КОШМАР НА ЦЕЙСЕ

Утомительный трехмесячный полет близился к концу. Настроение экипажа транспортника “Трейл” заметно поднялось. Еще бы, после безвылазного двухлетнего прозябания на рудниках далекой Торны, где они трудились, как лошади, и совсем одичали в обществе из двадцати трех грубых старателей, “Трейл” с ценным грузом редких металлов приближался к космопорту Цейса. Хоть Цейс и был единственным и достаточно заунывным городком на одноименной планете, но это, как-никак, был центр цивилизации галактики Q-18. И в округе на миллиарды парсеков ничего приличнее не было. Главное, что в городе был космопорт, банк, салун с борделем, суд и тюрьма с префектурой. Что еще нужно для жизни нормальному человеку?

Капитан Крон, он же совладелец компании “Рудники Торна”, что-то добродушно насвистывая себе под нос, брился в жилой каюте. Второй пилот Кену примерял на свежую рубашку любимый синий галстук.

Внезапно установка связи, передававшая музыку на волне радиостанции Цейса, откашлялась и объявила сводку экстренных новостей. Скрипучий голос, коверкая согласные и растягивая окончания, монотонно зачитал, что центральная избирательная комиссия вчера вечером провела подсчет голосов по итогам выборов в органы местного парламента Цейса и признала победившей на выборах партию консервативных прогрессистов. После минутной паузы из бравурной музыки тот же скрипучий голос объявил, что утром новое правительство собралось в заднем зале треугольного дома и первым вердиктом ввело во всем подведомственном объеме галактики Q-18 сухой закон.

Лицо капитана Крона непроизвольно вытянулось. Он перевел еще ничего не понимающий взгляд на товарища по полету. У того тоже было такое выражение, словно ему за обедом на второе решили подать бифштекс с яйцом, но под яйцом оказался не хорошо прожаренный кусок рубленого мяса, а рифленая подметка от горняцкого сапога…

А голос из репродуктора все продолжал скрипеть и картавить: “С момента оглашения указа употребление, распространение и реализация спиртных напитков на территории Галактики будет считаться уголовным преступлением и наказываться лишением свободы до трех лет или штрафом…”

Капитан Крон засунул ноготь мизинца в ухо и резко крутнул, словно это могло устранить невероятную слуховую галлюцинацию.

— Слушай, я виски в последний раз пил года три назад, — с каким-то потерянным видом выдавил Кену.

Крон с размаху сел на табуретку, все еще д;ржа в руке жужжащую бритву. Это был полный крах. Ребята с рудника ждали, что на обратном пути “Трейл” по самые люки будет загружен джином и пивом. Ведь им еще предстояло провести на рудниках не один год. А старые запасы давно кончились. Да и Крон с Кену все долгие три месяца полета каждый раз мечтали перед сном, что сразу после разгрузки пойдут в салун Гарри Шульца и хорошенько врежут, а потом отправятся прямиком на другую сторону улицы в бордель мамы Розы. Запах женщины работники “Рудников Торна” забыли еще раньше, чем запах виски. И вот теперь какие-то засранцы, консервативные прогрессисты, в трехстороннем зале четырехугольного дома вдруг решили, что им можно определять, что стоит пить добропорядочным гражданам, а что нет. Кену судорожно и гулко сглотнул:

— Вот гниды, — только и нашелся он, чтобы прокомментировать такое сообщение.

Оставшиеся три дня до посадки маленький экипаж провел в мрачном напряжении. Но в глубине души каждый из пилотов надеялся на какое-то чудо. Ведь могло же новое правительство вдруг решить, что перегнуло палку, и пойти на маленькие послабления. Хотя бы для экипажей дальних рейсов и жителей глубинных планет.

Через три часа после посадки разгрузка закончилась. В гулких чревах трюмов смолкло монотонное урчание транспортеров и тарахтение элеваторов. Крон оформил последние товарные накладные у портового чиновника, сделал отметки в таможенном пункте и на этом завершил все формальности. Когда последний штамп был поставлен на бланк грузовой ведомости, капитан поинтересовался у затянутого в форменную куртку офицера таможни:

— А что, сейчас тут можно где-нибудь найти выпивку?

