Глава XXV

— Облачко! — раздался из детской громкий голос Чернобурки. Коготь повернулся и молча пошел прочь. Облачко в последний раз толкнул свой мячик и весело заковылял к входу в детскую.

— Пока, Огнегрив! — пискнул он, прежде чем скрыться внутри.

Огнегрив посмотрел на небо. Солнце поднялось высоко, пора было заступать в патруль. Он был голоден, однако добычу еще не принесли. Придется поискать что-нибудь вкусненькое по дороге. Огнегрив быстро перелетел полянку, нырнул в папоротниковый туннель и побежал, слушая, как хрустят под лапами подмерзшие листья.

Кисточка и Горчица уже ждали его у подножия холма. Огнегрив приветственно задрал хвост и подбежал к ним. Он и сам не ожидал, что будет так рад снова увидеть Горчицу.

Привет! — поздоровалась та, а Кисточка просто молча кивнула. Из туннеля вынырнул Буран.

— Утренний патруль уже вернулся? — спросил он.

— Пока никаких следов, — отозвалась Кисточка, но не успела она закончить, как в кустарнике над их головами что-то громко зашуршало. На поляну вышли Синеглазка, Ветрогон, Частокол и Дымок.

— Мы прошли вдоль всей границы с Речным племенем, — доложила Синеглазка. — Никаких следов охотников не обнаружили. Днем патруль Синей Звезды проверит там еще разок.

— Хорошо, — отозвался Буран. — Мы пойдем по границе с Сумрачным племенем.

— Надеюсь, они окажутся не глупее Речного и не посмеют высовывать носа из своего угла! — процедил Частокол. — На вчерашнем Совете им ясно дали понять, что мы будем следить за каждым их шагом!

— Будем надеяться, — рявкнул Буран, оборачиваясь к своему отряду. — Готовы? Огнегрив кивнул. Буран взмахнул кончиком хвоста и бросился в папоротники.

Огнегрив молча трусил вслед за Бураном и Кисточкой. Бежали быстро, хотя подъем становился все круче. Рядом с Огнегривом летела Горчица. Когда она перескакивала с камня на камень, он боком чувствовал ее теплое дыхание.

Они еще не добрались до Змеиной Горки, а Огнегрив уже уловил знакомый зловещий запах. Он открыл рот, чтобы предупредить остальных, но Кисточка опередила его:

Сумрачное племя!

Четверо котов остановились, вдыхая едкий запах.

Неужели они снова пришли сюда? — недоверчиво протянула Горчица. Огнегрив почувствовал, как холодок пробежал по его спине, поднимая шерсть дыбом.

Запах свежий! — Глаза Бурана метали молнии. — Я надеялся, Черная Звезда сумеет восстановить утраченную честь своего племени! Видимо, я ошибся.

Огнегрив повернулся и начал осторожно продвигаться в густых зарослях папоротника. Схватив веточку растения, он потер ее зубами, стараясь поймать ускользающий запах. Пахло Сумрачным племенем, в этом сомнения не было. Запах был знакомый. Очень знакомый. Огнегрив замер. Точно так пахло от одного из воинов Сумрачного племени, которого он когда-то знал… Чей же это запах?

Огнегрив бросился вперед, надеясь, что свежие метки оживят его память. Действительно, в зарослях папоротников ему удалось найти нечто новое. На земле, в гуще стеблей, лежала кучка кроличьих костей. Коты любого племени обязательно закопали бы кости своих жертв в знак уважения к жизни, которую им пришлось отнять. Ужасная догадка пронзила Огнегрива. Набрав полную пасть костей, он выскочил из зарослей и высыпал свою находку под лапы Бурану. Белый кот пришел в ярость.

— Кроличьи кости?! Воины, оставившие это, открыто бросили нам вызов! Они не скрывают, что охотятся на наших землях! Надо немедленно сообщить об этом Синей Звезде.

— Она пошлет войско против Сумрачного племени? — робко спросил Огнегрив. Никогда еще ему не приходилось видеть Бурана в таком гневе.

— Она обязана сделать это! — прошипел воин. — Я почел бы за честь возглавить это войско! Черняк обманул наше доверие! Звездное племя свидетель, он должен быть наказан Синяя Звезда! — воззвал Буран, высыпая кроличьи кости в центр поляны.

Синяя Звезда ушла с патрулем, — сообщил Коготь, выступая из тени.

Привлеченные шумом, на поляну выскочили Куцехвост и Белоснежка.

Буран, все еще вне себя от гнева, уставился на Когтя.

