Глава 2. Искатели

Румыния, Савиршин, вечер первой пятницы августа 1983 года.

Кабачок “Гастстуб”, приютившийся на крутом склоне горы на восточной окраине городка, в том месте, где, делая множество крутых поворотов, извилистая дорога уходит вверх и исчезает среди сосен.

За выщербленным, потемневшим от времени, грубо сколоченным круглым деревянным столом в одном из углов бара сидели рядышком трое американцев, по виду похожих на туристов. Одеты они были довольно свободно и небрежно. Один из них курил сигарету. На столе перед ними стояли кружки с пивом местного производства, которое не было крепким, но обжигало горло и прекрасно освежало.

Возле стойки бара сидели двое местных охотников — горцев, рядом с которыми лежали их ружья, такие старые, что их можно было с уверенностью назвать историческими реликвиями. Эти двое оживленно болтали, хлопали друг друга по спине и хвастали друг перед другом своей доблестью и удалью, причем не только на охоте, ибо чуть больше часа назад один из них вдруг с удивленным выражением отшатнулся от бара, издал какой-то невнятный звук и, пошатываясь, выбежал через дверь в серо-голубые сумерки туманного вечера. Его ружье так и осталось лежать на стойке, откуда с превеликой осторожностью его взял бармен, чтобы спрятать подальше от любопытных глаз, после чего вновь вернулся к своим обычным занятиям и продолжил мыть и протирать стаканы и кружки.

Собутыльник ушедшего охотника, а возможно, и его сообщник в каком-либо неблаговидном деле, продолжая громко хохотать и стучать кулаками по стойке бара, допил сливовицу, оставленную его приятелем, отодвинул пустой стакан и обвел взглядом помещение в поисках дальнейших развлечений. И, конечно, тут же обратил внимание на американцев, разговаривавших за столом. Надо заметить, что они говорили как, раз о нем, но он, безусловно, этого знать не мог.

Он заказал себе еще одну порцию, велел подать гостям за столом то, что они пожелают, и направился к сидевшим в углу американцам. Прежде чем выполнить заказ, бармен взял со стойки ружье и аккуратно положил его рядом с первым.

— Гогошу, — проревел старый охотник, ткнув себя большим пальцем в закрытую кожаной курткой грудь. — Эмиль Гогошу. А вы кто? Туристы, наверное?

Он говорил по-румынски, на местном диалекте, испытавшем на себе влияние венгерского языка. Все трое улыбнулись ему в ответ, правда двое из них несколько натянуто. Третий, однако, перевел им слова охотника и быстро ответил:

— Да, мы туристы. Из Америки, из Соединенных Штатов Америки. Присядьте с нами, Эмиль Гогошу, и давайте побеседуем.

— Вот как? — удивленно проговорил охотник. — Вы знаете наш язык? Вы служите гидом при этих двоих? Весьма полезное и прибыльное дело, правда?

— О господи, нет же! — рассмеялся молодой человек. — Я такой же, как и они, американец, я вместе с ними.

— Невероятно! — воскликнул Гогошу. — Как это так? Никогда раньше не слышал ни о чем подобном! Чтобы иностранцы говорили по-нашему?! Вы меня, конечно же, разыгрываете?

Гогошу был потомственным румынским крестьянином. У него была коричневая обветренная кожа, седые, похожие по форме на бычьи рога усы, пожелтевшие посередине от постоянного курения трубки, густые длинные бакенбарды, тянущиеся до самой верхней губы, и проницательные серые глаза под нависшими седыми бровями. На нем была сшитая из кусков кожи куртка с высоким воротником, застегнутая до самой шеи, а под ней — белая рубашка с длинными рукавами. Меховая шапка прочно держалась под правым погоном куртки, а пропущенный под левым погоном полузаполненный нагрудный патронташ наискось пересекал грудь и уходил под правой рукой на спину. На широком кожаном ремне висели ножны с охотничьим ножом и несколько мешочков. Сшитые из грубой ткани штаны были заправлены в высокие, закрывающие икры, сапоги из свиной кожи. Несмотря на невысокий рост, он выглядел сильным, жилистым и очень выносливым. В целом это была весьма живописная личность.

— Мы как раз беседовали о вас, — сказал ему переводчик.

— Вот как? Надо же! — Гогошу переводил внимательный взгляд с одного на другого. — Обо мне? Стало быть, я привлек ваше внимание и вызвал у вас любопытство?

— Скорее, восхищение, — ответил хитрый американец. — Вы, судя по всему, охотник, причем весьма опытный и умелый, как нам кажется. А потому вы должны знать эти горы как свои пять пальцев, или мы ошибаемся?

— Никто не знает их лучше, чем я! — воскликнул Гогошу, однако он при этом несомненно лукавил. — Вам нужен проводник, не так ли? — прищурившись, спросил он.

— Возможно, — медленно кивнул головой его собеседник. — Но проводники бывают разные. Бывает и так: вы просите его показать развалины старого замка в горах, и он обещает вам с три короба, утверждает, что это будет замок самого графа Дракулы. А потом приводит вас к груде камней, похожей на развалившийся свинарник… Так вот, Эмиль Гогошу, нас действительно интересуют древние руины. Мы хотим их заснять, сфотографировать… ну, скажем, для того чтобы лучше почувствовать атмосферу этих мест, создать соответствующее настроение.

Бармен принес им напитки, и Гогошу откинулся на стул, выпрямив спину.

— Так-так! Так вы, значит, хотите снимать здесь кино, один из этих фильмов? Старый вампир, преследующий в своем замке таких грудастых девушек? Да-да, я видел их, фильмы, конечно. Там, в долине, в Лугойе, есть кинотеатр. Нет, девушек я, конечно, не видел — все красивые сиськи давно уже перевелись в этих местах, скажу я вам. Остались только дряблые да высохшие. Вот так-то, ребятки! Но фильмы я видел. Так, стало быть, вот что вы ищете здесь — руины?

Как ни странно, но после очередного выпитого стакана старый охотник даже, казалось, протрезвел, глаза его приняли более осмысленное выражение, и он внимательно, одного за другим, изучал американцев. Прежде всего того, кто был переводчиком. Этот человек его очень заинтересовал — необычная личность, особенно если учесть, что он знал местный язык. Он был высок, что-то около шести футов, строен и широкоплеч. Вглядевшись попристальнее, Гогошу пришел к выводу, что этот человек не американец, во всяком случае не чистокровный.

— Как вас зовут? Как ваше имя? — охотник схватил молодого человека за руку и сжал ее… но тот вдруг резко отдернул руку и спрятал под стол.

— Джордж, — быстро ответил владелец спрятанной руки, явно недовольный проявленным к нему излишним вниманием. — Джордж Вульп.

— Вульп? — расхохотался старый охотник и с такой силой хлопнул ладонью по столу, что подпрыгнула стоявшая на нем посуда. — О, в свое время я знавал нескольких людей под такой фамилией. Но почему Джордж? Какое отношение имеет такое имя, как Джордж, к фамилии Вульп? Ну, ладно, продолжим, и давайте говорить откровенно… вы хотели сказать Георг, не так ли?

И без того темные глаза собеседника потемнели еще больше, и в них возникло выражение грусти, но тут же исчезло, и молодой человек обменялся понимающим взглядом с охотником.

— Вы очень догадливы, Эмиль, — произнес наконец он. — И весьма наблюдательны. Да, когда-то я был румыном. Это целая история, но она не слишком…

Старый охотник упрямо продолжал внимательно изучать собеседника.

