VIII. Бегство

В то время как Афза смело поразила вахмистра, граф и его товарищ, уже извещенные сержантом о близости Хасси аль-Биака с его махари, усердно трудились над своими цепями. Ураган заглушал легкий шум, производимый пилками. Гром грохотал, и молния освещала карцер, позволяя заключенным видеть, какая часть работы уже сделана.

— И из чего только эти цепи? — говорил тосканец, с которого пот катился градом. — А между тем арабские пилки пилят, как будто зубы рыбы-пилы.

— Конечно, не из масла их делают, — ответил граф, трудившийся с не меньшим усердием.

— Ты далеко продвинулся вперед, дружище?

— Ножные уже перепилил.

— А я еще нет. Но ты сильнее меня, и тебе сообщился священный огонь Звезды Атласа; у меня же только моя лихорадка. Никак не могу от нее отвязаться.

— Мы ее пустим гулять по горам Атласа. Увидишь, что там ты поправишься, друг.

— Мы еще не в горах.

— Хасси и Афза ждут.

— В этот ливень? Под открытым небом?

— Ты сомневаешься?

— Немного.

— Стало быть, ты не знаешь арабов.

— Пока сужу по их пилкам. Оказывается, они берут прекрасно… Вот ножные кандалы распилены.

— Принимайся за ручные.

— Чтоб их черт побрал! Жарко, граф. Я точно в огненной печи.

— На воздухе освежишься.

Разговаривая, заключенные не переставали трудиться, отчаянно проводя крошечными пилками по кольцам цепей.

Буря между тем все усиливалась. Отрывистые удары, подобные пушечным выстрелам, следовали один за другим вперемежку с грозными раскатами. Ветер со зловещим воем врывался через решетку и завывал в цинковых крышах бледа.

Работа продолжалась больше часа. Наконец граф вскочил с нар, торжествующе заявляя:

— Свободен!

— Минуты через две, надеюсь, и я кончу, — сказал тосканец.

— Хочешь, я помогу тебе?

— Займись решеткой, граф. Ты силен, точно Аттила, бич Божий, как именовали мои наставники…

В эту минуту сквозь громовые удары и шум дождя они услыхали звук рожка.

— Черт… — начал было тосканец, бледнея.

— Отбой! — сказал граф. — Теперь?… Благо бы еще в восемь часов…

— Что это может значить, граф?

— Не знаю, — отвечал мадьяр, очевидно сильно встревоженный.

— Это, должно быть, сзывают спаги, чтобы отправить нас в Алжир.

— В такую погоду? Нет, это невозможно.

— Однако, вероятно, случилось что-нибудь необыкновенное. Не пожар ли?

— В этот дождь?

— Ну, чтоб передохли все камбалы Средиземного моря и все неудачники-адвокаты вместе с ними! Так зачем же трубят в рожок?

Мадьяр вместо ответа спросил:

— Ты говоришь, тебе осталось совсем немного?

— Восемь—десять раз провести пилкой.

— Налегай вовсю. Я примусь за решетку. Пусть себе трубят, а мы станем готовиться к уходу. Рибо сказал, что Хасси и Афза будут ждать сегодня ночью недалеко от бледа, и что бы ни случилось, мы доберемся до них. Если мы упустим этот случай, другого такого не будет, и мы отправимся почивать под несчастную насыпь в Алжире. За дело, друг.

Он обошел нары и приблизился к окну. У него появилась мысль, что Штейнер недостаточно погнул толстые железные прутья.

Одного взгляда было достаточно, чтобы убедиться, что бедный венгр напряг все свои могучие мускулы, желая открыть ему путь к свободе.

— Бедняга! — проговорил мадьяр. — Хоть раз в своей отверженной жизни поступил честно. Да будет пухом тебе песок бледа.

Как мы уже говорили, и магнат обладал геркулесовой силой, так что до известной степени мог потягаться в этом отношении с палачом бледа.

Он схватил первый прут и яростно потряс его. Уже расшатанный, прут сильно погнулся и выскочил из рамы. Второй, третий, четвертый выпали точно так же вместе с поперечным переплетом.

— Готово! — сказал в эту минуту тосканец,

— И у меня! — ответил гигант.

— Ты лев или сам Геркулес.

— Геркулесом был Штейнер.

Адвокат вскочил с нар и стал рядом с графом, вынимавшим две полосы из решетки, чтобы пустить их в ход в случае надобности.