Таможенник взглянул на космонавта удивленным взглядом и спросил:

— А вы что, не слышали? Новое правительство ввело сухой закон…

— Слышали вообще-то, но… — замялся Крон. — Но мы думали, что есть какие-то исключения. Ну, особые дополнения…

— Закон всеобщий и безраздельный, — покачал головой таможенник, и в его глазах мелькнула грусть.

— А в салуне Гарри Шульца?.. — у Крона даже не хватило сил закончить эту мысль.

— Лимонад и кола, — таким же упавшим голосом завершил убийственную фразу таможенник.

Крон автоматически сунул в нагрудный карман бумаги и, опустив Голову, пошел к выходу в город. Сзади плелся слышавший весь разговор Кену.

На центральной улице Цейса все было как-то на удивление тихо и размеренно. Над городом висела необычная, постная тишина. Но все-таки там еще должен был оставаться бордель мамы Розы, и только ради одного этого заведения можно было совершить многомесячный перелет,

Пилоты выскочили из такси и Замерли перед высоким трехэтажным особняком в колониальном стиле. На фасаде между окнами первого и второго этажей призывно выпирал манекен голой девицы в космошлеме. А на входной двери висела здоровенная табличка с яркой надписью “Карантин”…

Крон первым оправился от такого удара судьбы. Он осторожно подошел к большой бронзовой ручке и несмело подергал. Заперто. Окна первого этажа были тщательно зашторены. Похоже, что бордель бездействовал уже не первые сутки. Крон беспомощно посмотрел по сторонам и натолкнулся взглядом на витрину салуна Гарри Шульца. Дверь питейного заведения была по-прежнему гостеприимно открыта, и Крон справедливо рассудил, что старина Гарри, наверное, сможет ему внятно растолковать, что же происходит в этом проклятом городишке, Кену все еще бессмысленно жевал губами перед борделем. Крон молча ткнул пальцем в сторону салуна, и они перешли улицу.

В салуне никого не было. Приглушенное освещение скрадывало стены, и от этого зал казался еще более пустым, Только бармен каменным буддой возвышался за стойкой. И запах, невероятный для салуна Запах кофе и лимонада… Боже! У капитана потемнело в глазах и екнуло сердце. Он подошел к стойке.

— Привет, Гарри. Узнаешь меня?

Хозяин салуна, он же бармен, несколько секунд всматривался в посетителя и скоро расплылся в не очень веселой улыбке:

— Как же, как же… Капитан Крон! Таких людей я долго помню… Рад вас видеть, — и тут же осекся, — хотя в наши времена я вас не могу даже прилично встретить, — и он добавил полушепотом дюжину крепких словечек в адрес правительства, — Это сколько же времени вы у нас не были? Года полтора?

— Нет, больше. Без месяца два года.

— Да, бежит время, — согласился Шульц и снова удрученно покачал головой. — У нас тут сами видите, что происходит… А как вы там, на Торне?

— Неплохо. Работаем, как мулы. Вот пригнали целый транспорт с редкими концентратами, а на вырученные деньги хотели закупить спиртного на пару лет вперед…

Бармен снова удрученно вздохнул и опять вполголоса высказал все, что думает о правительстве, и выставил перед пилотами по банке колы.

— За мой счет, — предупредил он.

Крон с Кену без особой радости сделали по несколько глотков, и Крон поинтересовался у Гарри:

— Послушай, а что случилось с заведением напротив? Ну с борделем… Там висит какая-то дурацкая табличка и все закрыто.

Гарри снова криво усмехнулся:

— На нас тут все напасти разом. На прошлой неделе здесь побывал экипаж посудины с какой-то Богом забытой планеты из созвездия Столба и заразил всех девочек мамы Розы неизвестной современной науке инфекцией. В общем, у них теперь при виде мужчины начинается тошнота и головокружение. Аллергия какая-то. И теперь они все лежат в изоляторе местной больницы, и главный врач Галактики опасается, как бы болезнь не перекинулась на остальное женское население и не случилось эпидемии.