— И тем не менее расскажите, — сказал он, не отводя пристального взгляда. Молодой человек пожал плечами и откинулся на стуле.

— Что ж… я родился здесь, в предгорьях, — начал он, голос его был обманчиво мягок, а когда он улыбнулся, во рту сверкнули великолепные зубы. “Такими они и должны быть, — подумал Гогошу, — у человека двадцати шести или двадцати семи лет”.

— Да, — повторил Вульп, — я родился здесь… но сейчас от того времени остались лишь нежные воспоминания. Мой народ, мои предки принадлежали к кочевникам, что отразилось и на моей внешности. Вы ведь узнали меня по темному цвету кожи, правда? И по темным глазам?

— Вот именно, — кивнул Гогошу. — И еще по тонким мочкам ушей, в которых прекрасно смотрелись бы золотые кольца серег. А также по высокому лбу и волчьей челюсти, так свойственным зганам. О, ваше происхождение весьма очевидно и не вызывает сомнений у того, кто способен видеть. Так что же все-таки случилось?

— Случилось? — Вульп вновь пожал плечами. — Мои родители подались в город, осели там и превратились в рабочих, вместо того чтобы по-прежнему оставаться вольными бездельниками, какими они были всегда.

— Бездельниками? Вы сами верите в то, что говорите?

— Нет, но власти считают именно так. Они предоставили моим родителям квартиру в Крайове, возле новой железной дороги. Каменная кладка была старой и сотрясалась, когда мимо проходил поезд, штукатурка осыпалась со стен, туалет над нами протекал… Но они заявили, что для лентяев и бездельников и такая квартира хороша. Вот так я и жил до одиннадцати лет, играя рядом с железнодорожными путями. А потом… однажды ночью поезд сошел с рельсов… Он врезался прямо в наш дом, проломил стену и разрушил все здание. Мне повезло — я остался в живых, но все мои родные погибли. Какое-то время после этого я думал о том, что и мне лучше было бы умереть, потому что спина у меня была повреждена и я превратился в калеку. Но кто-то услышал о том, что со мной произошло. В то время существовала система обмена врачами и пациентами между Америкой и Румынией, точнее между реабилитационными центрами обоих стран. И поскольку я остался сиротой, мне было отдано предпочтение. Не так уж и плохо для бездельника, правда? Итак… я отправился в Соединенные Штаты. И там меня поставили на ноги. Больше того, они усыновили меня, точнее двое из них. Так как я был еще маленьким мальчиком, и у меня на родине не осталось никого, — он опять пожал плечами, — им пришлось разрешить мне остаться.

— Ах вот как! — воскликнул Гогошу. — И, стало быть, теперь вы — американец. Что ж, я склонен поверить вам, но… это очень странно, что цыгане вдруг решили отказаться от вольной кочевой жизни. Иногда их изгоняют из табора, и тогда они идут своей дорогой — ну, вы знаете, распри, споры или нечто подобное — как правило, причиной является женщина или конь — но редко кто из них переселяется в город. Что же произошло с вашими родными? Быть может, они повздорили с цыганским королем или случилось еще что-то в этом роде?

— Не знаю, я был еще слишком мал, — ответил Вульп. — Возможно, они боялись за меня, поскольку я рос слабым и болезненным, к тому же был почти что карликом. Как бы то ни было, они ушли в ту ночь, когда я родился, бесследно исчезли и никогда не вернулись.

— Карликом? — Гогошу удивленно приподнял бровь. — Ну, сейчас-то о вас этого не скажешь. Но вы говорите, что они исчезли бесследно, тайно скрылись? Так вот в чем дело. Все ясно. У них были какие-то сложности в таборе — я в этом не сомневаюсь. Голову даю на отсечение в том, что ваши родители были тайными любовниками и что она была обещана в жены другому. А когда вы появились на свет, он ее просто украл. Такое нередко случается.

— Весьма романтическое предположение, — заметил Вульп. — Впрочем, кто знает… может быть, вы и правы…

— Бог мой, какие же мы невежливые! — воскликнул вдруг Гогошу, жестом подзывая к себе бармена. — Мы тут с вами оживленно болтаем на своем языке, совершенно забыв о ваших спутниках. Позвольте мне заказать для всех выпивку, а после этого мы познакомимся и обсудим все обстоятельства. Хотелось бы мне все-таки узнать, зачем именно вы сюда приехали, что я могу для вас сделать и сколько вы мне заплатите, если я проведу вас туда, где находятся настоящие развалины.

— Напитки за наш счет, — возразил ему Вульп. — И, пожалуйста, не спорьте. И вообще, нам за вами не угнаться, Эмиль Гогошу! Давайте остановимся хотя бы на время, иначе все мы окажемся под столом, раньше чем успеем все выяснить и обсудить. А что касается знакомства и обстоятельств дела, то здесь все очень просто.

— Этого великана, — хлопнув по плечу сидевшего рядом с ним американца, сказал он, — зовут Сет Армстронг. Он из Техаса. Они там все такие большие, Эмиль. Надо заметить, что и сам штат очень обширен, он втрое превышает по размерам Румынию.

На Гогошу эти слова произвели заметное впечатление. Он пожал руку Армстронгу и внимательно оглядел его с головы до ног. Техасец был высоким, ширококостным, с честными голубыми глазами на открытом лице, соломенного цвета довольно жидкими волосами, длинными и тонкими руками и ногами. Над широким выразительным ртом и тяжелым мясистым подбородком располагался крупный длинный нос. Обладая ростом чуть меньше семидесяти восьми дюймов, Армстронг, даже сидя на стуле, был на голову выше всех остальных.

— ух ты! — воскликнул охотник. — Да этот Техас должен быть действительно очень большим, если все его обитатели такие же великаны, как этот!

Вульп перевел его слова, затем кивнул в сторону своего второго спутника.

— А это Рэнди Лаверна из Мэдисона, штат Висконсин. Там нет таких гор, как эти, но, поверьте, холода бывают не меньшими.

— Холода? — переспросил Гогошу. — Ну, этот-то, по-моему, от них страдать не должен. У него столько мяса на костях, что можно только позавидовать. Он, должно быть, обладает отменным аппетитом и любит хорошо поесть, но в горах это ему только помешает. Что касается меня, то я могу просто прилипнуть к отвесной скале и ползти по ней, как улитка. А вот ему излишний вес сослужит плохую службу — он непременно рухнет вниз.

Вульп перевел, и Лаверна в ответ добродушно рассмеялся. Он был самым молодым и маленьким (точнее — коротеньким) из американцев. На вид ему можно было дать лет двадцать пять. Он был веснушчат, толст и всегда голоден. Над круглым лицом вились рыжие волосы, зеленые глаза светились весельем и дружелюбием, а когда он смеялся, возле глаз и рта появлялись морщинки. Однако в его внешности абсолютно отсутствовала рыхлость или мягкость. Огромные руки, доставшиеся ему в наследство от кузнеца отца, были несомненно очень сильными.

— Прекрасно! — воскликнул Джордж Вульп. — Теперь мы познакомились друг с другом, или, во всяком случае, вы знаете, кто мы. А что вы можете рассказать о себе, Эмиль? Мы знаем лишь то, что вы — охотник, и больше ничего.

