Глава первая

Хэнк Фрост посмотрел на циферблат “Ролекса”, украшавшего левое запястье его руки, а потом перевел взгляд на большие электронные часы, висевшие над стойкой бара. Капитан покачал головой, пробормотал что-то себе под нос, а затем подозвал бармена. Теперь он снова мог пить свое любимое шотландское виски, а потому сказал:

— Еще раз то же самое, приятель.

Все мысли Фроста были о Бесс. Скоро, уже скоро он ее увидит. И обнимет. И поцелует. И…

Он снова посмотрел на “Ролекс”, считая минуты. Самолет, которым Бесс прилетала из Лондона в Атланту, должен приземлиться меньше чем через полчаса. Ее та не будет никаких неожиданностей.

Фрост повернул голову и взглянул на большой монитор, на котором высвечивалась информация о рейсах. Судя по всему, самолет из Лондона должен прибыть вовремя.

Бармен поставил перед капитаном стаканчик с виски. Оставалось еще двадцать две минуты. Фрост пригубил напиток.

Его голова все еще болела, болел и участок кожи в том месте, которым он остановил кусок моста, взорванного недавно в Майами. С тех пор Фрост еще не пришел в свою обычную форму и чувствовал себя немного скованным и заторможенным.

Он улыбнулся своим мыслям и одним глотком допил виски. Что ж, ради того, чтобы увидеть Бесс, стоило пройти через такие испытания. Ну, может, не через все.

Фрост нашарил в кармане полупустую пачку “Кэмела”, вытащил сигарету и прикурил ее от огонька пламени, выскочившего из старенькой “Зиппо”. Затем спрятал зажигалку и оглядел свой новый синий костюм-тройку. Он хотел выглядеть респектабельно, чтобы доставить удовольствие Бесс.

Капитан бросил на стойку деньги, кивнул бармену, поправил свой черный шелковый галстук и двинулся к выходу из зала, прихватив лежавший рядом на стуле букет алых роз. С цветами в руке он чувствовал себя довольно неловко.

Чувство неловкости усугублял и тот факт, что он был не вооружен. Фрост не рискнул пронести свой арсенал на территорию аэропорта, а потому любимый браунинг калибра девять миллиметров и острый тяжелый нож морского пехотинца остались в машине, которую он взял напрокат и припарковал недалеко от здания воздушного вокзала. Беда в том, что он не любил иметь дело с электронными системами безопасности, а аэропорт был буквально нашпигован подобной аппаратурой.

Однажды он наблюдал — когда системы безопасности еще только входили в обращение — как через контроль-детектор проходил мужчина с кардиостимулятором. Стимулятор внезапно заработал в бешеном темпе, а потом остановился и человек умер. К тому же, в карманах всегда могут остаться какие-нибудь случайно забытые металлические предметы — брелок, зажигалка — и это вызывает ненужную панику и нервотрепку.

А как-то Фросту рассказали о русском туристе, которого обыскали уже в двадцатый раз, но детектор все равно показывал наличие металла. В конце концов выяснилось, что советские дантисты — было это, правда, давно — поставили ему протез на нижнюю челюсть из чистой нержавеющей стали. Пришлось вызывать американского врача, чтобы тот дал свое заключение, а в результате бедняга-турист вынужден был пропустить рейс, да еще и наверняка попал под подозрение КГБ, когда вернулся на Родину.

Все эти истории ужасно пугали Фроста, и он постоянно боялся оказаться на месте такого вот незадачливого пассажира. Но сейчас у него не было выбора и капитан — собрав все свое мужество — стал в очередь к детектору перед выходом в зал ожидания.

Через пару минут он очутился лицом к лицу с симпатичной чернокожей девушкой в мундире работника службы безопасности. Та улыбнулась ему заученной улыбкой и сказала:

— Будьте добры, сэр, сюда.

Фрост прошел несколько шагов и остановился возле небольшого столика, за которым сидел еще один охранник.

— Пожалуйста, выложите на стол содержимое своих карманов, сэр, — сказал мужчина.

