Глава девятая

Соседа с четвертого этажа звали, как Горбачева, — Михал Сергеич. Он явился к Сигизмунду в девять утра, вполне готовый идти в РЭУ — качать права.

РЭУ принимало граждан, как выяснилось из бумажки на двери, два часа в неделю. Сигизмунд глядел на эту бумажку и глазам не верил. Такого с ним еще не бывало. Всю жизнь Сигизмунд жил в противофазе с казенными учреждениями. Любые контакты с муниципальными структурами неизбежно сводились к озверелым разборкам. В которых, к слову сказать, Сигизмунд чаще проигрывал.

А тут они попали как раз на часы приема. И народу не было. То ли чистая случайность. То ли присутствие Михал Сергеича сказывалось.

— Гляди-ка, попали! — удивился и сосед.

Да, видимо, случайность.

— Может, закрыто? — спросил Сигизмунд.

Толкнул дверь.

Открыто.

Комната. Три стола, два телефона, один фикус. Одинокая канцелярская тетка. Затрепанный регистрационный журнал.

Вошли. Тетка вскинула глаза. Тетка нестарая и мрачная.

— Вот, протекло тут… — с нажимом заговорил сосед.

— Погоди, Михал Сергеич, — отстранил его Сигизмунд. И — сурово — к тетке: — Ну что, сразу будем акт составлять или поглядим?

— Адрес, — холодно сказала тетка.

Сигизмунд назвал.

Тетка полистала журнал. Нашла там что-то. Снова подняла глаза. Тухлый, скучный взор.

— Я вас слушаю.

— Ну так вот, — опять заговорил сосед, — с потолка натекло, штукатурка вся к е… дреням феням обсыпалась, значит, трубу прорвало — не помыться… ни, извините…

— Адрес, — снова произнесла тетка.

Сигизмунд, кипя, повторил. Тетка что-то нашкрябала в журнале.

— Ваш адрес, — обратилась она к соседу.

— То же самое, только этажом выше.

Она спокойно записала что-то.

— Квартира?

Сосед назвал.

Тут из смежной комнаты вывалился вчерашний дедок, дядя Коля. Поглядел на Сигизмунда с Михал Сергеичем, дружески им ухмыльнулся и обратился к тетке:

— Так это, Томочка, те, кого вчерась залило… Мы с Лешкой залили…

Томочка перевела тухлый взгляд на дядю Колю.

— Ты не сомневайся, мы это… ну, починим…

— Акт, — сказал Сигизмунд деревянным голосом.

— Так это… — обратился к нему дедок.

— Завтра в двенадцать придет техник-смотритель. Составит акт, — брезгливо сказала Томочка.

— Люди, между прочим, работают, — заметил Михал Сергеич. — А не груши околачивают.

— В девять утра вас устроит? — с растяжкой спросила Томочка.

— В девять. Плюс акт, — назойливо сказал Сигизмунд. — Иначе иск.

Они с Томочкой ненавидяще посмотрели друг на друга, оба одинаково кислые.

— Да, — подтвердил сосед, — иначе иск.

— Итого, два иска, — с наслаждением отрезюмировал Сигизмунд. — Пошли, Михал Сергеич. На работу пора.

Уходя, они слышали, как дедок что-то с жаром объясняет тухлоокой Томочке.

* * *

На встречу с Натальей Сигизмунд, конечно, опоздал. Опоздал по-глупому. Зашел в магазинчик канцтоваров — купить разного барахла по мелочи, Светка просила. Заодно приобрести для девки альбом — пусть рисует на приличной бумаге. И хороший мягкий карандаш.

И очереди-то не было, не бывает сейчас в таких магазинах очередей. Просто сперва кассирша сонно копошилась, потом девушку за прилавком было не докричаться…

Увидел Наталью издалека. Стояла в белой куртке, с откинутым капюшоном, с копной светлых волос, разметанных по плечам. В мертвенном свете метро лицо выглядело бледным, будто обсыпанное мукой, а губы, накрашенные помадой «Револьюшн», — очень красными. Вообще она выглядела уставшей. Что усугублялось выражением недовольства. Наталья была недовольна всем: правительством, метрополитеном, погодой, зарплатой. Но больше всего, разумеется, Сигизмундом.

— Сколько тебя можно ждать? Знаешь же, что за Ярополком опаздываю… Вечно последним из садика забираю.

— Они обязаны сидеть до семи.

— Ты не понимаешь! — взъярилась Наталья. — Всех детей разбирают в пять. А потом в полутемном садике до семи сидит одна воспиталка и двое детей: Ярополк и девочка из неблагополучной семьи. У нее вечно простуда на губе и сопли из носа висят. Потом я полседьмого забираю Ярополка, а воспиталка отводит эту девочку к родителям-алкашам…

— В пробке стоял, — пробормотал Сигизмунд, пересчитывая заранее отложенные деньги.

— Хватит мне рассказывать про пробки. У тебя всегда пробки.

— Автомат обязан выдать тысячу стаканов газированной воды, — деревянно сказал Сигизмунд. Он не глядел на Наталью.

Та взъелась.

— При чем тут автомат?

— При том, что садик обязан работать до семи. Вот пусть и…

— Ты что, не понимаешь, что твой ребенок, маленький человек, беззащитный, сидит там один, с этой воспиталкой, в большом полутемном помещении, рисует что-то на листочке и ждет, пока мать придет и заберет его… А я тут стою и жду неизвестно чего…

— Не неизвестно чего, а денег. На вот.

Она взяла, пересчитала. Чуть подобрела. Губы перестала сжимать.

— Ладно. До воскресенья. Кстати, ты, надеюсь, помнишь? Твои звали.

— Помню.

— И веди себя прилично. Ярополк уже забыл, как ты выглядишь. Постарайся обойтись без юродства.

— Без какого еще…

— Сам знаешь.

— Что я знаю?

— Ладно, я пошла.

Она повернулась и резко зашагала сквозь толпу. Сигизмунд сразу потерял ее из виду.

* * *

«Наталью послушать — вечно получается так, что я полное говно. Сынишку своего не люблю. Он действительно сидит там один, маленький, а я груши околачиваю, в пробках стою. С РЭУ судиться время есть, а с Яриком погулять времени нет…

Почему так получается? Что я, действительно его не люблю? Он ведь хороший. Он маленький. Он на меня похож. Может быть. Давно его не видел. Дети быстро меняются.

А подрастет — водку с ним пить будем вместе, на рыбалку поедем…

Да ну ее, Наталью, совсем. Достала!»

Устав давить из себя покаянные мысли, Сигизмунд затормозил у светофора. Стоял, смотрел, как идут люди. Разные.

Город подморозило. Намело предновогодних сугробов. Было холодно и празднично. Некоторые рестораны вывесили на дверях рождественские венки, похожие на те, что в советские времена торжественно возлагали к могиле Неизвестного Солдата. Что-то в них все-таки было гробовое.

Сегодня особенно бросалось в глаза, как много стало в городе чисто вымытых, ярко освещенных, нарядных витрин.

Приметил впереди голосующего мужика. Остановился.

— Слышь, хозяин, до Желябова?..

— Садись.

Мужик сел. Приятный мужик, особенно после Натальи. Здоровенный, с круглой закопченной рожей, кучерявый. Сигизмунду сразу стало легко и просто.

— Слышь, хозяин… Слыхал, вроде, с апреля — все, подвозки тю-тю.

— А чего? — спросил Сигизмунд.

— Да я тут в исполкоме был, два хмыря толковали. Теперь если подвозить — лицензию брать. Ну, чтоб больше денег содрать с нашего брата.

— Да пошли они!.. — от души сказал Сигизмунд.

— Во, а я и говорю! — Мужик оживился. Устроился поудобнее, принялся рассказывать. Весь так и кипел впечатлениями, еще свеженькими. Кулаком себя по колену стучал. Хороший кулак, рабоче-крестьянский. В семидесятые годы таким кулаком грозили разлагающемуся капитализму из журнала «Крокодил».

— Я к чему, бля, хозяин. Я сам-то таксист, во… Ну да неважно. Прицепчик взял к легковухе.

— Какой прицепчик? — полюбопытствовал Сигизмунд.

— «Бизона». Ну, взял, пошел регистрировать. Прихожу в исполком, в свой, Приморский, а там — уй, мать!.. — кабинетов, бля, как купе в поезде. Двери, двери, двери…

«Хордс, хордс, хордс…» — мысленно переводил Сигизмунд на девкину мову.

— …Сует мне, значит, облом форму: заполняй, мол. Там с одной стороны исполкомовская, ну — форма-то, а с другой — налоговая должна эту самую…

— Визу…

— Во, визу ставить. А я знаю, что прицепчик от легковушки налогом не облагается. Иду в налоговую. Прихожу. Там, бля, такой молотобоец сидит — пахать на нем. Поглядел по прейскуранту, бля, все, хуяк, резолюцию мне — ти-ти-ти — нашкрябал, нацарапал. Не облагается. Ну, говорю, все? Не, говорит, не все… И рожа, рожа, слушай — в три дня не обосрешь…

«Нии», — перевел Сигизмунд. Рассказ ему нравился.

— …А че еще-то? Ну, это я говорю. А он: иди, говорит, теперь с этим в исполком, пускай на моей визе печать свою поставят… Ну я, бля, обратно в исполком. Во, порядки! Прихожу в исполком. Оба-на! Сегодня не успел, прием окончен. Завтра приходи, с утра. Выхожу я из дома в семь утра — ну, у меня еще дела были в другом месте. Я на Кораблях живу. Ну, выхожу в семь. Как раз снег выпал. Мягкий такой снежок, чистенький. Слышь, хозяин, раньше-то — в семь утра все утоптано бы было. А тут я иду — и только одна стежка следов к метро вьется. Моя. Стало быть, один я со всей домины на работу пошел. А остальные-прочие там в доме от безработицы дурью маются… А?

Помолчали. Сигизмунд закурил. Мужик тоже закурил. Он торопился дальше рассказывать, пока не доехали до Желябова.

— Ну, прихожу в исполком. А там — слышь? — другой молотобоец сидит, еще охрененнее того, что в налоговой. Во! Шкаф! Холодильник, бля! Лапищи, бля, здоровенные, в черном волосе. Он печаточку взял — ма-асенькую такую, пимм ею по лицензии… Все, говорит, свободен. Я только уходить собираюсь, а тут еще один хмырь к тому входит. Слушай, бля! Боец, тяжеловес! — Тут мужик заранее заржал, предвкушая, и слегка подтолкнул Сигизмунда в бок локтем. — Слышь, хозяин! Не, ты представь, для чего он приперся! — И аж визгнул. — Чаек принес первому. Чтоб, значит, передохнул. Утомился, бля! Представляешь? Да этих мужиков вдвоем на Гитлера спусти — никакого Белорусского фронта не надо, уделали бы… Плуг вместо «Кировца» каждый тащить может… Не, бля… раньше бюрократия была… Рыхлые были все, старели рано, импотенты через одного — по морде видно… Не, был в исполкоме, — тут мужик с трудом удержался, чтобы не плюнуть в машине, — все в р-рубашечках, в г-галстучках, все ч-чистенькие, блядь, и одни мужики… Не, точно — нуменклатура… Молотобойцы, блин, ну, блин… Вот мы с тобой рабочие люди, вот мы с тобой грязные, потому что день-деньской в говне копаемся… Сразу видно, что рабочие…

Сигизмунд призадумался, не обидеться ли. Решил не обижаться. Ему было приятнее находиться по одну сторону баррикады с этим мужиком.

