Глава 11

Как Роджер Конвей сказал правду, а инспектор Тил поверил лжи

Инспектор Тил усадил Германна в гостиной и с удовольствием защелкнул на нем наручники, потом сонно посмотрел на Роджера.

– Привет тому, который был без сознания, – вздохнул он.

– Не совсем, – заметил Роджер. – Когда я кричал, предупреждая вас, мне крепко досталось по голове.

Тил покачал головой. Он бесконечно устал, и даже это легкое движение потребовало от него неимоверных усилий.

– Не мне вы кричали, – веско сказал он. – Меня зовут не Норман. Что вы здесь делаете?

– Прикидываюсь морским львом, – саркастически ответил Роджер. – Это очень веселая игра. Не хотите ли и вы присоединиться? Германн будет нам бросать мелких рыбешек, а мы будем их ловить на лету.

Мистер Тил опять тяжело вздохнул и спросил:

– Как вас зовут?

Несколько секунд Роджер молчал.

Сейчас ему нужно было принять решение, которое могло изменить всю жизнь Святого, его собственную, а может, и весь ход истории Европы. Такое решение принимать нелегко.

Нужно ли назваться Саймоном Темплером? Этот вопрос сразу же возник у него…

В карманах он обычно не носил много вещей, и если его обыщут, это ничего не даст. Конечно, ложь скоро разоблачат, но примерно сутки он еще сможет блефовать. И все это время Святой будет свободен – свободен, чтобы спасти Пат, вернуться в Мейденхед, разделаться с Варганом и завершить миссию, которую он поклялся выполнить.

О вероятных и возможных последствиях для себя Роджер и не думал. По сравнению с тем, что можно было выиграть, жертвовал он не многим.

– Я Саймон Темплер, – произнес Роджер, – вы, кажется, хотели меня видеть?

Глаза Германна расширились.

– Это ложь! – завопил он. – Это не Саймон Темплер!

Тил перевел на него свой сомнамбулический взор.

– Вам кто позволил говорить? – спросил он.

– Не обращайте внимания, – сказал Роджер. – Он ничего об этом не знает. Да, я – Саймон Темплер. И не буду сопротивляться.

– Но он не Темплер! – возопил Германн. – Темплер уже час как уехал! Этот человек…

– Заткнись! – рявкнул Роджер. – А не заткнешься сам – я тебе помогу. Ах ты…

– Кто-то обязательно лжет, – мудро заметил Тил. – А теперь вы оба помолчите минуту!

Он пересек комнату и остановился перед Роджером. Он решил взглянуть на лейбл на внутреннем кармане пиджака Роджера[3].

– Похоже, вы большой любитель всяких историй, господин… как вас там? – вздохнул Тил.

– Это мое настоящее имя, – грустно ответил Роджер. – Конвей, Роджер Конвей.

– Ну, это уже похоже на правду.

– Хотя этот подонок…

– Стукач, – терпеливо объяснил Тил. – Старинное средство, распространенное среди жуликов, – облегчить немного свою участь, помогая полиции схватить своих приятелей. Я так понимаю, он ведь ваш товарищ, – иронически сказал инспектор, – вы зовете друг друга по именам.

Роджер молчал.

Вот тебе и на. И как быстро все раскрутилось. Что же дальше?

Германн, видимо, решил «расколоться» до конца, что казалось не вполне нормальным, учитывая его роль в происходящих событиях. Впрочем…

Роджер посмотрел на него и вдруг понял: Германн и не собирался «колоться», просто возразил бездумно, инстинктивно, поддавшись на мгновение панике – а вдруг его хозяин где-то допустил ошибку. И теперь ломал голову, как эту ошибку исправить. Ну и еще – как уберечь свою шкуру…

Ситуаций по-прежнему оставалась запутанной. Сейчас Германн придумывал новую ложь, и Роджер тоже придумывал, и оба были готовы лгать и лгать, прикрывая своих лидеров. И неизбежно они будут противоречить друг другу, все глубже увязая в трясине собственной лжи. И ни один не мог сказать правды.

Но действительно ли ни один не мог сказать правды?..

Роджер упорно молился в душе, чтобы Святой очутился здесь и помог ему.

