Глава семнадцатая

Калли вернулся за алтарь, Бесс подтащили к площадке и уложили на нее. Женщина отчаянно кричала и вырывалась. Фросту было невыносимо больно слушать и видеть все это. Капитан опять дернулся, но добился лишь того, что жесткая веревка ободрала кожу на запястьях и выступила кровь. Путы по-прежнему крепко держали его.

Калли опустил лезвие меча в серебряный сосуд, который стоял на небольшом возвышении, по форме напоминавшим чашу.

— Кровь агнца, — возвестил он, — покроет сталь, дабы принял Сатана нашу жертву!

Он несколько раз окунул меч в сосуд; окружавшие алтарь фигуры в черном снова что-то негромко запели. Калли медленно и торжественно положил обагренный кровью клинок на живот Бесс.

— Нет! — хрипел капитан, вырываясь, но его никто не слышал и никто не обращал на него внимания.

“Проповедник” принялся чертить на теле женщины какие-то магические узоры, Бесс забилась, словно раненая птица, но руки сатанистов держали ее крепко.

— Фрост! — в ужасе звала она. — Где ты?

Капитан не заметил, как сатанисты вдруг все разом скинули свои балахоны, оставшись полностью обнаженными, и начали какой-то странный ритуальный танец. Они размахивали факелами и мечами, подпрыгивали, извивались и пели — все громче и громче. Их тела блестели от пота.

Бесс визжала от ужаса, Калли продолжал призывать Сатану, члены секты пели, завывая, и продолжали свой танец. Но теперь они стали более агрессивными, лезвия мечей то и дело направлялись в сторону Бесс. Сатанисты требовали жертвы.

Они находились теперь совсем близко от Фроста, он чувствовал жар их тел и видел безумные глаза на застывших в маске религиозного экстаза лицах. Капитан еще раз дернул правой рукой и вдруг почувствовал, что веревка соскальзывает. Он, правда, ощущал страшную жгучую боль и понимал, что это слазит кожа, но главное было то, что слазила она вместе с веревкой.

Фрост собрал всю свою волю и снова потянул. Медленно, но верно его рука высвобождалась. А голова продолжала болеть и кружиться, тошнота тоже не проходила.

— Свободен! — не в силах сдержаться завопил капитан, когда почувствовал, что может без помех двигать правой рукой.

Никто его не услышал — все были поглощены кровавым обрядом, который готовился совершить “священник” Лэсситер Калли. Одна из женщин-сатанисток самозабвенно приплясывала рядом с головой Фроста, размахивая небольшим острым ножом. Ее горящие безумным огнем глаза смотрели только на алтарь. Капитан быстро схватил ее за запястье и дернул вниз, одновременно выламывая оружие из пальцев, которые захрустели в тисках его захвата. Женщина вскрикнула, на миг выйдя из транса, но тут же Фрост завладел ножом и всадил его ей в сердце. Сатанистка упала на каменный пол, извиваясь в агонии, но никто не обратил на нее внимания.

Одним ударом Фрост перерезал веревку, державшую его левую руку, а потом разрубил путы на животе. Он сел на своем твердом ложе и освободил ноги. Теперь капитан вновь мог действовать.

Однако к этому времени сатанисты несколько опомнились. Высокий мужчина занес над головой меч, чтобы обрушить его на капитана, но тот ловко увернулся и вонзил свой нож ему в живот. Мужчина согнулся со стоном и выронил клинок. Фрост моментально подобрал его и в следующий миг уже стоял на ногах.

На него бросились еще несколько человек, но Фрост — очень довольный тем, что ему удалось освободиться, и очень недовольный тем, как дьяволопоклонники обошлись с Бесс, — был только рад этому. Он теперь тоже жаждал крови и готов был сам принести себе в жертву десяток-другой сатанистов.

Вокруг него раздавались крики, вопли, хриплое дыхание, свист лезвий и топот босых ног. Мелькали факелы, отбрасывая на стены причудливые тени, со стороны алтаря по-прежнему доносилось монотонное завывание и слова проповеди “черного священника”.

— Сдохните, ублюдки! — яростно заорал Фрост и пропорол живот ближайшему сатанисту.

Тот рухнул на пол, путаясь в собственных внутренностях, а капитан уже успел снести голову очередному противнику. Он бился, как лев, окруженный сворой собак. Все новые и новые тела устилали каменные плиты, которыми был вымощен ритуальный зал.