Крон от ужаса передернул плечами и так сжал пальцы, что тонкий пластик банки скрипнул и промялся… Вселенная рушилась на глазах…

Еще несколько минут, оглушенные таким известием, сидели посланцы дальней планеты с каменными лицами перед угрюмым салунщиком. Наконец Крон приподнялся, оперся локтями о стойку и пересохшими губами прошептал в лицо Гарри Шульцу.

— Слушай, нам завтра днем улетать отсюда и опять на год или на два… Ну, в общем, у тебя из старых запасов ничего не осталось? Ты же нас знаешь…,

Шульц понимающе опустил веки и включил кофемолку. Потом, оглянувшись по сторонам, сквозь визг кухонной машины просипел:

— Для вас я, конечно, что-нибудь найду. Только не здесь и, само собой, по новым тарифам. Сами понимаете — плата за риск.

— Да-да, понятно, — согласно и радостно закивали головами Крон и Кену.

— Тогда так, я в восемь вечера закрываю салун и жду вас у развилки к западному промышленному району. Договорились?

Крон довольно поддакнул и тут же спохватился:

— Слушай… А ты нам каких-нибудь девочек не притащишь? А то мы ведь завтра снова на два года…

Гарри заговорщически подмигнул и пообещал что-нибудь придумать.

Оставшееся время до восьми экипаж “Трейла” провел в нетерпении, расхаживая но торговому кварталу Цейса. Время тянулось мучительно медленно. Поэтому уже без четверти восемь пилоты на в пятом на прокат автомобиле ждали в условленном месте. Скоро явился Гарри Шульц на своем фургончике. Они вместе проехали немного дальше и скоро оказались у въезда большой оптовой базы продуктов питания. Ворота автоматически разъехались, и они очутились на большом дворе. Гарри вышел из фургона и знаком велел следовать за ним, Они прошли внутрь большого ангара. Поднялись по лестнице, опустились в подвал, миновали лабиринт каких-то складских помещений и остановились перед штабелем картонных коробок. Гарри оглянулся и пробормотал короткое слово-пароль. Штабель медленно отъехал в сторону, и за ним открылась дверь. Салунщик набрал на панели замка код, и они вошли в распахнувшиеся створки. Маскирующие коробки медленно вернулись на место. Друзья миновали какой-то тамбур и оказались в ярко освещенном помещении. Это был отличный бар с длинной стойкой, глубокими креслами в уединенных ячейках, темными деревянными панелями. И главное… Главное, что вся стена за стойкой была уставлена бесчисленными бутылками всех возможных форм и расцветок.

— Вот это да! — восхищенно вырвалось у капитана Крона.

— Только вот интерьер немного не успели закончить, — деловитым тоном заметил салунщик и пояснил: — Я давно опасался, что эти проклятые прогрессист-консерваторы могут прийти к власти, К тому же, у меня есть один близкий друг, который знает все настроения в руководстве их партии. Он меня предупредил: если эти победят — сразу жди сухого закона. Я и постарался просчитать ситуацию.

— Молодец! — только и смог выдохнуть Крон уже чувствуя, как огненным потоком по его глотке бежит виски, как волной мягкого тумана обволакивает все сознание.

— Что будем пить? — уже деловито обратился Гарри к гостям. — Кстати, вы здесь первые посетители, так что каждый пятый стакан пойдет за счет заведения.

Кену даже заржал от удовольствия, и на его немного рябоватом лице проступил румянец. Крон потер руки и прорычал:

— Для начала всего три вещи: виски, виски и еще раз виски!

Через полчаса вся троица в обнимку сидела за столиком и уже, пьяно горланя, несла всякую околесицу. Вспоминали знаменитые дальние перелеты, свои собственные приключения и забавные городские происшествия… Вдруг Крон спохватился.

— Слушай, Гарри! А так ведь не честно, Ты же обещал девочек, а сам сидишь треплешься обо всем, чем угодно, но только не о деле! Или ты забыл о нашей просьбе?

Салунщик довольно осклабился:

— Ха, вспомнил! Ты считаешь, что старина Гарри бросает слова на ветер? Раз обещал, значит, будут! — и он стукнул кулаком себя в широкую грудь.

— Так где же они? Мы… — Крон для большей убедительности ткнул ладонью в себя и в друга, —…вот они. А где дамы?

