Глава 38

Калли пользовался портативным телефоном в «порше», чтобы поддерживать связь с оперативным центром в Александрии. Хэк направлял его с помощью компьютерной программы, называя ему номера дорог и указывая точные расстояния от поворота до поворота, что позволяло поддерживать максимальную скорость, не обращая внимания на дорожные знаки.

Когда Хаузер свернула на дорогу 609, Калли поблагодарил Хэка за помощь и положил трубку на рычаг. Он тут же достал две рации, прикрепил их к поясам — своему и Хаузер, надел на себя и на нее крошечные наушники и ларингофоны, не мешая ей управлять машиной. Они сразу же связались с разведывательным вертолетом.

— «Дефендер», говорит Калли. Вы нас видите?

«Дефендер» летел на высоте шесть тысяч футов, откуда открывался широкий панорамный вид на территорию вокруг дома-прицепа и коттеджа около озера.

— Да, Калли, я вижу вас, — ответил второй пилот, не сводя глаз с фар «порша». — Мы сузили круг объектов до двух. Первый объект находится примерно в одной миле от вас. Вы увидите проселок слева, сразу же за столбом электропередачи. Подъездная дорога длиной в три четверти мили выводит на небольшую лужайку. В конце дороги большой дом-прицеп, а перед ним «шевроле-блейзер». Последний отрезок дороги идет по открытому месту, и вам надо выключить фары, перед тем как вы на него выедете.

Хаузер быстро прошла крутой поворот и вновь услышала в наушниках спокойный, неторопливый голос второго пилота:

— Через сто метров вы увидите столб. Поворот в десяти метрах за ним.

Увидев столб, Хаузер сбросила газ, переключилась на низшую передачу и свернула на проселок. Здесь ей пришлось ехать на второй передаче. Чтобы ехать по узкой дороге, достаточно было света подфарников, поэтому она выключила фары.

Калли протянул руку к своей кожаной дорожной сумке, лежавшей на заднем сиденье, достал оттуда запасной пистолет и пристегнул его к кобуре на левой ноге. Затем сунул руку в сумку, взятую им в самолете, и извлек пару очков ночного видения, которые положил на колени. Он вытащил полуавтоматический пистолет из наплечной кобуры и заменил израсходованные в этот день патроны.

Спустившись с небольшого холма, Хаузер вновь услышала голос второго пилота:

— У самого подножия холма дорога круто поворачивает направо, еще двадцать метров — и вы на лужайке. Выключите весь свет.

Хаузер последовала этим указаниям, тем временем Калли надел на нее очки ночного видения, надел свои очки и стал рассматривать окрашенную в зеленый цвет местность впереди.

— Снаружи прицепа никого нет, — сообщил второй пилот, осматривая экраны обоих мониторов. — Внутри два человека. Оба в передней комнате. Сейчас они как будто бы неподвижны.

Калли снова протянул руку на заднее сиденье. Он вынул из чехла снайперскую винтовку, а Хаузер выключила двигатель и остановилась за кедровой рощей у края лужайки.

Луна залила ярким светом лужайку, и Калли и Хаузер сняли громоздкие очки ночного видения, ибо для их целей было достаточно светло. Хаузер сунула очки в боковой карман наплечной сумки, предварительно вынув оттуда оружие, а Калли убрал свои очки в сумку с патронами для снайперской винтовки, и когда они оба вышли из машины, забросил сумку за спину.

Они держались края дороги, пригнувшись и прячась за кустами. В двадцати футах от фасада прицепа они спрятались за высоким дубом, и Калли, через микрофон, велел Хаузер обойти прицеп и следить за задней дверью.

— Сообщи мне, когда займешь нужную позицию, — добавил он.

Хаузер, согнувшись, скрылась за прицепом, а Калли прижался к его передней стене, возле окна, слева от входа.

Он услышал в наушниках тихий голос Хаузер:

— В доме всего одна задняя дверь. Я за небольшим сараем слева от него.

— Попробую заглянуть внутрь, — сказал Калли. — Будь готова действовать, если меня заметят.

Калли услышал внутри голос и музыку и понял, что работает телевизор. Он подкрался ближе к окну, заглянул внутрь и тут же отдернул голову. Беглого взгляда на людей при тусклом свете, исходящем от экрана телевизора, было достаточно: он убедился, что это не то место, которое им нужно.

— «Дефендер». Вы уверены, что в прицепе только двое людей?

— Абсолютно, — ответил второй пилот.

— Тогда это не то место. Мужчина и женщина, сидя на диване, смотрят телевизор. Мужчина не Малик, а женщина не моя дочь.

— Значит, остается дом на озере, — ответил второй пилот. — Быстрее выбирайтесь оттуда. Когда доедете до шоссе, я дам вам дополнительные указания.

Хаузер, слышавшая этот разговор по радио, тут же присоединилась к Калли, и они со всех ног побежали к «поршу». Мчась назад по проселку, Хаузер использовала все преимущества своего спортивного автомобиля, и вскоре они уже были на шоссе.

Джек Мэттьюз и начальник шарлоттсвильской полиции Нил Брейди то пили кофе, то нетерпеливо расхаживали по конференц-залу. Прошло больше часа после их последнего разговора с Бёррэсом. Услышав пронзительное верещание телефона, оба они бросились к аппарату, и Мэттьюз поднял трубку с рычага, прежде чем он успел заверещать вновь.

— Джордж Андерсон и Джон Малик — одно и то же лицо, — сказал прерывающимся от возбуждения голосом Бёррэс. — Лоренс сдал ему свой коттедж больше месяца назад.

— Где он находится?

Бёррэс объяснил.

— Вы должны знать, что это охотничий домик со всеми приспособлениями для разделывания дичи и с большими холодильниками и морозильниками для ее хранения.

