Глава третья

— Тебе виски?

— Да, — сказала она. — Со льдом. Фрост кивнул и повернулся к бармену.

— Два шотландских со льдом.

— По здешнему рецепту или как обычно?

— Здешний рецепт может оказаться слишком крутым для моей головы, — усмехнулся Фрост. — Делайте традиционно.

— Хорошо, сэр. А какое виски?

— Пусть будет “Катти Сарк”, — махнул рукой Фрост. Ему, собственно, было все равно — он мог пить любой сорт виски, при условии, что напиток был хорошего качества.

Бесс вытащила сигарету из пачки, которая торчала из кармана Фроста, и зажала ее во рту.

— Каждый раз, когда я тебя вижу, — пожаловалась она, не разжимая губ, — мне сразу хочется курить. Это же очень вредно для здоровья. Ладно, а теперь расскажи мне о Мартине.

— Как ты так быстро находишь мои сигареты? — удивился капитан. — Я обычно успеваю обшарить все карманы, пока наткнусь на пачку.

— Не увиливай, — решительно произнесла Бесс. — Дай мне прикурить и рассказывай о Мартине.

— А что это за оживление? — спросил Фрост, показывая через окно бара на зал ожидания аэропорта. — Смотри, какая толпа собралась, все толкаются, да еще и размахивают Библиями. С чего бы это?

— Да, — кивнула Бесс, — мы летели с ним одним самолетом.

— С кем? — поинтересовался Фрост. Он наконец отыскал свою старенькую “Зиппо”, добыл огонь, прикурил сигарету женщине, а потом и себе.

— С доктором теологии Лэсситером Калли, — ответила

Бесс. — Это во многом из-за него я сейчас нахожусь здесь. Мистер Калли — телевизионный проповедник. Он не принадлежит ни к одной из зарегистрированных церквей, и я даже не знаю, насколько правомерно его ученое звание. Но он ужасно популярен и в Европе, и здесь. Во время рейса я взяла у него интервью, мы о многом успели поговорить. Конечно, он человек со странностями, но мне кажется, что Лэсситер Калли искренне верит в то, что делает.

— Так значит, ты летела из Лондона в Атланту только для того, чтобы поболтать с каким-то святошей? — обиженно спросил Фрост.

— Нет, — качнула головой Бесс, — интервью получилось сверх программы, но сюда я прилетела именно из-за Калли.

Она глубоко затянулась и выпустила клуб дыма, глядя на горящий кончик сигареты.

— Я тебя не понимаю, — сказал капитан.

— Может, у тебя болит голова… — начала женщина.

— Еще бы ей не болеть. Сколько мне всего пришлось вытерпеть за последнее время. — Фрост поднял руку. — Вот сюда получил, и вот сюда, и сюда, — показывал он.

— Бедняжка, — вздохнула Бесс. — Как же мне теперь оставлять тебя одного?

— Расскажи мне о Келли.

— Его зовут Калли. Ну, а рассказывать пока особенно нечего. Просто редакция поручила мне собрать материал для программы о культе Сатаны. Ну, о ритуальных убийствах и тому подобном. И вот, я решила совместить приятное с полезным и прилетела сюда.

— Молодец, — похвалил Фрост. — Ты сэкономила мне деньги на билет до Лондона.

— Ты циник, Фрост.

— Возможно. Ну, а при чем тут этот твой Калли?

— А этот мой Калли как раз и занимается тем, что яростно клеймит сатанистов с телеэкрана. Он только что закончил новый цикл проповедей для европейских зрителей и теперь вернулся домой. Он уверяет, что сатанисты представляют серьезную угрозу всему человечеству, что ежегодно они совершают тысячи ритуальных убийств и ставят своей целью окончательно отвратить христианскую молодежь от Бога.

— А неплохо придумано, — заметил Фрост с улыбкой. —

Послать журналистку-иудейку, чтобы помочь вырвать христианскую молодежь из когтей дьявола. Твой редактор — парень с юмором.

— Да при чем тут это, — отмахнулась Бесс. — Просто тема мне понравилась, может выйти неплохой репортаж. Я пока разнюхаю, что удастся, потом мы с ребятами из нашего местного отделения отснимем пленки, смонтируем, озвучим, и получится серия передач, которую уже готова закупить одна известная телекомпания.

— А я-то всегда думал, что на экране звук и изображение идут одновременно, — покачал головой Фрост.