— И дамы туг. Все под боком.

— Это где? — не понял Кену.

— Слушай и не перебивай! — цыкнул на него Гарри. — Когда я строил это убежище, то понимал, какие у моих клиентов возникнут проблемы. В старом салуне бордель напротив, гуляй — не хочу! А гут? И я решил устроить все на месте. Но где брать контингент? А?

Вся троица задумчиво переглянулась.

— Да, где? — даже поддакнул Кену.

— Так вот, — продолжал Гарри, светясь от собственной находчивости, — во-первых, зная, что мой салун будет подпольным, я решил взять в помощники бармена не человека, а биоробота. В рекламном проспекте была фотка образца, просто картинка, и я решил ее выписать. — С этими словами Гарри протянул друзьям яркий буклет. Там была изображена миловидная блондинка, а также шли все ее технические характеристики. И тут же внизу мелким шрифтом была стыдливая короткая информация, что фирма предлагает к продаже биороботов, специально приспособленных для удовлетворения специфических нужд мужчин. Роботы были трех категорий цен. — Ну, я и решил заодно с официантом выписать специального робота. Тем более, что за второй заказ они дали мне скидку… — И Гарри вытащил откуда-то из-за стойки красивый рекламный проспект. — Вот, глядите, это пришло вместе с грузовым контейнером.

Крон уже вырвал из рук Гарри сложенный в гармошку лист глянцевитой бумаги, и глаза у него разгорелись. С проспекта призывно улыбалась шикарная женщина в символическом белье. Она вальяжно раскинулась на громадной постели среди дюжины маленьких атласных подушечек. Над самым ухом Крона уже алчно сопел Кену, лицо которого выражало такой набор чувств и ощущений, что, казалось, с его мечтательно отвисшей губы сейчас потечет слюна.

— Робот PL-2 сервисного класса “экстра”, — завороженно прочитал Крон на проспекте.

— Ну, на экстра-класс я, конечно, не потянул. Но, думаю, наш экземпляр будет не намного хуже, — довольный произведенным впечатлением проговорил Гарри и поковырял ногтем мизинца в зубах. — Сейчас я предлагаю пропустить еще по стаканчику, и пора идти распаковывать наших девочек.

Кену согласно закивал головой, а Крон, осторожно, словно опасаясь повредить глянцевую красотку, положил проспект на стол. Гарри еще раз налил всем из солидной пузатой бутылки, и мужчины выпили. Глубоко выдохнув, хозяин заведения хлопнул в ладоши и подмигнул собутыльникам:

— А сейчас начнется самое интересное.

Он встал и отправился за стойку. Пилоты последовали за ним. В конце подсобного помещения была просторная кладовая. На полу лежал большой контейнер, изукрашенный товарной маркировкой и погрузочными знаками. Гарри откуда-то достал монтировку и, надув щеки, принялся распечатывать крышку. Но защелки контейнера оказались на редкость тугими. Поэтому товарищам пришлось повозиться и несколько раз переворачивать контейнер. Наконец осталась последняя защелка. Гарри вставил в нее монтировку, но вместо того, чтобы нажать на рычаг, провел запястьем по вспотевшему лбу и предложил неожиданно осевшим голосом:

— А давайте мы еще раз промочим горло…

Кену быстро сбегал к стойке, принес бутылку и стаканы. Шульц скрутил пробку с какого-то экзотического рома с невероятным запахом и провозгласил тост:

— За то, чтобы мы получали удовольствия, когда захотим, и плевали при этом на любое правительство.

Сказанное было встречено одобрительными возгласами, и в глотки с гулким клокотанием влилась очередная доза. Лицо добряка Гарри уже покраснело, как задница павиана, а уши горели, словно сигнальные маяки но бортам межзвездного крейсера. Он поплевал на руки и нажал на монтировку. Защелка громко клацнула, и крышка плавно отошла в сторону. В длинном, как гроб, упаковочном ящике сверху оказалось массивное пенопластовое уплотнение, В специальном гнезде уже пищал тоненьким голоском и переливался огоньками микропроцессор:

— Гарри Шульц, прежде чем андроид получит программу на пуск, подтвердите: свою личность.