— Хорошая получилась дверь!… Теперь только жалюзи…

— Справлюсь и с ними… Если ты мне поможешь.

— Подумаешь, какого носорога или слона нашел, — сказал тосканец с грустной улыбкой. — Блед сожрал мои мускулы, да еще эта проклятая лихорадка. А когда-то, еще на борту отцовского брига, я такого тумака задал какому-то нахалу-матросу, что он три недели пролежал в госпитале.

— Пусти в ход и ноги.

— А часовые?

— А гром-то! Они, наверное, оглушены. Помогай, друг. Деревянные жалюзи не могли долго сопротивляться. Они быстро уступили усилиям ног и рук и выпали наружу. Дорога перед узниками была свободна.

— Лезть? — спросил тосканец, жадно глотая сырой воздух, струившийся в душную каморку.

— Подожди немного: в подобных делах слишком спешить не следует. Недолго ружью выстрелить.

— Разве здесь есть часовые?

— Кто их знает? У меня глаза не кошачьи.

Граф взял один из железных прутьев, а тосканцу показал знаком на другой. Конечно, прутья не могли служить защитой против ружей, но при стычке один на один все же могли оказать услугу.

Граф в десятый раз выглянул из окна.

Гроза продолжала бушевать. Ослепительная молния освещала равнину. Ветер по-прежнему завывал, и дождь лил потоками.

— Видишь кого-нибудь, граф? — спросил тосканец.

— Нет…

— Стало быть, трубили…

— Чтоб часовые оставили свои посты. Ты ведь помнишь, как несколько недель тому назад убило молнией сразу четверых.

— Да, помню.

— Должно быть, вахмистр велел спаги уйти в палатки.

— Благословенный ураган!

— Ты готов?

— Да, граф.

— Взял прут?

— Держу в руке.

— Прыгай.

Мадьяр был уже на земле. Тосканец последовал за ним. Теперь они застыли, ожидая, чтобы молния осветила равнину.

Кое-кто из часовых мог стоять, прислонившись к стенам, и выстрелить им вдогонку, потому что в дисциплинарных ротах надзирающие имеют формальное приказание не щадить беглецов.

Наконец сильная молния, сопровождавшаяся оглушительным раскатом грома, осветила равнину к югу от бледа.

— Я видел махари! — с волнением проговорил граф. — При них человек.

— Ты уверен?

— Да, кажется.

— А Афза?

— Она будет ждать меня в дуаре.

Мадьяр не знал, что в эту минуту Звезда Атласа ужинала с вахмистром, потому что всегда осторожный Рибо, конечно, не сообщил им этого.

— Не видать часовых? — спросил тосканец.

— Нет, — отвечал мадьяр.

— Ну так живо!

— Момент, мне кажется, самый подходящий. — Беги во все лопатки, а когда опять сверкнет молния, ложись на землю, как делают конокрады в пустыне.

Оба бросились бежать со всех ног под ливнем. Граф уже более или менее определил, где должны находиться верблюды, и с быстротой молнии мчался по этому направлению. Его остановил крик:

— Кто там?

— Михай!

Закричал Хасси аль-Биак. Мавр, увидев две тени, быстро зарядил свое алжирское ружье, которое тщательно прятал до тех пор под большим войлочным плащом, непроницаемым для дождя, и прицелился.

— Это ты! — воскликнул Хасси. — Хвала Аллаху. А Афза?

— Афза? — спросил мадьяр, задерживая тосканца, чуть было не ударившегося лбом о четырех верблюдов, испуганных страшной грозой и сбившихся в кучу. — Где моя жена, Хасси?

— Ты не видал ее в бледе?

— Ты говоришь, в бледе?

— Она пошла к вахмистру.

— Зачем?

— Чтобы дать тебе время убежать.

— Несчастная! — воскликнул граф.

Мавр подошел к нему и, положив ему руку на плечо, сказал серьезно:

— В жилах мавров течет хорошая кровь, она передается и дочерям. Чего ты испугался? Звезда Атласа вооружена лучшим отцовским кинжалом, и теперь она уж, верно, справилась с начальником бледа. Ручаюсь тебе за храбрость и смелость дочери, граф.

Вместо ответа мадьяр обратился к тосканцу, как бы окаменевшему.

— Железный прут у тебя?

— Да, — ответил адвокат-неудачник.

