Глава XXVIII

— Я найду их! — пообещал Огнегрив и машинально обернулся, ища глазами Крутобока. Ветер усиливался, снег валил все гуще, а значит, в одиночку ему не справиться. Огнегрив бросился в пещеру, просунул голову внутрь, огляделся — Крутобока нигде не было. Зато проснулась Песчаная Буря.

Что случилось? — всполошилась она, вскакивая.

Чернобуркины котята пропали!

И Облачко с ними? — спросила Песчаная Буря, полностью просыпаясь.

— Да! Я ищу Крутобока, думал пойти с ним на поиски, но его нет… — пробормотал Огнегрив, задыхаясь от злобы на друга. Его снова нет на месте, когда нужно! Он снова сбежал, хотя только что обвинял Огнегрива в том, что тот недостаточно ему доверяет!

— Я пойду с тобой! — вызвалась Песчаная Буря.

Спасибо! — обрадовался Огнегрив. — Пойдем скорее. Надо еще предупредить Синюю Звезду. — Дым предупредит. Снег все еще идет?

— Он стал сильнее. Надо торопиться! — Огнегрив покосился на спящего Дыма. — Разбуди его, ладно? Я скажу Чернобурке, что мы идем, и буду ждать тебя у выхода. Он бросился к детской. Чернобурка кружила вокруг входа, обнюхивая каждый клочок земли.

— Ничего? — спросил Огнегрив.

— Ничего! — дрожащим голосом ответила Чернобурка. — Белоснежка побежала предупредить Синюю Звезду.

— Успокойся. Они не могли далеко уйти, — заверил несчастную королеву Огнегрив. — Со мной пойдет Песчаная Буря. Мы быстро отыщем их! Чернобурка рассеянно кивнула и продолжила обнюхивать землю.

Огнегрив и Песчаная Буря встретились у туннеля и бросились в лес. За пределами лагеря ветер дул еще сильнее. Огнегрив сгорбился и, сощурившись, уставился в метель.

— Будет не так-то просто взять след на свежем снегу, — предупредил он Песчаную Бурю. — Давай для начала убедимся, что они в самом деле отправились в лес! — Ладно.

— Ты нюхай тут, — указал носом Огнегрив, — а я буду искать с другой стороны. Встречаемся здесь. Постарайся побыстрее. Песчаная Буря отбежала в сторону, а Огнегрив перепрыгнул через поваленное дерево и направился к цепочке следов, по которой чаще всего ходили члены племени. С утра снег на склонах оврага стал еще толще, к тому же он подернулся коркой льда и скользил под лапами. Огнегрив остановился, задрал голову и открыл рот, но так и не смог учуять запаха пропавших котят. Он в отчаянии огляделся в поисках следов, хотя какие следы могли остаться в такую метель?!

Он обежал дно оврага, но не смог учуять вообще никаких следов, не говоря о запахе пропавших малышей. Ветер дул с такой силой, что у Огнегрива онемели кончики ушей. С каждой минутой он все яснее понимал, что ни один котенок не сможет долго продержаться в такой буран. Тем временем солнце неумолимо клонилось к закату. Надо было во что бы то ни стало найти следы до наступления темноты.

Огнегрив бегом вернулся к входу в лагерь. Там уже сидела Песчаная Буря. Увидев приближающегося Огнегрива, она принялась стряхивать сосульки со своей шерстки.

— Ничего? — крикнул Огнегрив. — Ничего.

— Они не могли далеко уйти! — уверенно сказал Огнегрив. — Пошли. Попробуем поискать здесь! — крикнул он, направляясь в овраг для тренировок.

Песчаная Буря с трудом двинулась за ним. Снег становился все глубже, и с каждым шагом кошка проваливалась по самый живот. Овраг был пуст.

Как ты думаешь, Синяя Звезда знает, какая поднялась непогода? — спросила Песчаная Буря, пытаясь перекричать вой ветра.

Конечно! — прокричал он в ответ.

— Надо возвращаться в лагерь за помощью! — крикнула кошка.

Огнегрив посмотрел на дрожащую помощницу и понял, что смерть от обморожения грозит не одним котятам. Песчаная Буря была права.

— Я согласен, — отозвался он. — Одним нам не справиться.

— Они повернули в лагерь, и тут сквозь рев ветра до Огнегрива донесся тоненький писк.

Ты слышала?! — крикнул он.

Песчаная Буря остановилась и принялась яростно принюхиваться. Внезапно она подняла голову.

Это там! — воскликнула она, указывая носом на поваленное дерево.

Огнегрив бросился к нему. Песчаная Буря за ним. Писк становился все громче. Вскоре Огнегрив уже различал отдельные тоненькие голоса. Он вскарабкался на поваленный ствол и поглядел на противоположную сторону. В снегу, прижавшись друг к другу, сидели три крошечных котенка. Огнегрив с облегчением вздохнул, но тут заметил, что Облачка среди малышей нет.