— Спасибо, — сказал Мэттьюз, кладя трубку.

Брейди слышал этот разговор по динамику.

— Я знаю эту местность. Около сорока пяти минут езды отсюда.

— Мы должны подобраться к месту как можно ближе.

Брейди подошел к висевшей на стене крупномасштабной карте графства Флюванна, провел пальцем вдоль шоссе, ведущих к дороге 609.

— В трех милях от охотничьего дома находится гравиевый карьер. Там есть большая площадка для загрузки грузовиков.

— Достаточно большая для двух вертолетов?

— Да.

— Вы знаете, кто шериф округа?

— Да. Бёрт Маханес. Хороший, надежный полицейский.

— Позвоните ему и скажите, чтобы выслали как можно больше людей к гравиевому карьеру, и пусть дожидаются нас. Не говорите ему о том, что происходит. Мы введем его в курс операции по прибытии. Я не хочу, чтобы кто-нибудь подходил к охотничьему домику, пока мы не оцепим все кругом и не убедимся, что Малик там.

— Я могу собрать свою команду в течение часа, — предложил Брейди.

— Спасибо вам, шеф, но у нас есть специальные группы коммандос по спасению заложников, которые базируются в Куантико. По сигналу тревоги они собираются за два часа, а в случае необходимости могут и быстрее. Я предпочел бы использовать их — они специально подготовлены для этого. Если хотите, можете взять с собой своих людей в качестве резерва.

* * *

Калли тихо выругался, когда «порш» уперся в запертые ворота в самом начале проселка.

— Открой крышку багажника, — сказал он по радио Хаузер и, забежав назад, схватил рукоятку домкрата, сбил висячий замок, размотал цепь и открыл ворота.

Хаузер закрыла багажник и проехала в открытые ворота, остановившись, чтобы подобрать Калли. Она медленно поехала через лес, по изрытой рытвинами дороге, стараясь держаться правее, так как левая часть дороги была размыта недавно прошедшим сильным ливнем. «Порш» с его низкой посадкой дважды чиркал дном о землю, но Хаузер все же миновала опасные места и, так как дорога пошла под уклон, включила первую передачу.

В наушниках послышался голос второго пилота. Он хорошо видел, насколько далеко достигает свет их фар.

— Выключите свет, — сказал он. — У подножия холма дорога поворачивает налево и выходит из леса. Тут вам надо остановиться. Коттедж находится примерно в двухстах метрах от того места, где вы увидите озеро.

Хаузер поставила рычаг на «нейтралку» и выключила двигатель. Лунного света, проникающего сквозь листву, было достаточно, чтобы, проехав по инерции некоторое расстояние, остановить машину до выезда из леса. Она и Калли выскочили из машины и побежали вдоль дороги и через высокую, по пояс, траву.

Добежав до перевернутой старой лодки в десяти ярдах от крыльца, они остановились и опустились на колени. Хаузер позади Калли.

Калли увидел свет, падавший из маленького бокового окошка возле заднего угла. В остальной части дома было темно.

— «Дефендер», — шепнул он в микрофон, — они все еще в задней комнате?

— Совершенно точно, — ответил второй пилот. — Больше никого ни в доме, ни вокруг него нет.

— Прикрывай дом спереди, — сказал Калли своей спутнице. — Я попробую подойти к окошку. — Помолчав, он посмотрел на нее в упор. — Если представится возможность стрелять, никаких колебаний. Всади в него всю обойму.

Хаузер кивнула и спряталась за перевернутой лодкой, наведя оружие на переднюю дверь. Калли снял с плеча снайперскую винтовку и прошел к боковому окошку, остановившись по дороге возле «эксплорера» и заглянув в открытое боковое стекло. Ключи торчали в замке зажигания, он протянул руку, вынул их, спрятал в карман, затем укрылся за рядом дубов и кленов, что росли у дома.

* * *

Намылив кремом для бритья все тело Дженни ниже талии, Малик вооружился опасной бритвой. Видя это, Дженни не могла сдержать дрожи. Он выбрил ее ноги, а затем перешел к лобку, выбривая оставшиеся после стрижки ножницами короткие волоски. Стирая полотенцем остатки крема, он подпевал печальной деревенской балладе, которую передавали по радио.

— А теперь, моя сучка, пора отстричь твои золотые локоны, — сказал он. — Я считаю, что нет ничего более сексуально привлекательного, чем женщина с обритой головой.

Самодовольно улыбаясь, Малик направился в дальний конец комнаты, за ножницами.

Глаза Дженни тотчас же устремились к лезвию, лежащему на столе около ее колен, поблизости от баночки с кремом для бритья. Она знала, что это ее единственная возможность спастись, и собирала все свои силы для того, что намеревалась сделать. Еще никогда в жизни она не причиняла боль ни одному живому существу, разве что случайно, но это действительно был ее единственный шанс спастись.

Пока Малик брил ее ноги, она вновь натянула ремни, пытаясь вырвать кисти рук из стягивающих их петель. Она закрыла глаза, помолилась и изо всех сил дернула руки.

Ее левая рука освободилась довольно легко, но правая застряла в петле. Продолжая смотреть на все еще стоявшего спиной к ней Малика, она снова дернула. И на этот раз удачно: освободилась и ее правая рука. Взяв бритву, она тут же протянула руки вверх, над головой, схватила ремни и дважды обмотала их концы вокруг кистей. Когда она увидела, что он повернулся лицом к столу и наводит объектив видеокамеры на верхнюю часть ее тела, ее опять охватила дрожь.

* * *

Калли стоял среди деревьев в двадцати ярдах от окна. Его скрывала густая тень, и никто не мог бы его увидеть, если бы выглянул из дома. Он поднял снайперскую винтовку и через оптический прицел ночного видения посмотрел в ярко освещенную комнату.

