СИЯЮЩИЙ ГОРОД

Темнеющее небо сыпало снегом, припорашивая гривы уставших лошадей. Лиланте куталась в колючее одеяло. Она ненавидела зиму. В обычных обстоятельствах она уже несколько недель назад отыскала бы себе какую-нибудь укромную долину с жирной темной землей, в которую можно пустить корни. Там она проспала бы всю зиму, замедлив ток своих соков, и непогода, бушующая вокруг ее голых ветвей, никак не затрагивала бы ее дремлющих чувств. Лишь тогда, когда снега бы растаяли, ее соки побежали быстрее, а ветви набухли новыми почками, она бы пробудилась, потянулась и открыла свои длинные зеленые глаза, чувствуя запах свежего весеннего ветра. Лишь тогда она стряхнула бы с корней землю и сделала первые нетвердые шаги после долгого зимнего сна.

Вместо этого древяница, съежившись, сидела на жесткой деревянной скамеечке в фургоне Гвилима Уродливого, пытаясь удержаться, когда телега в очередной раз наезжала на корень или попадала в рытвину на разбитой дороге. Ее прутики-волосы были надежно спрятаны под пледом, а широкие узловатые ноги завернуты в куски овчины. Лиланте не хотела рисковать, несмотря даже на успех восстания, которое произошло в Самайн и возродило Шабаш Ведьм. В пути у них уже возникали неприятности из-за ее необыкновенных зеленых глаз, которые вызывали подозрения у фермеров, чья ненависть к волшебным существам подогревалась долгие шестнадцать лет правления Майи.

Впереди мерно покачивался расписной фургон Энит Серебряное Горло, а позади громыхала повозка ее сына Моррелла Огнеглотателя и старый фургон с брезентовым верхом, на козлах которого сидел худощавый юноша с блестящими черными глазами в малиновой бархатной шапочке. Лиланте оглянулась на него и сжала зубы при виде сидящей рядом с ним хорошенькой блондинки, звонко хохотавшей над одной из его шуток. Лиланте с гораздо большим удовольствием ехала бы рядом с Дайдом Жонглером, веселясь и распевая песни, чем с угрюмым Гвилимом, но Гиллиан Ник-Эйслин всегда как-то ухитрялась оказаться там первой, а Лиланте была слишком застенчивой, чтобы настоять на том, что теперь ее очередь.

Брезент его повозки служил кровом, хотя и не слишком надежным, кучке ребятишек, младшему из которых было всего лишь девять, и молодой белокурой женщине на последних месяцах беременности. С мучнисто-бледным лицом и закрытыми глазами, она цеплялась за стенку фургона, пытаясь спастись от тряски. Один из молодых мужчин, шедших рядом с повозкой, часто оглядывался на нее, озабоченно хмурясь, а один раз он, потянувшись, ободряюще коснулся ее руки. Айен Мак-Фоган и Эльфрида Ник-Хильд были женаты совсем недавно, и несмотря на то, что их брак был заключен по расчету, между ними вскоре вспыхнула страстная любовь.

Лиланте вцепилась в край скамейки — копыта лошади поскользнулись на островке льда, и фургон занесло. Гвилим Уродливый крепко схватил поводья, погоняя кобылу. Фургон Энит уже почти скрылся в снежных сумерках, и Гвилим сказал встревоженно:

— Надо бы поскорее найти, где разбить лагерь, а то ночь, судя по всему, снова будет морозной.

Но старая циркачка не остановила свой фургон даже тогда, когда они проехали мимо поля, где бежал ручеек и виднелась рощица высоких деревьев, где они могли бы укрыться. Вскоре показались редкие домишки, сквозь закрытые ставни которых пробивался уютный оранжевый свет, потом мглу впереди растопили огни. Гвилим легонько потряс задремавшую Лиланте. Она, вздрогнув, проснулась, торопливо распрямилась и потерла глаза рукой.