— А хули мне указы, — сказал Сигизмунд. — Скажу, что знакомый. Что, не подтвердишь?

— Ну! — сказал мужик. — Мы с тобой, как говорится, друг друга понимаем. Слушай, вон там останови. Меня Гоша зовут.

— Меня тоже Гоша, — сказал Сигизмунд.

Они обменялись рукопожатием. Лапа у мужика была как клешня.

— Ну, бывай, — сказал Гоша, сунул десятку и полез из машины.

В отличнейшем настроении Сигизмунд развернулся через Конюшенную и поехал к дому. Образ вечно недовольной Натальи, перед которой Сигизмунд виноват на веки вечные, растаял без следа.

* * *

В зоне стихийного бедствия обстановка стабилизировалась. Лишь время от времени потолок ронял тяжелую мутную каплю. «Перекрытия хорошие», — вспомнились Сигизмунду откровения дяди Коли.

Упавшая штукатурка и грязные лужи на полу были прибраны. Лантхильда стояла, сложив руки на животе, — ждала похвалы.

— Молодец, — сказал ей Сигизмунд. — Умница.

Лантхильда не понимала. Продолжала выжидательно глядеть.

— Ну, что я тебе могу сказать на все это, девка? Как говорят наши братья меньшие американцы, good work.

— Годс воркья, — поправила девка.

— Йаа, — сказал Сигизмунд.

Девка скромненько улыбнулась.

Обстоятельно доложила обстановку. Во-первых, хундс нагадил на кухне. Был приговорен к битью тапком по заднице. Приговор был приведен в исполнение немедленно. Девке пришлось убирать за хундсом.

— Что же ты!.. — укоризненно обратился Сигизмунд к хундсу.

Хундс преданно завилял хвостом, а когда Сигизмунд протянул к нему руку, ловко опрокинулся на спину и подставил для почесывания брюхо.

Сигизмунд пощекотал брюхо и выпрямился. Хундс, помедлив, покосил на хозяина глазом, потом улегся и принялся, сопя, искаться.

Однако девка еще не окончила доклада. Трудно переходила к главному. На ее лице появилось озабоченно-тревожное выражение.

— Ну, давай, что там еще случилось?

Ого — он не работает. Он не показывает ничего. Ого умер. Погиб. Сломался.

— Так тебе и надо, — сказал Сигизмунд. — Жадность фраера сгубила. Ящик к себе уволокла, а про антенну-то и забыла!

Ну как девка могла забыть про антенну? Она про антенну просто ничего не знала.

Сигизмунд торжествующе показал Лантхильде антенну. В гостиной имелся второй отвод. А вот в «светелке» антенного отвода не было. Так что давай-ка мы с тобой, девка, в гостиной ого определим.

Лантхильда на такое пошла. Безропотно позволила унести ого. Ого водрузили под иконой, оплодотворили антенной и — о, диво дивное! Славься, годиск-квино, Богородица! — ожил! Заговорил! Какую-то толстую морду явил! Ура-а…

Девка возликовала. Запрыгала, забила в ладоши. Потом вдруг глаза у нее стали хитрые-хитрые. С умильным, искательным видом подступилась к Сигизмунду с какой-то новой идеей.

Заговорила вкрадчиво. Выклянчивала что-то, не иначе. Долго объясняла, втолковывала. Очками высокоучено посверкивала. А потом вдруг после короткой паузы завершила, как резолюцию — пимм! — наложила:

— Надо.

Сигизмунд опешил.

— Что надо?

— Надо, — повторила девка. — Ик тут. Надо.

Та-ак. В гостиной, значит, обитать желает. Под бочок к ого.

— А я? — спросил Сигизмунд. — На мокром диване спать? Под зонтиком?

— Нии, — сказала девка. Взяла Сигизмунда за рукав, потащила к «светелке». — Сигисмундс — тут. Надо.

Сигизмунд заржал.

— Ничего у тебя, девка, не выйдет. Надо.

Она надула губы и приготовилась обидеться. Но Сигизмунд дуться ей не позволил. Заявил, что хочет итан и нечего тут ломать комедию.

* * *

После ужина Сигизмунд одарил Лантхильду рисовальными принадлежностями. Запасливая девка унесла дары в светелку. Девкина комната уже стала напоминать мышиную нору. Лантхильда утаскивала туда все пустые банки и коробки, которые Сигизмунд не успевал выбрасывать, и заботливо складировала в углу.

Сигизмунд обосновался в гостиной. Развалился на спальнике, посмотрел по ого новости. Террористы захватили заложников. В Чечне тоже. Что-то где-то взорвали. В Чечне пропал русский поп. Другой поп, который там пропал, погиб под бомбежкой. Что-то взорвалось само, но не у нас. Затонул нефтяной танкер. Заявление, протест, «зеленые» утопили рыболовецкую шаланду и спасли кита. Не у нас. У нас: повысят цены на жилье. Задержка зарплаты. Забастовка. Эпидемия гриппа еще не началась. Ждем-с.

Сигизмунд зевнул, переключил на другую программу. Там плясала полуголая дура. С омерзением и ужасом переключил еще раз. Жирные думские морды трясли щеками и клали все надежды на казачество. Поспешно сменил канал. Венесуэльский сериал. «Антонио! Это был наш ребенок! Я солгала тебе, ты похоронил труп обезьяны!» Боже, какая разница — Антонио, обезьяна… Тут и впрямь перепутать недолго.

Еще раз переключил. Много стрельбы, мало разговоров. Жаль, фильм скоро кончился. Да и фиг бы с ним, все равно непонятно, из-за чего все так перегрызлись.

Пришла Лантхильда. Осторожненько пристроилась рядом. Аккуратненько завладела оготиви. Покосилась на Сигизмунда. Он сделал вид, что не замечает. Лантхильда прошлась по всем шести каналам. И — чудо! — с глубоким вздохом выключила ого.

Смотреть было решительно нечего. Сигизмунд лег на спину, подложил руки под голову.

Девка сидела рядом.

— Что, Лантхильд, скучаешь? — спросил Сигизмунд.

Она покосилась на него. Объяснять что-то начала. Зазвучали знакомые слова «гайтс», «милокс»… Была бы у нее, Лантхильды, коза, не было бы скучно. С козой, брат Гоша, не соскучишься.

— Далась тебе эта гайтс, — сказал Сигизмунд. — Что нам, в самом деле, без козы заняться нечем?

Девка тяжело вздохнула. Кобель поднял голову (лежал, конечно же, рядом), поглядел на нее. Снова уронил морду на лапы.

Сигизмунд отметил, что в рядах вверенного ему подразделения царят распад и уныние. А он что, нанимался их развлекать?

Огляделся по сторонам. Когда-то мать устраивала здесь пышные приемы. По дням рождения и почему-то на 1 мая. Когда празднество доходило до определенной точки и гости начинали скучать (это происходило незадолго до внесения торта), мать преискусно оживляла гостей с помощью одних и тех же снимков в семейном альбоме.

Интересно, а Лантхильда кто — гость? В самом деле интересно.

— Лантхильд, ты гость?

— Гастс? — переспросила девка. Призадумалась. Брови наморщила. — Йаа, — сказала она наконец.

Да, видать, без альбомов не обойтись.

— А коли йаа и гастс, то смотреть тебе, Лантхильд, мои семейные альбомы.

— Наадо, — сказала девка. И с вопросительной интонацией повторила: — Смотреет? Хва?

Сигизмунд потыкал пальцами себе в глаза, потом поднес к глазам ладонь, вытаращился поужаснее:

— Смотреть. Поняла?

— Смотреет… Сехван, — сказала Лантхильда. — Сеехван.

— Йа, — кивнул Сигизмунд. — Будем с тобой смотреть. Поняла?

— Поняла, — неожиданно совершенно без акцента сказала девка. Сигизмунд аж подскочил от изумления. — Будем тобой сеехван…

— Йаа, — бойко поддержал беседу Сигизмунд.

— Наадо, — продолжала Лантхильда, очень довольная собой. — Нуу… Таак… Драастис…

— Вот тебе и драстис, — сказал Сигизмунд. Он встал со спальника, вытащил альбомы, вытер с них пыль. Давненько он их не брал в руки.

Один, образца сороковых годов, нес на добротном темном коленкоре изображение героической оленьей головы. Второй, образца шестидесятых, назывался «Наш ребенок». На обложке стилизованные мужчина и женщина играли со стилизованным геометрическим младенцем. Фигуры имели потрясающее сходство с теми, которые украшают общественные туалеты постройки тех лет. Сейчас их заменили треугольнички — основанием вниз «ж», основанием вверх «м». А вот на Елагином сохранились еще старые таблички, тех лет, когда дамы носили юбочки-кринолины, а мужчины — брюки-дудочки.

Девка заинтересовалась картинкой. Ткнула в младенчика.

— Барнс, — сказала она. — Барнило…

Мужчина был «манна», женщина — «квино».

— Ик им манна, — выродил Сигизмунд. Во насобачился!.. — Зу ис квино.

— Нии, — опять озадачила его Лантхильда. — Ик им мави.

— Вай-вай, — сказал Сигизмунд.

Девка испуганно посмотрела на него.

— Вай?

И весьма театрально, с эффектами, изобразила величайшее горе: ухватила себя за лоб, закатила глаза, по щекам проскребла ногтями и завыла.

— Ва-ай…

— Нии, — поспешно сказал Сигизмунд. — Это я так. Пошутил. Давай лучше смотреть. Во, гляди. Это моя мать.

Фотография была сделана в конце сороковых. Мать стояла перед вывеской Политехнического института, в черном беретике, кокетливо надвинутом на ухо. С той стороны, где не было беретика, вился темный локон. Мать задорно смотрела со снимка. Рядом стояла другая девица, немного менее боевая, но тоже веселая. Ощутимо веяло весной.

— Хво? — поинтересовалась девка.

Как по-ихнему «мать»? Смешное какое-то слово… мордовское… А, айзи.

— Миино айзи. Моя мать. Поняла?

— Йаа.

— Что ты все «йа» да «йа». Говори правильно: «да». Сам с тобой сейчас обасурманюсь, родной язык забуду…

Лантхильда не поняла. Посмотрела вопросительно.

— Да. Надо говорить «да». Поняла?

— Йаа, — сказала девка.

— Не «йа», а «да». Да.

— Йаа…

Он махнул рукой. Перевернул страницу. Свадебных фотографий отца с матерью не сохранилось. Зато сохранилось их путешествие в Крым. Мать в купальнике и белой войлочной шляпе с бахромой восседала на спине полуразрушенного дворцового льва.

Лантхильда опознала сигизмундову мать.

— Тиино айзи. — Показала на отца. — Хвас?

— Отец. Папа. Фатер. Фазер. Ну, поняла?

— Фадар. Атта. Аттила.

Что ни день, то открытие. Стало быть, к великому завоевателю Лантхильда отношения не имеет. И на том спасибо. Не Аттилу в бреду звала, не воплощение дьявола, о коем романы ужасов повествуют. А старый хрен на девкиных рисунках, упорно именуемый ею «аттилой», стало быть, папаша ейный. Тот, что хитрым прищуром на Ленина похож. Только на бородатого, с косами и опустившегося. Пережившего крах апрельских тезисов. Кстати, Ленина придется выбросить — залило плакат к едрене матери, испоганило совсем. А Дали уцелел в катаклизме.