С того места, где он стоял, ему была видна лишь небольшая часть комнаты: стеллаж с книгами и стереосистемой. Оставаясь в тени деревьев, он стал двигаться направо, все время наблюдая за комнатой через оптический прицел.

Калли задержал свой взгляд на видеокамере, установленной на треножнике с другой стороны большого разделочного стола, затем перевел его туда, куда был направлен объектив. При виде обнаженной ноги он весь оцепенел и с такой силой выдохнул воздух, точно его пнули ногой в грудь.

— Боже мой! — выдохнул он и едва не выронил винтовку, увидев распростертую на большом деревянном столе обнаженную дочь.

— В чем дело? — спросила Хаузер по радио. — Калли!

— Оставайся на месте, — сказал он, быстро оправляясь от полученного им шока. — Дженни внутри. Но Малика я не вижу.

— С Дженни все в порядке?

— Не знаю.

Приложив глаз к прицелу, Калли увидел, что голова Дженни шевельнулась.

— Она жива, — шепнул он по радио.

— Слава Богу, — сказала Хаузер.

Калли осмотрел через прицел все тело Дженни. Оно как будто бы было цело и невредимо. Ее открытые глаза, видимо, смотрели на Малика. Ее правая рука была ближе к окну, и Калли заметил, что она что-то сжимает в пальцах, одновременно держа ремень так, точно ее рука была привязана. Всмотревшись, Калли различил в ее руке лезвие бритвы.

Затем он стал искать через прицел Малика и наконец обнаружил его в правом углу. Он смотрел в видеоискатель видеокамеры.

— Малик в комнате, — сказал Калли в микрофон. — Можно попробовать выстрелить в него.

Калли стал шаг за шагом подвигаться налево, ища наиболее подходящее место для точного выстрела. Прислонив винтовку к стволу дерева, он навел ее на голову Малика. Сделал глубокий вдох, легкий выдох и начал медленно нажимать на спусковой крючок, но тут вдруг голова Малика качнулась в сторону.

Калли вновь прицелился, но Малик вдруг вообще исчез из оптического прицела. Поняв, что замышляет его дочь, Калли решил не стрелять из винтовки. Дженни может быть сильно ранена одним из осколков, которые разлетятся по всей комнате. А если стекло термостойкое, толще обычного, пуля может отклониться в сторону, и тогда Малик успеет убить Дженни, прежде чем он ее спасет.

— Наблюдай за фасадом дома, — предупредил он Хаузер по радио. — А я зайду сзади, посмотрю, нет ли там двери, ведущей прямо в комнату, где они находятся.

Калли положил на землю винтовку и сумку с патронами и налегке побежал вдоль деревьев. Оказавшись в стороне от окна, он, уже не прячась, направился к задней части дома. Там и в самом деле была дверь, и, вытащив из наплечной кобуры пистолет, Калли вплотную прижался к стене. Затем быстро осмотрел тяжелую сосновую дверь. Если она заперта, одним пинком ее не откроешь. Из комнаты доносились звуки музыки, и, воспользовавшись этим, Калли медленно повернул дверную ручку. Дверь была заперта изнутри.

* * *

Руки Дженни так дрожали, что она едва не выронила бритву, удержав ее в самый последний момент. Малик отошел от видеокамеры и направился к разделочному столу, пощелкивая ножницами в ритме особенно любимого им мотива. Дыхание Дженни стало прерывистым, она вся напряглась и крепко стиснула рукоятку бритвы, с ужасом думая о том, что ей предстоит сделать.

Малик наклонился над столом, провел рукой по ее волосам и поднял ножницы, готовясь отрезать косы. Дженни взмахнула лезвием. Полоснула раз, другой — и еще раз.

— Прочь от меня! Прочь! — закричала она во весь голос. Лезвие глубоко вонзилось в руку Малика в двух местах, третий удар пришелся по плечу. Малик выпрямился и отодвинулся. Дженни нагнулась вперед, чтобы перерезать стягивавшие ее ноги ремни. Малик смотрел на нее, потрясенный, не веря собственным глазам.

— Проклятая грязная сучка! — в гневе проревел он и попятился прочь от стола, ибо Дженни вновь попыталась ударить его, едва не полоснув его по животу.

Малик посмотрел на темные пятна крови, расползающиеся по его рукаву и по переду рубашки. Он бросил ножницы и схватил с полки над столом большой разделочный нож.

— Грязная сучка! — опять закричал он и хотел было броситься на Дженни, когда в дверь громко ударили, затем еще. Несколько секунд Малик стоял в растерянное ти, не зная, что делать, с высоко поднятым ножом в руке. Дженни между тем перерезала последний ремень. Он понимал, что дверь вот-вот слетит с петель.

Сработал прочно укоренившийся инстинкт, и Малик стал искать глазами свой пистолет, тут же сообразив, однако, что оставил его вместе с прихваченным им на складе полуавтоматическим пистолетом в «эксплорере». Еще один мощный пинок — и дверь вылетела вместе с петлями.

Малик кинулся из комнаты, и в тот же миг вбежал Калли.

— Папочка! — закричала Дженни и бросилась ему навстречу.

Калли обнял ее одной рукой, отвел в угол и, стоя перед ней, осмотрел комнату, постепенно поворачивая дуло пистолета.

— Где он?

— Убежал в другую комнату.

— Калли? Что там происходит? — спросила Хаузер, услыхавшая выстрелы и его голос по радио. — С гобой все в порядке?

— Все в порядке. Возможно, он выбежит из передней двери.

— Я все еще на старом месте, за лодкой.

— Иди сюда, ко мне, — сказал Калли. — Пройди в тени деревьев. Малик где-то в доме. Я хочу, чтобы ты позаботилась о Дженни, пока я буду заниматься Маликом.