— Впереди город, благодарение Эйя! — сказал Гвилим. — Сегодня у нас будет горячее рагу и мягкие постели! Не снимай плед с головы, вот так, умница. Плохо будет, если нас опять выгонят из города!

Лиланте, содрогнувшись, потерла синяк на скуле, куда несколько дней назад в одной деревушке ей запустили камнем, и пониже натянула плед на лицо. Они переехали мост и очутились на городской площади. Колеса загромыхали по булыжной мостовой. Дайд передал вожжи Айену и спрыгнул с повозки, прихватив свою гитару. Он начал наигрывать какую-то веселую песенку, а его отец принялся выкрикивать:

Выходите посмотреть, будем мы играть и петь;

Мы покажем представленье зрителям на удивленье.

Скуку зимнюю развеем, песней вас развеселим,

Позабавим, зачаруем, расшевелим, удивим!

Двери гленморвенского трактира распахнулись, и оттуда начали выглядывать любопытные лица. Из домов высыпали ребятишки вместе со своими взволнованными матерями, а несколько припозднившихся торговцев, складывавших свои лотки, заинтересованно подняли глаза. Трактирщик махнул бродячей труппе рукой, с широкой улыбкой на бородатом лице приглашая их зайти. Сегодня в его гостинице яблоку будет негде упасть!

Айен помог Эльфриде спуститься с повозки и повел ее в трактир. Ни один из них не привык к суровой жизни циркачей, поэтому оба были счастливы, что обычай велел гостиницам давать бродячим актерам бесплатный кров и стол. Учитывая, что до рождения ребенка осталось всего лишь четыре месяца, Эльфрида была в особенности рада представившейся возможности провести ночь под крышей. Моррелл снял Энит с козел и внес ее в общий зал трактира под звуки известной народной песни, которую играл Дайд, шагавший за ними.

Гвилим Уродливый, который, даже если бы и захотел, не смог бы выступать из-за своей деревянной ноги и грубого голоса, занялся лошадьми, поставив повозку и фургоны у гостиничной конюшни. Лиланте, не желавшая выходить из темноты, помогала ему. Клюрикон Бран предпочел остаться в фургоне Энит, боясь даже высунуть свою мохнатую мордочку наружу, чтобы никто его не увидел. Оба они очень переживали, что их обнаружат, хотя новый ри первым делом и отменил указы своего брата против колдовства и волшебных существ. Лиланте и Бран слишком много пережили, чтобы так легко поверить в добросердечную натуру сельских жителей, несмотря на строгость новых законов, которые запрещали обижать тех, в чьих жилах текла кровь волшебных существ.

Бродячая труппа впервые услышала о победе повстанцев на пути из Эслинна в широкие долины верхнего Блессема. Торговец, завладевший вниманием затаившей дыхание толпы, со своей телеги, заваленной горшками и кастрюлями, рулонами ярких материй, граблями, лопатами и деревянными башмаками, темпераментно жестикулируя, описывал, как повстанцы взяли штурмом Лукерсирейский дворец после смерти предыдущего ри, Джаспера Мак-Кьюинна. Армию повстанцев возглавлял крылатый воин, который — торговец сделал драматическую паузу — оказался не кем иным, как Лахланом Оуэном Мак-Кьюинном, младшим сыном Партеты Отважного и давно потерянным братом Джаспера.

Толпа была охвачена волнением, замешательством и смятением. Слухи о крылатом прионнсе бродили по всей стране почти год, но сельские жители всегда были верны Короне, и многие любили прежнюю Банри и не могли поверить тому, что теперь говорилось о ней. Майя Благословенная — отродье ужасных Фэйргов, свирепых морских жителей, столетиями наводивших ужас на все побережье? Майя Благословенная — злая колдунья, которая превратила пропавших прионнс в черных дроздов, а потом хладнокровно натравила на них своего ястреба? Все это было слишком странно и жутко, чтобы люди могли в это поверить, и в толпе послышался ропот.