Гарри пьяно ухмыльнулся: “Ишь ты, работает”, похлопал себя но карманам и приложил магнитную кредитку к выемке процессора. Тот каким-то ворчливым голосом заверил достоверность хозяина покупки и заявил, что биоробот будет готов к нормальной работе через две минуты. Делать было нечего, пришлось ждать еще, и переступающий от нетерпения с ноги на ногу Кену предложил снова выпить. Все согласились. По одному стакану выпили быстро и, чтобы скоротать время, налили еще… Вот процессор пискнул, и толстая пенопластовая прокладка осторожно откинулась. Под ней, как покойник под саваном, проступало длинное стройное тело. Капитан Крон даже протер глаза. Его било какое-то непонятное напряжение… Но вот тело в объемистом ящике шевельнулось, и рука изнутри подняла плотную синтетическую материю…

— Добрый день, джентльмены, — прозвенел ангельский голосок, и из контейнера, как сказочная принцесса с заколдованного ложа, поднялась хорошенькая девушка. Она солнечно улыбнулась и откинула рукой назад тяжелые пшеничные волосы. На ней было темно-синее платьице чуть выше колен и белый кокетливый передничек.

Гарри, так и замерший со стаканом в руке, наполовину пьяно, наполовину глупо улыбаясь, силился что-то сказать, но у него ничего не получалось.

— Добрый день, мисс, — спохватился Крон, и ему вдруг стало жутко стыдно за эти пустые стаканы в руках товарищей и наполовину высосанную бутылку в лапище Гарри, за свои запыленные башмаки… — Простите, у нас такой вид…

Рядом что-то одобрительно замычал Кену, его длинная вспотевшая челка свалилась на глаза, и он никак не мог ее пристроить на место.

— Ничего страшного, — восхитительно улыбнулась она, — я вполне понимаю вас и вообще считаю, что человек, время от времени, должен позволять себе расслабляться.

“Вот это дама, — завороженно пронеслось в голове Крона, — мечта, конфетка!”

— Значит, я буду здесь работать? — прощебетала девушка, с любопытством оглядываясь по сторонам. — Как интересно…

— Да, мисс… Э-э, извините, вас никто не представил, — старался быть как можно галантнее капитан Крон. Он по-прежнему был самым способным для светской беседы в отличие от тупо таращащегося на даму Кену и все еще прочищающего осипшую глотку Гарри.

— Зовите меня просто Вики, — снова мило улыбнулась девушка. — А когда мне приступать к своим обязанностям?

Тут капитан Крон замешкался, и в разговор, как слон в посудную лавку, влез Гарри:

— Вот это класс! Да, придется писать благодарственное письмо в фирму-изготовитель. Никаких тебе выкрутасов, а просто и честно — когда займемся делом. Каково! — Гарри даже присел от восторга и хлопнул своими ручищами по мощным бедрам. Раздался такой звук, словно где-то рядом лопнуло колесо тяжелого грузовика.

— А может мисс сначала хочет пропустить стаканчик? — с совершенно идиотской улыбкой присоединился к беседе Кену.

Капитан Крон чуть не зашипел, как потревоженный удав, на товарища за такую бестактность.

— Ну что вы, — застенчиво улыбнулась Вики — Я же биоробот, и спиртное для меня бессмысленно. Хотя, если вам это будет приятно, я вполне мо1у поддержать компанию.

В этот момент Гарри даже захрюкал от удовольствия, и на его пунцовой роже высветился полнейший восторг. Такое выражение бывает только на лице человека, который понял, что не зря потратил свои деньги. Кену уже штормовой походкой вернулся из-за стойки, держа в вытянутой руке дополнительный стакан.

— А не пройти ли нам в бар? — наконец-то спохватился хозяин. — Здесь мы как грузчики среди склада бочкотары… — И он оглушительно расхохотался. Гарри всегда нравились собственные шутки.

Скоро все сидели за столиком и мило беседовали. Вернее, мило беседовала Вики. Капитан Крон пытался что-то галантно ей отвечать. Гарри все время пьяно гоготал, а Кену уже поедал мутным стекленеющим взором девушку.