— Атта? — снова спросила Лантхильда требовательно.

— Йаа, — сказал Сигизмунд. До чего привязчивый язык. Учительница английского в школе и другая, тоже английского, но в институте — то-то бы порадовались, слушая, как он шпарит.

Сигизмунд показал на фотографию родителей.

— Будем с тобой, Лантхильд, правильной мове обучаться. Это мать. Это отец.

— Матф. Хотец.

Ой, блин… «Хотец».

— О-тец, дерђва…

— Дерьова…

— Нии… О-тец. О-о…

— Отетс.

— Едем дальше, — сказал Сигизмунд, решив довольствоваться результатом.

— Йедем, — охотно согласилась девка. — Надо.

— Драастис, — сказал Сигизмунд.

Сигизмунд показывал, девка осмысляла увиденное, широко пользуясь новоприобретенной лексикой. Изображения Сигизмунда-младенца ее невероятно насмешили.

— Ик, — сказал Сигизмунд.

— Зу? — изумилась девка. Поглядела на голенького, толстого младенчика в ямочках (младенчик обгладывал погремушку и серьезно пялился в объектив).

— Йаа, со ик им, — подтвердил Сигизмунд, сам себе дивясь. Лет десять назад ни за что бы не признался девушке, что это он такой был. Хотя, если вдуматься, ничего позорного в том, вроде бы, нет.

Лантхильда посмотрела на младенчика, на Сигизмунда, опять на младенчика, опять на Сигизмунда и вдруг ужасно расхохоталась. До слез. Даже альбом уронила.

— Смейся, смейся, — проворчал Сигизмунд. — Тебя-то, небось, в тайге нашли. Шишку глодала.

Сильно озадачили ее школьные фотографии. Долго разглядывала детей, учительницу. Думала о чем-то. Потом спросила недоверчиво, показывая на учительницу:

— Айзи?

— Классная руководила наша, — сказал Сигизмунд, — математичка. Только тебе этого не понять. Тебя, небось, по пальцам до десяти считать обучили и готово. Начальное образование получено.

Лантхильда вздохнула, как бы понимая, что такую бездну информации ей не осилить.

Другие школьные фотографии Сигизмунда были ей более понятны. Например, тот бессмертный снимок, где Лешка Коновалов, дружок наилучший, «рога» Сигизмунду делает, а Сигизмунд и сам стоит, кривляясь. Фотографировала их некая Марина Родионова, с которой этот Лешка сидел за одной партой. Ей родители «Смену» подарили.

Школьные снимки сменились армейскими. Служить довелось С.Б.Моржу, военнообязанному и т.д., под Калининградом. Хорошие были места. Оттяпанные у Пруссии. Ибо не фиг, как говорил тот же Коновалов.

Служил С.Б.Морж при аэродроме. Связистом был. Любил глупый девиз «Мы за связь без брака», ха-ха-ха…

Частью фотографии изображали рядового С.Моржа строго в анфас, без усов и улыбки, по всей форме, пилотка на два пальца выше брови. Эти снимки Лантхильда откомментировала малоосмысленным «дерьова».

Частью фотографии были совершенно беззаконными: в принципе, фотографировать это было нельзя… Однако все на дембель сделали по фотке. На фоне МИГов.

На этом фоне Морж стоял совершенно развязно, ремень на яйцах, пилотка на затылке, улыбка до ушей и какая-то кривоватая. МИГовский нос нависал над ним, куда-то зловеще нацеливаясь. На НАТО, должно быть. Которое ночами не спало, проектировало неубиваемые говнодавы, чтоб бойцу Федору было потом в чем ходить и экспериментировать на пару с шурином.

МИГ Лантхильду очень заинтересовал. Сразу вспомнились федоровские предостережения. Прозвонить бы девку… Когда делал фотографии — в голову же не приходило, что иностранец увидит. Какой иностранец? Не водилось тогда в Стране Советов никаких иностранцев…

— Это, девка, легко объяснимо. Сейчас принесу.

Сходил в комнату с протечкой. Добыл клееную модель самолетика. Еще в молодые годы от безделья смастрячил. Принес, показал Лантхильде.

Та изумленно взяла. Покрутила. Показала сперва на игрушку, потом на устрашающий МИГ, что грозил ей с фотографии. Нешто вот эта фитюлька — вон тот монстр на самом деле?

Сигизмунд повозил моделькой в воздухе. Повыл: «у-у-у…» Потом сделал вираж и ткнул самолетиком Лантхильду в живот. Еще бы Ярополка сюда, третьим.

Девка кокетливо визгнула. Потом с ужасом посмотрела на настоящий самолет. Сигизмунд со значительным видом покивал.

— Так-то, девка. У нас не забалуешь. Мы мирные люди, но наш, как говорится, бронепоезд…

Лантхильда поскорей перевернула страницу. На модельку опасливо покосилась. Сигизмунд отложил в сторону, чтоб не нервировать.

Второй альбом содержал в себе Наталью. Завидев ее, Лантхильда затвердела скулами. Стала уговаривать изъять. Зачем, мол, тебе эта двала?

— А это, девка, моя жена. Квино. Минно.

Девка надулась. Ревниво впилась в Наталью взором.

Фотография относилась к эпохе освоения советским фотоискусством цветной печати. Цветопередача была ужасающей, волосы — иссиня-черными, лицо — зеленовато-бледным, все остальное тонуло в зеленой мути. Краски неуклонно смещались в фиолетовую часть спектра.

На снимке было запечатлено бракосочетание. Надо всей сценой громоздилась тетка размером с Собор Парижской Богоматери, препоясанная лентой и медалью. Она надзирала за церемонией, держа в руке указку. Сигизмунд в мешковато сидящем костюме, купленном перед свадьбой в универмаге «Фрунзенский», с глупой улыбкой натягивал невесте на палец обручальное кольцо. Наталья глядела на него с плотоядной улыбкой. С точки зрения Сигизмунда, фотографа надо было вешать высоко и коротко, как говаривал по другому поводу покойный Л.Н.Гумилев.

Глядя на этот снимок, Сигизмунд вдруг ощутил тот массив лет, который с тех пор миновал. И качество печати… и вообще, до чего же он тут молодой. И, кстати, тощий.

И наивный. И вся жизнь еще впереди. Ожидалось что-то хорошее… Во всяком случае, не «Морена».

Хотя — что плохого в «Морене»? Коллектив чудесный, западла ни от кого пока что не ожидается… Отношения дружеские… Скучновато, правда, тараканов морить, но ведь не это главное. Главное, как говорил В.И.Ленин, — люди.

Наряд невесты Лантхильду заинтересовал. Оказалось, что в ее тайге нечто подобное было в ходу. Показав на нейлоновые волны натальиного туалета, девка сказала:

— Фата.

С ударением на первый слог.

Правда, после некоторых объяснений стало понятно, что «фатой» Лантхильда называет все платье в целом. Но все равно — прогресс.

Сигизмунд смотрел на снимки их с Натальей путешествия в Крым на море, в горы, на лыжах в Дибуны — и становилось ему все грустнее и грустнее. Ведь было что-то хорошее. Много хорошего. Куда все ушло — так быстро и незаметно? Сегодняшняя Наталья вспомнилась, источающая недовольство. Как бы вернуться назад? Возможно ли взять и повернуть на сто восемьдесят градусов

— вот взять и повернуть. И чтоб Наталья прежняя, и чтоб вообще все прежнее…

…И Брежнева с того света добыть…

Он махнул рукой и старательно выбросил все это из головы.

— Ладно, — сказал Сигизмунд Лантхильде. — Ты пока смотри, а я пойду покурю.

Лантхильда откликнулась совершенно неожиданным:

— Наас бруньопойс.

Сигизмунд так и замер.

— Что?

— Бруньопойс, — повторила девка и засмеялась, очень довольная собой.

Вернувшись, Сигизмунд остановился в дверях. Стал смотреть на Лантхильду со стороны. Как она сидит на спальнике и увлеченно разглядывает фотографии.

Она сидела к нему боком, слегка вытянув шею, чтобы лучше видеть альбом, разложенный перед ней на спальнике. Перед Сигизмундом впервые предстал ее летящий профиль, как будто овеваемый ветром. Что-то было в ней от фигуры, установленной на носу корабля. Чайного клипера. «Кати Сарк». Бегущая по волнам, да и только.

Нос у нее длинноват, подбородок тяжеловат — да уж, не красавица с обложки. Но была в ее лице удивительная чистота. Чистота во всем: в этом абрисе, который можно схватить одной тонкой карандашной линией, в круглой щеке с неуловимым девичьим пушком…

Мави. Не квино. Конечно, мави. Сколько же ей лет?.. Десятиклассница. Первокурсница.

Лантхильда повернулась к нему. Улыбнулась. Чуть прищурила по привычке глаза за стеклами очков.

Спросила:

— Бихве?

На фотографию указала. «Бихве?»

Он не понял. Присел рядом.

— Бихве?

Лантхильда принялась объяснять. Опять развела пантомиму. Аське до нее далеко. Лантхильда ухитрилась переложить на сложный язык пластики абстрактное понятие: каким образом? То есть, не Сигизмунд ли все это рисовал? И вообще, как это такие здоровские картинки получаются? Хвас художник?

— А-а, — понял недогадливый Сигисмундс. — Хваас?..

Водился у Сигизмунда «поляроид». Закуплен был в ту краткую, как жизнь мотылька, эпоху, когда все мелкие предприниматели и кооперативщики массово затаривались «поляроидами» с одной

—единственной целью: фотографировать друг друга на пьяных пирушках. А потом тыкать пальцами и потешаться: «А ты-то!.. А я-то!.. А Машка-то!..»

— Так. Куда же я его зарыл? А! Знаю. Сиди, девка. Сейчас аттракцион будет. Слабонервных просят покинуть зал.

…Колпачок еще себе сшей. С бубенчиками. И Ярополка сюда, Ярополка! Срочно!..

«Поляроид» был извлечен. Оказался в порядке и готовности. Нацелен на Лантхильду. Та вдруг вскинула руки, закрылась.

— Э, нет. Так не пойдет.

Он подсел к ней, отнял ее руки от лица. Она хлопала глазами. Сигизмунд взял ее ладонями за виски, повернул к себе в анфас. Пилотки только не хватает.

— Сиди.

Отполз на коленях назад и снова навел «поляроид». Девка послушно таращилась.

— Щас вылетит птичка…

Вспышка шандарахнула грозой в начале мая. Лантхильда повалилась лицом в спальник, накрыв голову руками. Сигизмунд потряс ее за плечо.

— Гляди. Сеехван.

Из-под локтя на него глянул обиженный белесый глаз.

Сигизмунд показал на «поляроид», положенный рядом на спальник.

— Сеехван.

Лантхильда поерзала. Отодвинулась. «Поляроид» вдруг зажужжал, устрашив девку еще больше, и родил бумажный квадратик. Сигизмунд полуобнял девку за плечо, развернул лицом к бумажке.

— Смотри на чудо, девка.