Калли увидел длинный дождевой плащ, висящий на гвозде около двери, снял его и передал Дженни, которая тут же надела его.

— Эта женщина, что со мной, Джули Хаузер. Я хочу, чтобы ты была под ее защитой.

— Не оставляй меня, папочка. Пожалуйста, не оставляй.

— С тобой будет все хорошо, родная. Обещаю тебе. Она бывший полицейский. И знает, что делать.

— Нет, папочка. Останься со мной.

— Я должен задержать его.

В дверях появилась Хаузер с револьвером в руке; осмотрев комнату, она подбежала к Калли и Дженни.

Оба пилота в разведывательном вертолете слышали радиопереговоры между Калли и Хаузер и хорошо поняли ситуацию. Им уже незачем было скрываться, и они пошли на снижение.

Второй пилот, посмотрев на экран тепловизора, увидел светлое пятнышко в передней части дома.

— Калли, объект все еще в доме.

— Выведи Дженни наружу, в лес, — сказал Калли Хаузер. — Попытайся вернуться к машине.

Второй пилот посмотрел на экран прибора ночного видения, убедился, что лужайка вокруг дома пуста, и вновь перевел взгляд на экран тепловизора, чтобы удостовериться, что Малик еще в доме.

— Хаузер, вы с девушкой можете спокойно добежать до машины, — сказал второй пилот. — Если Малик выйдет из дома и направится в ту же сторону, я увижу его задолго до того, как он увидит вас.

— Осторожно, папочка. Он полный псих, — сказала Дженни и вместе с Хаузер, держась за ее руку, выбежала из дома.

* * *

Малик прополз через гостиную на четвереньках и отворил дверь кладовки у переднего выхода. Вытащил оттуда легкий пуленепробиваемый жилет, мощное помповое ружье двенадцатого калибра, коробку трехдюймовых патронов «магнум», зарядил четыре в магазин, пятый загнал в патронник и насовал как можно больше в карманы своих брюк.

Раны от бритвы болели не так сильно, но он все же осмотрел их. Диагональный плечевой порез был поверхностным, но две другие раны были глубокими и сильно кровоточили. Он достал из кладовки шарф, замотал им руку, прикрыв обе раны, и затянул его зубами потуже, наподобие жгута. Затем надел пуленепробиваемый жилет, а поверх него легкую ветровку, застегнув «молнию», чтобы жилета не было видно.

Малик встал на одно колено и прислушался. Не слыша никаких шагов, он выглянул наружу сквозь стекло в передней двери и внимательно осмотрел лужайку, вплоть до озера. Не видя никого, встал на ноги, спокойно открыл дверь и вышел на крыльцо. Вновь прислушался, услышал шум приближающегося вертолета, пробежал по крыльцу и перемахнул через перила, приземлившись в кустарнике внизу.

Калли тем временем пробежал через коридор, ведущий в кухню, и укрылся за небольшой перегородкой, отделяющей ее от гостиной. Быстро выглянул из-за угла и, почти ничего не видя в темной комнате, отодвинулся назад.

Снаружи Малик, пригнувшись, бросился к тому месту, где оставил свой «форд-эксплорер». Не обнаружив в замке зажигания оставленных им ключей, он побежал к задней стороне коттеджа и остановился, прислушиваясь и ища глазами Калли.

В тридцати пяти милях от коттеджа Грегус, который сидел в задней части второго вертолета и слышал все радиопереговоры, приказал пилоту идти на снижение, взяв курс на коттедж.

Второй пилот «Дефендера», зависшего над лужайкой, увидел небольшое светлое пятно на экране тепловизора. В сорока ярдах слева виднелись еще два призрачных пятнышка.

— Где вы находитесь, Хаузер? — спросил он.

— В лесу слева от дома.

— Идите по высокой траве к берегу озера, — сказал второй пилот. — Вы можете беспрепятственно вернуться к машине.

Взглянув на экран тепловизора, он увидел, что Хаузер и Дженни вышли из-под деревьев и бегут к озеру. Первое пятнышко, вытянувшись в длинную белую полоску, направилось к лесу. Четвертое пятнышко он заметил в коттедже и, подумав, что это, вероятно, Калли, решил на всякий случай удостовериться в этом.

— Калли, ты еще в доме?

— Да. Подхожу к передней двери.

— Объект направился в лес справа от крыльца. Ты можешь спокойно выйти.

Калли выбежал наружу. Его изображение на экране тепловизора сразу стало ярче.

— Объект углубился в лес примерно на десять метров и удаляется от тебя, — сказал второй пилот.

Пробежав через лужайку, Калли хотел вынуть из висевшей у него за спиной сумки очки ночного видения, прежде чем углубиться в лес. Тут он вспомнил, что оставил ее на земле, вместе с винтовкой.

— Объект остановился, — сказал второй пилот. — Он находится примерно в сорока метрах от тебя. — Он посмотрел на экран прибора ночного видения, но инфракрасные лучи не проникали сквозь густую листву. Однако тепловизор показал светлое пятно за большой грудой валежника. — Похоже, что он подкарауливает тебя в засаде.

Калли осторожно двигался вперед, переходя от дерева к дереву. Лунный свет, просачиваясь сквозь листву, позволял ему смутно различать то, что находилось перед ним.

Посмотрев вверх, в просвет между деревьями, Малик увидел в семидесяти-восьмидесяти футах над собой неподвижно зависший вертолет. Поток воздуха от вращающихся лопастей осыпал его листьями.

— Объект находится в десяти метрах от тебя, — сообщил второй пилот Калли.

В этот момент Калли увидел вспышку и услышал выстрел. Он приник к земле, и слева от него пронесся вихрь дробинок. До него донеслось, как Малик вгоняет в патронник второй патрон. Через миг над ним пролетел второй вихрь дробинок, который поразил бы его, если бы он не лежал, распластавшись на земле.