— Да, Вики, это просто невероятно, как вы оказались здесь, в этой сугубо мужской компании, — пытался построить в своем затуманенном спиртным сознании очередную любезность Крон.

— Что же невероятного? — мило улыбнулась Вики, поправляя белый кружевной передничек. — Мистер Шульц заказал меня у фирмы-изготовителя, и вот я здесь… Значит, в этом была необходимость.

Крон что-то попытался ответить на это, но тут почувствовал, как под столом Гарри наступает ему на ногу, Капитан мельком взглянул на хозяина. Тот незаметно подмигнул ему и показал глазами на дверь во второе помещение бара. Как наиболее обходительному кавалеру, ему предлагалось право первой брачной ночи. Сердце капитана сладко екнуло. Да, такого восхитительного вечера давно не было в жизни звездного пилота и колониста с забытой Богом и людьми планеты,

Тут Гарри поднялся на ноги и заявил:

— Да! Я хочу показать вам другое помещение своего бара. Оно отделано с большим вкусом и обошлось мне в кругленькую сумму. Прошу.

Вики заинтересованно поднялась, за ней встал Крон. Кену тоже было попытался приподняться, но Гарри положил свою тяжелую руку на его плечо, и второй пилот осел в кресле. Они прошли во второе помещение. Вдоль стен в уютных альковах располагались широкие кожаные диваны, Перед ними стояли круглые низкие столики. На стенах между голубыми, затянутыми материей панелями, крепились овальные зеркала

— Прошу, — широком жесюм показал хозяин на диваны и поставил на столик бутылку шампанского. — Оцените обстановку и качество мебели. А я пойду пока, присмотрю за нашим приятелем Кену. По-моему, он выпил сегодня немного лишнего… Кстати, Вики, если у капитана Крона будут просьбы, ты постараешься ему помочь?

— Конечно, — лучезарно улыбнулась девушка, — моя главная задача — служить хозяину и помогать другим людям.

— Вот и прекрасно, — внезапно Гарри громко икнул и удалился.

Когда он закрывал за собой дверь, то заметил, что Крон одной рукой разливает по бокалам шампанское, а другой уже обнимает Вики за плечи. Гарри протопал к столику, где, уронив голову на сложенные руки, мирно посапывал Кену. На душе у хозяина подпольного заведения празднично пели трубы и радостно выбивали туш барабаны. И от переизбытка чувств он сам грянул рокочущим басом старую песню космических первопроходцев:

Плевать на людские законы,

По нраву нам злая игра,

Летим мы к созвездью Дракона

В галактике дальней Орла.



Услышав любимую во всех уголках космического захолустья балладу, Кену оторвал помятую физиономию от стола и подтянул:

У штурмана звездные язвы,

У кэпа пульсарный синдром,

А в рубке лишь боцман нетрезвый

Один управлял кораблем.



Гарри с размаху хлопнулся в кресло, разлил по стаканам остатки из бутылки, мечтательно осклабился и выдал в пространство:

— Видал, какая женщина! — и больше не в силах описать ее прелести, просто приставил растопыренные ладони под грудь, словно хотел поддержать несуществующий громадный бюст, При этом он скорчил жеманную гримасу и выпятил нижнюю губу. Кену радостно хохотнул и, размахивая стаканом, продолжил дребезжащим голосом:

Свихнулся вчера навигатор,

И топлива в бункерах нет,

Наш старый нейтронный реактор

На роме работал пять лет…



— Ты видал, какая женщина? А, видал?! — снова выпалил Гарри. — От настоящей не отличишь!

— А она, того… Размножаться может? — абсолютно неожиданно просветлевшим краешком разума вопросил Кену.

— Да нет, не должна, — уверенно заявил Гарри. — Она же робот. И в этом ее преимущество.

И он встал, чтобы достать из бара новую бутылку. Неожиданно дверь в соседний будуар распахнулась и появился капитан Крон.

— Как, ты уже? — удивился Гарри, разглядывая растерянное лицо капитана. — Так быстро?

На Кроне скособоченно висела полузастегнутая куртка, глаза странно бегали по сторонам, и он как-то непонятно потирал скулу ладонью.

— Что такое? — уже чувствуя неладное, не на шутку насторожился Гарри.