Циркачей и их спутников эта новость привела в неописуемое волнение. После спасения Гиллиан и других ребятишек, похищенных Маргрит Эрранской, циркачи спешили присоединиться к Лахлану и поддержать его. Пока они не купили повозку, детям приходилось идти пешком, поэтому их продвижение было крайне медленным. Опоздание расстроило всех, но больше всего переживал Дайд, которому страстно хотелось быть в центре событий вместе с Лахланом.

Дайд вместе со своей бабкой Энит тесно сотрудничал с молодым прионнсой, координируя восстание и подрывая власть Банри. Они укрывали его целых пять лет, когда он пытался снова привыкнуть к жизни в облике человека после того, как долгое время был заперт в теле дрозда. Теперь Дайд с нетерпением ждал, когда они доберутся до Лукерсирея и он сможет поздравить своего друга, нового Ри всего Эйлианана. Молодой циркач постоянно подгонял свой маленький караван, останавливаясь на отдых лишь далеко за полночь и поднимая своих товарищей еще до рассвета.

За время путешествия по Рионнагану циркачи слышали много разных толков. Ходили разговоры о наступлении Фэйргов, вторжении Ярких Солдат из-за Великого Водораздела, убийстве ри и гражданской войне. Некоторые деревни подвергались нападениям банд солдат, как тирсолерцев, так и бывших гвардейцев Банри, убегающих от нового порядка. Время от времени они видели где-то на горизонте столбы черного дыма, поднимающегося к небу и свидетельствующего о том, что еще один город пал перед захватчиками. Все это время циркачи жили в страшной тревоге, поскольку при таких волнениях в округе Энит не осмеливалась воспользоваться своими магическими умениями, чтобы получить новости от друзей. Хотя в каждом городе на дверях молитвенного дома висела копия новых указов Ри, объявляющих о возрождении Шабаша Ведьм, должно было пройти еще некоторое время, прежде чем те, в чьих жилах текла кровь волшебных существ, могли бы, не подвергая себя опасности, открыто ходить по улицам и посещать деревенские трактиры.

Но ночь была морозной, а из трактира доносились звуки музыки и смех. Лиланте с тоской посмотрела на ярко освещенные окна и подумала, много ли времени пройдет, прежде чем кто-нибудь из ребятишек вспомнит, что они с Гвилимом остались на улице, и принесет им поесть. Хотя здесь можно было не опасаться, что ее кто-нибудь заметит, Лиланте ненавидела оставаться одна в темноте, когда остальные могли сколько угодно отдыхать и нежиться под крышей у огня. Она задумалась, заметил ли Дайд вообще ее отсутствие.

Гвилим усердно чистил сбруи и проверял копыта лошадей, опираясь на тяжелую дубину. Через некоторое время древяница бросила на него робкий взгляд и сказала:

— А вдруг они захотят, чтобы я сегодня выступила?

— Лучше бы тебе остаться здесь, — коротко ответил Гвилим. — Циркачам ты не нужна. Дети помогут им, в случае чего; кроме того, ты и сама знаешь, что это опасно.

Лиланте немного помолчала, потом, надувшись, ответила:

— В последней деревушке, где мы были, мое представление понравилось.

— А в предпоследней нас закидали гнилыми фруктами и камнями, — хмуро отрезал Гвилим. Это был коренастый мужчина с лицом, усеянным оспинами, крючковатым носом и сардонической ухмылкой, и Лиланте втайне побаивалась его.

— Ты можешь набросить на меня заклинание красотки, — предложила она через миг. — В трактире все равно темно, а кто-нибудь, у кого хватило бы Таланта разглядеть меня через иллюзию, там вряд ли окажется.

