своим глазам — серый здоровяк шаг за шагом незаметно отползал с поляны, явно держа курс к детской!

Неужели он решил сбежать и тайком предупредить Серебрянку?!

Огнегрив тихо поднялся и бесшумно двинулся в ту же сторону. Крутобок заметил его маневр, и глаза его вспыхнули ненавистью. Но не успели бывшие друзья открыть рты, как с Высокой Скалы вновь прозвучал голос Синей Звезды. Огнегрив застыл на месте, не сводя глаз с Крутобока.

Синеглазка согласна с юным Крутобоком, — объявила Синяя Звезда. — Близится потепление.

Крутобок вскинул голову и торжествующе посмотрел на Огнегрива, но тот даже не заметил этого взгляда. Синяя Звезда решила отменить поход! Значит, пока другу не придется выбирать между любовью и верностью, а он, Огнегрив, будет избавлен от участия в войне против обессиленного Речного племени!

Но Синяя Звезда еще не закончила:

Поэтому мы выступаем прямо сейчас!

Теперь пришла пора Огнегриву смотреть на Крутобока. Выражение торжества сменилось настоящим ужасом.

Мы должны оставить сильный патруль для охраны лагеря. Нельзя забывать об угрозе со стороны Сумрачного племени. Пятеро воинов отправляются в поход. Я остаюсь в лагере.

«Слава Звездному племени! — подумал Огнегрив. — По крайней мере, Синяя Звезда не будет ставить под угрозу свою последнюю жизнь».

— Поход возглавит Коготь. С ним отправляются Частокол, Синеглазка и Долгохвост. Пятое место пока свободно. Кто хочет занять его?

— Можно мне? — выскочил вперед Огнегрив. Он принял решение. Лучше опозорить себя нападением на голодных, чем заставлять Крутобока мучительно выбирать между племенем и Серебрянкой.

— Благодарю тебя, Огнегрив, — видно было, что Синюю Звезду искренне обрадовало рвение ее бывшего ученика. — Можешь присоединиться к отряду.

Зато Коготь явно был недоволен. Сощурившись, он с откровенным недоверием разглядывал Огнегрива.

— Нельзя терять ни минуты! — воззвала Синяя Звезда. — Я чувствую приближение теплого ветра. Коготь, я прошу тебя поторопиться. Идите!

Частокол, Долгохвост и Синеглазка подошли к своему глашатаю. Огнегрив последовал за ними, и маленький отряд, выскочив из папоротникового туннеля, бросился к границе с Речным племенем.

Солнце уже начало клониться к лесу, когда они миновали Нагретые Камни и достигли вражеской границы. Огнегрив понюхал воздух. Крутобок и Синеглазка сказали правду — воздух пах теплым ветром, над верхушками деревьев уже начали скапливаться тяжелые тучи.

Сбегая по склону обрыва к реке, Огнегрив никак не мог избавиться от какого-то смутного беспокойства. Слова Серебрянки вновь и вновь звучали в его ушах. Ему приходилось прилагать все силы для того, чтобы подавить в себе жалость к голодным.

Отряд Грозового племени выскочил из папоротников и остановился у самого берега. При взгляде на реку у Огнегрива от облегчения задрожали лапы. Сверкающий лед, которым они с Горчицей любовались утром, превратился в груду обломков, быстро уносящихся в потоке черной ледяной воды.

Оглавление

Обращение к пользователям