Разве не похожа была на эту проблема, которую Святой разрешил всего час назад? Одним словом, тот же тупик. Старинная сказка о неодолимой силе и непреодолимом препятствии.

…Но Святой эту задачу решил. Решил одним махом, совершенно не предусмотренным правилами игры ходом.

Такое может опять сработать, по крайней мере, прояснить ситуацию, или, в конце концов, спутает противнику карты и подскажет какой-то выход. А вдруг это и есть единственный выход – сказать правду?

Правда должна убедить Тила. Правду Роджер мог передать гораздо убедительнее, чем придуманную ложь, ведь это гораздо легче. Хотя Германн попытается дискредитировать его рассказ, но…

– Ребята, я вас забираю в Скотленд-Ярд, а там поговорим, – решил Тил.

«Отбытие в Скотленд-Ярд необходимо отложить. Правда должна заставить Тила задержаться на Брук-стрит. Тогда может появиться Норман Кент, а Норман – заговорщик опытный…» – подумал Роджер, а вслух произнес:

– Прежде чем мы отправимся, вы, возможно, захотите узнать кое-что еще.

Брови Тила приподнялись на один миллиметр.

– Что именно? – спросил он. – Собираетесь рассказать мне, что вы – король острова, где живут людоеды?

Роджер покачал головой. Как все оказалось просто! Возможно, Тил единственный человек в уголовной полиции, кто клюнет на эту незатейливую приманку. Столь летаргически медлительный тип не станет спешить ни по какому поводу, и он может не спешить с доставкой задержанных в полицейское управление.

– Теперь я буду «колоться» по доброй воле, – сказал Роджер.

Тил кивнул и поудобнее устроился в кресле, словно ему до утра совершенно нечего было делать, достал жевательную резинку. Челюсти его ритмично задвигались, и он пробурчал:

– Ну?

– Если вы не возражаете, – начал тянуть время Роджер, – я бы тоже устроился в кресле. На полу не слишком-то мягко. И если бы сначала выкурить сигарету…

Тил поднялся, посадил Роджера в кресло, дал ему закурить и с выражением безграничного терпения снова опустился в кресло.

Поскольку он не возразил против задержки, ссылаясь на ожидавшего его человека на улице, Роджер решил, что полицейский был один, да он и раньше слыхал, что Тил предпочитал действовать в одиночку. Это свидетельствовало о его уверенности в своих профессиональных возможностях, уверенности в том, что он всегда сумеет выполнить поставленную задачу и это найдет отражение в его послужном списке. Но в данном случае…

– На этот раз говорю вам чистую правду, – сказал Роджер. – Мы, в том числе и Саймон Темплер, попали в затруднительное положение благодаря приятелям Германна, хотя Саймон об этом и не знает. Я не хочу, чтобы его зацапали, ведь может случиться ужасное. Понимаете, мы захватили профессора Варгана. Но вначале его захватили не мы, а они – дружки Германна…

– Новая ложь! – ядовито прервал его Германн. – Зачем вы тратите на него время, инспектор? Вы же однажды уличили его во лжи…

– А тебя в том, что ты здесь обретался с пистолетом в руке, – отрезал Роджер. – Как насчет этого? И почему я, черт побери, лежал здесь связанный? Давай, давай, расскажи инспектору, что ты – частный детектив и собирался пригласить сюда полисмена и предъявить мне обвинение.

– Я не могу одновременно слушать двоих, – прикрывая глаза, произнес Тил. – Кто из вас будет говорить первым?

– Я, – сказал Роджер.

– Ну что ж, – согласился Тил, – ваши истории поинтереснее будут, пусть потом Германн доказывает, что они – только сказки. Давайте, Конвей! Германн, дождитесь своей очереди и не вмешивайтесь.

Германн угрюмо замолк. Роджер глубоко затянулся и выпустил клуб дыма вместе с тихой благодарственной молитвой Богу.

– Мы поехали в Эшер, чтобы захватить Варгана, – начал он, – но когда туда добрались, обнаружили, что его уже схватили. Похоже, он в ту ночь был нарасхват. Однако счастливый билет выпал нам, и мы Варгана увезли.

– Куда?