Гвилим резко отказался, но она смотрела на него с такой мольбой, что в конце концов он смягчился, пожав плечами и что-то пробормотав себе под нос. Оглядев двор, чтобы убедиться, что за ними никто не следит, он указал на нее двумя пальцами и начал произносить слова заклинания, сглаживая и выравнивая черты лица Лиланте так, что она вскоре ничем не отличалась от любой другой деревенской девушки. Ее волосы-прутики, теперь лишенные всех листьев и цветов, он превратил в струящиеся каштановые локоны, заставив Лиланте от души пожалеть, что они не были ее собственными.

— Будем надеяться, что поблизости не найдется никого, кто сможет распознать колдовство, — хрипло сказал колдун. — В такую ночь никому не захочется, чтобы его выгнали из города.

Она горячо поблагодарила Гвилима и юркнула в дверь, оставив его одного в непогожей ночи. Внутри горожане восхищенно слушали песню Дайда.

Ах, если б алой розою любовь моя была,

И на скале бесплодной краса ее цвела,

То я б росинкой крошечной серебряною стал

И в лепестки душистые упал.

Вступили Энит и Нина, и их голоса, повторявшие припев, были такими мелодичными, что у Лиланте на глаза навернулись слезы.

Ах, нет моей любимой краше, моей любимой краше нет,

Другой такой вы не найдете, хоть обойдите целый свет.

Ах, если б золотым ларцом любовь моя была,

И ключик на хранение она мне отдала,

То этим золотым ключом открыл бы я ларец

И прямо внутрь нырнул бы наконец.

Те из ребят, кто не мог петь, аккомпанировали циркачкам на самодельных барабанах и тамбуринах, украшенных яркими ленточками. Моррелл играл на скрипке, а Гиллиан подыгрывала ему на деревянной флейте, которую сделал для нее клюрикон. Когда циркачи запели все вместе, среди слушателей очень многие с воодушевлением подхватили припев:

Ах, нет моей любимой краше, моей любимой краше нет,

Другой такой вы не найдете, хоть обойдите целый свет.

Когда песня замерла, Моррелл принялся показывать свои фокусы с огнем, а Дайд начал обходить толпу со своей украшенной пером шапочкой, внимательно прислушиваясь к разговорам и рассказывая о новостях из столицы. Лиланте направилась к нему, ускорив шаги, когда увидела, как помрачнело его лицо.

— Говорят, что новый ри уже заронил свое семя в ее лоно, что, по крайней мере, доказывает, что он больше мужчина, чем его брат. Джасперу Околдованному понадобилось шестнадцать лет, чтобы подарить своей жене ребенка, и то теперь говорят, что здесь не обошлось без чар!

— Вот это новость! — воскликнул Дайд, поймав на лету монетки, брошенные ему в шапку. — Вы говорите, что новая Банри — воительница с волосами рыжими, как пламя? Кто она такая? Как ее зовут?

Фермер с кислым лицом, огромными загрубелыми руками и слипшимися сальными волосами презрительно пожал плечами.

— Я слышал, она из рода Фудхэгана Рыжего, хотя мы все думали, что этот клан давным-давно вымер. Кто-то говорил, что ее матерью была гнусная летучая колдунья Ишбель Крылатая, а отцом — один из рогатых ули-бистов, которые живут в снежных горах Тирлетана, но это никак не может быть правдой, ведь Ри не стал бы жениться на мерзкой полукровке, пусть он даже и ведьмолюб.

— Я слышал, что она была найденышем, а этот рогатый народ вырастил ее, но сама она к нему не принадлежит, — вмешался другой фермер.

— Нет, она приемная дочь Мегэн Повелительницы Зверей, ты что, забыл? Торговец рассказывал так, — вставил молодой мужчина в потрепанном килте.

— В любом случае, она якшается с ведьмами и горой стоит за ули-бистов, — с ледяным неодобрением в голосе сказал пожилой мужчина с коротко стриженными седыми волосами.

Дайд издал легкий смешок, который показался Лиланте деланным.