Взгляни на это! — прохрипел он. Коготь не нуждался в объяснениях. Запах, исходящий от костей, говорил лучше всяких слов. Глаза глашатая начали медленно разгораться бешенством.

Огнегрив тихонько сидел на краю поляны, наблюдая за великими воителями. Зрелище было поистине зловещее, однако что-то тут было явно не то. Обнаруженные кости вызывали у него не гнев, а сомнения. Не прошло и трех лун с тех пор, как коты Сумрачного племени с помощью Грозового племени избавились от жестокого Звездолома. Неужели они сошли с ума, открыто провоцируя их теперь к новой войне?

Когтю, похоже, такие вопросы в голову не приходили. По крайней мере, он уже подзывал к себе Частокола и Ветрогона.

Синеглазка и Кисточка тоже пойдут с нами! — бушевал он. — Мы найдем патруль Сумрачного племени и так отделаем их, что они навсегда забудут дорогу в наши земли!

Буран молча кивал головой.

— Можно, я тоже пойду? — вызвалась Горчица. Все это время она нетерпеливо расхаживала позади совещающихся воинов, а теперь с надеждой смотрела на них, сверкая глазами от возбуждения.

— Не теперь, — отрезал Буран.

Глаза ее потемнели от разочарования.

А как же Огнегрив? — спросила она. — Ведь это он нашел кости!

Коготь сощурил глаза и полоснул воздух когтями.

Огнегрив остается в лагере. Пусть доложит обо всем Синей Звезде, когда она вернется, — надменно процедил он.

— Вы отправляетесь, не дожидаясь ее возвращения? — поразился Огнегрив.

— Разумеется! — фыркнул Коготь. — Дело не терпит отлагательств!

Он повернулся к Бурану и взмахнул хвостом. Огнегрив молча смотрел, как два воина, сопровождаемые Частоколом, Синеглазкой, Ветрогоном и Кисточкой, покидают лагерь. Вскоре он услышал, как лапы их застучали по мерзлому склону холма.

Только теперь он увидел, как опустел лагерь. Когда Белоснежка и Куцехвост подошли обнюхать сваленные на поляне кости, он осторожно спросил:

— А кто пошел в патруль с Синей Звездой?

— Крутобок, Долгохвост и Быстролап, — подняла голову Белоснежка.

Огнегрив почувствовал, как холодный ветерок поднимает дыбом шерсть у него на спине. По крайней мере, ему хотелось бы думать, что все дело в ветерке, а не в том, что он остался единственным воином в лагере.

Горчица, ты не могла бы сбегать в пещеру учеников? — попросил он. — Посмотри, на месте ли Дымок. Горчица кивнула, перебежала через поляну и просунула голову в пещеру.

Тут! — крикнула она, высовывая голову обратно. — Спит рядом с Папоротником!

Из своей пещеры выползла Щербатая, и Огнегрив немного расслабился. Он прищурился, готовый броситься навстречу старой целительнице. Однако Щербатая повела себя как-то странно. Она принюхалась, в глазах ее промелькнул страх. Медленными, неуверенными шагами она приблизилась к кучке кроличьих костей и тщательно обнюхала каждую из них.

Огнегрив молча смотрел за старухой, недоумевая, чем ее так удивили эти старые отбросы.

Наконец целительница подняла глаза.

— Звездолом! — выдохнула она, и голос ее содрогнулся от ужаса.

— Звездолом?! — эхом повторил Огнегрив. Новость едва не сбила его с ног. Так вот почему запах в лесу показался ему таким знакомым! Это был запах Звездолома!

— Ты уверена? — с надеждой спросил он. — Но Коготь уже отправился в поход на территорию Сумрачного племени!

— Сумрачное племя тут ни при чем! — воскликнула Щербатая. — Это все Звездолом и его дружки! Поверь мне, я слишком долго была у них целительницей. Я знала их всех малыми котятами. Их запахи я не спутаю ни с какими другими. — Она скорбно помолчала. — Ты должен найти Когтя и остановить его. Он совершит страшную ошибку, если нападет на Сумрачное племя!

Кровь застучала в ушах Огнегрива, голова пошла кругом. Что теперь делать?

— Но я единственный воин в лагере! — еле слышно пролепетал он. — Что если в мое отсутствие Звездолом нападет на вас? Ты сама говорила, он делал так и раньше. Вдруг он нарочно оставил эти кости, чтобы выманить воинов из лагеря?

— Ты должен предупредить Когтя, прежде чем он совершит непоправимое! — взмолилась Щербатая, но Огнегрив лишь сурово покачал головой.

