Глава XXIV

Первым заговорил Звездный Луч, его силуэт смутно возвышался над погруженной во мрак вершиной скалы.

Совет окончен. Такова воля Звездного племени!

Толпа одобрительно загудела. Огнегриву показалось, что воздух на поляне загустел от запахов страха и враждебности.

За мной, Грозовое племя!

В темноте Огнегрив едва разглядел, как Синяя Звезда спрыгнула со скалы и устремилась к краю поляны. Выбравшись из толпы, Огнегрив бросился к своей предводительнице. Он заметил могучую фигуру Когтя, стоявшего на шаг позади Синей Звезды, и бледно-серые очертания своих собратьев, собирающихся рядом. Никто не произнес ни слова. В мрачном молчании коты двинулись прочь. Огнегрив осторожно покосился через плечо. Остальные коты тоже покидали Совет. К тому времени, как воины Грозового племени достигли гребня холма, поляна перед Четырьмя Деревьями полностью опустела.

Ведомые знакомой цепочкой запахов, воины Грозового племени в молчании бежали через лес. Скосив глаза, Огнегрив заметил за спиной Крутобока и чуть замедлил шаг. Возможно, после того как напряженность между племенами едва не дошла до открытого сражения, он, наконец, захочет серьезно обсудить свои отношения с Серебрянкой? Должен же он понимать, чей запах обнаружили воины Речного племени! Своими тайными свиданиями Крутобок ставит под угрозу не только себя, но и все Грозовое племя!

Огнегрив помедлил, подыскивая нужные слова, но Крутобок опередил его:

— Я знаю, что ты хочешь сказать! — зло зашипел он. — Так вот, я не собираюсь расставаться с ней, понял?!

— Ты просто дурак! — огрызнулся Огнегрив. — Пошевели хоть немного своими скудными мозгами! Неужели ты не понимаешь, что очень скоро все всплывет наружу! Или Синяя Звезда узнает, что за воин нарушает границы, или сами воины Речного племени заметят тебя! Что касается Когтя, то он, похоже, уже догадался!

Крутобок испуганно вытаращил глаза.

— Да ну?! Ты правда так думаешь?

— Не знаю, — буркнул Огнегрив, обнадеженный страхом, прозвучавшим в голосе друга. Неужто его, наконец, проняло?! До сих пор Крутобок вел себя так, будто ему безразлично, что случится, если племя узнает о его делишках. — Но как только Коготь всерьез задумается, он…

— Ладно, хватит! — перебил его Крутобок. Некоторое время он помолчал, потом сердито выпалил: — А если я пообещаю, что мы будем встречаться только у Четырех Деревьев? В этом случае мне не придется заходить на территорию Речного племени, и наши запахи никто не сможет отличить от других! Ну что, доволен? Теперь ты отвяжешься от меня?!

Огнегрив почувствовал, как тает последняя надежда. Крутобок явно не собирался так просто отступать. Помолчав, он уныло кивнул головой. Пусть будет так. По крайней мере, это лучше, чем ежедневные вылазки на враждебную территорию.

Доволен? — Крутобок угрюмо сверкнул глазами, но голос его звучал неуверенно. Огнегрив разрывался между тоской о прежнем братстве и жалостью к этому недотепе. Он протянул голову, чтобы дружески боднуть Крутобока, но тот рванулся вперед и убежал, оставив Огнегрива в одиночестве.

Несмотря на то что коты были утомлены переходом, сразу же после возвращения в лагерь Синяя Звезда созвала воинов на Совет. Впрочем, в лагере и так почти никто не спал. Сегодняшний Совет оказался короче, чем обычно, а внезапное наступление тьмы напугало даже тех, кто не был у Четырех Деревьев.

Пока Синяя Звезда и Коготь устраивались на Высокой Скале, Огнегрив со всех лап бросился в детскую, чтобы узнать, как чувствует себя Облачко. Он просунул голову и огляделся. Внутри было темно и тепло.

— А, это ты, Огнегрив! — прошептала Чернобурка, едва различимая в темноте. — Облачко чувствует себя гораздо лучше. Щербатая дала ему ромашки.

Ничего страшного, всего лишь простуда, — в голосе королевы ясно слышалось облегчение. — Как прошел Совет?

— Звездное племя послало тучи, скрывшие луну. Синяя Звезда созывает собрание. Ты сможешь прийти?

В темноте он услышал, как Чернобурка деловито обнюхивает своих котят.

Думаю, да, — прошептала она наконец. — Котятки еще немного поспят.

Огнегрив высунул голову из пещеры, и вдвоем с Чернобуркой они направились на поляну. Усевшись, он почувствовал рядом чей-то теплый бок и, оглянувшись, увидел Пепелюшку. Малышка испуганно посмотрела на него, задрав голову.

Синяя Звезда уже начала собрание.

Похоже, самая серьезная угроза исходит со стороны Сумрачного племени и Речного. Мы должны быть готовы к тому, что они объединятся против нас. Изумленные возгласы прокатились по толпе.

Неужели вы верите в то, что они в самом деле объединятся? — проскрипела Щербатая. — У Речного племени угодья куда богаче, вряд ли они захотят делиться ими с воинами Черняка!

Огнегрив мгновенно вспомнил рассказ Серебрянки о том, что после вторжения Двуногих Речное племя едва держится на лапах от голода, но вовремя удержал язык за зубами. Если он проговорится, Синяя Звезда непременно захочет узнать, откуда ему известны эти новости.

— Однако они не отрицали своего союза! — заметил Коготь.