— Пойдем спасать Афзу, мою жену!…

Оба повернули в сторону бледа, но мавр поспешно удержал графа за руку.

— Куда ты?

— Спасать жену.

— С этим железным прутом? Против ружей часовых?

— Так дай мне твое ружье.

— Лишнее. Под попоной махари есть и карабины, и пистолеты; но повторяю тебе: ты должен остаться здесь и ждать жену. Тебе удалось вырваться из тюрьмы, все готово для бегства, — зачем подвергать себя опасности снова попасться? Вот и Ару подъехал еще с тремя верблюдами, навьюченными провизией и моими богатствами. Подожди же. Или ты потерял веру в Звезду Атласа?

Граф в тяжелой нерешительности смотрел на мавра при вспышках молнии, повторяя:

— А как же Афза?

Хасси аль-Биак заставил встать четырех махари, поднял попоны, вынул два длинных ружья в тяжелых войлочных чехлах и, передав их графу, сказал:

— Будем ждать с оружием в руках, готовясь защищать отступление Звезды Атласа. Если спаги начнут преследование, мы вчетвером сумеем отстоять ее.

— Но Афза в бледе!

— Разве не с ней кинжал ее отца?

— Зачем она пошла к вахмистру с оружием в руках?

— Вы, европейцы, должно быть, еще не знаете, как метят арабы? Завтра начальника уж не окажется в живых, или, по крайней мере, он не будет так же здоров, как сегодня. Все зависит от удара. Но я знаю, у Афзы рука крепкая, она не дрогнет в решительную минуту.

— И все же я неспокоен, Хасси.

— Ты хочешь идти туда?

— Она моя жена.

— Ару, дай ружье и пистолет графу: он имеет право защищать жену.

Негр подал требуемое оружие графу и тосканцу.

Оба легионера пошли по равнине, скоро их догнал Хасси.

— Я тоже пойду с вами, — сказал он. — Ружье, никогда не дающее промаха, не лишнее.

Гроза между тем бушевала вовсю. Жгучие порывы ветра проносились по необозримой равнине, превратившейся теперь в огромное болото, окружавшее вереск и редкие пальмы, перистые верхушки которых почти касались земли.

Вода, собравшаяся во впадинах, колыхалась при ветре, ослепляя по временам трех идущих. Бывали минуты, когда она как будто превращалась в расплавленную серу или бронзу.

По временам молния вспыхивала зловещим светом, как будто над самой землей, и бороздила грязь, оставляя после себя резкий запах серы.

Каждую минуту один их этих электрических разрядов грозил смертью путникам, но они молча продолжали идти, согнувшись, чтобы легче было устоять против ветра. Единственной их мыслью в эту минуту было не допустить попадания влаги в дула своих ружей.

Они уже прошли двести или триста шагов, увязая в грязи по колени, как вдруг при вспышке молнии увидели Афзу, со всех ног бежавшую навстречу.

Мадьяр бросился к ней.

— Звезда моя! — воскликнул он. — Ты здесь?

Молодая женщина бежала с легкостью газели, между тем как со стороны бледа раздавались звуки рожков и крики.

— Что случилось в бледе?

— Я убила… вахмистра… За мной гонятся спаги.

— Ару! — крикнул Хасси.

Старый верный негр уже увидел хозяйку и спешил с махари, шедшими гуськом.

В бледе рожки трубили отчаянную тревогу.

— Ару! Ко мне! — крикнул Хасси.

— Я здесь, господин, — ответил негр, ведя переднего махари в поводу.

—Афза, — спросил сильно взволнованный граф, — кто помог тебе бежать?

— Рибо.

— Славный товарищ!

— В седло! — скомандовал Хасси аль-Биак, поспешно оглядев, хорошо ли оседланы верблюды. — Спаги близко!

Граф поднял Афзу, как ребенка, и посадил на ее любимого махари, затем все взобрались на высокие седла, даже не заставив, — чтобы не терять времени, — опуститься верблюдов на колени.

По равнине, по-прежнему освещаемой молнией, под грохотавшими раскатами грома, скакал во весь опор взвод спаги.

— Вперед! — крикнул Хасси.

Услыхав обычный свист, все семь верблюдов — в том числе два нагруженных оружием, провизией и богатствами Хасси — пустились вскачь, то поднимая, то опуская голову в такт движению ног, пожирал пространство с быстротой чистокровных арабских лошадей.

Оглавление