Квадратик стал темнеть и меняться. Проступило пятно спальника. Потом очертания лица. Спустя три минуты на лице уже таращились красные от вспышки глаза. Картинка выглядела страшно: лицо белое, глаза огненные, рот кровавый, все остальное расползается в темноватом тумане.

— Хва? — спросила Лантхильда недоуменно.

— Зу, — объяснил Сигизмунд.

Она посмотрела на фотографию, на Сигизмунда, потом губы у нее неожиданно задрожали, и по щекам потекли крупные слезы.

— Нэ-эй…

— Ну ты чего? — испугался Сигизмунд. — Хочешь меня снять? Отомсти. На.

Он сунул ей «поляроид», показал, на какую кнопку давить. И куда глядеть. Сам отодвинулся, скорчил рожу.

Девка зажмурила глаза и нажала. Снова полыхнула вспышка. Лантхильда ойкнула. Потом «поляроид» сотворил еще один квадратик.

Разрегулировался он, что ли? Или бумага старая? Качество больно уж низкое. Такую страхолюдину вместо Лантхильды сделать. Вместо бегущей по волнам.

Квадратик явил Сигизмунда лысым. То есть, лысым С.Б.Морж, конечно, не являлся. Он сидел, запрокинув голову, и его светлые волосы в исполнении «поляроида», совершенно слились со светлым фоном обоев. Глаза исправно горели людоедским огнем, гримаса, которую он скорчил, усугубилась, будто в кривом зеркале.

Глядя на снимок, Лантхильда еще больше расстроилась.

— Срэхва…

Отпихнула фотографию, отодвинула от себя «поляроид».

Сигизмунд повертел карточку и решительно ее порвал.

— И правда срэхва, — согласился он. — Пойдем лучше чай пить.

* * *

Наутро Сигизмунд был пробужен в девять часов появлением целой делегации: техник-смотритель, унылая Томочка, сантехник дядя Коля и маляр — женщина средних лет в толстых штанах и заляпанном краской ватнике. Оставляя грязные следы, они протопали по коридору, зашли в комнату и принялись осматривать место катастрофы. Дядя Коля, часто повторяя слово «говно», объяснял, что вины сантехников здесь считай что и нет. А есть вина РЭУ. И трубы опять же говно. Сто лет назад надо было… думать.

Томочка молчала. Техник-смотритель записывала. Готовила акт. Маляр-штукатур изучала предстоящий фронт работ. Бубнила что-то вроде «здесь обстучать… да, еще с месяц не подсохнет… А тут забелить…»

Сигизмунд, никому не нужный, маячил поблизости. Пытался указывать технику-смотрителю, чтобы акт составляла по всей форме и правильно.

Закончив осмотр, делегация тем же порядком двинулась к выходу.

— Акт! — напомнил Сигизмунд.

Делегация притормозила. Техник-смотритель обернулась.

— Сейчас на четвертый сходим. Заверим. Потом подпишем в РЭУ. В пятницу заберете.

— Почему в пятницу?

— Потому что начальство в РЭУ будет только в четверг.

— А что оно делает до четверга?

— На Банковском трубы прорвало, два дома без отопления стоят. А завтра обещали минус восемнадцать. В пятницу зайдите.

И делегация отбыла.

— Лантхильд! — крикнул Сигизмунд. — Вымой пол.

…Девка уже домывала пол, когда в дверь позвонили снова. Явилась маляр-штукатур.

— Ну че, — сказала она с порога, — обстучать у вас надо…

— Хво? — растерянно спросил Сигизмунд.

Маляр не обратила никакого внимания на то, что спросили ее по-иностранному.

— Штукатурку мокрую сбить, не то упадет, не дай Бог, на голову, пристукнет… — пояснила она. — Газетки постелите пока. Стремянка есть у вас?

Сигизмунд полез за газетками. В начале перестройки усердно копил. Для истории. Теперь без всякой жалости устилал историческими личностями пол и диван, стол и книжные полки. Мелькали лики Горбачева, Ельцина. Фамилии: Нуйкин, Салье, Новодворская, Иванов и Гдлян… Господи, как давно все это было!

Притащил стремянку. Малярша споро забралась наверх, обстучала потолок, усеяв газеты кусками штукатурки. В комнате стало жутко.

— Ну вот, — бодро сказала она, слезая со стремянки, — месяцок посохнет, а там сделаю.

— Сколько посохнет? — переспросил Сигизмунд.

Она еще раз подняла голову к потолку.

— Да месяцок, быстрее не выйдет. Оно же высохнуть должно, иначе и смысла нет белить. Сантехники из перекрытий аквариум сделали, рыбу можно разводить. Пока все вытечет, да просохнет… К февралю сделаю.

Она ушла. В коридоре остались белые следы.

Ворча себе под нос, Лантхильда принялась отмывать за ней пол.

* * *

Сигизмунд был благодарен девке. Не будь Лантхильды — разгребал бы сам весь этот хлам. Как миленький. Не при царизме живем, у нас слуг нет. Есть только жены. И еще есть слуги народа, это которые по телевизору. Они тоже хлам разгребать не будут.

Вечером, предварительно созвонившись, заехал к Генке. Генка обитал в районе «Электросилы». Когда Сигизмунд позвонил и сказал, что заедет по делу, Генка не проявил ни радости, ни удивления. Заехал — ну и ладно. Уехал — да и аллах с тобой.

Дверь открыл Генка. Театрально вскричал:

— А, родственничек!

— Кто это, Гена? — донесся с кухни голос тетки.

— Это я, тетя Аня! — крикнул Сигизмунд.

— Ой, Гоша… — Тетя Аня выплыла из кухни, вытирая руки о полотенце. — Раздевайся, сейчас чаю… Ты с работы, голодный? Может, пообедаешь с нами?

— Ну да, будет он наши пустые щи хлебать… Он у нас генеральный директор, он у нас по ресторанам, девочки, стриптиз, мясное ассорти… — сострил Генка.

— Гена! — укоризненно сказала тетя Аня. — Что ты несешь?

Даже покраснела, бедная.

— Да нет, тетя Аня, я по делу, на минутку. У меня дома обед.

Сказал — и сразу осекся. Тетя Аня вздохнула (она тяжело переживала семейную неудачу Сигизмунда — видать, попрекала прежде сына-балбеса: мол, кузен-то женился, семью завел, а ты…)

— Давно пора, Гошенька, — сказала она.

— Что пора?

— Мужчина должен быть женатым, — сказала тетя Аня.

— Нет, это я сам готовлю, — неискусно соврал Сигизмунд.

— Дело твое. — И проницательная тетя Аня уплыла на кухню.

— Пошли, пока она снова не завелась, — заговорщически прошептал Генка. Потащил Сигизмунда к себе в комнату.

Берлога Генки представляла собой длинный, очень темный и исключительно захламленный пенал. Преимущественно хранились здесь разные мелкие предметы, необходимые для бизнеса на студенчестве: какие-то курсовые, старые учебники, видеоматериалы, в углу неприютно приткнулся старенький компьютер, «троечка», на полу сиротливо громоздился магнитофон «Юпитер», еще бобинный. Под самым носом у продавленной тахты, на которой только Генка и мог лежать

— у остальных сразу начинал ныть позвоночник — стоял телевизор. Тоже советский. Все это было густо припорошено пылью.

— Мать рвется тут все прибрать, — похвалился Генка, — а я не даю. Удерживаю, как царь Леонид Фермопилы.

Одна стена и шкаф отражали давнее увлечение Генки художественной фотографией. Были залеплены наглухо. Генка полагал, что чем крупнее фотография, тем она художественнее. Несколько штук — с детьми. Дети собирали цветочки или беседовали с кошечками. Имелись пейзажи. Тоже в ограниченном количестве. Березка во поле, клен, роняющий листья. Речка и мостик. Пейзажи только деревенские. Генка ездил их снимать в Белоостров.

Больше всего Генка фотографировал баб. Были здесь девицы одетые и раздетые, одевающиеся и раздевающиеся. У всех очень большие, многозначительные, сильно накрашенные глаза. И волосы распущенные. И все чрезвычайно серьезны. Не любил Генка легкомысленного хихиканья в объектив.

— Слышь, балбес, дело есть, — начал Сигизмунд, осторожно присаживаясь на тахту, прикрытую старым колючим ковром.

— И чем же может помочь блистательному гендиру бедный родственник? — развязно осведомился Генка.

— Не комплексуй. Это тебя не красит, — обрезал Сигизмунд. — У тебя видеокамера на ходу?

Генка насторожился.

— А что?

— Одолжи на пару дней.

— Чего?

— Видеокамеру, говорю, на пару дней одолжи.

— Кобеля своего увековечить решил, что ли?

Во время одного из визитов Генки к Сигизмунду кобель проел генкины штаны.

— Ярополка. К родителям поеду…

— Ладно, — нехотя сказал Генка. — Что ты как последний жлоб, в самом деле…

Вытащил ящик письменного стола — большого, добротного, сталинских времен. Извлек камеру.

— Пользоваться умеешь? Да ладно, гляди. Она для дураков сделана. Сюда гляди, тут жми…

— Да знаю я, знаю…

Генкины объяснения вдруг напомнили Сигизмунду его собственные — когда он девку обучал пользованию «поляроидом».

— Футляр от нее есть?

Генка порылся в ящике. Вывалил на стол кучу проводков, каких-то разъемов, адаптеров…

— Что-то не вижу… Да так бери, без футляра… Не найду сейчас. Только ты подзаряди ее прежде, чем снимать. Аккумуляторы не забудь…

— Платок хоть дай, заверну…

Генка принес из коридора ветхий шелковый платочек.

— У матери спер, — похвалился он.

Сигизмунд обернул камеру.

— Слушай, еще одно дело. Ты ведь на высшей школе бизнес паразитируешь…

— Не всем же тараканов травить.

Сигизмунд пропустил наглую генкину реплику мимо ушей.

— Достань мне видеокурс для обучения русскому языку.

— О, блин! — восхитился Генка. — Порнуху бы попросил «импровизэ» — понял бы. А русский-то тебе зачем?

— Хочу одну чукчу оттрахать, а она не понимает, — сострил Сигизмунд.

— А че тут понимать, — заржал Генка. — Я тебя научу, как надо делать…

— Геннадий, достань видеокурс. Деньгами заплачу.

— Стоха, — быстро сказал Генка.

— Задница ты.

— Стоха, — повторил Генка. — За меньшее рисковать не буду.

— А что, рисково? В окно надо влезать по водосточной трубе?

— Сказано тебе…

— Ну все, ладно. Товар — деньги.

— Тебе для каких?

— Что — «для каких»?

— Для испаноязычных? Франкоязычных?

— Для самых диких.

— Для чукчей нету.

— Для папуасов каких-нибудь, понимаешь? И поуниверсальнее.

Генка помолчал. Поглядел на Сигизмунда пристально. Сигизмунд сделал каменное лицо.

— Ты это… — сказал Генка. — Ты того?

— Да тебе-то что? Деньгами плачу.

— Родственник все-таки… Передачи тебе в дурку носить придется.

— Это уж не твоя забота. А тебе в дурке появляться и вовсе опасно. Заграбастают.

— Гоша! — крикнула из кухни тетя Аня. — Иди чай пить.

— Да я уж поеду, тетя Аня.

— Ну как это так?