— А больше и рассказывать нечего, — ответил Гогошу. — Я не нуждаюсь в иных занятиях. В Илие у меня есть маленький домик, где меня ждет женщина. Летом я охочусь на кабанов и продаю их мясо владельцам мясных лавок, а шкуры — скорнякам и сапожникам. Зимой я добываю меха — убиваю лис. А иногда меня нанимают, чтобы выследить и убить волка. Вот таким образом я зарабатываю себе на жизнь, но и только. А сейчас я, возможно, стану проводником. Почему бы и нет? Ведь я знаю эти горы не хуже, чем гнездящиеся на их вершинах орлы.

— Вам также известно, где находятся руины замка. И вы покажете их нам?

— Замков здесь полным полно. Но, как вы правильно заметили, проводники проводникам рознь. Точно так же и замки бывают разными. Вы справедливы и в другом: вам кто угодно может показать груду камней и утверждать, что это и есть развалины замка. Но только я, Эмиль Гогошу, могу провести вас к развалинам настоящего замка.

Армстронг и Лаверна, догадавшись, о чем идет речь, заволновались.

— Послушайте, Джордж, — со своим техасским выговором обратился к нему Армстронг. — Объясните ему, что он попал в самую точку, заговорив о Дракуле и вообще о вампирах.

—  — В Америке, как и во всем мире, — начал рассказывать охотнику Вульп, — Трансильвания и Южные Карпаты вызывают очень большой интерес. И в большей степени не благодаря своей удивительной красоте и изолированности от остального мира, а благодаря связанным с ними легендами. Вот вы говорили о Дракуле, ведущем свое происхождение от Влада Пронзающего, жившего в далекие времена… но знаете ли вы, что каждый год туристы толпами устремляются на родину великого Дракулы, чтобы посетить те замки, где, по слухам, он жил. Это и в самом деле весьма прибыльный бизнес, и мы хотим сделать его еще более прибыльным.

— Еще бы! — ответил Гогошу. — Да эта страна полна старинных обычаев, обрядов, легенд и поверий. И один из героев их — Влад Пронзающий. — Он наклонился ближе и понизил голос, а глаза его при этом широко раскрылись и сделались совершенно круглыми. — Я могу показать вам замок, который является едва ли не ровесником этих гор. Груда разбитых камней до сих пор вызывает у людей такой страх, что и сейчас туда никто не отваживается ходить. К развалинам замка нет даже тропинок, они, подобно побелевшим от времени костям, освещаются по ночам луной под сенью мрачных и таинственных скал. Вот так-то! — Он откинулся на стул и с удовлетворением наслаждался выражением, возникшим на лицах его собеседников.

— ух ты! — воскликнул Рэнди Лаверна, после того как Вульп перевел слова охотника. И уже более спокойным тоном спросил:

— Но… вы уверены в том, что все это правда и замок настоящий?

Охотник понял его вопрос. Он нахмурился и, глядя прямо в глаза Лаверне, попросил Вульпа перевести ему следующее:

— Передайте ему, что последнего человека, назвавшего меня лжецом, я просто-напросто пристрелил. И еще скажите, что в тех развалинах, о которых знаю я, и по сей день живет охраняющий их огромный серый волк. Я знаю, что говорю, потому что уже пытался подстрелить его.

Вульп стал переводить, но где-то на середине охотник со смехом прервал его.

— Ну, ну, молодой человек, не стоит относиться к этому так серьезно. И не принимайте мои угрозы близко к сердцу. Я понимаю, что мой рассказ может показаться вам диким, но тем не менее он абсолютно правдив. Вы можете сами во всем убедиться, если заплатите за мои труды и время. Ну, что вы на это скажете?

Вульп предупреждающе поднял руку, и, прежде чем он успел убрать ее, что-то в этой руке показалось старому охотнику странным. Нечто необычное почудилось ему еще тогда, когда Вульп похлопывал по плечу Армстронга и особенно в тот момент, когда Гогошу пожимал эту руку. Необычным было и то, что молодой человек будто бы стеснялся вида своих рук и все время старался их прятать.

— Не спешите, — сказал Вульп. — Давайте сначала убедимся, что речь идет именно о том месте, которое мы ищем.

— Именно о том? — озадаченно переспросил охотник. — Вы что, думаете, таких мест здесь великое множество?

— Я имел в виду, — объяснил Вульп, — являются ли развалины замка, о которых говорите вы, и те, о которых слышали мы, одними и теми же.

— Сомневаюсь. С уверенностью могу сказать, что этот замок вы не найдете ни на одной современной карте. Думаю, что власти решили, что если они не будут упоминать о нем вообще, то рано или поздно о нем забудут, и он тихо и незаметно постепенно исчезнет с лица земли. Нет-нет, я совершенно убежден, что об этом замке вы не слышали никогда.

— Что ж, это мы сейчас выясним, — отозвался Вульп. — Видите ли, жизнь, дела и те места, где жил настоящий Дракула, — то есть я имею в виду валашского князя, чье имя унаследовал Дракула, — подробно отражены и отмечены в летописях и хрониках, а следовательно, абсолютно достоверны. Англичанин превратил исторический факт в литературное произведение и таким образом дал толчок к возникновению легенды. Потом был еще француз, тоже написавший о расположенном в Карпатах замке и подаривший миру еще пару легенд. И, наконец, то же самое сделал американец Дело в том, что этот американец — имя его все равно вам ни о чем не скажет — с тех пор стал очень знаменитым. Если бы нам удалось отыскать именно тот замок… кто знает, может быть, интерес к Дракуле и легендам о нем возродился бы с большей силой. Вот вы упомянули о туристах! Да они в этом случае валом сюда повалят! И как знать, вполне возможно, что вы, Эмиль Гогошу, станете здесь главным гидом! Гогошу задумчиво пожевывал усы.

— Да… — наконец иронически откликнулся он, но глаза его при этом загорелись от жадности. Почесав нос, он заговорил снова:

— Прекрасно! Так что вы хотите узнать? И как мы поступим, что решим, если окажется, что тот замок, который известен мне, и тот, который ищете вы, — одно и то же?

— Все может оказаться гораздо проще, чем вы думаете, — ответил Вульп. — Скажите, к примеру, когда был разрушен ваш замок и сколько примерно лет он лежит в руинах?

— О, он взлетел на воздух задолго до того, как я появился на свет! — пожал плечами Гогошу. И был немало удивлен, заметив, что при этих словах Вульп сильно вздрогнул. — В чем дело?

Однако американец уже переводил сказанное им своим спутникам, и на лицах тех тоже отразились удивление и любопытство. Наконец Вульп вновь обернулся к охотнику.

— Вы сказали “взлетел на воздух”, тем самым имея в виду, что его… взорвали?

— Да, разбомбили, — хмуро ответил Гогошу. — Когда рушится стена, она падает вниз, и все. А там стены разлетелись на куски, и осколки разбросало далеко вокруг.

Вульп теперь очень разволновался, но всеми силами старался скрыть это.

— А у того замка было название? Кто владел им перед тем, как его взорвали? Это может оказаться очень важным.

— Название? — Гогошу потер лицо, пытаясь сосредоточиться, потом постучал себя по лбу, откинулся на спинку стула, но в конце концов отрицательно покачал головой. — У моего деда имелись старые карты, — сказал он. — На них было обозначено его название. Именно на этих картах я впервые увидел его и тогда же решил непременно посмотреть на этот замок. Но само название… нет, не могу вспомнить. Вульп перевел.

— Карты, похожие на эту? — спросил Армстронг, доставая копию карты старой Румынии и расправляя ее на столе. На ней тут же возникло пятно от пролитого пива, но во всех других отношениях карта была превосходной.