— Ой, говорят, что Ри собирается вернуть былые времена, — сказал он. — Говорят, любой, кто поднимет руку на волшебных существ, будет строго наказан.

— Ну, мы в Гленморвене уже давненько никого из этого дьявольского отродья не видели, — с жаром заявил трактирщик, — и будем надеяться, что еще столько же не увидим.

Лиланте почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо. Дайд, заметив ее, метнул на нее предостерегающий взгляд. Его дар ясновидения позволял ему видеть сквозь наведенную иллюзию, если только она не была создана очень искусно.

— Если Главный Искатель возьмет верх, нам не придется долго терпеть правление ведьмолюбов, — угрюмый фермер бросил косой взгляд на циркача. — Говорят, он собирает армию, чтобы вернуть на трон маленькую дочку Джаспера и возродить Оул.

— Главный Искатель? — небрежно спросил Дайд, пытаясь ничем не показать, что упоминание о Лиге Борьбы с Колдовством заинтересовало его. — Я думал, он погиб при взятии Лукерсирейского дворца или был взят в плен вместе с остальными.

— О, Главный Искатель Реншо — хитрая лиса, — сказал фермер, окидывая Лиланте взглядом, под которым она невольно вжала голову в плечи. — Горстке взбунтовавшихся негодяев его не поймать.

— Не советовал бы я вам так говорить о новом ри — вдруг кто услышит, — понизив голос, предостерег его Дайд, скрыв свой гнев за дружелюбным лицом. — Он же Мак-Кьюинн, не забывайте, да к тому же наделенный магическими силами. Теперь у нас новые порядки, а моя бабушка всегда говаривала, что новая метла всегда метет чисто.

— Да, Джок, попридержал бы ты язык, — сказал пожилой, настороженно оглядываясь.

— Почему мы снова должны терпеть на троне ведьмолюба? — взорвался фермер. — У меня при одной мысли об этом кровь закипает!

— Потише, приятель, — вполголоса одернул его другой, так что Дайду пришлось прислушиваться, чтобы разобрать слова. — Ты же знаешь, что всем, кто остался верен Правде, велено помалкивать в тряпочку, пока не скажут.

— Ай, не бойся, я буду держать язык за зубами, — ответил Джок, допив свой эль и натянув на сальные волосы грязный берет. Развернувшись, чтобы идти, он споткнулся о вытянутую ногу Лиланте и изумленно взглянул вниз, но не увидел ничего такого, на что мог наткнуться, поскольку ноги древяницы, очень похожие на узловатые корни, были скрыты под иллюзией деревянных сабо. Джок недоуменно нахмурился и что-то пробурчал себе под нос.

Лиланте пошла прочь, невольно перекрещивая ноги, чувствуя, как к щекам приливает кровь. Она попыталась сохранить равнодушное выражение, но под подозрительным взглядом фермера ее дыхание стало неровным. Он с головы до ног оглядел ее мутными глазами, пожал плечами и вышел за дверь. Лиланте немного расслабилась и пошла по пятам за Дайдом, который, отпустив какую-то легкомысленную шутку, принялся подбрасывать в воздухе монетки, пока они одна за другой не исчезли, а потом снова пошел сквозь толпу. Его лицо было мрачным и бледным, а костяшки рук побелели — с такой силой он вцепился в край своей малиновой шапочки.

— Ничего не изменилось, верно? — прошептала ему Лиланте. — Они до сих пор ненавидят волшебных существ и считают их ули-бистами.

— Для того, чтобы что-то изменилось, нужно время. Нельзя же надеяться, что шестнадцать лет ненависти забудутся за одну ночь, — мрачно ответил Дайд. — А пока ты должна быть очень осторожна, Лиланте!

— Как ты думаешь, они говорили об Изабо? — спросила древяница возбужденно. — Они сказали, что у нее волосы рыжие, точно пламя, и она воспитанница Мегэн. Ведь это же Изабо? Правда, здорово, если Изабо действительно стала новой Банри?