— Так оно и есть, — улыбнулась Бесс. — Короче, хочешь мне помочь пошпионить за поклоняющимися дьяволу?

— Ну, если таким образом я смогу проводить большую часть времени с тобой, то делать нечего, надо соглашаться. Но должен заметить, что все это мне кажется сплошной кучей дерьма.

— Ну, не такая уж она сплошная. Я думаю, что есть много людей, которые просто увлекаются магией и ворожбой, и всего несколько настоящих психов, которые любят убивать.

— А что из себя представляют эти ритуальные убийства?

— Ну, как правило, сатанисты похищают молодых девчонок, сбежавших из дому. Обычно они подбирают подростков, которые голосуют на дорогах, завозят их в какое-нибудь пустынное место и там убивают. При этом на их телах вырезают всякие эмблемы, часто разрисовывают жертвы кровью козла.

— Кровь козла? — с удивлением переспросил Фрост.

— По-моему, вы заказывали виски со льдом, — улыбнулся бармен, ставя перед ними два бокала.

Фрост не успел ничего сказать, как он уже повернулся и отошел к другому клиенту.

— Да, кровью козла, — кивнула Бесс. — При этом обычно жертвам вспарывают живот и извлекают внутренности… Фрост залпом выпил полстакана виски и поперхнулся.

— Тебе плохо? — заботливо спросила Бесс.

— Да, — выдавил капитан. — Такие вещи не очень возбуждают аппетит, ты не находишь?

— Ну, так как, поможешь мне?

Женщина выпустила дым через ноздри и погасила сигарету в пепельнице. Ее глаза выжидательно смотрели на Фроста.

— Да уж придется. Не могу же я позволить тебе в одиночку общаться с такими психами?

Он с неудовольствием потряс головой и прикурил новую сигарету от догорающей старой.

— Ну, а теперь расскажи мне о Мартине, — напомнила Бесс.

— Да особенно и рассказывать нечего. Мне мало что о нем известно. Просто я запомнил его лицо, и еще это имя на кармане рубашки. Тогда он сидел за рулем полуторки…

— Полуторка? — переспросила Бесс. — Это такой грузовик, да? Грузоподъемностью в полторы тонны?

— Правильно, малышка, — улыбнулся Фрост. — Так вот, он вел этот грузовик и взял да и наехал на майора Кливона Иэйтса, командира моего разведбатальона. Мы тогда стояли в Сайгоне…

Фрост вздохнул и глотнул виски.

— Хороший он был парень, этот Иэйтс. Мы с ним очень сдружились. А грузовик сбил его и прокатился прямо по его голове, превратив череп…

— Фрост! — воскликнула Бесс. — Не надо деталей.

— Ну, в общем, он умер. Я попытался задержать убийцу, запрыгнул на подножку машины, но этот негодяй резко вильнул и сбросил меня. А сам умчался. Я доложил обо всем, со мной встречались люди из разведки и из военной полиции, они провернули хорошую работу. Но оказалось, что этот самый Мартин как бы вовсе не существует. Так и не удалось найти никого, кто отвечал бы его описанию и имел доступ к полуторке.

— А номера машины? — спросила Бесс. Фрост грустно покачал головой.

— А номера были так замазаны грязью, что я ни черта не разглядел. Все это было так странно, что в конце концов я решил, что здесь замешана военная разведка или ЦРУ, а потому мне просто не хотят давать какую бы то ни было информацию. Ну, а сегодня я вдруг увидел этого сукина сына. И надо признать — явно погорячился, когда кинулся на него с криком. Все это можно было сделать более аккуратно, и тогда бы Мартин от меня не ушел.

Капитан пробормотал что-то, весьма напоминающее проклятие, одним глотком допил виски и жадно затянулся сигаретой.

— Не расстраивайся, — Бесс положила руку ему на плечо и кивнула на дверь, — Не пора ли нам?

Фрост улыбнулся ей.

— Да, пожалуй, будем сматываться.

Он положил на стойку деньги и помог Бесс слезть с высокого стула.

— Если бы у тебя была не такая тесная юбка, — заметил он, — ты бы и сама без труда садилась и вставала.

Бесс весело рассмеялась.

— Поэтому-то женщины и носят узкие юбки — чтобы мужчины имели возможность помочь им слезть со стула. А ты об этом не догадывался, Фрост?

Капитан легонько хлопнул ее по округлой ягодице, обнял за талию и повел к выходу.