— Да, именно такие, — кивнул Гогошу, — но гораздо более старые. Это всего лишь копия. Дайте-ка мне посмотреть. Он разгладил руками карту и внимательно вгляделся в несколько мест. — Нет, он не указан. Мой замок здесь не обозначен. На его месте ничего нет. Что ж, это вполне естественно и объяснимо. Очень мрачное место. Все как я и говорил: они предпочитают забыть о нем навсегда. Вот вы упомянули о легендах. Но вы не знаете и половины из них! Ax! — он отпрянул и обеими руками сжал лоб.

— Господи! — воскликнул Лаверна. — С вами все в порядке?

— Да… все в порядке… да… — ответил Эмиль Гогошу и добавил, обращаясь к Вульпу:

— Теперь я вспомнил! Джордж, я вспомнил! Он назывался… Ференци! У Вульпа и его спутников отвисли челюсти.

— Господи! — снова произнес Лаверна, но на этот раз шепотом.

— Замок Ференци? — переспросил Армстронг, наклоняясь вперед и хватая за руку Гогошу.

— Да, именно так, — кивнул охотник, — вы ищете его, не так ли?

Вульп и его спутники откинулись на стульях и уставились друг на друга. Все они выглядели озадаченными, смущенными или просто очень удивленными.

— Да, мы ищем именно его, — наконец промолвил Вульп. — Вы проведете нас к нему? Мы сможем пойти туда завтра?

— О, будьте уверены! Я сделаю, это, — сказал Гогошу. — Конечно же за плату.

И тут он посмотрел на руки Вульпа, лежавшие на столе, придерживая в расправленном состоянии карту. Вульп проследил за его взглядом, но на этот раз даже не попытался спрятать руки. Вместо этого он лишь приподнял одну бровь.

— Несчастный случай? — спросил старый румын. — Если так, то вас неплохо заштопали.

— Нет, — ответил Вульп. — Это не несчастный случай. Я таким родился. Мои родители приучили меня прятать их. Именно так я поступаю до сих пор. Исключение делаю лишь для своих друзей…

* * *

Солнце из-за гор поднялось с опозданием, уже окруженное раскаленной дымкой. В восемь тридцать утра трое американцев с нетерпением поджидали Гогошу на пыльной дороге возле кабачка. Возле ног у них стояли сумки, головы прикрывали кепи, а темные очки предохраняли глаза от яркого солнечного света. Старый охотник обещал подхватить их здесь в назначенное время, хотя они не были уверены в том, что правильно поняли значение его слов.

Рэнди Лаверна едва успел осушить бутылочку пива и поставить ее возле порога кабачка, когда они услышали лязг и шум мотора приближавшегося местного рейсового автобуса. Это было настолько странное, почти фантастическое явление в здешних местах, что его непременно следовало сфотографировать. Сет Армстронг достал фотоаппарат и принялся снимать старый, потрепанный и побитый автобус, показавшийся из-за сосен и медленно спускавшийся по серпантину по направлению к кабачку. Зрелище можно было назвать весьма неординарным: совершенно лысые покрышки на колесах, трясущийся и дребезжащий капот, облако сизого дыма, изрыгаемого мотором, грязные, засиженные мухами стекла окон. Ветровое стекло было сплошь покрыто пятнами засохшей крови миллионов разбившихся о него насекомых. Из неплотно закрытой, болтавшейся передней двери высунулся с широкой улыбкой на обветренном лице Эмиль Гогошу и принялся размахивать руками, приглашая американцев в автобус.

Развалюха наконец дернулась и остановилась. Шофер кивнул им с усмешкой и поднял в руке рулон билетов из коричневой бумаги. Гогошу вышел и помог всем троим закрепить вещи на специальной подножке, тянущейся по всей длине этой живописного вида древней машины. Наконец они оказались внутри, заплатили за проезд и уселись, точнее рухнули на продавленные сиденья, когда шофер переключил передачу и нажал на педаль, трогаясь с места, чтобы спуститься дальше по склону.

— О’кей, — переведя дыхание, заговорил Джордж Вульп, оказавшийся рядом с Гогошу. — Куда же мы направляемся?

— Плата вперед, — ответил охотник.

— Слушай, старик, — возмутился Вульп, — похоже, ты нам не слишком-то доверяешь!

— Ну, не такой уж я и старик, — парировал Гогошу. — Мне всего лишь пятьдесят четыре года. Я еще силен и вынослив. Однако жизнь уже научила меня тому, что иногда лучше заранее получить свои денежки. Доверие или недоверие не имеет к этому никакого отношения. Просто я не хочу, чтобы вы сорвались с горы с моими деньгами в кармане, вот и все! — Увидев выражение лица Вульпа, он громко расхохотался, но тут же успокоился и заговорил уже другим тоном:

— Мы идем в Липову, а там сядем на поезд до Себиша. Затем постараемся нанять повозку до деревни Халмагиу. А оттуда уже станем подниматься в горы. Фактически это окружной путь. Вы понимаете, что я имею в виду? Мы пойдем туда не напрямик. Дело в том, что отсюда до замка по прямой, пожалуй, не более пятидесяти километров. Но мы не вороны и по прямой лететь не можем. Вот почему, вместо того чтобы пойти через Зарундули, мы двинемся в обход их. Мы не можем пересечь их напрямик — там нет дорог. А Халмагиу — прекрасный отправной пункт, для того чтобы начать восхождение. И, пожалуйста, не пугайтесь и не волнуйтесь: подъем не составит труда, он совсем несложен, во всяком случае днем, уж если такой “старик”, как я, способен его совершить, он будет совсем прост для вас, как для горных козлов.

— А разве мы не могли бы проделать весь путь от Савиршина на поезде? — поинтересовался Вульп.

— Ах, если бы такой поезд был! Но его просто нет. Не будьте столь нетерпеливы. Мы так или иначе непременно туда доберемся. Вы сказали, что должны быть в Бухаресте через шесть дней, чтобы успеть на нужный вам самолет? Так в чем же дело? Зачем спешить? Насколько я понимаю, мы окажемся в Себише еще до полудня, если успеем пересесть в Липове. Вполне возможно, что от Себиша до Халмагиу пойдет автобус, который доставит нас до места не позднее половины третьего дня. Либо мы наймем что-нибудь — телегу, повозку или что-либо в этом роде… В этом случае мы припозднимся, и тогда нам понадобится место для ночлега. Если мы окажемся там после четырех часов дня, будет уже слишком поздно… Если, конечно, вас не привлекает перспектива ночевки в горах…

— Нет, это нас совершенно не устраивает.

— Еще бы, — ухмыльнулся Гогошу. — Такие, как вы, ходят в горы только в хорошую погоду. А погода, кстати, прекрасная. Правда, для меня слишком жаркая. В общем, проблем у нас возникнуть не должно. У нас есть большая банка венгерских консервированных сосисок, буханка черного хлеба, бутылка дешевой сливовицы и несколько банок пива. Уверяю вас, что ночь, проведенная под звездным небом возле ярко горящего костра под сенью высокого утеса, где от сосен исходит неповторимый запах смолы, пойдет вам троим только на пользу и доставит несравнимое удовольствие. Ваши легкие получат райское наслаждение. — Все это было высказано вполне доброжелательно и звучало весьма заманчиво.

— Посмотрим, посмотрим… — ответил ему Вульп. — А пока мы заплатим вам половину обещанной суммы.

Остальное вы получите тогда, когда мы наконец увидим те развалины, о которых вы говорили.