— Сейчас, — пробормотал Фрост, достал зажигалку, прикурил сигарету и бросил “Зиппо” перед охранником. Потом положил и все остальное — бумажник, брелок с ключами от квартиры в Саут Бенд, ключи от гостиничного номера и от машины, авторучку, и — наконец — букет роз. В кармане остался только носовой платок.

Охранник взял свою “волшебную палочку” и принялся водить ею вдоль тела Фроста, особенно в районе паха.

— Скажите, — спросил капитан, силясь улыбнуться, — с этой процедурой у вас тут, наверное, от “голубых” отбоя нет?

Охранник не ответил. Он внезапно напрягся, когда раздалось негромкое гудение “палочки”.

— У вас, есть металл при себе?

Фрост хлопнул себя по лбу.

— Конечно, часы.

Он расстегнул браслет и положил “Ролекс” на стол. Охранник обследовал его еще раз и наконец-то улыбнулся.

— Все в порядке, сэр. Благодарю за сотрудничество.

— Не за что, — буркнул капитан, быстро рассовал по карманам свою собственность, вновь одел на запястье часы и посмотрел на циферблат. — Черт возьми, время…

Самолет из Лондона прибывал через одиннадцать минут.

Фрост бросился через зал к эскалатору и спустился вниз. Обезличенный женский голос из динамика предупреждал, что, если пассажир хочет попасть к выходам “три”, “четыре” и “пять”, он должен воспользоваться вагоном подземки.

Капитан услышал шум подъезжающего поезда, подбежал к ближайшему вагону и вошел внутрь. Дверь с негромким шипением закрылась. На сей раз из динамика раздался мужской голос. Он посоветовал пассажирам или присесть, или держаться за поручень. Затем поезд тронулся с места, набрал скорость и нырнул в тоннель.

Фрост хотел посмотреть на часы и тут внезапно осознал, что до сих пор держит в руках дымящуюся сигарету. Он раздраженно огляделся в поисках пепельницы.

— Где, черт возьми…

Слова застряли у него в горле. Капитан, не отрываясь, смотрел на мужчину, который сидел в кресле в противоположном конце вагона. Это лицо Фрост не мог забыть, оно снилось ему по ночам. Но наяву он не видел его уже очень давно, со Вьетнама. Тогда у капитана еще были целы оба глаза…

Фрост почувствовал, как во рту у него пересохло.

— Мартин, — прохрипел он и двинулся по проходу, непроизвольно сжимая кулаки.

Кроме них, в вагоне находились еще четверо: молодая женщина с ребенком в коляске, полный пожилой негр в белом костюме и девушка в цветастом сари, судя по всему — гостья из Индии. Все они — кроме ребенка — удивленно подняли головы и уставились на Фроста. Но капитан не обращал на них внимания, по-прежнему глядя лишь в одном направлении. Его просто трясло от ярости.

— Мартин! Ты, сукин сын! Грязный убийца! Мужчина, сидевший в дальнем конце вагона, поднял голову от журнала, который до того читал.

— Простите, — удивленно сказал он, — я вас не понимаю…

— Ах, не понимаешь? — зарычал Фрост вне себя от гнева. — Вспомни-ка Вьетнам, майора Иэйтса и ту полуторку! Я узнал тебя, Мартин!

— Да что происходит? — изумился мужчина.

Капитан был уже рядом; человек, которого он назвал Мартином, с невинным видом качал головой, одновременно сворачивая свой журнал в трубочку. Металлический голос из динамика объявил, что поезд подходит к перрону номер три, и тут же вагон остановился. Двери открылись.

Мужчина резко взмахнул рукой и ударил Фроста журналом по лицу, целясь в глаз. Капитан успел убрать голову, но в тот же миг Мартин вскочил и нанес удар ногой. Фрост рухнул прямо на женщину в индийском сари. Букет выпал из его руки и розы рассыпались по полу вагона. Женщина вскрикнула. Невозмутимый голос из динамика продолжал что-то вещать, но его уже никто не слушал.