Пришлось потратить час на чаепития с тетей Аней. Она все расспрашивала, каково быть генеральным директором. Вас, мол, так и отстреливают, так и отстреливают, такая уж опасная работа… кругом бандиты, мафия, по телевизору показывают… Ну все равно, хорошо, что хоть кто-то из нашего рода в люди вышел, а то на Генку своего как посмотрю — так душа слезьми обливается… Ну в кого он такой балбес? В отца, не иначе!

И махала в сторону генкиной комнаты рукой. Генка благоразумно не показывался.

* * *

Весь вечер Сигизмунд ходил за Лантхильдой и снимал ее на видео. Та очень быстро привыкла к тому, что махта-харья мается дурью, и не обращала на это внимания. Перемывала посуду, замачивала на завтра окаменевшую фасоль, обнаруженную ею в анналах буфета и вовлеченную в процессы жизнедеятельности. Бранила кобеля. Рисовала. Разговаривала по озо, двигая мышкой. Сегодня ей было все позволено. Лантхильда пользовалась свободой на всю катушку. Книги смотрела. Случайно набрела на порножурнал, давным-давно затесавшийся между корешков и прочно забытый. Сперва раскрыла, потом… Сигизмунд уже понял, что сейчас произойдет. Наехал трансфокатором, показал лицо максимально крупным планом. Белесые брови поползли вверх, глаза расширились, рот скривился. По бледным щекам медленно поползла краска гнева. Отбросив журнал, Лантхильда пнула его ногой. Топнула. Яростно крикнула что-то Сигизмунду.

Он опустил камеру.

— Извини, Лантхильд.

Подобрал журнал и сунул его на шкаф.

Девка долго не могла успокоиться. Бродила из комнаты в комнату и ворчала. Сигизмунд ступал следом — снимал.

Наконец Лантхильда засела у себя в «светелке» и запела. Пела она долго и заунывно. Сигизмунд так и не понял, одна это была песня или несколько. Он сидел на полу и снимал ее снизу.

Звучало все это очень странно. Одни слова тягуче пропевались, зато по другим она будто молотом била. То раскачивалась на тахте в такт, то вдруг подпрыгивала. Сигизмунда даже укачало, будто на море.

— Ну ладно, девка, — сказал он, обрывая пение. — Аккумулятор вот-вот сядет. Можешь больше не надрываться.

Лантхильда строго посмотрела на него, но песню довела до конца. Потом улеглась на тахту, подложила ладони под щеку и тихонечко вздохнула. Сама себя разжалобила, горемычная.

Сигизмунд пошел в гостиную. Поставил камеру заряжаться. Вернулся к Лантхильде, уселся рядом.

Сидели молча. Ему вдруг жалко ее стало. Никого у нее в этом городе, похоже, нет, кроме него, мудака. А он целыми днями пропадает где-то. И какие мысли в этом таежном котелке варятся?

Он посмотрел на Лантхильду. Встретил ответный взгляд. Привыкли эти светлые глаза видеть что-то такое, чего он, Сигизмунд, никогда не видывал. Тосковали.

— Что-то песни у тебя какие-то… — сказал ей Сигизмунд. — Давай я тебя настоящей песне обучу.

И принялся исполнять песенку крокодила Гены «Голубой вагон». Сперва с нормальными словами, потом:

Медленно ракеты уплывают вдаль,

Встречи с ними ты уже не жди,

И хотя Америки немного жаль,

Разговор с Китаем впереди…

Это они орали в старших классах, укушавшись дрянного портвейна. И не ведали тогда похмелья, а курить уже многие начали…

Лантхильда испытующе посмотрела на поющего Сигизмунда. Сказала:

— Нии…

— Что нии?

Тут девка выдала еще одну песнь. Правильную — с ее точки зрения. Под такую песнь, возможно, шаманы плясали. Разухабистое что-то. И грубое. С сумасшедшинкой. Мурру бы понравилось.

И вдруг застеснялась. Хихикнула, прикрыв рот ладошкой. Потом резко села и сказала Сигизмунду:

— Идьом тай пиит.

— Это что, Вавила такие песни поет? — спросил Сигизмунд.

Судя по реакции Лантхильды, можно было понять: да, именно Вавила, причем когда самогонкой по самые брови нальется. Средь таежных буреломов так-то и ревет.

— Идьом, — повторила девка. — Надо.

Увидев себя по ого, Лантхильда изумилась. Трясла Сигизмунда за рукав, спрашивала — как это она может быть одновременно и в ого, и в комнате? Нет ли тут чего плохого?

Сигизмунд смеялся. Время от времени в кадре появлялся кобель. Лантхильда пыталась вступать в разговоры с той, что была в телевизоре. Отвечать на ее вопросы, подпевать ей.

Бесстрастная камера зафиксировала расправу с порножурналом. Лантхильда воспользовалась случаем и прочитала Сигизмунду какую-то нотацию. Вывод из нотации был странный, потому что снова прозвучало слово «гайтс». Видимо, будь у Сигизмунда коза, не оставалось бы времени на подобные глупости.

Некоторые сцены Сигизмунд прогонял на двойной скорости. Особенно те, где Лантхильда выясняет отношения с кобелем. Они очень потешно гонялись друг за другом по коридору. Все это напоминало чаплинскую комедию. Девка хихикала.

Еще простодушную девку весьма насмешила сцена трапезы, пущенная задом наперед. Как куски изо рта вытаскиваются и кладутся в тарелки. Лантхильда хохотала, Сигизмунду что-то бурно втолковывала — видать, доносила до него смысл происходящего. По просьбе трудящихся аттракцион повторили дважды.

На кассете оставалось еще полчаса. Сигизмунда будто нечистый попутал — пошел в «светелку», достал лунницу и повесил на Лантхильду. Та тревожно поглядела, но он погладил ее по щеке: мол, все хорошо, все годс. Идем.

Сигизмунд установил камеру на пианино и вместе с девкой влез в кадр. Уселись. Сигизмунд обнял Лантхильду за плечи, к себе придвинул. Она сперва насторожилась, сидела будто аршин проглотила. Потом успокоилась. Сказала ему что-то тихо, будто извиняясь.

— Ну вот, — произнес Сигизмунд, обращаясь к видеокамере, — вы видите перед собой, дорогие зрители, спятившего Сигизмунда Борисовича Моржа, генерального директора фирмы «Морена» и вообще предмета гордости тети Ани и всего моржатника в целом… И его питомицу, легендарную таежницу и буреломщицу, Лантхильду Аттиловну. Лантхильд, как аттилу-то звать? Ик им Сигисмундс, зу ис Лантхильд, аттила…

— Лантхильд хэхайт аттилам Валамир.

— …Лантхильду Владимировну! Ура-а, товарищи!

На этом остроумие С.Б.Моржа иссякло, и он скис.

Лантхильд прижалась к нему. Сидела тихо-тихо. Посапывала в плечо. Посматривала на видеокамеру. Почти полчаса они так вот молча и просидели. А камера усердно снимала.

Минут через пятнадцать Лантхильда заревела. Всхлипывала, носом тянула. Но сидела смирно, вставать не решалась. Сигизмунд чувствовал, как промокает рукав, к которому жмется девка. Но почему-то не вставал и съемку не прекращал.

Потом камера остановилась. Они посидели еще немного рядом. Наконец Сигизмунд осторожно отодвинул от себя Лантхильду и встал.

Она вскочила, с ревом убежала в «светелку». Сигизмунд посмотрел ей вслед. Поставил камеру переписывать с мастер-кассеты на обыкновенную.

Лантхильда вышла через полчаса. Не глядя на Сигизмунда, прошествовала на кухню. И там долго стояла, уставившись в окно.

* * *

В воскресенье Сигизмунд заехал за Натальей с Ярополком на Малую Посадскую. Посигналил. В квартиру не поднимался, сидел в машине и ждал, пока выйдут.

Ярополк опять вырос. Стал похож на дедушку. До этого был похож на бабушку. Матери Сигизмунда нравилось отслеживать эти изменения.

Ярополк не слишком обратил внимания на папашу, зато с восторгом полез в машину на переднее сиденье. Наталья холодно поздоровалась, одернула Ярополка, перетащила его назад.

— Что ты его все дергаешь? — не оборачиваясь, сказал Сигизмунд.

— А ты мог бы и сам сделать замечание. Детей на переднем сиденье не возят.

— Почему?

— Потому что. Это место для самоубийц.

— Я осторожно вожу.

— Мало ли что, — заявила Наталья и хлопнула дверцей. На Наталье была длинная «выходная» шуба. Машина мгновенно пропиталась запахом натальиных духов.

…А ведь Лантхильду на переднем сиденье возил. Влипли бы в аварию, убиться бы могла. Знала ли она, что это место для самоубийц? А и знала бы — зато отсюда по сторонам глазеть сподручнее…

— Он сказал «поехали» и махнул рукой, — тупо сострил Сигизмунд.

В зеркальце видно было, как Наталья сжала губы. Предстоял добрый, непринужденный вечер в кругу семьи.

— А я в бассейн хожу, — сообщил Ярополк, забираясь на сиденье с ногами.

— Ярополк, сядь ровно! — строго сказала Наталья.

— Ну, и как тебе бассейн?

— Я умею плавать на спине. Угадай, когда на спине, надо руками или не надо?

— Надо, — сказал Сигизмунд.

— А вот и не надо. Можно только ногами.

— Знаешь правило номер один? — сказал Сигизмунд, вспомнив детство золотое и аналогичный жизненный опыт.

Ярополк затих на мгновение. Хотел услышать правило.

— Чем глубже голова, тем выше попа.

Ярополк засмеялся. Повторил, перепутав.

— Сигизмунд, чему ты учишь! Отец называется…

— Я дело говорю.

— Следи лучше за дорогой. — Пауза. — Ну что, съехала твоя истеричка?

— Норвежка-то? Да, у меня еще папаня ее два дня жил.

— Ну, и как папаня?

— Краснорожий. На тюленя похож. Усатый. Как все скандинавы, скрытый алкоголик. Мы с ним «пивной путч» устроили.

— Усатый-полосатый на заборе, — встрял Ярополк. — Угадай, это кто?

— Кот, — упреждающе промолвила Наталья.

— Писаный матрас! — выдал торжествующий Ярополк древнюю детсадовскую шутку.

Сигизмунд подивился живучести и архаичности детского юмора. Он и сам в детском дошкольном учреждении ржал над этим «усатым-полосатым», а потом стал взрослым и забыл. Блин, сколько теряет, мало общаясь с сыном!..

— Кстати, о скандинавах. И отцах. Знаешь, как по-норвежски будет «отец»?

Наталья не знала и явно не горела желанием узнать. Но Сигизмунд все равно похвалился:

— «Атта».

— Ну и что этот атта? Много трески привез?

— На бассейн Ярополку хватило, — парировал Сигизмунд.

— У нас вода в бассейне ХЛО-РОВАННАЯ. От нее в глазах кусается, — поведал Ярополк.

Возле «Лесной» попали в пробку. На время бывшие супруги обрели общий язык и дружно принялись бранить городские власти. Дороги дрянь, всюду пробки, город не справляется, ГАИшники только штрафовать умеют и так далее.

— Ужасно, — сказала Наталья. — Меня один ЗНАКОМЫЙ недавно подвозил. Ехали по Желябова. Будто по выселкам каким-то. Из ямы в яму. Еле выбрались. Поверь, мне просто его «ТОЙОТУ» жалко было… Лучше бы я пешком дошла, честное слово.