Он вытащил пачку лей и отсчитал купюры. Такую сумму Гогошу за целый месяц не зарабатывал, однако для американца эти, деньги были весьма незначительны. В довершение всего Вульп насыпал в сложенные ладони охотника кучу медных монет, которые американцы вообще считали не иначе как железками. Гогошу тщательно все пересчитал и спрятал, стараясь сохранять невозмутимый вид, однако это удавалось ему с большим трудом. В конце концов он все же расплылся в широкой довольной улыбке и облизал губы.

— Этого вполне хватит на выпивку, — произнес он и тут же торопливо добавил:

— Хотя и ненадолго. Ну, вы меня, конечно, понимаете?

— О да, конечно, я вас понимаю, — улыбнулся Вульп, откидываясь на сиденье.

Сзади послышались возбужденные голоса Армстронга и Лаверны, которые старались перекричать лязг и рокот мотора. Впереди сидела пожилая женщина, державшая на коленях корзинку, в которой кудахтали куры. Через проход от нее двое молодых крестьян — оба нескладные и неуклюжие — обсуждали возможные причины мора, напавшего на домашнюю птицу, и о чем-то спорили, тыкая пальцами в потемневший от времени номер “Сельскохозяйственной жизни Румынии”. В задней части автобуса сидела еще какая-то семья, все члены которой были щеголевато и нарядно одеты, но выглядели при этом несколько смешно и нелепо — новые модные костюмы и платья им явно не шли. Вероятно, они ехали на свадьбу или на какое-то другое семейное торжество.

Американцам — спутникам Вульпа — все это казалось странным и забавным, но у самого Джорджа — то есть у Георга — было такое ощущение, что он… возвратился домой. Да, он снова был дома. И все же он чувствовал себя озадаченным, сбитым с толку, и его не покидало какое-то горькое ощущение.

Эти чувства охватили его, едва лишь он сошел с трапа самолета две недели тому назад, хотя ему казалось, что с того дня, когда врач отвез его в Америку, все эмоции в нем умерли. Точнее, ему хотелось избавиться от горьких мыслей, преследовавших его с того момента, когда он остался сиротой. В первые годы своего пребывания в Америке он возненавидел Румынию и при каждом упоминании о ней и о своем происхождении впадал в глубочайшую депрессию. Возможно, это послужило одной из причин его теперешнего приезда — он хотел навсегда избавиться от тяги к этому месту, стряхнуть с него завесу тайны, чтобы наконец суметь сказать: “Здесь не было ничего важного для них… здесь не осталось ничего важного для меня… я навсегда уехал отсюда!»

Иными словами, он не сомневался в том, что эта страна и эти места заставят его вновь испытать горечь и повергнут в депрессию, но уже в последний раз. А потом он навсегда освободится от всего этого, оно уйдет и больше никогда не вернется, забудется навеки. Ему казалось что, когда он сойдет с трапа самолета и оглядится вокруг, он найдет в себе силы пожать плечами и сказать себе: “Кому все это нужно?»

Однако он ошибался…

Боль быстро прошла, а на смену ей пришло иное ощущение, как будто Румыния, его родная страна, мгновенно захватила его в свои сети и заявила ему:

«Ты всегда был частью меня. В тебе течет древняя кровь твоих предков. Здесь твои корни. Ты принадлежишь этой земле, а она принадлежит тебе”.

Особенно остро он почувствовал это здесь, возле самых гор, на пыльных дорогах и проселках, среди долин и лесов, неподалеку от высокогорных троп, горных перевалов и утесов, от заповедных и всегда пустынных скал, достающих до самого неба. О эти темные леса, заброшенные и удаленные от всей земли! Они будто всегда были с ним, у него в крови. Казалось, он даже слышал, как они шумят, подобно морскому приливу, и зовут его. Во всяком случае, он определенно слышал чей-то зов…

— Объясните-ка мне еще раз, — обратился к нему Гогошу, толкая его локтем в бок.

Вульп вздрогнул и вернулся к действительности, вновь осознав, что находится в автобусе, о чем он совершенно забыл, когда мысли и воспоминания унесли его далеко отсюда.

— Что? О чем рассказать?

— Зачем вы здесь? Что вам все-таки нужно? Будь я проклят, если понимаю, что это у вас за фантазии относительно вампиров, и почему они вас так интересуют?

— Да нет, — покачал головой Вульп. — Это они приехали сюда именно за этим. — Он кивнул в сторону двоих сидевших сзади. — Но для меня это лишь один из поводов к возвращению. На самом деле… Ну, я думаю, что мне действительно очень хотелось взглянуть на те места, где я родился. Хотя я и жил мальчиком в Крайове, но горы — это совсем другое. Именно здесь… мне казалось, здесь, в горах, я найду то, что мне нужно. Теперь, когда я их увидел, я получил удовлетворение. Теперь я знаю, что это такое и кто я такой. Теперь я могу уехать и никогда больше не думать об этом.

— И все же расскажите о другой причине вашего появления здесь, — настаивал охотник. — Обо всем, что касается разрушенных замков и всего такого.

Вульп вздохнул, пожал плечами и постарался объяснить все как можно лучше:

— Все это очень романтично. И вы как никто должны понять меня, Эмиль Гогошу. Ведь вы же румын! Вы говорите на местном румынском наречии и живете на земле, которая полна романтики! О, я не имею в виду романтичность юности — мальчиков и девочек! Нет, я говорю о романтике тайны, о романтических историях, легендах и преданиях. О той дрожи, которая охватывает всех нас, когда речь идет о нашем прошлом, когда мы пытаемся уяснить себе, кто мы такие и откуда идут наши корни. О таинственной силе звезд, о мирах, находящихся за пределами нашего понимания, о тех землях, которые существуют в нашем воображении и которым мы не знаем названия. Сведения о них нам могут дать лишь старинные книги или обрывки древних, рассыпающихся от времени карт. Вот как, например, вы вдруг вспомнили название замка, о котором шла речь.

Я говорю о романтике поиска старинных легенд и попыток проследить и раскрыть их происхождение, которая заражает людей подобно лихорадке. Ученые отправляются в Гималаи на поиски йети или охотятся за снежным человеком в лесах Северной Америки. Вы, наверное, слышали, что в Шотландии есть озеро, глубины которого ежегодно исследуют эхолотами в надежде обнаружить доказательства обитания там доисторического существа.

Привлекательность поисков подобных ископаемых состоит в возможности доказательства вечного существования, мира и наличия жизни на Земле в прежние времена. Человек испытывает пристрастие к исследованиям, заглядывает под каждый камень, отказывается верить в случайные совпадения и в конце концов доказывает со всей очевидностью, что ничто в этом мире не происходит случайно, каждое событие имеет не только причину, но и следствие. Для него это потребность души, он ощущает таинственную прелесть в том, чтобы, столкнувшись с непонятным или загадочным, разобраться во всем досконально, первым установить связь времен и событий.

Ученые изучили останки ископаемых рыб, существовавших на Земле примерно шестьдесят миллионов лет назад, и вскоре установили, что подобные им виды рыб и в наше время ловят в глубоких водах неподалеку от острова Мадагаскар. Когда люди заинтересовались историей Дракулы — героя литературного произведения, то с удивлением вдруг узнали, что когда-то на свете действительно жил Влад Пронзающий… и они захотели выяснить о нем как можно больше. А ведь, вполне возможно, о нем все забыли бы окончательно, если бы автор романа — непроизвольно или намеренно — не напомнил о нем и не возродил его к жизни. И теперь нам о нем известно как никогда много.

В шестом веке в Англии вполне мог жить король Артур. Люди по сей день разыскивают свидетельства его реального существования. Хотя, вероятно, он был всего лишь героем легенды, порождением человеческого воображения.