Внезапно Фрост понял, что окружавший его шум стих, как по мановению руки. А сам он вдруг почувствовал какой-то неожиданный прилив сил и энергии, несмотря на непрекращавшуюся головную боль. Возможно, это было следствием действия наркотика, которым угостил его доктор Лэсситер Калли, а может, по каким-то причинам организм капитана выбросил в кровь больше адреналина, чем обычно. Во всяком случае, Фрост теперь ощущал себя непобедимым и был готов свернуть горы.

Среди сатанистов началось замешательство. Они с криками принялись бегать по залу, разорвав свой круг. Потные голые тела сталкивались друг с другом, мелькали мечи и факелы.

“Вот так вам, — злорадно подумал Фрост. — Легко убивать беззащитных женщин и детей, а попробуйте-ка со мной справиться”.

Впрочем, нескольких человек, видимо, посетила та же мысль — растолкав толпу, они устремились на Фроста, размахивая мечами. Но за последнее время капитан сделался большим мастером фехтовального искусства, а потому смело встретил противника. Его клинок мелькал в воздухе, словно молния, на лезвии играли огненные блики. То и дело слышался предсмертный хрип и очередной сатанист падал на пол. Кровь растекалась в разные стороны.

Разрубив шею последнему из нападавших, Фрост бросился к алтарю. Там стоял доктор Лэсситер Калли в своей красной ритуальной накидке. Острие его меча касалось горла Бесс.

— Бросьте оружие, капитан, — сказал проповедник. — Или ваша женщина умрет.

— У меня другое предложение, — ответил Фрост, вытирая пот со лба. — Я дам вам возможность уйти отсюда живым, если вы ее отпустите.

Бесс смотрела на него широко раскрытыми глазами. Она все еще дрожала от пережитого ужаса.

— Но запомните, — продолжал капитан, — если вы сделаете ей хоть одну царапину, для вас уже не будет спасения. Я клянусь Богом — настоящим Богом, а не вашим монстром — что убью вас.

Он взял меч в обе руки, готовый в любой момент нанести удар.

— Вы… — начал Калли.

— Бросьте меч и отойдите в сторону. Быстро!

— Нет, вы не можете…

— Да, конечно. Я понимаю, вы просто хотели пошутить, попугать нас немного. Что ж, вам это удалось. Я сейчас настолько напуган, что отрублю вам голову при любом неосторожном движении.

— Ноя…

— Об этом вы скажете в своей следующей проповеди. А сейчас — бросайте меч!

Фрост стоял, не шевелясь, он не сводил глаза с лица Калли, пальцы крепко сжимали рукоятку меча. Проповедник несколько секунд сверлил его ненавидящим взглядом, а потом медленно нагнулся, положил свой меч рядом с телом Бесс и в следующее мгновение исчез за алтарем.

Капитан метнулся было за ним, взмахнув клинком, но промахнулся. За спиной у Фроста вновь раздавались крики и завывания. Левой рукой он схватил брошенное “священником” оружие и быстро освободил Бесс от веревок, которыми ее привязали к возвышению. Женщина села, прикрывая руками обнаженную грудь. А толпа сатанистов бежала на них, размахивая мечами и факелами и дико крича от ярости.

Фрост схватил Бесс за руку, рывком поднял на ноги, швырнул меч для жертвоприношения в сторону приближавшихся сатанистов и потянул женщину за собой.

— Держись рядом, милая. Сейчас мы выберемся отсюда.

Он спрыгнул с алтаря, Бесс последовала его примеру. Неожиданно Фрост поднял свой клинок и твердым шагом направился прямо навстречу толпе сатанистов. Те замерли, пораженные.

Держа Бесс за руку, капитан плечом раздвинул первый ряд потных обнаженных тел и двинулся дальше. Поклонники дьявола робко расступались перед ним, но тут же снова смыкали строй за его спиной.

— Фрост, мы окружены!

— Ну, значит, у этих сукиных детей прибавится неприятностей.

Они уже пересекли половину зала; в мутном свете факелов Фрост увидел в дальней стене помещения большую двойную дверь. По обе стороны от нее стояли две черные фигуры — они не сбросили одежду, когда началась вся эта свистопляска. В руках стражники держали длинные тяжелые боевые мечи, значительно отличавшиеся от ритуальных.

— Привратники, — пробормотал капитан. — Конечно, каждая уважающая себя организация должна иметь крепкого человека на дверях, который в зависимости от ситуации или не впустит, или вышвырнет нежелательного гостя. А нас, похоже, не собираются выпускать.