Хорошо зная привычки бывшей супруги, Сигизмунд никак не отреагировал ни на ЗНАКОМОГО, ни на «ТОЙОТУ».

— Да уж, — поддакнул он, — на «японках» да по нашим дорогам…

Наталья помолчала. Потом вернулась к скандинавской теме.

— Теперь что, к ним поедешь?

Они, наконец, выбрались из пробки. Как будто дышать стало легче.

— Смотаюсь, — небрежно бросил Сигизмунд. — Поучаствую в лофтензеендском лове трески. А то ты меня и за мужчину-то не считаешь.

— Смотри, за борт не свались… А чего эта истеричка так разорялась, когда я пришла?

Сигизмунд фальшиво хохотнул:

— Да тут дело вышло… Одна, в чужой стране, по-нашему не понимает. Сюда с дядей приехала, а дальше дяде надо было срочно возвращаться… У них, понимаешь, два сейнера, на одном дядя ее ходит. На втором — папаня. С этим вторым сейнером, он у них «Валькирия» называется, какие-то неприятности случились. В общем, папашка ее на два дня задержался… А эта здесь бесится, боится… Думаешь, мне легко было два дня по разговорнику жить? «Где здесь сортир, плииз?»

Наталья вдруг фыркнула:

— Представляешь, я прихожу забрать спортивный костюм, а тут вылазит какая-то белобрысая растрепа и давай вопить. На каком-то китовом диалекте… Бедная девочка, одна в чужой стране, среди наших-то бизнесменов, они же даже руки даме подать не могут толком, сморкаются пальцами — аристократия духа, новые русские, гарварды закончили, «фрак и престижный офис напрокат»… А ты с ней уже?..

— Ты норвежцев не знаешь. У меня с ее отцом серьезный бизнес. Может, это мой последний шанс выплыть.

— В этом… как его… остзеендском лове селедки, — беззлобно съязвила Наталья. — А она что, девственница?

— Мне почем знать? Я ее, извини, не проверял.

— Точно девственница. У нее на морде написано. Вот такими буквами. Так орать только девственницы умеют. От нерастраченной любви.

— Любовь — это неприличный голый секс, — высказался Ярополк.

Сигизимунд подавился хохотом, а Наталья онемела. Сигизмунд спросил:

— Это ты его научила?

— Меня жизнь научила, — с важным видом отозвался Ярополк.

— Отвратительный сад, — сказала Наталья, наклоняясь вперед, к Сигизмунду. — Воспиталка, по-моему, попивает. И контингент ужасный. Слова всякие неприличные…

— Меня тоже невинности в шесть лет лишили, — сказал Сигизмунд. — На даче, в Лужском районе. Старшие ребята собрали нас в сарае и обучили мату.

— С тех пор ты недалеко продвинулся, — заметила Наталья. — Сигизмунд, я хочу Ярика в другой садик перевести. В частный.

— Почем?

— Там английский для детей, знаешь, через игровую деятельность и всякие поделки… И ритмика с хорошим специалистом для пластического развития.

— Почем, я спрашиваю?

— Триста сорок.

— Наталья. Давай-ка лучше пользоваться социальными благами… Ты у нас мать-одиночка со льготами…

— Я — мать-одиночка?! Да ты знаешь, что если бы мы в свое время не расписались, то я платила бы половину за детский садик, а так с меня дерут по полной стоимости…

— Почему? — поразился Сигизмунд.

— По кочану! Ребенок рожден в законном браке — и все! Если бы мы не развелись, а просто ты бы гробанулся где-нибудь, я бы ни гроша льгот от этого государства не видела. Не надо было нам расписываться… Все из-за тебя. Заладил, как красна девица: «Всђ только после свадьбы». Вот и получили по полной схеме… после свадьбы…

— И что из всего этого следует?

— На сейнере за поручни держись покрепче. И пиво с тестюшкой попивай только на берегу.

— Он мне не тестюшка. У него дочка через месяц замуж выходит.

Наталья одарила Сигизмунда пронзительным взором через зеркальце.

— Да?

Сигизмунд видел, что она не верит ни единому слову.

— Да, — твердо кивнул он. — Они мне фотографию показывали.

— И как женишок?

— Рыжий, красномордый, ну — норвежец. Олав.

— Небось, селедкой пропах.

— Нет, он юрист. По строительству. В Осло живет.

Неведомым образом «юрист» Наталью убедил. Она перестала сверлить Сигизмунда ехидным взглядом.

— А отца-то как зовут?

— Хальвдан, — не подумав, брякнул Сигизмунд. — Трюггвассон.

— А мне ПРИЛИВКУ сделали, — снова ожил Ярополк.

— Что сделали?

— ПРИЛИВКУ. От всех болезней. Под язычок сладенькое, как конфеточку. Но мы все равно боялись.

— Чего боялись-то?

— Уколов.

— Так вам же не делали уколов.

— А мы боялись…

— Ярополк, ты хочешь поскорей приехать к бабушке? — спросила Наталья. За окном уже мелькали «корабли» — дружная семья подъезжала к проспекту Луначарского.

Сигизмунд увидел табличку «ул.ВАВИЛОВА» и вздрогнул. Померещился Вавила. Подумалось мельком о Лантхильде — как она там одна. Опять оставил ее на целый день.

— Я хочу к бабушке, — заявил Ярополк.

— Почему?

— Ну, там подарки. И кошка.

* * *

Ярополк, являя детсадовскую выучку, ловко расстегнул пуговицы на шубке. Остального сделать ему не дали: бабушка и дедушка налетели на внучка, распеленали его и раскутали, вынули из шапок-шарфов, из ботиночек и шубки, из кофточки и рейтузиков, потащили мыть ручки. Сигизмунд и Наталья остались предоставленными самим себе, среди вороха детской одежды.

Сигизмунд с подчеркнутой галантностью снял с Натальи шубу. Водрузил на вешалку.

— Эк тебя норвежцы вымуштровали, — заметила Наталья. — Запад! Раньше бы ни в жизнь не догадался.

— Это все лофтзеендский лов трески, — сострил Сигизмунд. — Там и не такому обучишься.

Дальше все покатило по наезженной колее. Вступив во владение несколькими ублюдочными трансформерами, Ярополк тут же оторвал у одного из них ногу (прочие Наталья прибрала в сумку — пусть ломает дома). Затем отправился играть с кошкой. Был оцарапан. Громко ревел. Бабушка держала его на ручках и вытирала слезки. Дедушка уговаривал скушать конфетку или яблочко.

Орало ого. Разговоры приходилось вести, перекрикивая ого. Родители Сигизмунда интересовались здоровьем и пенсией родителей Натальи. Наталья отвечала, что ее родители нормально. Родители Сигизмунда передавали привет родителям Натальи. Наталья говорила, что непременно передаст.

Какой Ярополк стал большой. На кого он теперь похож? Раньше был похож на мать Сигизмунда. А теперь… пожалуй, на отца. Или на отца Натальи? Да, что-то есть. Ярик, встань ровненько, подожди минутку… Да, Сигизмунд, правда, он похож на отца?

— Выключи ты это ого, — не выдержал Сигизмунд. — Где у тебя оготиви?

Мать, по счастью, не расслышала. А Ярополк сказал:

— Не, пап. У них без этой, без тиви…

Сигизмунд быстро замял разговор. Он не ожидал, что ребенок поймет.

Расспрашивали Наталью. Как живется бюджетникам? Задерживают ли зарплату? У нас вот соседке снизу, Марии Пантелеймоновне, задержали на полгода. Мы уж ей говорим: вы бы уходили с работы, Мария Пантелеймоновна, что вы туда таскаетесь, все равно ведь не заплатят. А она все ходит, надеется…

Сигизмунд сказал, оторвавшись от студня:

— Марии Пантелеймоновне это государство задолжало не за полгода, а за полжизни.

— Ну ты не говори! — ополчилась мать. — При коммунистах все-таки был порядок. А теперь… — И, обратясь к Наталье: — Господи, вот мы, Наташа, все думаем, ночами не спим, какая опасная у Гоши работа! Ведь этих генеральных директоров так и отстреливают. Все сердце материнское изболелось, как там Гошенька… Иной раз ночью проснешься, не знаешь, куда деваться от предчувствий…

— Да нет, у него там безопасно. Мелкий бизнес, тараканы… — сказала Наталья и аккуратно скушала стопочку коньяка.

— Да ты кушай, кушай, — сказала Наталье мать. — Возьми салат. Это из своей капусты…

Нажраться Сигизмунд не мог — за рулем. Хотя очень хотелось. Поэтому утешался студнем и салатом «оливье». По ого громогласно шла какая-то срэхва. Потом ее перебила реклама — появился слюнявый верблюд и начал подергиваться на фоне убогой шоколадки. Шоколадка восходила на горизонте, замещая собою солнце.

Мать в очередной раз поразила Сигизмунда. Семантика происходящего на экране дивным образом миновала ее сознание. Заглянув под стол, где бесчинствовал Ярополк, бабушка умиленно сказала:

— Ярик! Погляди, какие верблюдики!

Ярик высунулся, мельком глянул и снова исчез под столом. Он там что-то ел, поминутно роняя это на пол.

Подвыпив, дедушка принялся шумно бранить дерьмократов. Мать девически капризничала:

— Бори-ис! Какой ты вредный! Не порти праздник!

— Нет, пусть он ответит! — кипятился отец. — Он за дерьмократов голосовал! Он в девяносто первом на баррикады таскался! Молотовские коктейли взбалтывал! Допрыгались!.. С этими выборами!.. А я что, всю жизнь, всю жизнь, значит, зря?.. Чтобы сын тараканов, значит, морил? После ЛИТМО? Мы с матерью из кожи вон лезли, как рыба об лед бились, чтоб высшее образование ему дать, а он!..

— Бори-ис!..

— Что Борис? Я шестьдесят два года Борис!

Сигизмунд понял, что пора батю останавливать. Мать этого делать не умела. Мать отбирала у отца бутылку на той стадии, когда отец, войдя в ярость, принимался крушить благородный хрусталь. Так-то с десяток вазочек извел.

— Папань, — мирно сказал Сигизмунд, — ты только в диван не прячься.

— В какой диван?

Сигизмунд посмотрел отцу в глаза. Неожиданно оба засмеялись.

— Да ну тебя, — сказал Борис Иванович, отирая рот. И налил себе еще. — Выпьешь, Гошка?

— С радостью бы, да за рулем.

— Приехал бы хоть раз пешком, а то — за рулем, за рулем… Совсем вы пить разучитесь с этой машиной…

«Диванная история» мирила их быстро и надежно. Потому что была их первой мужской тайной. Двух мужчин от матери.

Сигизмунд учился в седьмом классе, когда однажды, вернувшись домой, не застал ни матери, ни отца. Мать была на работе, а отец должен был находиться дома.

Неожиданно за спиной ожил диван. Диван сдавленно произнес:

— Гошка… ты?

— Я, — послушно ответил пионер Морж.

— Вытащи меня… Застрял…

— Пап, ты?

— Ну, — захрипел диван.

Сигизмунд подошел, осторожно приподнял сиденье. В ящике для белья, скрючившись, лежал Борис Иванович. Очень пьяный. И добрый-добрый.

— Тсс, — таинственно прошептал он. — Я тут хоронюсь.

— От кого? — шепотом спросил Гоша.