В наши дни в Америке, на другом конце света, организован целый ряд обществ, объединяющих любителей изучения подобных легенд и преданий. Членами одного из таких обществ являемся и мы — я, Армстронг и Лаверна. Наши герои — писатели далекого прошлого, создававшие произведения о разного рода ужасах. Таких, как они, в наше время немного. Это люди, обладавшие воображением и умением видеть чудеса, старавшиеся рассказать о них другим с помощью своих творений.

Так вот. Пятьдесят лет назад один американский автор написал роман ужасов. В нем он упомянул о расположенном где-то в Трансильвании замке, называя его замком Ференци. Согласно его версии, замок был разрушен некими таинственными силами в конце 1920-х годов. Мы с друзьями приехали сюда, чтобы выяснить, существуют ли на самом деле руины этого замка. И тут вы говорите, что они совершенно реальны и что вы можете проводить нас прямо к ним и показать эти древние разрушенные камни. Это великолепный пример того, о чем я говорил перед этим.

Однако если вы по натуре романтик… знаете, за всем этим можно увидеть гораздо большее. Нам ведь известно, что имя Ференци весьма знакомо в здешних местах. Упоминания о нем мы встречали в истории далекого прошлого — имя Ференци носили венгерские, валашские и молдавские бояре. Видите ли, мы провели некоторые исследования. Но то, что мы встретили вас… знаете, это просто великолепно! Даже если те руины, которые вы нам покажете, окажутся развалинами не того замка, который мы ищем, нашу встречу все равно можно считать чудесной Ах, какую прекрасную историю сможем мы поведать членам нашего общества по возвращении домой! Вы представляете?!

Гогошу почесал в затылке и непонимающе уставился на Вульпа.

— Вы понимаете меня?

— Я не понял ни единого слова, — ответил старый охотник.

Вульп со вздохом откинулся на сиденье и закрыл глаза. Он понял, что напрасно теряет время. К тому же он плохо спал прошлой ночью и теперь надеялся вздремнуть хоть немного в автобусе.

— Что ж, тогда просто выбросьте все сказанные мною слова из головы, — сонно пробормотал он.

— Именно так я и сделаю, — выразительно ответил Гогошу. — Романтика, говорите? Я давно со всем этим покончил. В свое время я тоже испытывал нечто подобное, но все давно закончилось. О чем вы говорите? О длинноногих девушках с колышущимися грудями? Бог мой! Да пусть злобные кровопийцы в своих мрачных замках забирают их всех! Мне нет до этого дела!

Уже начинающий засыпать Вульп в ответ лишь промычал что-то нечленораздельное.

— Что вы сказали? — повернулся к нему Гогошу, но молодой человек уже спал. Или притворялся спящим. Гогошу хмыкнул и отвернулся.

Вульп приоткрыл один глаз и увидел, что старый охотник занялся каким-то своим делом. Он снова закрыл глаза, устроился поудобнее и предался размышлениям, а вскоре и в самом деле заснул…

* * *

Для Джорджа Вульпа путешествие прошло почти незаметно. Почти все время он находился в каком-то ином мире, погруженный в свои сны… очень странные по большей части. Однако стоило ему открыть глаза, что он время от времени делал, когда поездка по той или иной причине прерывалась, как тут же эти сны мгновенно забывались, напрочь исчезали из памяти. И чем ближе он подъезжал к месту назначения, тем все более удивительными, необычными и непонятными становились эти сны Как и любые сны, они были сюрреалистичны и в то же время парадоксально реальны Самое удивительное, что они при этом были не визуальными, а исключительно мысленными, воображаемыми.

Вульп даже подумал, что это родная земля зовет его, и эта мысль постоянно присутствовала и доминировала на границе его спящего сознания. Только теперь речь шла не о Румынии вообще и даже не о Трансильвании как таковой, а о совершенно конкретном месте, о том, которое можно было считать местом его рождения. Объектом мысленного притяжения являлся, несомненно, тот замок, который обещал показать им Гогошу и который вдруг обрел собственный мрачный и суровый голос, звучавший тем не менее, как ему казалось, с оттенком нетерпения…

«Я знаю, что ты уже рядом, кровь от крови, плоть от плоти моей, сын моих сыновей. Я жду тебя, как продолжал ждать все эти столетия, чувствуя, как поглощают меня эти мрачные, нависающие вокруг горы. И вот… блеснул, наконец, во тьме луч света. С того момента, когда он сверкнул впервые, — с того дня, когда ты родился, — прошло более четверти века. И по мере того как ты рос, этот свет становился все ярче и ярче. Но потом… я испытал горечь и разочарование. Источник света был унесен далеко, сам свет потускнел и превратился в мерцающую точку, а потом и совсем исчез. Я думал, что твой огонь потух… или, во всяком случае, находится вне пределов досягаемости для меня. И вот тогда, собрав все силы, я начал искать тебя и наконец обнаружил твое слабое свечение в далеких землях. Но я тогда еще не был уверен — возможно, мне это лишь казалось, потому что я очень хотел найти тебя… А потому… мне оставалось только ждать…

О, как легко, сын мой, ждать тому, кто уже мертв и чьи надежды исчезли навсегда! У него остается хоть какое-то интересное занятие! Но гораздо тяжелее переносит это тот, кто бессмертен, кто заперт в ловушке и находится где-то посередине между бьющей ключом суетной жизнью и холодной, вечной тишиной всеми забытой, преданной проклятию могилы, тому, кто пребывает одновременно и там и там, но при этом лишен всего, даже права на собственную легенду о его славной жизни… да-да! Лишен даже возможности появляться в кошмарных снах людей, хотя вполне заслужил в них свое место… В подобной ситуации мозг превращается в часы, отсчитывающие минуту за минутой часы одиночества, и следует научиться подстраивать маятник таким образом, чтобы он не вышел из строя. Да-да, именно так, ибо разум уже находится в равновесии, и если позволить ему и дальше напряженно работать, он в конце концов постепенно разрушится, что непременно приведет к безумию.

Да-а-а. Я уже пережил этот ужас, сознание того, что неизбежно сойду с ума и навсегда избавлюсь от своих снов, от мечты о воскрешении, от надежды вновь… вновь стать тем, кем я когда-то был при жизни…

Что это? Неужели я испугал тебя? Я почувствовал, что ты весь сжался и пытаешься убежать от меня. Или я ошибаюсь? Нет, этого просто не может быть! Ведь я же твой предок, твой дед… нет, даже, можно сказать, твой отец! Кровь, текущая в твоих жилах, когда-то текла во мне! Кровь жизни, долгой и вечной! Между тобой и мной не может быть, не должно быть никакой пропасти, кроме разве что той, которая обусловлена прошедшими веками. Вполне возможно, что мы с тобой одно целое. О да, такое весьма вероятно! Я не сомневаюсь, что мы… будем… друзьями… вот увидишь…»

— Друзьями? — пробормотал во сне Вульп. — С духом этого места?

«С духом?.. А-а-а-… понимаю… Ты думаешь, что я лишь эхо, отголосок прошлого? Навсегда вырванная трусливыми людишками страница истории?

Мрачные летописи, сколотые с мраморных руин, соскобленные и растертые в прах лишь только потому, что читать кому-то их было не слишком приятно. Ференци исчез, и кости его истлели, но дух его, его призрак неприкаянно бродит среди обширных развалин его собственного замка. Король умер! Да здравствует король! Вот как? Ты не можешь допустить даже мысли о том, что я… о том, что я по-прежнему существую? О том, что я всего лишь сплю — точно так же, как ты сейчас, и нуждаюсь только в пробуждении”.