— Здорово, — безучастно ответил Дайд.

Она бросила на него взгляд, полный сомнения, но прежде чем успела что-либо сказать, ее позвали выступать. Глубоко вздохнув, она начала подражать крикам лесных птиц, щебеча мелодично, точно жаворонок. Почему-то ее представления неизменно пользовались ошеломляющим успехом, хотя очень часто ее просили изобразить крик петуха или утки, и она никогда не могла этого понять. Эти крестьяне могли слушать голоса своих домашних птиц в любое время; и она никак не могла взять в толк, что такого забавного они находят в том, чтобы те же самые звуки издавала молодая женщина.

Внезапно ужас свел ей горло, и она замолкла. В дверях стоял очень высокий и худой человек в длинном ярко-малиновом одеянии. В его лице со впалыми щеками не было ни кровинки, а взгляд, исполненный безграничной ненависти фанатика, был устремлен прямо на нее. За ним виднелось злорадное лицо Джока. Головы и плечи обоих мужчин покрывал снег, а через открытую дверь в дымную комнату врывался ледяной ветер. Люди уже начали раздраженно оборачиваться на них, но выражение их лиц быстро сменялось боязливым почтением, когда они замечали искателя. Многие расступились перед ним, когда он выступил вперед и указал своим костлявым пальцем на Лиланте, произнеся:

— Твои гнусные ухищрения не обманут меня, ули-бист! Я вижу, кто ты такая — чудовище и нечистое отродье!

Лиланте издала сдавленный стон и попятилась от него, оглядываясь в поисках выхода. Колени у нее ослабли, сердце бешено колотилось. Искатель обернулся к толпе и выкрикнул:

— Нельзя оставлять ее в живых! Это не девушка, а мерзкое лесное существо. Держите ее!

Толпа переводила взгляд с искателя на Лиланте, некоторые недоверчиво, некоторые с ужасом и отвращением. Потом группа фермеров, которая говорила о Главном Искателе, очнулась и бросилась туда, где вела свое представление труппа циркачей. Моррелл немедленно проглотил раскаленную головню и изрыгнул длинный язык пламени, который заставил их отшатнуться, чтобы не обгореть. Прежде чем толпа успела как-то отреагировать, в воздухе засверкали длинные кинжалы Дайда. Те, кто находился ближе всего к юноше, с испуганными криками отпрянули. Дайд схватил Лиланте за руку и потащил ее обратно в кухню, громко крича сестре:

— Уводи остальных, Нина, нужно выбираться отсюда, и поживее!

Проворная, точно белка, девочка перескочила через стол и взлетела по лестнице, а Моррелл снова выплюнул струю огня, которая заставила фермеров присесть. Энит отбивалась своими тростями, сломав одну из них о спину нападавшего. Дуглас Мак-Синн, старший из спасенных из Башни Туманов ребятишек, швырнул стул, который сшиб с ног двух других мужчин, подбиравшихся к нему сбоку. Воцарилась сумятица — воинственные фермеры и горожане пытались схватить циркачей, но огненные струи Моррелла и кривые кинжалы Дайда не давали им приблизиться. Потом кто-то бросил стул, попавший огнеглотателю по хребту, и тот пошатнулся и упал. Кто-то прыгнул ему на спину и прижал к полу, но циркач стряхнул нападавшего и вскочил на ноги. Он взмахнул рукой, и на ладони у него образовался огненный шар, который он швырнул в наседающую толпу.

Пламя охватило занавеси, и толпа начала с воплями ломиться к двери. Напор спасающихся замедлил продвижение сторонников искателя, и за это время самые младшие из детей успели выбежать в кухню. Моррелл подхватил свою мать, все еще размахивавшую тростями, и бегом вынес ее из общего зала. Дайд и Лиланте не отставали, хотя древяница рыдала от потрясения и страха.