— От матери, от кого… Ругаться же будет…

— Ее дома нет.

— Так придет же.

— Вылазь, папа.

— Ты думаешь?

Закряхтев, Борис Иванович перевалился через низкую стенку и выпал на пол. Заохал. Гоша закрыл диван.

Отец работал на Адмиралтейских верфях. В тот день как раз спускали новое судно для дружественной Болгарии. Мореманы Борису Ивановичу штопор подарили. В виде писающего мальчика. Штопором завивалось то, чем мальчик писал. Борис Иванович и сын его Сигизмунд были от мальчика в восторге, а мать обозвала похабщиной и грозилась выбросить.

— Во, Гошка, гляди, — сидя на полу, сказал тогда отец, — чего болгары подарили…

Гоша сел рядом на пол, взял мальчика, и они с отцом безудержно, до слез, захохотали…

Эта история традиционно вспоминалась по праздникам. Мать фыркала, говорила «Ну, Бори-ис» и «Ну, Го-оша». Это тоже входило в программу.

Наталья диванную историю не любила. Считала глупой. Однако мнение свое держала при себе.

Тут из-под стола выструилась кошка, измазанная кетчупом. Отбежала, истово принялась вылизываться. Следом вылез Ярополк.

— Бабушка, а пирожки?

— Ах ты, мой ангел! — всполошилась бабушка. — Конечно же, пирожки! Мы тут, старые, заболтались, забыли…

— С капустой?

— И с капустой, и с грибами…

Сигизмунд оживился. Он любил пирожки с грибами.

— Я схожу позвоню, — сказала вдруг Наталья.

Сигизмунд проводил ее глазами. И чего мужика себе не найдет? Вроде, все у бабы на месте…

Пирожки мгновенно очистили сознание от лишних мыслей. Мать пекла их виртуозно, этого не отнимешь.

— Выпей хоть рюмочку, — сказал отец.

— Пап, ты понимаешь, что я ребенка повезу?

— А «папа» по-новому будет «атта», — сказал Ярополк. — А от водки умирают.

В комнату вернулась Наталья. Бесстрастно сказала:

— Сигизмунд, я тут СЛУЧАЙНО набрала твой номер… Там у тебя опять норвежка. «Надо, говорит, Сигизмунда».

Блин! Забыл включить автоответчик. И видеокамеру забыл. Хотел ведь снять Ярополка, родителей…

Сигизмунд бросился к телефону. Наталья слегка отвернулась от него.

Схватив брошенную Натальей трубку, Сигизмунд громко, чтобы в комнате слышали, энергично заговорил:

— Алло!

— Наадо, — жалобно сказала Лантхильда. — Сигисмундс… Наадо! Таак…

— Алло, Лантхильд?

— Йаа… — отозвалась девка, подумав.

Сигизмунд бодрым голосом произнес:

— Ик им микила! Махта-харья Сигисмундс. Милокс срэхва! Гайтс гоодс. Хва Хальвдан? Итан-фретан! — И, подумав, добавил: — Драккар!

Обдумав услышанное, девка печально повторила:

— Сигисмундс… наадо…

— Йаа, — сказал Сигизмунд. Сделал паузу. — Нии… Йаа…

— Наадо, — совсем тихо сказала девка.

— Надо, Лантхильд, — отозвался Сигизмунд. И положил трубку.

Вернулся в комнату.

— Что-то стряслось? — спросила мать.

Он неопределенно пожал плечами. Ему остро захотелось домой.

— Норвежцы твои вернулись, что ли? — осведомилась Наталья. — Видать, понравилось ей у тебя, норвежке этой?

Сигизмунд не ответил.

— Какие еще норвежцы? — встревожилась мать.

— Партнеры. Он теперь селедкой будет торговать, — пояснила Наталья.

— Там семейная фирма, — начал врать Сигизмунд. — Рыболовецкая. У меня сейчас отец с дочерью живут. Уехали было, а сейчас какие-то портовые сложности. Растаможка, то, се…

— Кто такие? — набычился отец.

Сигизмунд бойко перечислил:

— Хальвдан Трюггвассон, Лантхильд Хальвдансдоттир, Торир Трюггвассон и еще жених Лантхильд, Олав Карлссон.

— Карлсон снова прилетел! — очень кстати сказал Ярополк.

— И что, ты им ключи доверил от квартиры? — ахнула мать.

— Ну да. А что такого?

— С ума сошел! — ужаснулась мать. — А вдруг сопрут чего?

— Чего они сопрут? — возмутился отец. — Они же иностранцы. Чего иностранцам у нас переть?

— Не знаю. Может, военную тайну какую.

— Клопоморную тайну, — съязвила Наталья.

— У нас можно только неразгаданность и широту души спереть, — заявил Сигизмунд. Подергал себя за ворот рубашки. — Во!

На Наталью глянул.

— Не пора? Уже восьмой час.

Ярополк закричал, что не пора. Бабушка обещала дать пирожков с собой.

— И мне тоже дай, — сиротским голосом поклянчил Сигизмунд.

Мать сделала ему знак, чтобы вышел на кухню. Там усадила, плеснула холодного кофе, принялась разговаривать по душам.

— Как ты живешь, Гоша?

— Справляюсь.

— Может, тебе денег дать? Мы пенсию получили…

— Вы что, очумели?

— А кто, кроме родителей…

— Ну все, мам. Хватит.

— Что за норвежцы? Ты жениться надумал?

— Какое жениться, мать… Я рыбой торговать надумал…

Мать прихлопнула ладонью массивную брошку — красивую чешскую бижутерию блаженных времен застоя.

— Сердце ведь чует, Гошенька… Изболелось…

— У меня все нормально, мам.

Мать пригорюнившись посмотрела на него. Сигизмунд видел, что она ему не верит. Что она насквозь его видит.

И поспешил сказать:

— Мам! Они очень приличные люди. Ее отец… У него два сейнера. «Валькирия» и «Рагнарђк».

— Да. Валькирия. — Мать покивала. Вздохнула. — Ладно, сынок, дело твое.

Сигизмунд встал, обнял мать. Мать мягкая, теплая. Погладил ее по волосам.

— Все хорошо, мам.

— Ладно. — Мать высвободилась, принялась собирать пирожки — в мешочек побольше для Ярополка, в мешочек поменьше — для Сигизмунда.

* * *

Сигизмунд возвращался к Лантхильде и чувствовал себя просто Красной Шапочкой.

По дороге домой, до Малой Посадской, Наталья молчала — была мрачна. Не любила она подобные визиты. Ярополк устал, подремывал, держа в кулаке пакет с пирожками.

Прощаясь, Сигизмунд поцеловал сына, кивнул Наталье. Та, не оборачиваясь, скрылась в подъезде.

До чего же все коряво получается… Интересно, это у всех так?

Нет, не у всех. У таежного Вавилы все в буреломах схвачено, все пучочком. И у Федора, небось, тоже. Да и Олав Карлссон не груши околачивает. В своем мифическом пространстве.

Сигизмунд поставил машину в гараж. Опять клятого «фордяру» пришлось обтекать неведомо какими маневрами.

Вошел, едва не пал под натиском собачьих восторгов. Кобель пушечным ядром вылетел навстречу, ластился, извивался. Был представлен к высшей награде — Пирожку Домашнему Первой Степени!

У девки в «светелке» горел свет.

— Лантхильд! — крикнул Сигизмунд. — Я пирожки принес. Итан иди.

Молчание. Только тахта скрипнула.

— Лантхильд, ты там?

— Йаа…

— Иди итан.

— Нии…

— Что-нибудь случилось?

Сигизмунд разулся, подошел к двери. Потянул, открывая.

Дверь держали изнутри.

— Нии, — повторила Лантхильда. — Надо.

— Ты чего?

Девка молчала.

— Я пирожки принес. Тебя там что, серый волк съел?

Сигизмунд дернул дверь изо всех сил и в образовавшуюся щель (а здорова девка!) просунул пирожок.

— Итан, Лантхильд.

Девкина рука высунулась, схватила пирожок и утащила. Дверь захлопнулась.

Дела!..

Сигизмунд обулся, свистнул кобеля, прошелся с ним по двору. Выкурил три сигареты вместо обычных двух. Что за хрень? Что с Лантхильдой-то? Чем он ее на этот раз обидел?

Тут у него аж дыхание перехватило. Наталья! Что она ей наговорила? Ну, Наталья!.. Сигизмунд едва не бегом устремился домой.

Ворвался, скинул куртку, ботинки, подлетел к телефону. После одиннадцати Наталья часто отключает телефон, чтобы Ярополка не будили.

Подошла.

— Наталья?

— Давно не виделись, — отозвалась бывшая супруга.

— Наталья, что ты ей наговорила?

— А!.. — сказала Наталья. И замолчала.

— Пожалуйста, я тебя очень прошу. Скажи мне, что ты ей наговорила.

— Да ничего особенного. Сказала «алло». Она: «Але, надо, Сигизмунд, надо».

— И все?

После короткой паузы Наталья спросила немного другим голосом:

— А что? Тебе это очень важно?

— Да.

— Правда, ничего такого я не сказала. Только «алло».

— Ты нарочно мой номер набрала?

— Да. Больно уж складно ты врал.

Сигизмунд перевел дыхание. Стало полегче.

— Тата, — неожиданно назвал он ее старым «домашним» именем. — Тат, ты действительно больше ничего…

— Ты меня совсем уж за монстра держишь. Только я тебя вычислила еще по дороге к твоим. У нас эту «Валькирию» всем отделом читали. Даже я обревелась, если тебе от этого легче. Так что два плюс два сложила. В ЛИТМО этому, слава Богу, учат. В следующий раз придумай что-нибудь поумнее. Привет старине Хальвдану.

И положила трубку.

Некоторое время Сигизмунд, как последний Ромео под балконом, топтался под девкиной дверью и взывал безнадежно:

— Лантхильд… а Лантхильд…

Та молчала.

— Гюльчатай, — взорвался Сигизмунд, — открой личико! Тьфу, дура!

Плюнул. Да пропади девка пропадом со своим юродством! И ушел на кухню есть пирожки. Верный кобель побежал следом.

Пока жрал пирожки, Лантхильда выбралась из комнаты. Осторожно прокралась в места общественного пользования. Долго лила воду в ванной. Потом, так же тихонечко, отправилась было к себе.

Сигизмунд окликнул ее:

— Ну что, так и будем дальше дуться?

Она приостановилась. Поглядела на него издалека. Очень проникновенно сказала:

— Сигисмундс. Хири аф. Надо…

И прошествовала в «светелку».

— Надо так надо, — проворчал Сигизмунд. И съел последний пирожок.

* * *

Загадка девкиного затворничества разрешилась наутро. При активном содействии всегда готового к паскудствам кобеля.

Сигизмунд сидел на кухне. Пил кофе, курил. Угрюмо слушал радио. Перед Новым Годом все как с ума посходили: взрывались, шли под откос и бастовали. Чеченцы схитили еще одного попа, даже муфтия ихнего проняло — возмутился. Обещал попробовать найти попа… Патриарх назвал это кощунством, а правительство — политической провокацией. Мимолетно пожалев попа, Сигизмунд окунулся в море спортивных новостей, которые всю жизнь считал бесполезным хламом. За что был осуждаем отцом. Выключил радио.