— Я не могу оставить лагерь без защиты.

— Тогда я сама пойду! — прошипела старуха.

— Нет! Я пойду! — вызвалась Горчица. Огнегрив по очереди посмотрел на старую и молодую кошку, понимая, что не может отпустить ни одну из них — их сила, опыт и мужество нужны для защиты святая святых племени. С другой стороны, Щербатая была права — нельзя допустить, чтобы пролилась невинная кровь! Звездолом всего лишь чужак и отщепенец, Сумрачное племя не несет за него никакой ответственности, а значит, не враждует с Грозовым племенем. Нужно немедленно послать кого-то к Когтю! Огнегрив зажмурился, стараясь остановить бешеную пляску мыслей. Ответ пришел мгновенно.

Папоротник! — прошептал Огнегрив, распахивая глаза. — Папоротник! — во весь голос крикнул он. Котик вылетел из пещеры и побежал к своему наставнику.

— В чем дело? — спросил он, хлопая сонными глазами.

— Я хочу поручить тебе важное задание, — сообщил Огнегрив.

Папоротник помотал головой и вытянулся в струнку.

— Да, Огнегрив! — отчеканил он.

— Ты должен найти Когтя. Он возглавил отряд и ушел атаковать патруль Сумрачного племени. Во что бы то ни стало ты должен найти и остановить его. Скажешь ему, что не воины Сумрачного племени, а шайка Звездолома разбойничала на наших землях! — Папоротник в страхе вытаращил глаза, но Огнегрив продолжал: — Тебе придется перейти Гремящую Тропу. Я знаю, тебя еще не учили делать это… — выдавил он, усилием воли отгоняя воспоминание об искалеченном теле Пепелюшки. Потом заглянул в испуганные глаза Папоротника и тихо повторил: — Ты должен найти Когтя, иначе между нашими племенами начнется бессмысленная и кровопролитная война!

Папоротник кивнул, и Огнегрив увидел спокойную решимость в его глазах.

— Я найду его, — просто пообещал ученик.

— Да хранит тебя Звездное племя, — прошептал Огнегрив, прижимаясь носом к боку рыжего котенка.

Не говоря ни слова, Папоротник развернулся и бросился в туннель. Огнегрив проводил его взглядом, стараясь ничем не выдать своего волнения. Пепелюшка… Гремящая Тропа… Снова и снова в памяти его всплывали ужасные картины недавнего происшествия. Огнегрив тряхнул головой, отгоняя видения. Сейчас не время для пустого беспокойства. Если Звездолом находится на землях Грозового племени, надо готовиться к отражению нападения.

— В чем дело? — недовольно протянул Дымок, вылезая из пещеры учеников. Огнегрив быстро взглянул на него и, не говоря ни слова, подбежал к Высокой Скале и вскарабкался на вершину. Далеко внизу, под дрожащими от волнения лапами, лежала знакомая поляна. Огнегрив проглотил ком в горле и издал призывный клич:

— Пусть все коты, способные охотиться… — нет, это было слишком длинно! — Лагерь в опасности! — что есть мочи заорал он. — Все сюда, скорее!

Старики и королевы выскочили из своих пещер, за ними ковыляли котята. Увидев Огнегрива на вершине Высокой Скалы, они в недоумении замерли. Из папоротникового туннеля, ковыляя, вылезла Пепелюшка и, запрокинув голову, посмотрела на Огнегрива. В ее глазах он прочел спокойствие и доверие, и от этого лагерь под ногами сразу перестал расплываться и раскачиваться.

Что же это такое творится? — сердито прокаркала Кривуля, старейшая кошка племени. — Ты за чем это, негодник, туда забрался?! Огнегрив больше не колебался ни секунды.

Звездолом вернулся. Возможно, сейчас он находится на территории Грозового племени. В лагере нет ни одного воина. Надо готовиться к нападению. Котята и старики должны оставаться в детской. Остальные пусть приготовятся к битве…

Зловещий вой со стороны входа прервал его речь. Здоровенный бурый котище с порванными ушами неторопливо входил в лагерь. Его поднятый дыбом хвост у середины сгибался и торчал вбок, как сломанная ветка.

Звездолом! — выдохнул Огнегрив, невольно выпуская когти и чувствуя, как поднимается каждый его волосок.

Четверо грязных, шелудивых котов трусили за спиной своего вожака, глаза их горели злобой и ненавистью.

Сдается мне, ты тут единственный воин! — прошелестел Звездолом, раздвигая губы в ухмылке.

— Значит, все будет еще проще, чем я думал!

Оглавление

Обращение к пользователям