Мартин метнулся к двери, Фрост вскочил на ноги и устремился за ним, но его пальцы лишь коснулись края куртки Мартина. Тот оттолкнул в сторону женщину с коляской и выскочил на платформу. Капитан на ходу помог подняться упавшей женщине и тоже выбежал из вагона. Тут же за его спиной захлопнулись двери.

— Мартин! — заорал Фрост и бросился за убегающим мужчиной.

Тот быстро оглянулся через плечо и ускорил ход. Они бежали по перрону; Мартин, не стесняясь, расталкивал людей, Фрост пытался лавировать между ними, что заметно снижало его скорость, но из поля зрения он своего старого знакомого не упускал.

— Стой! — кричал он. — Все равно я тебя достану, ублюдок!

Уже через несколько секунд капитан выполнил свою угрозу. Ему удалось поймать Мартина за руку и развернуть к себе лицом. Мужчина тут же нанес сильный удар, целясь в челюсть, но Фрост успел убрать голову, подсек ноги противника и оба они рухнули на мраморный пол.

Некоторое время они ожесточенно боролись, рыча от ярости, пытаясь стиснуть горло врага или сломать ему шею. Но вот Фрост ошибся и Мартин незамедлительно этим воспользовался — его колено въехало в пах капитану, а правый кулак обрушился на голову сбоку.

Фрост остался лежать на полу, а Мартин вскочил на ноги и вновь бросился бежать по перрону. Сознание вернулось к капитану через несколько секунд. Он ошалело потряс головой и начал подниматься, медленно, осторожно, почти ничего не видя вокруг, но зато слыша крики, возбужденные голоса, испуганный визг женщин. Внезапно сквозь этот шум пробился механический голос рации. Фрост чуть повернул голову и увидел, что к нему приближается охранник в мундире.

Собрав все силы, капитан стал на ноги и вновь устремился в погоню за Мартином, который удалился уже на приличное расстояние. Охранник коротко дунул в свисток и тоже бросился бежать вдоль перрона.

— Совсем как американский футбол, — пробормотал себе под нос одноглазый наемник.

А Мартин уже был возле эскалатора, он бросился вверх по движущейся лестнице, перешагивая через две ступеньки и бесцеремонно расталкивая людей, которые отлетали от него словно кегли.

Каким-то чудом Фросту все же удалось вновь настичь врага. Он с силой дернул Мартина за куртку, тот упал прямо на капитана, и оба они покатились по эскалатору. А где-то рядом продолжал заливаться свисток охранника.

Стоя на коленях, Фрост левой рукой стиснул шею Мартина, а правой схватил его за щеку, проталкивая пальцы в рот. Мартин попытался сомкнуть зубы, но капитан с силой дернул, щека разорвалась, показалась кровь. Мартин глухо взвыл от боли.

Фрост наотмашь ударил его по лицу, и мужчина упал на спину. Наемник навалился на него, тяжело дыша. Но внезапно он почувствовал, как чьи-то сильные руки хватают его сзади.

— Эй, а ну успокойся! — раздался громкий повелительный голос, и краем глаза Фрост заметил нашивки на мундире охранника. — Кому сказал? Или тебя дубинкой огреть?

Воспользовавшись неожиданной помощью, Мартин с силой ударил Фроста ногой в пах, оттолкнул капитана прямо на охранника, вскочил и бросился бежать, прижимая к окровавленной щеке носовой платок. К счастью для него, лестница эскалатора уже доползла до следующего уровня, Мартин соскочил с нее и быстро исчез в толпе.

— Какого черта? — заорал Фрост, пытаясь освободиться из цепких рук охранника. — Вы опять поймали не того!

— Стой, я тебе говорю, — решительно произнес мужчина. — Сейчас разберемся, что ты за птица.

Фрост понимал, что еще секунда, и он упустит Мартина. Может быть, навсегда. Капитан резко дернулся, вырвался из захвата охранника и хотел спрыгнуть с эскалатора. Но в этот момент что-то очень тяжелое обрушилось на его затылок, перед глазом вспыхнули бенгальские огни, ноги подкосились и Хэнк Фрост мешком упал на мраморный пол.

Оглавление

Обращение к пользователям