Бесс вздрогнула, по-прежнему прикрывая ладонями грудь.

— Ну, расскажи мне, Фрост, — произнесла она дрожащим голосом, — как тебе удавалось выпутываться из более серьезных положений.

— Было такое, — кивнул капитан, не глядя на нее. — Однажды меня занесло в гарем к одному шейху, и вот там довелось изрядно поработать мечом. На меня набросилась целая куча евнухов, все они были здоровенные, как шкафы, и очень воинственно настроены. И вот…

Позади них раздался громкий визгливый голос, в котором звучала ненависть и страх.

— Бросьте меч, капитан, или вы оба умрете!

— Пошел к черту, Калли, — ответил Фрост. — Он уже наверняка приготовил для тебя местечко.

— Убейте их! — истерично завопил доктор. Окружавшие Фроста и женщину сатанисты вновь начали сжимать кольцо, опять засверкали мечи.

— До двери двадцать ярдов, — шепнул капитан. — Когда я пробью брешь, беги туда.

Тут на него бросился высокий худой сатанист с искривленным мечом. Наемник парировал удар, отскочил и двинул его в живот своим клинком. Затем молниеносно отрубил руку еще одному противнику. Перехватив меч обеими руками, он выставил его вперед и принялся кружиться на месте, разгоняя толпу. Острие со свистом чиркнуло по телам не успевших увернуться сатанистов, брызгала кровь.

— Готовься! — крикнул капитан. Он усилил напор на один из участков живой стены, и пот враги невольно расступились.

— За мной!

Фрост схватил женщину за руку и бросился в проем. Позади него яростно выли поклонники дьявола, звенела сталь мечей и металось пламя факелов.

Капитан вытолкнул Бесс вперед, а сам время от времени задерживался, чтобы повернуться и отразить удар кого-нибудь из преследователей, ибо подстегиваемые визгливым голосом доктора Калли сатанисты и не думали прекращать погоню.

А двое молчаливых стражей у двери спокойно ждали их приближения, опираясь на свои грозные мечи.

Фрост на ходу нагнулся и подобрал брошенный кем-то факел. Он тут же ткнул им в лицо ближайшего противника, и тот дико заорал. Капитан еще успел поджечь длинные волосы женщины-сатанистки, которая пыталась укусить его за ногу, но вот очередной парень с мечом сильным ударом вышиб факел из руки наемника. Впрочем, Фрост немедленно ответил пинком в пах, а затем провел образцовый хук с левой.

— Фрост, скорее! — кричала Бесс.

Капитан увидел, что охранники отделились от двери и двинулись к ним. Он нанес несколько быстрых ударов, рассеяв врагов, а потом подобрал с пола еще один факел и смело бросился на выручку Бесс.

С факелом в левой руке и мечом в правой, Фрост, словно ястреб, налетел на двух стражников. Те, по-видимому, были слишком уверены в своих силах и преимуществе, а потому их реакция несколько запоздала. Капитан мгновенно разрубил череп одному из них и обрушился на второго, который лишь неуверенно защищался, ошеломленный таким натиском.

Улучив момент, Фрост сунул горящий факел прямо в складки одежды противника. Еще секунда, и тот превратился в огненный столб. Отбросив оружие, сатанист с воплями катался по полу, корчась от боли. Остальные поклонники дьявола в ужасе отшатнулись.

Капитан схватил длинный тяжелый меч охранника и услышал взволнованный голос Бесс:

— Фрост, я у двери!

Наемник швырнул факел в толпу, повернулся и бросился вперед. Бесс нетерпеливо махала рукой.

— Скорее! Скорее!

К счастью, дверь была не заперта — видимо, Калли слишком понадеялся на своих стражей. Фрост толчком распахнул ее, и они с Бесс выбежали в длинный и широкий мрачный коридор. Сатанисты — оглашая все вокруг своими воплями — следовали за ними в некотором отдалении.

Капитан и женщина бежали по коридору, оглядываясь по сторонам. Необходимо было срочно найти какой-то выход.

— Фрост, смотри! — крикнула Бесс.

Она показывала на высокое сводчатое окно в стене. Бросив взгляд на бегу, капитан увидел за окном идиллическую картину — зеленое пастбище и две красивые лошади, мирно щиплющие травку.

— Ну и что? — хрипло произнес наемник.

— Лошади! Мы можем ускакать отсюда.

— А ты знаешь, как ими управлять? Я нет.