— Ты не более чем сон, — ответил Вульп. — И это мне следует проснуться.

«Сон? Ах вот как? Ха-ха-ха! Сон, сумевший перенестись на другой конец света, чтобы наконец вернуть тебя домой! В таком случае этот сон обладает большими возможностями и великой властью и вполне может вскоре превратиться в реальность, Георг…»

— Джордж! — Эмиль Гогошу грубо ткнул Вульпа в бок. — Господи, ну что за соня!

— Джордж! — Сету Армстронгу и Рэнди Лаверне удалось наконец его разбудить. — Боже, да ты проспал почти весь день!

— А? Что?

Сон Вульпа мгновенно улетучился, и он вновь оказался в реальности. И очень вовремя, ибо уже чувствовал, что сон засасывает его, уводит все дальше и дальше. Он помнил, что разговаривал с кем-то, но не более того. Хотя все происходившее во сне казалось вполне реальным. Однако… сейчас он даже не смог вспомнить, что это было и о чем шла речь.

— Где мы находимся? — спросил он, тряхнув головой и облизывая пересохшие губы.

— Почти на месте, приятель, — ответил Армстронг. — Именно поэтому мы тебя и разбудили. Ты уверен, что с тобой все в порядке? уж не подхватил ли ты какую-нибудь лихорадку? Какую-нибудь местную болячку?

— Нет, со мной все в порядке, — отрицательно покачал головой Вульп. — Думаю, что это просто необходимость наверстать наконец упущенное и хорошенько выспаться, поскольку у меня давно не было такой возможности. Вот почему я несколько потерял ориентацию в происходящем.

На него нахлынули обрывки воспоминаний… вот они садятся на поезд в Липове… трясутся, сидя в кузове разболтанного грузовика по дороге в Себеш, платят несколько бани за возможность проделать часть пути до Халмагиу на куче сена, наваленного на, казалось, возникшую из далеких веков тележку с деревянными колесами, в которую запряжен осел…

— Наш возница едет вон туда, — сказал Лаверна, указывая на дорогу среди деревьев. — В Вирфурилео — там он живет, и там его конечная остановка. А Халмагиу в той стороне. — И он махнул рукой в сторону другой дороги.

— Всего лишь семь-восемь километров, — вступил в разговор Гогошу. — Мы можем добраться туда за час. Все зависит от вашего желания и способности быстро передвигаться. У нас останется еще масса времени, для того чтобы стряхнуть с себя дорожную пыль, перекусить и промочить горло, а потом подняться в горы, прежде чем стемнеет. Или мы можем взять с собой еду и разбить лагерь прямо среди руин — там мы поедим и переночуем. Представляете, какие интересные рассказы вы привезете с собой, когда вернетесь в Америку? Так или иначе — решать вам.

Отряхнув прилипшее к одежде сено, они навьючили на себя поклажу и попрощались с возницей, махая ему руками вслед до тех пор, пока он не скрылся вместе со своей тележкой за поворотом лесной дороги. Тогда и они отправились в путь. Рэнди Лаверна откупорил бутылку пива, сделал глоток и передал ее Вульпу, который лишь прополоскал пивом рот.

— Мы почти у цели, — со вздохом произнес Армстронг, неуклюже пытаясь угнаться за быстро идущим вперед Гогошу. — И если это место хотя бы наполовину заслуживает того, что о нем говорилось…

— Надеюсь, что так и будет, — спокойно ответил Вульп и нахмурился, ибо в глубине души он был твердо уверен в том, что все будет именно так.

— Что ж, скоро мы это узнаем, Джордж, — откликнулся Лаверна, быстро перебирая своими коротенькими ножками, чтобы не отстать от других.

И вдруг откуда-то из тайного уголка мозга до Вульпа донеслось:

«О, да… теперь уже скоро… совсем скоро, сын мой! Теперь уже скоро, Гео-о-орг…»

* * *

Меньше чем через пять миль они достигли своей цели, причем переход их вовсе не утомил, ибо на прошлой неделе американцы прошли раз в двадцать больше. Они прибыли в Халмагиу в середине дня, нашли для себя место, где будут проводить следующую ночь (не ближайшую, а именно следующую, поскольку Гогошу уговорил их провести предстоящую ночь в горах), умылись, переодели обувь и слегка перекусили, устроившись на небольшом деревянном балкончике гостиницы, выходившем на главную улицу поселка.

— Не забывайте, — отведя американцев в сторонку, сказал им Гогошу, в то время как они собирались договариваться о плате за комнаты, — что эти люди — простые крестьяне. Они не так образованны, как я, и не привыкли к общению с иностранцами, городскими жителями и подобного рода людьми. Они мыслят более примитивно, подозрительны и суеверны. А потому позвольте мне договориться с ними. Что касается вас, то вы всего лишь любители горных восхождений. Нет, даже не то… вы просто праздно гуляющие туристы. И мы собираемся идти вовсе не на Зарундули, а на Металици.

— Какая разница, — спросил его чуть погодя Вульп во время еды, — между Зарундули и Металици?

— Вот это Металици, — ответил ему старый охотник, указывая поверх крыш поселковых домов на северо-запад, туда, где позолоченные солнцем виднелись ту манные очертания горных вершин. — А Зарундули находятся сзади от нас. Они серые… всегда серые. Серо-зеленые весной, серо-коричневые осенью и просто серые зимой, и тогда еще белые, конечно. Замок расположен как раз вот за той полосой деревьев, что поднимается вверх вдоль заднего края скалы. И сам замок задней стороной прилепился к скале, а по другую его сторону тянется ущелье. Он был хорошо укреплен и поистине являлся надежным убежищем. В прежние времена проникнуть в него не было никакой возможности.

— Я имел в виду, — терпеливо стал объяснять Вульп, — почему местные крестьяне не должны знать, что мы идем именно туда?

— Я же сказал, они суеверны, — слегка поморщившись, ответил Гогошу. — Они называют эти вершины горами зганов, потому что этот кочевой народ особенно к ним привязан. Местные жители никогда не поднимаются в эти горы, и, вполне возможно, им не понравится, если туда отправимся мы.

— И причина тому — руины замка?

— Ничего не могу сказать вам точно, потому что не знаю, да, честно говоря, меня это и не интересует, — снова поморщился Гогошу. — Но позапрошлой зимой, когда я пытался подстрелить живущего там волка… эти люди стали шарахаться от меня, как от прокаженного. В этих горах обитает множество лис, которые постоянно совершают набеги на крестьянские хозяйства, но местные жители не охотятся на них. У них просто какой-то пунктик на этом, вот и все. Деды и прадеды рассказывают своим потомкам таинственные и страшные истории о старом вампире, живущем в своем замке.

— Но они все равно увидят, что мы направились в ту сторону.

— Нет, потому что мы пойдем в обход.

— Но мы ведь не вторгаемся в какую-нибудь запретную зону? — с беспокойством спросил Вульп. — Там нет военного полигона или чего-нибудь в этом роде?

— О Господи, конечно, нет! — Гогошу уже начал раздражаться. — Я же сказал, что все дело в предрассудках! Не больше! Знайте, что до сих пор, если в этих местах кто-то по необъяснимой причине умирает молодым, ему в рот кладут дольку чеснока, прежде чем забить крышку гроба. Да-да, именно так! А иногда они делают и нечто большее! А потому давайте оставим этот разговор, пока я и сам не начал бояться Договорились?