— Да это… — с натугой выдавил Крон. — Там, где положено… Ну, в общем, там у нее ничего нет…

— Чего ничего нет? — не понял Гарри и скособочил голову так, что над воротником его просторной рубашки вместо обычных двух подбородков стало восемь.

— Ну там, где должно быть, ничего нет. Пусто… То есть гладко. — И капитан Крон взорвался, видя, что Гарри продолжает по-прежнему тупо пялиться на него. — Нет там ни отверстия, ни прорези! Конструкторы, видимо, забыли предусмотреть!

Выпученные глаза Гарри Шульца совершенно вылезли из орбит. У Кену сошла с лица пьяная блажь, и он даже встряхнул головой, чтобы развеять хмель. А Гарри уже неверной походкой бросился в будуар. За ним, вытягивая шею, проковылял Кену. Капитан Крон несколько мгновений потоптался в баре и снова решился заглянуть в будуар, где в этот момент разыгрывалась весьма любопытная сцена.

— Почему у тебя здесь ничего нет?! А-а! — ревел Гарри, как бульдозер в карьере, тыча перед собой ладонью.

Вики лежала перед ним абсолютно голая с широко раздвинутыми ножками. Именно туда и показывал пальцами Гарри. И там действительно ничего не было. То есть было абсолютно гладко.

— А что там должно быть? — удивленным голоском спросила Вики. На ее лице было искреннее недоумение, даже некоторый испуг.

— Как что?! — пуще прежнею взвыл Гарри. — А чем ты должна удовлетворять мужчин? А-а!!!

— Я? — снова удивилась Вики. — Я должна их удовлетворять виски и ромом.

— Не понял! — тупо уставился на нее Гарри.

— Я робот-официант-стюард модели RF-12. Основной своей функцией имею задачу работать и обслуживать людей в барах, ресторанах и закусочных быстрого обслуживания, — заученно затараторил испуганный голосок.

— Боже правый!!! — только и смог хлопнуть себя по лбу Гарри. — Робот-официант!

И тут же он сложился пополам, корчась от взрыва дикого хохота. Рядом уже хихикал в кулак Кену, и только капитан Крон хранил гордое молчание оскорбленной добродетели.

— Гу-гы-гы, — сотрясался от хохота в широком кресле Гарри, показывая пальцем то на Крона, то на Вики. — Оказывается, это официант! А ты ее… А там ничего нет… Представляю себя на твоем месте. Гы-гу-гу… А мы просто перепутали! Хо-хо!

Крон обиженно отвернулся, поправил куртку и вышел в бар. Только он собрался налить себе с горя, как сзади его хлопнул но плечу хозяин заведения.

— Не расстраивайся, старина, — подбодрил он, — там, в контейнере, должен быть еще один экземпляр и как раз со всем необходимым для этих дел… Тогда мы просто поторопились.

И тут же Гарри отправился в кладовую, где стоял контейнер. Оба пилота двинулись за ним. Хозяин склонился над коробкой и бросил в мигающий огоньками процессор:

— Ну, где еще один экземпляр?

— Вы остались довольны первым? — деловито осведомился электронный приборчик скрипучим голосом,

— Да, очень! Просто безмерно! — заорал Гарри, потрясая кулаками.

— Наша фирма весьма рада этому, — заверил процессор и объявил: — Включаю подготовку второго робота.

Все две минуты, пока в ящике что-то урчало, троица с застывшими лицами смотрела на контейнер. Никто не проронил ни слова, и только Гарри после большой паузы промолвил:

— Ну, Крон, готовься…

Наконец крышка-прокладка отошла в сторону и открыла взорам покрытое тканью тело. Оно было почти в два раза короче, чем у Вики, и гораздо шире. Гарри принялся судорожно моргать. Смелее всех оказался Кену, который нетвердой рукой взял из контейнера толстую книжечку технического паспорта и прочитал;

— Удовлетворитель половой. Женский вариант. Четвертый класс стоимости, экономический… Компактный, приспособленный для условий дальних космических перелетов. — Неожиданно Кену чуть не подавился и дрогнувшим голосом закончил: — Четырехместный…