И тут на кухню с рычанием примчался кобель. Он тащил в зубах что-то длинное, на первый взгляд — носок. Путался передними лапами в своей ноше. Ярился заранее. Подкинул в воздух, поймал, встряхнул, держа в зубах, будто крысу, которой хотел переломить хребет. Еще раз подкинул, но ловить не стал

— дал упасть на пол. Грянулся об пол всем телом и, извиваясь, принялся валяться. Рычал, подергивал задранными вверх лапами, вилял хвостом.

— Та-ак, — строго сказал Сигизмунд.

Пес, лежа на спине, на мгновение замер. Покосил глазом. И возобновил рычание и извивы.

— Дай сюда!

Сигизмунд вытащил тряпку из-под пса.

— Тьфу ты, зараза!..

Брезгливо бросил в мусорное ведро. Тряпка была в крови.

Пошел, вымыл руки. Пес, как-то особенно похотливо разинув пасть, осклабился.

Стоп. Кровь. Откуда кровь? Девка там что, себе вены вскрывает?

Сигизмунд подлетел к двери, распахнул ее и заорал:

— Лантхильд!

Та мирно спала. Со сна вскинулась, испугалась. Потом осердилась, замахала руками, чтобы он уходил.

— Хири ут! Хири ут, Сигисмундс!

Дожили. В собственном доме гоняют.

Он вышел, прикрыл дверь. Нет, вроде, Лантхильда в порядке. А кровь?

…Господи, идиот! Откуда у девушки кровь. Ясно, откуда. Оттуда.

Так вот почему она из комнаты не выходит. И гонит его к чертям. «Валькирия», блин. Там эта девица, как ее звали, тоже… с лавки не слезала, землю осквернить боялась.

Господи, это ж какой дремучей-то надо быть! Вон, по ого каждый день, на выбор… И танцуй себе, и аэробикой занимайся, и с подружкой в мини-юбке катайся…

На Сигизмунда вдруг, как сквозняком, потянуло чем-то первобытным. И жутким. Может, они там до сих пор человеческие жертвы приносят деревянным богам? Или первенцев живьем хоронят? Надо бы все-таки Лантхильду расспросить хорошенько. Откуда она такая взялась?

В самом деле. Все предшествующие версии отпали сами собой. Не годятся. А новых он не породил. Нагородил кучу вранья, сам в это вранье поверил…

Может, выставить ее все-таки? Или сдать… куда-нибудь. Пускай менты голову ломают. Она у них не только для ношения фуражки.

С другой стороны, Сигизмунд понимал: этот-то сквознячок, что от девки тянул, его и завораживает. Тихая эта жуть — просто не оторваться. Похлеще аськиных закидонов. Ух, похлеще!

* * *

Сигизмунда разбудил телефон. Звонила мать.

— Гоша? Ты спишь?

— Уже нет, — сонно сказал Сигизмунд.

— Я тебя разбудила?

— Да нет же, говорю, что нет, — легко раздражился со сна Сигизмунд.

— А, ну хорошо. Как вчера доехали?

— Нормально.

— Мы волновались, гололед такой…

— Да нет, мам, это не гололед. Гололед другой.

— Как Ярик? Устал? Конечно, столько впечатлений… — закудахтала мать.

— Да, спал всю дорогу, — ответил Сигизмунд. И неожиданно для себя спросил:

— Мам, а чего вам с отцом взбрело меня Сигизмундом называть?

— Почему ты спрашиваешь? — разволновалась мать. — Разве ты не знаешь, что Сигизмунд Казимирович, твой дед… Кавалер Ордена Боевого Красного Знамени… Когда его хоронили, этот орден несли за гробом на подушечке… В те годы просто так не давали…

— Да знаю, знаю, — сказал Сигизмунд. Эта семейная легенда была ему известна. Другое дело, что с Сигизмундом Казимировичем была связана некая мутная история. Например, портрет геройского деда появился на стене только в 1957 году. Мать носила фотографию с удостоверения, чтобы увеличили. Фотограф отскребывал следы печати с уголка. Других портретов деда в доме не было. Куда-то делись. Исчез он и с семейных снимков, кое-где порезанных ножницами.

Сигизмунд помнил, как хоронили деда. В дом набилось множество незнакомых людей, каких-то старцев — как казалось девятилетнему мальчику — все как один в тяжелых темных пальто и шапках пирожком. Велись чугунные разговоры. Чай подавали в стаканах с подстаканниками, как в купе.

Была зима, гроб с телом деда несли торжественно, с удовольствием, через все Волковское кладбище. Проплывали черные деревья. Действительно был орден на подушечке. И самое главное — играл оркестр. Шопен. Прежде такое случалось, позже, сколько Сигизмунд ни бывал на похоронах, — ни разу. Поэтому у Сигизмунда сложилось впечатление, будто дед был последним, кого хоронили с оркестром.

И еще одно вдруг вспомнилось: когда дед умер, мать — единственный раз на памяти Сигизмунда — ходила в костел.

…А мать вдруг не на шутку разволновалась: с чего это вдруг сын крамольного деда вспомянул. На самом деле, подозревал Сигизмунд, мать так до сих пор и не поверила в то, что коммунисты не вернутся и не расстреляют всех тех, кто их хулил. Говорила, что нарочно дали свободу слова: пусть, мол, покричат, обнаружат себя, проявятся как следует, а потом их… и того!.. Так что, Гошка, ты осторожнее…

— А что, плохое имя — Сигизмунд? Вспомни лучше, как вы Ярика регистрировали!

…Да, история с регистрацией Ярополка была не из славных. Сигизмунд тогда работал днем и ночью, ковал «Морену» — пока что в виде ларьков да этикеточного издательства. Наталья почти сразу выскочила на работу — помогать муженьку строить светлое капиталистическое будущее. Мать Натальи вышла на пенсию и рьяно взялась помогать молодым. Лучше бы она этого не делала… В результате нести документы в загс и регистрировать сына было поручено теще.

Имя подбирали долго, ссорились и спорили. Наталья хотела как-нибудь красиво

— Денис, Эдуард. Сигизмунд настаивал на продолжении польской линии — Казимир, Станислав. В результате сошлись на славянской версии — Ярослав.

Долго втолковывали бабушке: Ярослав. Бабушка записала на бумажку, взяла паспорта и пошла в загс. В загсе бабушку долго корили: почему, мол, мать не пришла. Потом нехотя взяли паспорта, книгу записей актов гражданского состояния, нацелились авторучкой. Недовольно осведомились: как младенца назвать.

Деморализованная и забывшая дома очки бабушка с перепугу брякнула:

— Яро…полк!

Потом дивилась: ни до этого, ни после этого историей не интересовалась и жизнь Ярополка Окаянного не трогала ее ни в малейшей мере. Более того, не знала тещенька никакого Ярополка Окаянного. И вот — на тебе! — всплыло.

— Ничего, Гошенька, вот будет Яренька паспорт получать — и поменяет имя, — заискивающе говорила вечером теща кипящему от ярости зятю (Наталья давилась хохотом). — Говорят, можно менять и имя, и фамилию…

— И отчество, — гневался Сигизмунд.

Как в воду глядел. Сотряс катаклизм семейство Моржей — и… Того гляди, вырастет — отчество сменит.

…Мать настаивала:

— Что ты вдруг про «Сигизмунда»-то заговорил, а?

— Да так… Дед приснился. Будто водку с ним пью, — сказал Сигизмунд первое, что пришло в голову.

Мать переполошилась. Велела в церковь сходить.

Сигизмунд поспешно стал сочинять дальше:

— Да нет, все нормально. Мы с ним будто в старом доме, под Лугой, на даче, водку пьем…

— Ой, ой… — тихо всхлипывала на том конце провода мать — боялась.

— Ну вот, потом дед захотел курить, на крыльцо пошел. Я говорю: погоди, я с тобой. А он мне строго так: нет, мол, еще рано тебе со мной, Гошка. И канул.

Мать потихоньку успокаивалась. Вздыхала.

— Ты все-таки сходи, вреда ведь не будет…

— А дед что, крещен был? — спросил Сигизмунд.

— Да что ты все про него! Ну да, крещен, конечно.

— В католической, а?

— В латинской, — поправила мать строго. — Поляк же…

— А ты?

— Я, Гоша, двадцать лет в партии состояла… — ответила мать. И добавила вдруг: — В латинской, конечно.

— А меня вы тоже в латинской крестили?

— Ты у нас православный, — печально молвила мать. — В деревне прабабушка Дуня, царствие ей небесное… Хорошо хоть так… А шведы-то твои…

— Норвежцы? В лютеранской, — нашелся Сигизмунд.

— Тьфу, я не про то. Съехали?

— Нет. Сейчас в пароходство умчались. Ругаться. А Олав Карлссон — баптист…

— Ну ладно, Гошенька, ты, если что, звони… Да, отец говорит: приедешь в гости, завези чего почитать… На Новый Год-то к нам придешь?

— Нет, мам. Я к друзьям, у нас тут компания… Я первого января приеду.

— Ну хорошо, хорошо…

Сигизмунд положил трубку, оделся-умылся — и очень вовремя: в дверь позвонили.

На пороге маячила возбужденная гражданка Федосеева.

— Я ваша соседка с нижнего этажа, — начала она приступ.

— У меня зуб не болит, — оборвал Сигизмунд.

— Я не про то! Вы меня залили!

— Я вас не заливал.

— А я говорю — залили! В туалет с зонтиком хожу!

— У каждого свои причуды, — мстительно сказал Сигизмунд. Он еще не простил гражданке Федосеевой ее последней выходки.

Она недобро поглядела на него.

— Я вам говорю — залили. Обои изгадили, по стене течет…

— Прошу, — пригласил Сигизмунд. — Убедитесь сами. У меня ничего не течет.

Федосеева вошла в квартиру. Кобель, изнемогая от счастья — гости! — повис лапами на ее кофте.

— Уберите! — испугалась Федосеева.

— Он не кусается. — Сигизмунд взял пса за ошейник. Кобель вилял хвостом и сдавленно повизгивал — рвался облизать Федосееву.

Федосеева, подозрительно оглядываясь на Сигизмунда, двинулась по коридору. Оглядела пол, потолок.

— Где вас заливает?

— В большой комнате.

— Прошу.

Изысканно-вежливый потомок польских шляхтичей распахнул перед Федосеевой двери. Та покосилась неодобрительно — на полу лежал сбитый спальник. Покойный дед мрачно взирал со стены.

Комната была идеально сухой и чистой. «Перекрытия хорошие, дня два сочиться будет», — вспомнилось пророчество дяди Коли. Конечно, Сигизмунд мог бы объяснить гражданке Федосеевой причины ее бед и неурядиц, но — не хотел. Вредничал.

С почти неприкрытым злорадством наблюдал, как она крадучись идет по комнате, обследуя чуть ли не каждую половицу. Сухо. Осмотрела стены — вдруг злокозненный Сигизмунд, чисто из желания сотворить пакость, на стены чего лил. Да нет, сухие стены. Блин, сухо, сухо!

— Извините, — сказала наконец Федосеева.

— Пожалуйста. — Сигизмунд услужливо раскрыл перед ней входную дверь. Соседка гневно удалилась.

Закрыв дверь, Сигизмунд отпустил пса, позволил облизать себя, засмеялся. Почему-то у него поднялось настроение.

Оглавление

Обращение к пользователям