— Где Облачко? — кричал он.

— Охотится! — пискнул котенок. Голос его дрожал от холода и страха, но Огнегрив ясно услышал в нем вызов. Он поднял голову.

— Облачко! — проревел он, до боли вглядываясь в мельтешащие хлопья снега.

— Смотри, Огнегрив! — окликнула Песчаная Буря, уже успевшая взлететь на дерево. Огнегрив обернулся. Сквозь метель к ним приближалась чья-то перепачканная белая фигурка. Облачко! Каждый шаг давался малышу с огромным трудом, ведь глубина снега почти превышала его рост. Однако котенок упрямо двигался вперед. Из пасти у него свисала маленькая, облепленная снегом полевка.

Огнегрив почувствовал, что едва может дышать от облегчения и злости. Предоставив Песчаной Буре разбираться с остальными беглецами, он бросился в снег и схватил племянника за шиворот. Облачко протестующе заурчал, но так и не выпустил из зубов свою добычу.

Огнегрив обернулся и увидел, что Песчаная Буря ведет к нему остальных котят. Они ковыляли впереди нее, проваливаясь в снег по кончики ушей, но Песчаная Буря безжалостно подгоняла их сзади.

Облачко громко запищал, и Огнегриву пришлось опустить его на снег. Малыш сердито уставился на него, гордо держа в пасти свою полевку. Огнегрив невольно почувствовал уважение к племяннику. Мало кто может похвастаться, что поймал свою первую добычу в такой лютый ветер и снегопад!

Жди здесь! — сурово приказал он и бросился на помощь Песчаной Буре. Выхватив из снега жалобно плачущую кошечку, он начал толкать носом следующего котенка.

Наконец измученная компания добралась до входа в лагерь. У папоротникового туннеля их ждала Чернобурка. Рядом с ней стояла Синяя Звезда и, сощурившись, вглядывалась в клубящуюся метель. Заметив Огнегрива, обе кошки бросились ему на помощь. Синяя Звезда схватила за шиворот Облачко, Чернобурка подхватила другого котенка, и вся компания бегом бросилась в лагерь.

Очутившись на поляне, четверо старших котов бережно опустили на землю замерзших котят. Огнегрив отряхнулся от снега и покосился на Облачко, который продолжал упрямо стискивать зубами свою полевку.

Синяя Звезда грозно уставилась на четверых нарушителей.

Это что же вы такое натворили?! Как вы смели покинуть лагерь? Разве вы не знаете, что воинский устав запрещает котятам охотиться?!

Трое Чернобуркиных малышей испуганно съежились под суровым взглядом предводительницы, и только Облачко продолжал отважно таращиться на нее своими круглыми голубыми глазищами. Потом важно положил на землю свою полевку и сказал:

Племени нужна еда, вот мы и решили принести немножко! Огнегрив даже опешил от такой наглости.

— Чья была идея? — спросила Синяя Звезда.

— Моя! — смело заявил Облачко, не опуская головы. Синяя Звезда пристально посмотрела на дерзкого котенка и сурово рявкнула:

— Вы могли замерзнуть насмерть! Облачко вздрогнул и присел от ее крика.

— Мы сделали это для всех! — пробормотал он. Затаив дыхание, Огнегрив ждал, что скажет Синяя Звезда. Он прекрасно понимал, что Облачко нарушил устав. Неужели Синяя Звезда поймет, что совершила ошибку, оставив в племени чужого котенка?

Ваши намерения, — медленно проговорила предводительница, — были добрыми. Но поступили вы просто глупо! — Огнегрив слегка приободрился и тут же снова застыл, услышав упрямый голосок Облачка:

— И все-таки я кое-что поймал!

— Я уже видела, — холодно отозвалась Синяя Звезда. Она снова посмотрела на всех четверых. — Я предоставляю вашей маме самой решить, как с вами поступить. Но зарубите себе на носу — чтобы это было в первый и последний раз! Вы меня поняли? Огнегрив немного расслабился, увидев, как Облачко послушно кивает вместе с остальными нарушителями.

Облачко! — окликнула его Синяя Звезда. — Можешь положить свою добычу в общую кучу. А теперь все марш в детскую — сушиться и греться! Быстрее! Огнегрив разинул рот от удивления. Ему показалось, что в голосе предводительницы Грозового племени прозвучала материнская нежность.

Подгоняемые матерью, Чернобуркины котята заковыляли в детскую, а Облачко важно поднял с земли свою полевку и потрусил к общей куче. Глядя, как малыш гордо вышагивает по лагерю, Огнегрив снова перепугался, но в глазах Синей Звезды, не спускавшей глаз с юного охотника, промелькнуло что-то, похожее на восхищение.