Механизм почему-то сам не спешил подниматься на ноги, и Кену нерешительно стащил упаковку. В пенопластовом гнезде покоилось нечто невероятной формы… Гарри шумно хватанул ртом воздуха, и в эту минуту биоробот ловко вскочил на ноги. У капитана Крона оборвалось сердце, а у его второго пилота отвалилась челюсть. Это было что-то такое, похожее на четыре женских тела ниже пояса, с четырьмя ногами и четырьмя задницами, выставленными наружу. Передние части у них срослись и составляли одно целое… На верхней, достаточно ровной плоскости, проступало нечто, похожее на человеческое лицо. Вот две ноги у “подбородка” присели, и верхняя плоскость биочуда оказалась наклоненной к космонавтам. Подобие лица приветливо улыбнулось.

— Здравствуйте, джентльмены!

— А-а-э! — только и смогло вырваться у Гарри.

— Я биоробот опытной серии QW-1. Компактный четырехместный удовлетворитель синхронного действия… — Робот что-то пространно говорил еще и, обольстительно улыбаясь, вдруг игриво вильнул сразу двумя задницами.

Капитан Крон почувствовал, как на его лбу и щеках выступает холодная испарина…

Он начал автоматически застегивать куртку. Пальцы плохо слушались его. Но капитан сумел поднять замок молнии до самого верха и защелкнул кнопку под воротником.

— Гм-м, мы наверное уже пойдем, — непослушными губами прошептал он.

Его зрачки расширились от ужаса, когда четырехзадое чудо вдруг недвусмысленно подмигнуло Крону и томным голосом выдало:

— Ах, какие красавчики! Что, мальчики, кто первым будет? Или может все сразу?

Крону, как в каком-то кошмаре, померещилось, что сейчас этот чудовищный мутант примет абсолютно непотребную позу, и капитан начал пятиться назад. В глазах его читались ужас и тоска, Заметив такое судорожное движение, синхронный удовлетворит ель спохватился:

— Эй, джентльмены! Куда же вы? Вы что, стесняетесь друг друга?

Гарри сумел догнать обоих пилотов только в вестибюле бара перед дверью с кодовым замком. Щеки его прыгали, губы бессмысленно кривились, а все лицо являло полную растерянность.

— Ребята! Куда же вы?.. Ей-Богу, я и не предполагал, что все так выйдет! Да черт с ним, с этим четырехжопым уродцем. Пошли лучше еще выпьем!

— Да нет, спасибо. Завтра у нас очень рано подготовка к погрузке и старту, — Капитан пытался придать своему лицу обычный вид, но со страхом чувствовал, как в желудке у него угрожающе ворочается что-то скользкое и противное. А в ушах все звенел невероятный голос: “Или все сразу?” Тут Крон заметил, что из нагрудного кармана Гарри выпирает глянцевый листок с красоткой экстра-класса на диване. Капитан вытащил его и вздохнул после долгого взгляда на картинку:

— Оставь хоть это на память.

Гарри молча кивнул. Кену стоял рядом и еще сжимал в руке паспорт четырехногого чудовища. Крон вынул из его пальцев белую книжечку и прочел вслух:

— Удовлетворитель, женский вариант. Четвертый класс стоимости, экономический…

И он, чувствуя нарастающую волну неприязни к этому крохобору Гарри, яростно пролистал страницы паспорта. Но тут же гневное чувство исчезло в нем. На последней странице ярко выделялся рекламный текст: “Господа, дешево и практично! Компаниям дальних перевозок и колонистам малообжитых планет. Наша корпорация предлагает новинку — удовлетворитель сегментный казарменного типа. При заказе числа клиенто-мест в функциональной цепи более 18 дается скидка”. Крон автоматически представил себе какую-то гигантскую сороконожку из одних голых задниц, и ему стало нехорошо… Он только сумел резко нагнуться в сторону, чтобы извержение из его желудка не попало на собутыльников.

После обеда следующего дня транспортный корабль “Трейл” успешно стартовал и вырвался из объятий тяготения планеты. Командир маленького экипажа взглянул в иллюминатор на мугно-зеленый диск Цейса и с грустью подумал, что на этой планете ему больше нечего делать.

Оглавление