Во дворе Гвилим с двумя старшими мальчиками в сумасшедшей спешке запрягали лошадей. Айен с вилами в руках сдерживал двух крепких фермеров, пока его жена неуклюже пыталась забраться в повозку. На ней была одна сорочка, а плед был накинут на плечи, и она дрожала на пронизывающем ветру. Гиллиан, всхлипывающая от страха, пыталась помочь ей, а остальные ребятишки забрасывали надвигающуюся толпу ведрами и горшками. Нина визжала и извивалась, пытаясь вырваться из железных рук одного из нападавших, а Дуглас из последних сил отражал нападение двух дюжих молодцов с дубинками. Зловещее зарево пожара придавало лицам кричащих людей демонический вид.

Дайд отпустил запястье Лиланте и метнул один из своих кинжалов прямо в грудь мужчины, державшего его сестру. Нападавший мешком осел наземь, и Нина вскочила на приступку фургона, а Моррелл закинул мать на козлы. Энит схватила вожжи, и ее бурая кобыла, в ужасе встав на дыбы от запаха дыма, рванул вперед, сбив нескольких фермеров. Один из них потянулся и схватил Нину, пытаясь стащить ее на землю, но дверь фургона распахнулась, и оттуда высунулась маленькая косматая лапка с тяжелой чугунной сковородой, опустившейся ему на голову. Нападавший со стоном отшатнулся, и клюрикон втащил девочку в фургон.

Увидев, что повозка Энит выехала со двора, Моррелл бросился на помощь Дугласу, сбив одного из нападавших с ног метким ударом по уху, а другого пнув в пах. Мальчик вскочил на козлы в тот самый миг, когда Гиллиан стегнула лошадь. Ребятишки отчаянно заколотили по нескольким рукам, вцепившимся в борт повозки, и лошадь поскакала тяжелым галопом. Послышались пронзительные крики — ее массивные копыта сбили нескольких человек.

Позади, высокая и неподвижная, стояла фигура Главного Искателя в красном одеянии, кажущемся еще более зловещим в отблесках пожара. С искаженным от ненависти лицом он закричал своим помощникам, чтобы те остановили беглецов. Обернувшись, Гвилим направил прямо на него два пальца, и Главный Искатель отшатнулся назад, дико закричав при виде змей, с шипением обвивших его руки. Через миг иллюзия рассеялась, но этого хватило, чтобы фургоны Моррелла и Гвилима успели выехать со двора. Разъяренная толпа преследовала их, швыряя камни и выкрикивая ругательства, но вскоре отстала от бешено несущихся лошадей, и городок Гленморвен остался далеко позади в снежной тьме.

Пытаясь обезопасить себя от возможной погони, циркачи съехали с дороги и принялись петлять по лабиринту проселочных дорог, вьющихся по полям и лугам. Следующие несколько недель они почти не делали остановок, слезая, когда это было возможно, с повозок, чтобы дать лошадям хоть какой-то отдых, и держась подальше от деревень. Дайд, мрачный и какой-то притихший, почти не разговаривал с Лиланте. Древяница попыталась выразить свое раскаяние в том, что уговорила Гвилима набросить на нее иллюзию, но молодой циркач лишь кивнул и сказал коротко:

— Теперь все равно уже ничего не поделать. Пролитого не соберешь.

Прошел еще месяц, прежде чем маленький караван увидел наконец высокие крыши и шпили Лукерсирея, возвышающиеся над унылыми холмами. Одинокий солнечный луч, пробившийся сквозь тяжелые облака, упал на бронзовые купола, вызолотив их. Лиланте изумленно уставилась на эту картину — она никогда еще не видела такого огромного города, стоящего высоко на острове между двумя реками, воды которых обрушивались через край утеса. Над изгибом водопада висело облако брызг, окутывая сверкающий город полупрозрачной дымкой, сквозь которую виднелись угрюмые горы, покрытые вечными снегами.

— Смотрите, Сияющий Город! — воскликнул Дайд, шагая рядом с фургоном. — Даже зимой он сияет, точно звезда.