— Фрост! Они же нас сейчас схватят, надо хоть попытаться.

— Бред собачий, — буркнул капитан в ответ.

Он по-прежнему чувствовал себя великолепно — наркотик или адреналин продолжал делать свое дело. Наемник вдруг резко развернулся лицом к преследователям и замахал мечом. Сатанисты в панике отступили. Весьма довольный собой, Фрост только собирался продолжить бег, как вдруг из-за поворота впереди появились трое мужчин в нормальных гражданских костюмах.

Хотя черные балахоны уже до смерти надоели капитану, он не испытал особой радости при виде этих троих. Дело в том, что в руках у каждого была штурмовая винтовка М—16.

— О, черт, — прошипел Фрост. — Ладно, Бесс, идем, я решился на верховую прогулку.

Он бросил меч на пол, схватил тяжелое деревянное кресло, которое стояло у стены, и швырнул его в окно. Стекло разбилось, посыпались осколки. И тут же тревожно завыла сирена. Да, доктор Лэсситер Калли хорошо заботился о своей безопасности.

Сатанисты снова завопили, мужчины в штатском одновременно передернули затворы своих винтовок, Фрост подобрал меч и схватил Бесс за руку.

— Скорее! Осторожно, стекло!

Они выскочили в окно и повалились на гаревую дорожку. Но тут же капитан вскочил, помог подняться женщине, и они бросились через зеленый газон в направлении лошадей. Сатанисты больше не пытались их преследовать, а парни с М—16 спешно выбирали позицию, готовясь открыть огонь.

Стрельба началась, когда Фрост и Бесс перелезали через невысокую деревянную ограду, окружавшую пастбище. Пули взрывали землю, подбрасывали в воздух пучки травы, превращали в щепки толстые жерди забора.

Бесс первая добежала до лошадей и протянула руку к одной из них. Животное недоверчиво отшатнулось.

— Ну, иди сюда, моя хорошая, — ласково позвала Бесс. — Эй, Фрост, бери вторую.

Капитан почесал в затылке, оглянулся, посмотрел на охранников с оружием, которые выбежали из дома и быстро двигались в их направлении, и вздохнул.

— Ну, двум смертям не бывать…

Он подошел к рослой гнедой лошади и дружелюбно похлопал ее по крупу. Животное тряхнуло головой.

— Это мальчик или девочка? — спросил Фрост.

— Кобыла.

— Зачем ты ее обзываешь?

— Хватит болтать, залезай на нее, — раздраженно сказала Бесс.

Фрост печально развел руками.

— Я что-то не вижу тут седла.

— А может, тебе еще трап подать? Ухватись за гриву… Вот так. Подпрыгни и перебрось ногу… Ну, получилось?

— Да вроде, — неуверенно сказал Фрост, с испугом оглядывая окрестности с высоты конского роста. Бесс тоже взобралась на свою лошадь.

— Ну, вперед, — скомандовала она.

— Ой, щекотно, — сказал капитан. — Интересно, кто-нибудь до нас уже занимался верховой ездой в голом виде?

— Заткнись! — крикнула женщина. — Поехали, скорее. Бей ее пятками по бокам.

Вооруженные охранники были уже ярдах в тридцати от них. Их число удвоилось. Некоторые стреляли на бегу, некоторые останавливались, чтобы лучше прицелиться. Фрост сунул меч под мышку и отчаянно заработал коленями и пятками, крепко держась за гриву. Лошадь немного поупрямилась, но потом пустилась бежать крупной рысью. Бесс скакала рядом.

Позади них трещали автоматы, раздавались крики и ругательства. Внезапно капитан различил еще один звук — хищный вой псов, пущенных по следу добычи. Оглянувшись, он увидел свору черных рослых доберман-пинчеров, которых спустил с поводка какой-то мужчина. Собаки немедленно устремились в погоню.

Фрост судорожно дергал лошадь за гриву, пытаясь заставить ее ускорить ход. Тут он вспомнил, как вели себя в таких случаях герои вестернов, и во всю силу легких завопил:

— И-йа-а!

В отличие от самого капитана, для лошади этот крик, видимо, все же что-то значил, ибо благородное животное встрепенулось и понеслось как стрела.

— О Боже, — прохрипел Фрост, прыгая на спине своего скакуна, словно шарик ртути на ладони нервного человека. — Только бы не слететь. Ведь загрызут же, сволочи.

Он имел в виду собак.

Оглавление

Обращение к пользователям