По пути в отель они еще немного поговорили о докторе Калли. Но перед этим Фрост отыскал свою машину, достал из “бардачка” браунинг и вооружился. Он сразу почувствовал себя более уверенно.

Капитан уселся за руль, Бесс разместилась рядом, и автомобиль покатил по Атланте.

— Не дает мне покоя этот Калли, — хмыкнул Фрост через некоторое время. — Как ты думаешь, то, о чем он вещает, это правда? Эти кровавые культы и все такое?

— Надеюсь, что нет, — ответила женщина. После этого они замолчали и молчали до тех пор, пока Фрост лихо не затормозил перед паркингом отеля.

— Осторожнее! — воскликнула Бесс. — Ты едва не врезался в столб.

— Что-то ты пугливая стала, — усмехнулся Фрост.

— Может, еще прогуляемся немного? — предложила женщина.

— Давай. Тут есть красивый парк.

— Отлично. Я хочу с тобой поговорить. О нас.

— Ну, начинай, — буркнул Фрост, прикуривая сигарету. Они не спеша двинулись по аллее парка. Некоторое время Бесс собиралась с мыслями, а потом негромко сказала:

— Мне нужно обсудить с тобой одну вещь…

— Какую вещь?

Бесс глубоко вздохнула.

— Я знаю, что женитьба тебя пугает, — решительно заговорила женщина. — Ну, что ж, давай и дальше жить в грехе…

Фрост не дал ей закончить, он резко остановился, повернулся и привлек Бесс к себе. Так они долго стояли, молча, слушая, как шелестят ветки деревьев на легком ветру. Затем — все еще не говоря ни слова — одновременно опустились на траву. Фрост не знал, что сказать в такой ситуации, и ни одна подходящая шутка не приходила ему в гудящую голову.

Спустя некоторое время — когда пачка сигарет уже почти опустела — они вернулись обратно к машине, Фрост достал багаж Бесс и поставил его на ступеньки отеля. Портье отнес вещи в номер Фроста, и капитан дал ему доллар на чай.

Когда работник сервиса вышел и закрыл за собой дверь, Фрост повернулся к женщине и произнес, запинаясь:

— В общем, черт его знает, Бесс. Короче, давай сделаем так — сейчас ты закончишь эту свою работу, я имею в виду сатанистов… Не думай, я не пытаюсь оттянуть время… Вот, а когда ты все сделаешь, то… что ж, поговорим уже более конкретно и… И назначим день.

Он глубоко вздохнул и почесал в затылке.

— Ты права, малышка, — сказал капитан, качая головой, — я действительно боюсь женитьбы. Но еще больше я боюсь потерять тебя.

Женщина всхлипнула и бросилась к нему на грудь, а Фрост нежно обнял ее обеими руками.

Фрост сел на краю кровати и потянулся.

— Ну, чего ждешь? — спросила Бесс. — Иди прими душ, а потом пригласи меня на обед.

— Мне не нужен душ, — ответил капитан. Женщина — одетая в одну из его рубашек — переступила через свои нераспакованные чемоданы и подошла к

Двери ванной.

— Сказать тебе правду? — спросила она.

— Ну, говори.

— Тебе нужен душ.

Фрост пожал плечами.

— Ладно, намек понял. Не такой уж я дурак…

— Ну, тогда поторопись, — сказала Бесс. — Сегодня мы еще должны успеть нанести один визит.

— Какой еще визит?

— Я договорилась о встрече с профессором Джулианом Уэллсом.

— Кто это такой? — подозрительно спросил Фрост. Еще один проповедник?

— Не совсем. Он специалист по оккультным наукам. Мой редактор убедил его принять меня, и угадай, что мы будем делать?

Фрост посмотрел на Бесс и рассмеялся. Сейчас — особенно в его рубашке, которая была ей явно велика, — она выглядела совсем как маленькая девочка.

— Я не в настроении разгадывать загадки, — сказал капитан.

Женщина подошла ближе и бросилась ему на шею, прижалась лицом к плечу.

— А я тебя заставлю!

— Не сомневаюсь, — улыбнулся Фрост. — Так все-таки, куда ты собралась на ночь глядя?

— Куда? На черную мессу, вот куда!

Капитан медленно опустился на край кровати и схватился руками за голову. Бесс уперлась кулаками в бока и молча смотрела на него сверху вниз, хмуря брови.

— Ты не рад, милый? — спросила она медовым голосом.

— Безумно рад, дорогая, — простонал Фрост, раскачиваясь из стороны в сторону.

Оглавление

Обращение к пользователям