— Как бы там ни было, мы должны быть начеку, — кивнула Синяя Звезда. — С сегодняшней ночи каждый патруль будет состоять из четырех котов, причем, по крайней мере, трое из них должны быть воинами. Патрулей будет больше — по два каждую ночь и один дневной, не считая обязательных дежурств на рассвете и в сумерки. Мы должны положить конец набегам на нашу территорию. Поскольку Сумрачное племя и Речное решили проигнорировать наше предупреждение, пришло время готовиться к войне.

Повсюду раздались одобрительные крики. Огнегрив закричал вместе со всеми, хотя его не отпускала тревога о том, как эта явно выраженная враждебность к Речному племени отзовется на будущем Крутобока. Он обвел глазами собравшихся. Все глаза сияли — все, кроме глаз Крутобока. Серый воин сидел на краю поляны, уныло свесив голову.

Дождавшись, пока смолкнут шум и крики, Синяя Звезда объявила:

— Первый патруль отправляется сразу после рассвета!

С этими словами она спрыгнула с Высокой Скалы и удалилась. Коготь последовал за предводительницей, а остальные коты, разбившись на группы, принялись с жаром обсуждать произошедшее. Направляясь в пещеру, Огнегрив отовсюду слышал взволнованные голоса.

Забравшись в свое гнездышко, Огнегрив тщательно взбил его лапами, чтобы мягче было лежать. С вершины холма раздалось громкое совиное уханье. Огнегрив понял, что сразу уснуть ему не удастся. Мысли его снова вернулись к обвинениям, прозвучавшим на Совете. Огнегрив прекрасно понимал гнев Метеора и его воинов. Они учуяли на своей территории запах Грозового племени, кроме того, они были голодны из-за того, что Двуногие распугали всю дичь на их землях.

Но при чем тут Сумрачное племя?! Их ряды сильно уменьшились с тех пор, как Грозовое племя помогло им изгнать жестокого предводителя и его приспешников. Звездолом был ужасным вождем, говорили, что он убил собственного отца, чтобы занять его место… Но после изгнания злодея Сумрачное племя решено было оставить в покое, дав им возможность залечить раны, нанесенные правлением Звездолома. Думая обо всем этом, Огнегрив не мог не признать, что поредевшему Сумрачному племени не было никакой нужды совершать разбойничьи набеги на земли Грозового или любого другого племени.

Его раздумья были прерваны появлением Бурана и Частокола. По пути к своему месту Буран задержался около Огнегрива.

Завтра днем ты заступаешь в патруль вместе со мной, Горчицей и Кисточкой, — сообщил он.

Да, Буран, — ответил Огнегрив, опуская голову на лапы. Надо было хоть немного поспать — сейчас племени как никогда требовались сильные воины.

Тучи, скрывавшие луну, растаяли с наступлением утра. Умываясь, Огнегрив с наслаждением подставил спину теплым лучам солнца. Из детской на полянку выкатился Облачко — веселый и довольный, как обычно.

Огнегрив мысленно поблагодарил Звездное племя за то, что малыш так быстро поправился. Похоже, Горчица оказалась права, когда говорила о том, что котята на редкость выносливы. Огнегрив посмотрел, нет ли поблизости Дымка с Долгохвостом, но никого не увидел. Жаль. Пусть бы полюбовались, как провалились их ожидания! Огнегрив направился к детской.

— Привет, Облачко! — поздоровался он. — Тебе сегодня получше?

— Угу, — пискнул котенок, вертясь на месте и стараясь поймать себя за хвост крошечными белыми зубками. Маленький комочек мха, приставший к его белой шубке, свалился на землю и покатился по направлению к Огнегриву.

Огнегрив тихонько подтолкнул легкий мячик к котенку. Тот прыгнул и схватил его зубами.

Отлично! — изумился Огнегрив. Одной лапой он подхватил моховой мячик, подбросил его высоко в воздух и запустил через поляну.

Облачко понесся за игрушкой и сцапал ее. Повалившись на спину, он подбросил мячик вверх и наподдал задними лапками. Моховой комок приземлился у входа в детскую. Облачко вскочил и понесся за своей добычей. Вот он по-кроличьи прыгнул в сторону, его задние лапки смешно взметнулись в воздух. Огнегрив, затаив дыхание, смотрел, как котенок готовится к прыжку. И вдруг шерсть у него на спине встала дыбом. Из-за стены детской высунулась чья-то длинная темная лапа и вцепилась в мячик.

Облачко! — закричал Огнегрив. — Стой! Слишком свежи были в его памяти рассказы о шайке бродячих котов.

Облачко послушно уселся и озадаченно поглядел на Огнегрива.

Из-за спины Облачка вырос Коготь, сжимавший в зубах комочек мха. Он подошел к притихшему котенку и уронил мячик к пушистым лапкам малыша.

— Будь осторожнее, — пророкотал глашатай. — Ты ведь не хочешь потерять такую чудесную игрушку, — закончил он, глядя прямо на Огнегрива поверх белоснежной головы Облачка.

Огнегрив содрогнулся. Что Коготь хотел этим сказать? Вроде бы он говорил о мячике — но, похоже, имел в виду Облачко! И тут перед Огнегривом возникло изуродованное тельце Пепелюшки, валяющееся возле Гремящей Тропы. Неужели она тоже была игрушкой, которую он уже успел потерять? Холодное предчувствие опасности сдавило сердце Огнегрива. Неужели глашатай Грозового племени все же имеет отношение к несчастному случаю с Пепелюшкой?

Оглавление

Обращение к пользователям