Калли трижды быстро выстрелил в ту сторону, где увидел вспышку, и тотчас же откатился в сторону. Последовал третий выстрел, дробинки взрыли землю как раз там, где он лежал.

Малик вскочил на ноги и побежал, продираясь через подлесок. Достигнув длинной узкой просеки, прорубленной в лесу для столбов электропередачи, он остановился и увидел над верхушками деревьев приближающийся вертолет.

— Объект перебежал на другое место, — сообщил пилот Калли. — Он находится в тридцати метрах правее тебя. Стоит неподвижно на краю просеки.

Калли поднялся и быстро двинулся к просеке. Увидев впереди линию электропередачи, он пошел медленнее, пристально вглядываясь в тени.

Просека была не шире тридцати ярдов. С обеих сторон ее обступал густой лес. Выбежав из-под прикрытия, Малик оглянулся через плечо на преследующий его вертолет, который в этот момент поднялся, чтобы не задеть электрические столбы. По ту сторону просеки было идеальное место для засады. Когда Калли появится в ярком лунном свете на открытом месте, можно будет стрелять почти наверняка. Но на самой середине просеки, оглянувшись еще раз, Малик споткнулся о большой камень, зашатался, пытаясь удержаться на ногах, и упал. Ружье выпало у него из рук и отлетело в сторону.

Малик тотчас же поднялся на колени и стал искать ружье в высокой, по пояс, траве. Он нашел ружье в тот миг, когда вертолет завис над противоположной стороной просеки.

Малик повалился на спину и выстрелил в вертолет; дробь ударила рикошетом о бронированную обшивку кабины и не причинила никакого вреда. Он выстрелил еще раз, попав в установленное под фюзеляжем техническое оборудование.

Не имея никакого оружия на борту, чтобы ответить на огонь, маленький разведывательный вертолет быстро отлетел прочь.

— Черт! — выругался второй пилот. — Тепловизор не работает.

Перед просекой Калли остановился, высматривая среди высокой травы Малика.

— Где он? — спросил Калли у второго пилота.

— Я видел вспышки выстрелов в траве, в двадцати футах от противоположного конца просеки, — ответил второй пилот, сосредоточенно глядя на зеленоватый экран прибора ночного видения. — Если он уже в лесу, дело осложняется. Я ничего не вижу через густую листву, а тепловизор вышел из строя.

Но Малик еще не достиг леса. Он поднялся на одно колено, так, что его голова и плечи едва возвышались над травой, и, прежде чем двинуться дальше, оглядел лужайку. Он увидел, как Калли вышел на открытое пространство и медленно двинулся к нему, держа пистолет обеими руками. Малик быстро загнал еще один патрон в патронник, но, услышав негромкий лязг, Калли сразу же определил, где он находится, и мгновенно прицелился в почти неразличимый в траве силуэт, в тридцати футах от него. Опередив Малика, он дважды выстрелил. Обе пули попали Малику прямо в грудь, опрокинув его на спину. Ружье выстрелило в воздух.

Калли знал, что попал в цель, но все же, продвигаясь вперед, к тому месту, где упал Малик, был настороже.

— Объект упал, — сказал он по радио. — Я всадил ему две пули в грудь. Я не вижу его, не вижу, чтобы он шевелился в траве.

— Попробую его найти, — сказал второй пилот, и первый пилот развернул вертолет так, чтобы можно было удобнее наблюдать просеку.

Две пули наверняка убили бы Малика, если бы не попали в нагрудную пластину в самом центре его пуленепробиваемого жилета. Это спасло его, хотя он и почувствовал сильный удар в грудь, такой сильный, что потерял дыхание. Через несколько секунд он, однако, оправился и пополз на локтях вперед. Он достиг края леса как раз в тот миг, когда вертолет подлетел ближе.

Второй пилот уже не обнаружил Малика на просеке. Но увидел, как Калли ищет в траве его тело.

— Этот сукин сын уполз, — сказал Калли. — Но я уверен, что обе мои пули попали в него.

— Значит, на нем бронежилет.

При лунном свете Малик увидел след, тянущийся по примятой траве к противоположной стороне просеки. И в тот же миг услышал лязг. Он приник к земле, и вихрь дробинок пронесся над его головой, ударившись об электрический столб позади него.

Малик поднялся и побежал в лес, но тут же остановился, чтобы сориентироваться. С трех сторон от него на многие мили тянулись леса и поля, и он свернул направо, к проселочной дороге, которая вела к дому.

— Калли, — послышался голос Хаузер. Она сняла наушники, когда они с Дженни добрались до «порша», но, услышав выстрелы, вновь надела их. — С тобой все в порядке?

— Да, — ответил Калли. — Как там Дженни?

— Хорошо. Достойная дочь своего отца. — К этому времени Дженни уже успела одеться в платье, которое Хаузер достала для нее из багажника. — Мы находимся около машины. Все кончено?

— Еще нет.

К связи подключился Грегус. «Блэкхоук» быстро приближался к коттеджу.

— Хаузер, не разговаривай на этой частоте.

Повинуясь его распоряжению, Хаузер сняла наушники и тут же услышала шум приближающегося большого вертолета.

Калли пополз в ту сторону леса, где видел вспышки выстрелов.

— «Дефендер», ты его не видишь?

— Нет, — ответил второй пилот. Первый пилот поднял вертолет выше, чтобы расширить поле обозрения, но кругом лежали густые леса. Второй пилот осмотрел несколько открытых лужаек, но не увидел поблизости никого, кроме Калли.