Вы молодцы, — сказала предводительница, оборачиваясь к Огнегриву и Песчаной Буре. — Я пошлю Долгохвоста, чтобы вернул второй отряд, отправившийся на розыски. А теперь идите к себе и попытайтесь согреться!

— Да, Синяя Звезда! — ответил Огнегрив, поворачиваясь, чтобы уйти. Но Синяя Звезда остановила его:

— Я хочу поговорить с тобой. В тоне предводительницы слышалась озабоченность, и Огнегрив понял, что расслабляться еще рано.

Облачко сегодня продемонстрировал большие способности, — начала Синяя Звезда. — Однако без строгого следования воинскому уставу никакие способности не имеют цены. Сейчас это касается его одного, завтра от его дисциплины будет зависеть безопасность всего племени.

Огнегрив потупился, предводительница была права, но не слишком ли многого она требует от такого несмышленыша, как Облачко? Он ведь совсем кроха, да и в лагере-то живет всего ничего! Огнегрив вздрогнул от возмущения, подумав о том, с каким бесстыдством Крутобок — урожденный лесной кот — каждый день плюет на воинский устав. Он поднял глаза на предводительницу и буркнул:

— Конечно… Я постараюсь объяснить ему.

— Вот и хорошо, — удовлетворенно кивнула Синяя Звезда и удалилась в свою пещеру.

Огнегрив поплелся к себе, хотя уже не чувствовал холода. От слов Синей Звезды его бросило в жар. Забравшись внутрь, он тщательно умылся, лег и оставался в пещере до вечера, размышляя о Крутобоке и об Облачке. В конце концов он вынужден был согласиться со словами Синей Звезды. Вспоминая, с какой дерзостью и отвагой таращил свои круглые глазенки Облачко, Огнегрив и сам стал сомневаться, сумеет ли малыш принять суровую жизнь племени.

С наступлением вечера голод заставил его вылезти наружу. Вытащив себе дрозда из кучи, он устроился в крапиве, чтобы поужинать. С наступлением темноты снегопад ослабел. Когда глаза Огнегрива привыкли к темноте, ему стал ясно виден вход в лагерь.

Он сразу заметил, как Крутобок вернулся в лагерь и подошел к куче свежей еды. Из пасти у него свисала какая-то добыча. Очевидно, он все-таки ходил на охоту, а не на свидание.

Крутобок положил в кучу большую часть добычи, оставив для себя только одну жирную мышь, и отошел в темный уголок возле стены лагеря. Приглядевшись, Огнегрив понял, что ошибся. Рассеянный взгляд Крутобока яснее всяких слов говорил о том, что он все-таки виделся с Серебрянкой.

Огнегрив молча поднялся и направился в пещеру. Заснул он на удивление легко. И снова увидел сон. Он очутился посреди зимнего леса, сверкающего серебром в лунном сиянии. Огнегрив стоял на вершине высокой, зазубренной скалы. Рядом с ним вытянулся Облачко. Это был уже не робкий малыш, а взрослый воин. Ветерок ерошил его густую белую шерстку. Под ногами воинов холодно поблескивала снежная изморозь.

Гляди! — прошипел Огнегрив Облачку, указывая на лесную мышку, суетящуюся под мерзлыми корнями дерева. Облачко осторожно спустился со скалы и ступил на лесную землю. Огнегрив стоял и смотрел, как белый котик приближается к добыче. Внезапно он почувствовал запах. Пахло так тепло и знакомо, что у Огнегрива шерсть затрепетала. Он резко обернулся, почувствовав кончиком уха чье-то теплое дыхание. Рядом с ним стояла Пестролистая.

Ее пестрая шерсть отливала серебром в лунном сиянии. Она наклонилась и прижала свой розовый нос к носу Огнегрива.

Огнегрив, — прошептала она. — Звездное племя послало меня, чтобы я тебя предупредила, — голос ее звучал мрачно, глаза горели. — Приближается битва, Огнегрив. Берегись воина, которому не можешь доверять.

Громкий мышиный писк заставил Огнегрива подскочить и оглядеться. Облачко все-таки поймал свою мышь. Когда Огнегрив снова обернулся, Пестролистой уже не было.

Огнегрив проснулся, как от толчка, и повернулся на другой бок. Крутобок спал, свернувшись клубком, спрятав нос под пушистым хвостом. Огнегрив вновь услышал слова Пестролистой: «Берегись воина, которому не можешь доверять».

Он вздрогнул, как будто в пещеру проник пронизывающий холод зимнего леса. Сладкий запах Пестролистой защекотал ноздри. Крутобок пошевелился и что-то пробормотал во сне. Огнегрив замер, чувствуя, что уже не уснет. Он сел и до тех пор, пока рассветный сумрак не начал просачиваться через стены пещеры, не сводил глаз со спящего Крутобока.

Оглавление

Обращение к пользователям