– Последуйте собственному совету и не вмешивайтесь, – ответил Роджер резко. – Эту историю я буду рассказывать так, как считаю нужным, или не буду рассказывать совсем.

– Продолжайте.

– Мы доставили Варгана, ну… в один из пригородов Лондона. Потом Темплер и я поехали сюда, чтобы взять кое-какие вещи… Кстати, а как вы обнаружили эту квартиру?

– Я поехал в Брайтон и нашел торговца автомобилями, – спокойно объяснил Тил. – Все торговцы автомобилями воскресенье проводят в Брайтоне и приезжают туда на самых дорогих машинах, которые только у них есть. Это было несложно.

Роджер кивнул и, глядя одним глазом на настенные часы, медленно продолжал:

– Дружки Германна еще до начала всего знали, что нам нужен Варган. Неважно, откуда знали, – это совсем другая история… Впрочем, нет, если подумать. Помните первое происшествие в Эшере?

– Да.

– Двое убежавших от шофера Хью Смита – мужчина и женщина. Это были Саймон Темплер и его подруга. Они попали туда случайно: ехали мимо, увидели яркий свет и пошли узнать, в чем дело. Но их спугнул человек-гигант, чьи следы вы нашли. Сейчас назову его имя, он – предводитель банды, в которую входит и Германн…

– Инспектор, это очередная ложь! – завопил Германн.

Тил шевельнул бровью.

– Вот – знает, что я говорю правду, – торжествующе вскричал Роджер. – Сам себя выдал. Знайте – того человека зовут доктор Райт Мариус. И если вы не верите мне, добудьте его ботинок и сравните с имеющимися у вас гипсовыми слепками тех следов!

Двойной подбородок Тила совсем опустился на грудь, похоже, он хотел спать, поэтому и голос его звучал сонно:

– И эти люди выследили вас?

– Да, – ответил Роджер. – А до этого они похитили девушку, которая была с Темплером той ночью, девушку, которую он любит, и Мариус пришел сказать, что готов обменять ее на Варгана. Но Темплер не хотел обмена. Ему нужна и девушка и профессор. Нам удалось узнать, где они держат девушку, и Темплер отправился туда ее выручать. Меня оставили сторожить пленных – Мариуса, Германна и еще одного типа по имени Отто. Они меня перехитрили и освободились, Мариус и Отто уехали, а Германн караулил меня. Я был еще одним заложник ком в их торге с Темплером. Мариус и Отто пустились в погоню за Темплером, предварительно организовав на его пути засаду. Приказы Мариус отдавал по телефону, можете позвонить на станцию и проверить, если думаете, что я вру. А Саймон об этом ничего не знает и рассчитывает захватить людей в «доме на холме» врасплох. Он вслепую идет навстречу гибели…

– Минутку, – прервал Тил. – О каком «доме на холме» вы говорите?

Из этого вопроса стало ясно; суть правдивого рассказа Роджера он уловил. Роджер с облегчением вздохнул.

А что дальше? Он рассказал столько, сколько хотел, но все это было лишь длинным, хотя и любопытным предисловием. Как много можно еще рассказать? Велика ли опасность для Святого?

Роджер знал бойцовские качества Святого. Достаточны ли они для победы над Мариусом? И если Святой победит, не будет ли появление полиции означать для него появление новых противников, с которыми придется сражаться?.. И сможет ли Святой тогда выстоять? А вдруг его рассказ окажется предательством, которое помешает спасти Патрицию? И сопоставимы ли судьба девушки и судьба мира? Если даже он – Роджер – и Святой погибнут, то еще останется Норман Кент, который имеет четкие инструкции на случай возникновения неожиданных обстоятельств…

Но где сейчас Норман?

Роджер посмотрел в маленькие глаза старшего инспектора Тила, потом в полуприкрытые глаза Германна и, не привлекая внимания Тила, бросил взгляд на циферблат часов.

– Так о каком «доме на холме» вы говорили? – переспросил Тил.

– А это важно? – безнадежно пытаясь выиграть время, поинтересовался Роджер.

– Пожалуй, – с потрясающей выдержкой заметил Тил. – Если вы мне не скажете, куда Темплер направился, то я не помогу ему избежать ловушки, в которую он, по вашим словам, лезет.

Роджер опустил голову.