Малик рысцой бежал через лес, иногда останавливаясь и прислушиваясь к шуму вертолета. Он мысленно улыбнулся, поняв, что тот обследует лес севернее того места, где он вошел в него, тогда как он бежал вдоль просеки в противоположном направлении. Когда вертолет перелетел на другой сектор, что-то мелькнуло перед глазами второго пилота, но он не сразу догадался, что это Малик, тотчас же скрывшийся в лесу.

— Калли, объект находится в четверти мили от тебя, южнее, он, видимо, возвращается к коттеджу.

— Ты уверен? — Калли остановился, холодные мурашки пробежали по его спине.

— Уверен. Он только что пересек лужайку. — Второй пилот осмотрел местность, пытаясь определить, куда направляется Малик. — Он движется прямо к озеру. Вероятно, к своей машине.

— Ключи от нее у меня. Он наверняка проверил это, когда выбежал из коттеджа. Сейчас он бежит к «поршу»… Хаузер! — позвал Калли. Ответа на было. — Хаузер! — позвал он снова, затем вспомнил, что Грегус велел ей отключиться. Вероятно, она сняла наушники и не слышит его.

Калли повернулся, выскочил на просеку и кинулся бежать.

«Дефендер» круто развернулся и с громким ревом промчался над его головой, направляясь к озеру. Второй пилот внимательно наблюдал за землей, иногда с помощью прибора ночного видения, иногда невооруженным глазом. Когда вертолет приблизился к озеру, второй пилот увидел, что узкая полоса деревьев заканчивается в шести — восьми футах от «порша». Хаузер и Дженни стояли перед машиной. Прячась под густым навесом листвы, незамеченный ими, Малик мог легко убить их.

— Калли, — послышался в наушниках голос первого пилота, — я сделаю несколько маневров прямо над машиной, чтобы привлечь их внимание. А может быть, мне удастся отогнать Малика.

— Ты не мог бы подобрать их?

— Нет. У нас двухместная кабина.

Наблюдая за бегущим Калли, второй пилот добавил:

— Остается еще десять метров до того места, где объект углубился в лес, — сказал он. — Оттуда ты можешь бежать по прямой к «поршу».

Калли ничего не ответил. Он бежал что было мочи, спотыкаясь, задевая кусты и раздвигая низко свисающие ветви.

Первый пилот снизился над деревьями и еще больше над озером. Затем направился прямо к «поршу», стоявшему на проселочной дороге. Машина была наполовину прикрыта деревьями. В последний миг вертолет взмыл вверх, так, что его шасси пронеслось меньше чем в шести футах от крыши «порша».

Удивленные этим маневром, Хаузер и Дженни пригнулись, а затем увидели, что вертолет быстро развернулся на сто восемьдесят градусов и полетел к машине. На этот раз он завис меньше чем в пятнадцати футах от земли, в десяти ярдах от машины.

В свете кабины растерявшаяся Хаузер увидела второго пилота; отчаянно жестикулируя, он показывал ей на лес возле «порша». Она сразу же поняла, в чем дело; схватила Дженни за руку, толкнула ее на землю рядом с собой позади машины и вынула револьвер из наплечной* сумки. Увидев, что Хаузер поняла угрожающую им опасность, первый пилот поднял вертолет выше, чтобы удобнее было наблюдать за происходящим.

— В чем дело? — спросила Дженни.

— Вероятно, Малик направляется в нашу сторону.

Лежи спокойно.

Приподнявшись, Хаузер стала внимательно присматриваться к тому, что делается вокруг, стараясь уловить какое-нибудь движение в густых лесных тенях. Вспомнив о наушниках, взяла их с капота и надела на голову.

— Калли! Малик бежит в нашу сторону?

— Да, — подтвердил Калли, продолжая бежать; дыхание его было тяжелым и затрудненным.

— Где ты? — спросила она, продолжая осматривать возможные места появления Малика.

Калли уже видел мерцающую сквозь деревья поверхность озера.

— Совсем близко.

— Может, мне уехать вместе с Дженни?

— Нет. Если Малик где-нибудь возле дороги, он убьет вас обеих. Оставайтесь на месте.

— Лежи рядом, — предупредила Хаузер Дженни. — И что бы ни случилось, никуда не отходи от меня.

Малик подождал, пока вертолет поднимется на шестьдесят футов от земли, и начал подбираться к «поршу». Он вышел из-за дерева, все еще держась в тени, но уже в восьми футах от того места, где Хаузер и Дженни прятались за машиной.

— Добрый вечер, леди.

Хаузер и Дженни, вздрогнув, обернулись на его голос и увидели направленное на них дуло ружья.

— Спокойно, сучки, — сказал он, прицелившись в Хаузер. — Я хочу, чтобы ты села в машину, развернулась и въехала обратно в лес, потом остановилась и подождала меня.

Затем он навел ружье на Дженни.

— А ты подойди ко мне и жди, пока подъедет машина… Если ты уедешь без меня, — добавил он, обращаясь к Хаузер, — я убью ее.

Хаузер не шевелилась. Ее спина была все еще обращена к Малику. Обернувшись через плечо, она посмотрела на него. Он не мог видеть револьвера в ее руке.

— Быстрее! — рявкнул Малик. — Не то я буду действовать в открытую и прямо сейчас разнесу в клочья ваши хорошенькие головы.

Хаузер почувствовала то спокойствие, которое так хорошо помогало ей целых два года, когда она работала в отделе по борьбе с наркотиками. Испробовав себя в самых экстремальных ситуациях, она не растерялась и теперь, перед лицом смерти.

Она толкнула Дженни локтем.

— Делай, как он говорит. Ступай к нему.

Дженни, пошатываясь, встала и уставилась на гнусное чудовище, уже уверенная, что оно все равно убьет ее, что бы она ни делала.

— Я не пойду к нему, — сказала она. — Пусть стреляет. Мне все равно.