— Я все время слышу это слово — зганы, — вступил в разговор Сет Армстронг — А что оно означает? Гогошу понял его вопрос без перевода.

— По-немецки это будет “Zigeuner”, так? А здесь их называют зганами. Кочевники! Люди дорог!

— Цыгане, — сказал, кивая, Вульп. — Мой народ.

Он обернулся и начал вглядываться в желто-туманный мрак верхнего этажа деревенской гостиницы, как бы проникая взглядом сквозь комнаты, расположенные за лестницей, и дальше — сквозь наружную стену здания. Казалось, никакие преграды не способны были помешать ему видеть серые горы Зарундули, возвышающиеся в нескольких милях от поселка и сурово глядящие в свою очередь на него, в то время как он сидел, обернувшись к ним лицом.

«Возможно, местные жители правы, и есть места, которые посещать не следует”, — подумал Вульп.

И вдруг не услышанный никем (разве что его собственным внутренним чувством, пробужденным сознанием) голос с мрачной и злобной усмешкой откликнулся на его мысли:

«Да, сын мой, такие места есть. Но ты придешь, Гео-о-орг, ты придешь…»

* * *

Поначалу восхождение показалось легким. Было уже почти пять часов вечера, и солнце неуклонно двигалось вниз, к окутанной туманом долине между горой Кодрумия и западной оконечностью гряды Зарундули. Однако Гогошу не сомневался в том, что они успеют до наступления сумерек добраться до развалин замка, где в проеме разбитой стены найдут себе место для лагеря, разожгут костер и поужинают, а потом лягут спать в окружении легенд.

— Я никогда не отважился бы на это в одиночку, — признался он, взбираясь по крутому склону по направлению к расселине в разрушающейся скале, — бог мой Да никогда в жизни! Но нас четверо — крепких, кровь с молоком мужчин! Так чего же нам бояться?

Шедший последним Вульп остановился, чтобы перевести слова охотника, и огляделся вокруг. Никто ничего не заметил, но выражение его лица при этом было весьма удивленным и озадаченным. Казалось, он узнал это место. Дежа вю? Он даже чуть отстал от своих спутников.

— Ну, а чего здесь можно бояться? — спросил шедший сразу за проводником Армстронг и повернулся назад, чтобы подать руку пыхтевшему и задыхающемуся Лаверне.

— Только собственного разыгравшегося воображения, — ответил Гогошу, по тону догадавшийся, о чем спросил его Армстронг. — Поскольку именно оно всегда готово вызвать в памяти не только призраков прошлого, но и множество земных зол настоящего. Да, человеческий разум — великая сила, и у него обширное поле действий и масса возможностей, чтобы вызвать в воображении самые дикие и невероятные фантазии. К тому же, зимой здесь иногда можно встретить одинокого волка, пришедшего со стороны северных Карпат. Но эти серые бестии не представляют опасности, если они не в стае, — добавил он, беспечно пожав плечами.

Старый охотник остановился возле самого начала расселины и оглянулся, чтобы посмотреть, как дела у остальных, шедших по его следам, людей.

Однако Вульп, обогнув уступ, двигался вдоль самого края скал, направляясь к тому месту, где они скрывались из вида за поворотом.

— Эй! — окликнул его старый охотник. — Куда это вы направились, Джордж?

Молодой американец оглянулся и посмотрел вверх, сосредоточенно наморщив лоб. Лицо его в тени скалы казалось при этом очень бледным.

— Вы избрали слишком трудный путь, друг мой, — эхом донесся его голос. — Зачем карабкаться по скалам, если можно просто идти? Здесь есть очень старая тропа, делающая подъем чрезвычайно легким. Возможно, этот путь кажется длинным, но он займет гораздо меньше времени. К тому же убережет от царапин руки и колени. Мы встретимся на полпути, я буду ждать вас в том месте, где наши дороги вновь сойдутся.

— Где наши дороги?.. — Гогошу поначалу был сбит с толку, но потом разозлился и язвительно добавил:

— Понятно… Вы уже бывали здесь прежде и ходили этой дорогой?

— Нет, — вновь эхом донесся голос Вульпа. Молодой человек уже скрылся из глаз. — Думаю, это просто интуитивная догадка, своего рода инстинкт.

— Еще чего! — проворчал Гогошу. — Инстинкт! Ну и пусть идет! — усмехнулся он, двинувшись вперед по расселине. — Скоро тропа оборвется, тени станут гуще, начнет темнеть, и тогда ему придется вернуться и проделать двойной путь. Помяните мое слово — еще немного, и за каждым кустом ему станут чудиться волки. Вот уж тогда он бегом побежит догонять нас.

Но он ошибся. Через час, когда дневной свет уже начал меркнуть, а путь их стал еще круче, они наконец выбрались на широкую площадку ложного плато и обнаружили там Вульпа, лежавшего на земле и беспечно жующего в ожидании их травинку. Казалось, он лежит там уже давно.

— Дальше идти будет уже совсем легко, — сказал он, приветственно кивнув головой.

Гогошу мрачно взглянул на него, Армстронг просто кивнул в ответ, но Лаверна был вне себя от ярости.

— Ты решил испытать судьбу, Джордж? — прорычал он. — А если бы ты потерялся?

Вульпа, похоже, удивило неприкрытое раздражение, звучавшее в голосе его приятеля.

— Потерялся?.. Я… Мне… даже и в голову не приходило подобное. Дело в том… что для меня все это вроде бы совершенно естественно и привычно.

Больше никто не произнес ни слова, и они позволили себе отдохнуть еще несколько минут — Что ж, — наконец произнес, вставая Гогошу, — еще полчаса — и мы на месте. Если, конечно, вы возьмете на себя труд указать нам дорогу, — добавил он ехидно, отвесив легкий поклон Вульпу Однако его сарказм не произвел впечатления Вульп пошел впереди, и оставшийся путь они преодолели без особого труда, достигнув предпоследней вершины гряды в тот момент, когда солнце скрылось за расположенным к западу хребтом Пред их взорами открылся чудесный вид: серо-голубые, окутанные туманом долины, вздымающиеся кверху горы, взлетающие в небо дымы из деревенских труб, отдаленные вершины скал, окрашенные уже не в золотой, а в серый цвет. Четверо мужчин стояли на самом гребне поросшей соснами узкой седловины между уходящими вдаль грядами скал.

— Нам туда, — указал рукой Гогошу, — мы поднимемся по этой лесной полосе, пока не достигнем ущелья. Вон там, где гора раздваивается, прилепился к скале…

— …замок Фаэтора Ференци, — опередив охотника, договорил за него Вульп. Гогошу кивнул.

— Мы как раз успеем попасть туда засветло и разжечь костер, который избавит нас от непроглядной ночной тьмы. Все готовы?

Однако Джордж Вульп уже шел вперед, указывая дорогу.

Вдруг жуткий и мрачный, наводящий ужас волчий вой разрезал царившую вокруг тишину, превратившись постепенно в скорбный скулеж.

— Будь я проклят! — резко остановившись, воскликнул Гогошу.

Склонив голову набок, он стал внимательно прислушиваться и потянул носом воздух. Но звуки не повторились, и вокруг снова не слышно было ни звука.

— Вы слышали? — спросил он, снимая с плеча ружье — Невероятно Говорят, что, если волки начинают появляться так рано, это верный признак приближения суровой зимы Слегка отвернувшись в сторону от остальных, он проверил ружье, чтобы убедиться в том, что оно заряжено.

Оглавление