Если только быстро не появится Норман Кент и не перехитрит Тила, чтобы они, Роджер и Норман, смогли отправиться на помощь Святому, ему ничего не останется, как сказать еще кусочек правды. Только так он спасет Святого – чего бы это ни стоило. Это Роджер теперь понял.

– Свяжитесь по телефону прежде всего с полицейским участком в Брейнтри, – сказал он. – Темплер должен там проехать. У него открытая машина марки «айрондель». Потом я расскажу дальше, а сейчас нельзя терять времени…

Неожиданно сонные глаза Тила оживились. Он внимательно посмотрел на Роджера:

– А твои слова – правда?

– Слово чести.

– Я вам верю, – кивнул Тил и подошел к телефону с удивительной быстротой.

Роджер выплюнул окурок в камин, уставился на ковер и подумал: «Если Норман собирается появиться, то сейчас самое время. Видно, он решил все-таки не приходить. Вот так».

Словно издалека до Роджера донесся голос инспектора:

– …Открытая «айрондель»… вероятно идущая с превышением скорости. Останавливайте все машины… Да, оружие наготове… Когда задержите его, направьте под охраной в Лондон, в Скотленд-Ярд, немедленно… Позвоните мне, когда это будет сделано…

Он повесил трубку:

– Ну, Конвей, что там насчет этого дома?..

У Роджера вдруг перехватило дыхание.

– Мы знаем только, что это «дом на холме». Так он был назван в письме, которое мы нашли у Мариуса. Но…

Д-з-з-инь… д-з-з-инь!

Тил посмотрел на дверь, потом резко обернулся:

– Вы знаете, кто это?

– Понятия не имею.

Д-з-з-инь!

Новый звонок – и сердце Роджера сумасшедше забилось. Ему удалось сохранить на лице маску озадаченности, это же засвидетельствовал и взгляд Тила, в котором таяло недоверие. Хоть Роджер и сказал веско: «Понятия не имею», – но сам хорошо знал, что это мог быть только один человек.

И Германн знал.

Но Роджер не подал вида и даже не взглянул в его сторону. Сейчас Германн попал в крайне затруднительное положение: рассказанное Роджером должно было заставить и Германна отвечать на множество вопросов… Достаточно ли быстро Германн соображал, чтобы понять, что с неофициальными противниками поладить можно быстрее, чем с полицией?

Тил вышел в холл, и Роджер чуть не вскрикнул от чувства облегчения, но сдержался. Нельзя предупредить Нормана криком. С Тилом это не прошло бы, как прошло с Германном. Норман должен войти в ловушку – и да хранят его таинственные боги, хранящие Святого…

Тил открыл дверь, держа правую руку в кармане пиджака.

Норман колебался лишь секунду.

Потом Норман рассказывал, что он начал говорить, совершенно не думая о том, что именно говорит, словно вид полицейского развязал ему язык.

– Вы мистер Темплер? – спросил Норман Кент.

И когда он сам услышал эти слова, которые не собирался произносить, его поразила простота и наглость этой уловки.

– Нет, – коротко ответил Тил.

– А мистер Темплер дома?

– В данный момент его нет.

– А вы мне не поможете? Я раньше не встречался с мистером Темплером, но у меня такое необычное поручение, что я подумал, прежде чем идти в полицию…

Тил насторожился.

– Конечно, постараюсь помочь вам, – сказал он более дружелюбно. – Входите, пожалуйста!

– Благодарю, – ответил Норман.

Тил сделал шаг в сторону, давая ему пройти, и повернулся, чтобы запереть дверь.

На стенах холла висело множество любопытных вещей, вывезенных Святым в молодости из его скитаний по самым экзотическим уголкам земли. Тут были испанские навахи и шпага матадора; мушкеты и старинные пистолеты; дротики с островов Южных морей; малайские крисы и паранги; кривая турецкая сабля, бумеранг из Новой Зеландии и ирокезский лук; африканский дротик и трубка для стрельбы стрелами с островов Папуа и много чего другого.

Норман Кент выбрал увесистую дубинку, висевшую на стене невысоко, и снял ее.

 

[3]Когда костюм шился на заказ, там указывалось имя заказчика.

Оглавление