Малик прицелился ей прямо в лицо. В этот момент послышался нарастающий гул вертолета, который направлялся в их сторону. На какой-то миг Малик отвел взгляд от прицела, желая удостовериться, что его не заметили с вертолета.

Только этого и ждала Хаузер. Она повернулась, прицелилась и три раза нажала на спусковой крючок. Все пули попали прямо в грудь Малику.

Его откинуло назад, и он упал в глубокую тень, все еще продолжая сжимать ружье. Почувствовав острую боль в левой стороне груди, он подумал, что у него перебито ребро, хотя ни одна из пуль не пробила жилет.

Малик перекатился на живот и повернулся к «поршу». Он лежал неподвижно, прижав приклад к плечу и положив палец на спусковой крючок. Хаузер осторожно приближалась к нему, целясь револьвером туда, где он упал.

Низко свисающая ветвь мешала точному выстрелу, но Малик знал, что Хаузер не видит его, и терпеливо ждал, пока она приблизится.

Услышав прямо за спиной хруст ветки, он оцепенел. И вдруг раздался знакомый голос; этот голос говорил тихо, почти шепотом:

— Мне надо было прикончить тебя много лет назад, проклятое дерьмо.

Малик так и не услышал двух выстрелов, которые разнесли его затылок. Хаузер едва не выстрелила в того, кто стоял позади Малика, но сняла палец со спускового крючка, поняв, что голос, который звучит в наушниках, принадлежит Калли.

Выйдя на открытое, освещенное луной место, Калли улыбнулся Хаузер.

— Вот теперь все кончено.

— Он был уже мертв, Калли. Я трижды попала ему в грудь.

— На нем был бронежилет.

Глаза Хаузер расширились.

— Ты мог бы предупредить меня об этом.

— Извини, забыл в этой суматохе. Ну да ладно, теперь все позади.

Широко раскинув руки, Дженни бросилась к отцу. Он крепко прижал ее к себе и поцеловал в голову.

— С тобой все в порядке, моя девочка?

Несмотря на все происшедшее, она была удивительно спокойна, только ее глаза выдавали, какое потрясение она перенесла.

— Со мной все о’кей, папочка. Я чувствую некоторую слабость, но думаю, что глоток крепкого вина сразу же придаст мне бодрости.

— Мы проведем несколько дней вместе. Поедем куда-нибудь, где ты сможешь хорошенько отдохнуть и расслабиться, полностью восстановить свои силы.

— Сейчас не смогу, — сказала Дженни. — Я должна вернуться в колледж.

— Колледж подождет. Я хочу убедиться, что с тобой действительно все в полном порядке. Доверься мне. Через несколько часов ты начнешь ощущать последствия всего того, что с тобой случилось.

— Пожалуйста, папочка. Я вполне здорова. И должна вернуться в Нью-Йорк. Через неделю наша театральная труппа ставит спектакль, и они не могут обойтись без меня. Я не могу их подвести. Поверь мне, я вполне здорова.

— Ну ладно, посмотрим.

Разведывательный вертолет, выполнив задание, набрал высоту и стал удаляться. Калли и Хаузер услышали в наушниках голос Грегуса, и как раз в этот момент «Блэкхоук» появился на горизонте.

— Молодец, Майк, — сказал Грегус, слышавший их разговор по радио. — Все чувствуют себя хорошо?

— Просто превосходно, — сказал Калли, снова поцеловав Дженни в голову и прижав к себе.

Шум вертолета становился все громче: пронзительный вой двух турбинных двигателей и хлопанье лопастей огромного винта наполняли собой ночной мрак. Он снизился над лужайкой, тянущейся вдоль берега озера, как доисторический птеродактиль, приминая траву потоком воздуха от его винта. Зависнув ненадолго у них над головами, вертолет опустился на лужайку между коттеджем и тем местом, где стоял «порш». Четверо мужчин в черной рабочей одежде, с большими вещмешками за спиной, спрыгнули на землю и побежали к коттеджу. Двое устремились в лес за «поршем».

Сойдя с вертолета, Грегус увидел, что к нему приближается Калли. Он пошел навстречу Калли и дружески обнял его за плечи.

— Выключи радио, — громко крикнул он, стараясь, чтобы его голос не потонул в вое работающих турбин, и подождал, пока Калли снимет наушники и микрофон.

— Поздравляю, Майк. Ты хорошо поработал. Дженни в безопасности. Этот мешок с дерьмом мертв. И пока все спокойно в этом мире.

Калли показал на коттедж. Во всех комнатах горел свет, через окна можно было видеть торопливо двигающихся людей в черном.

— Думаю, что когда твои ребята кончат свою работу, все будет выглядеть так, как будто вообще ничего не произошло.

— Таков наш план. И я хочу, чтобы ты рассказал об этом Дженни. Она никому ничего не должна рассказывать.

— Хорошо, я позабочусь об этом. Но мне нужна твоя помощь.

— В чем именно?

— Дженни хочет сегодня вернуться в Нью-Йорк. Не мог бы ты отправить ее туда на своем самолете?

— Никаких проблем. Отвези ее в аэропорт.

— И я хочу, чтобы в Нью-Йорке ее встретил врач Управления. Пусть он отвезет ее в вашу закрытую клинику на Лонг-Айленде, подержит ее там до утра и убедится, что с ней все в порядке.

— Считай, что мы обо всем договорились, — сказал Грегус. К нему подбежал один из его людей с чемоданом, найденным в шкафу спальни.

— Этот самый? — спросил Грегус.

— Да, сэр, — ответил тот, забрасывая чемодан в открытую дверь вертолета, и вновь добежал в коттедж.

— Что в чемодане? — полюбопытствовал Калли.

— Несколько сувениров… Но твоя работа окончена, Майк. У вас есть всего пять минут, чтобы отъехать отсюда, после того как мы взлетим. Я настоятельно советую поторопиться.

— Сейчас уеду, — сказал Калли.

Двое людей, углубившихся в лес, вернулись с большим мешком. В нем, очевидно, лежало тело Малика. Они сунули мешок в вертолет и сами поднялись вслед за ним.

Из коттеджа выбежал еще один человек.

— Там внутри есть кое-что, сэр, что вы должны увидеть.

Грегус пожал руку Калли.

— Звони мне, Майк. Я хочу знать, как пойдут твои дела.

— Ты первый узнаешь об этом.

Грегус прошел вслед за своим человеком в комнату в задней части дома. Человек распахнул дверь холодильника.

— Этот гад совсем спятил, — сказал Грегус, с омерзением глядя на четыре полиэтиленовых пакета на средней полке. В каждом лежало замороженное человеческое сердце.

* * *

Когда Калли ушел, лихорадочная деятельность внутри дома продолжалась; по-прежнему работали двигатели «Блэкхоука». Поэтому никто даже не заметил ухода Калли, который сел в «форд-эксплорер» и подъехал к Хаузер и Дженни, стоявшим возле «порша».

Хаузер была предельно состредоточена. В ней вновь проснулся репортер, и она мысленно отмечала все происходящее. Видела она и как двое людей отнесли тело Малика в вертолет.

— Что они собираются с ним делать? — спросила она у Калли.

— Не знаю. И не хочу знать. Мы должны отвезти Дженни в аэропорт.

Хаузер наблюдала, как Грегус и четверо мужчин вышли из дома и сели в вертолет. Взревели двигатели, огромный вертолет медленно поднялся над землей и, набирая скорость, постепенно скрылся из виду.

— Нам надо выбираться отсюда, — сказал Калли. — Я возьму с собой Дженни. Встретимся в аэропорту.

* * *

«Блэкхоук» поднялся на высоту четыре тысячи футов. Грегус встал на колени у открытой боковой двери, с маленьким радиопередатчиком в руке. Он увидел свет фар двух автомобилей на проселочной дороге и подождал, пока они отъедут подальше. Затем нажал на кнопку радиопередатчика, по сигналу которого должны были взорваться пластиковые бомбы общим весом в восемьдесят фунтов, разложенные по всему дому.

Калли гнал машину с максимальной скоростью, которую позволяла неровная, вся в ухабах дорога. Хаузер старалась не отставать от него. Когда они достигли конца проселка, за спиной у них раздался оглушительный взрыв; от мощной взрывной волны качнулись обе машины, выезжавшие на узкое двухрядное шоссе.

Хаузер, притормозив, оглянулась назад. На несколько секунд ночь превратилась в день — так ярко сверкал огромный оранжевый купол, взметнувшийся высоко над деревьями, затем вместо огненного купола появилось грибовидное облако дыма, высоко взлетели обломки взорванного дома. Хаузер смотрела, не веря своим глазам. Потом вдруг поняла все.

— Этот сукин сын мне все наврал! — вновь и вновь твердила она, ударяя рукой по рулевому колесу.

* * *

Второй пилот «Блэкхоука» увидел небольшое пятно на экране радара: примерно в восьми милях к северо-западу от них в воздухе было что-то еще.

— Мы не одни в воздухе, — передал он по переговорному устройству. — Судя по высоте и скорости, это еще один вертолет.

— Включи антирадарную установку, — сказал Грегус. — И поскорее убирайся отсюда.

Пилот включил антирадар, набрал максимальную скорость и быстро удалился от приближающегося вертолета.

* * *

— Что это за чертовщина! — сказал пилот вертолета, принадлежащего ФБР, увидев вдалеке оранжевый купол.

— Не знаю, — отозвался второй пилот. — Похоже на взрыв, как раз там, куда мы направляемся.

— А где вертолет, который мы только что видели на экране радара?

Второй пилот посмотрел на экран радара, где виднелись теперь сотни пятнышек.

— Кто-то включил антирадар.

Пилот вызвал по радио особого агента Джека Мэттьюза, чтобы окончательно договориться о нападении на коттедж.

Мэттьюз уже ожидал этого вызова. Хотя он и находился в трех милях от коттеджа, он и все, кто его сопровождал, слышали взрыв и видели огненный купол, взметнувшийся в ночное небо.

— Поехали, — сказал он Брейди, который тут же сел рядом с ним в машину.

Мэттьюз отъехал от гравиевого карьера во главе колонны из двенадцати полицейских машин, где сидели представители полиции города, штата и округа.

* * *

Между тем на борту «Блэкхоука», возвращавшегося обратно в Кэмп-Пиэри, Грегус разговаривал с подсевшим к нему начальником команды, задачей которой было замести все следы.

— Сэр, мы не нашли в доме фальшивых денег.

Торопясь закончить операцию и как можно быстрее улететь, Грегус совсем забыл о деньгах.

— Вы все обыскали?

— Все комнаты. Все шкафы. Посмотрели даже под кроватями. К сожалению, у нас было недостаточно времени, чтобы расширить круг поисков. Он мог спрятать их где-нибудь около дома.

— Если деньги находились где-нибудь на расстоянии пятидесяти ярдов от дома, от них остался только пепел.

— Да, сэр. Но, возможно, деньги лежали в машине, которую взял Калли.

— У нас нет доказательств, что Малик выехал со склада с деньгами, не так ли?

— Нет, сэр. Но у нас есть основания полагать, что он все-таки взял с собой деньги.

— Если деньги у Калли, он возвратит их, — мысленно улыбнувшись, сказал Грегус.

— Да, сэр, — ответил начальник команды, подозревая, что Грегус, как и он сам, сомневается в этом.

Оглавление