Дорога была запружена путешественниками; со всех сторон громыхали повозки. Лиланте натянула плед на голову, поскольку многие несли с собой угрожающего вида вилы и косы, а на их лицах была написана непреклонная решимость.

— Лахлан Крылатый собирает армию, — изрытую оспинами впалую щеку Гвилима искривила ухмылка. — Интересно, как он собирается кормить и размещать всю эту кучу народа?

К тому времени, когда караван добрался до конца длинного моста, соединявшего два берега реки, солнце уже зашло. Поток беженцев тянулся на многие мили позади них, и стражники, выглядевшие совершенно измотанными, указывали группам людей то в одном направлении, то в другом. Наклонившись со своих козел, Энит заговорила с часовым, стоявшим перед городскими воротами. Он отправил циркачей прямо по широкой дороге, ведущей ко дворцу, но она была так заполнена людьми, что прошло еще несколько часов, прежде чем они наконец выбрались на огромную площадь перед дворцовыми воротами.

Ворота были распахнуты настежь, и через них втекали и вытекали нескончаемые людские потоки. Их проверяли ряды суровых солдат, закутанных в толстые синие плащи. В толпе были и роскошно одетые лорды с мечами на боку, и ремесленники, несущие свои инструменты, и мальчик со стадом тощих свиней, и женщины, сгибающиеся под тяжестью мотков шерсти, и телеги, груженные мешками с провизией и клетками с перепуганно кудахчущими курами. Вздыхая и морщась, Энит погнала свою кобылу к концу очереди, а две других повозки встали следом за ней.

Когда последний из каравана циркачей добрался до ряда стражников, они были встречены радостными криками. Дайд хлопал капитана по спине, а Гвилим протянул руку, обмениваясь рукопожатиями с теми из солдат, кто был ему знаком. Шуткам и рассказам о восстании в Самайн не было конца, равно как и невеселым новостям о положении дел в Эйлианане.

— Мегэн очень беспокоилась о вас, — сказал огромный капитан с внушительного размера кулаками. — Она все болеет — простудилась, да и рана до сих пор дает о себе знать, и очень тревожится, что вы могли попасть в переделку где-нибудь в пути.

— Да, добирались мы долгонько, — ответила Энит, и ее голос был таким же нежным и мелодичным, как и всегда. — Я рассчитывала быть здесь уже давно, но, как видите, у нас неожиданное пополнение. — Она указала на ребятишек, с широко раскрытыми глазами облепивших борт фургона.

Уже близилась полночь, когда их повозки наконец прогрохотали по длинной аллее, освещенной горящими факелами, ко дворцу. Под голыми деревьями по обеим ее сторонам были разбиты сотни палаток и наспех сооруженных бараков, между которыми мерцали огоньки костров. Ветер бросал им в лицо колючие снежинки, и Лиланте поежилась, кутаясь в свой плед.

Несмотря на поздний час, во дворце бурлила жизнь. В каждом окне горел свет, а грохот и крики были слышны даже за стенами внутреннего двора. Из конюшен выбежали конюхи, помогая циркачам распрячь лошадей и разгрузить их пожитки. Места в конюшнях для лошадей и повозок уже не было, но изнуренных кобыл быстро почистили, укрыли попонами и отвели во двор, где для них прямо поверх снега постелили солому.

В провожатые им отрядили энергичного мальчика, и он быстро шел впереди, время от времени бросая на них любопытные взгляды из-под рыжеватой копны спутанных волос. Хромавшую Энит Моррелл подхватил на сильные руки и без малейших усилий понес ее, закутанную в множество шалей, из-под которых виднелись лишь ее янтарные бусы да темные живые глаза.

В дворцовых коридорах было такое же столпотворение, как и на городских улицах и площадях. Все с озабоченными лицами спешили по своим делам. Когда Дайд огляделся, его лицо озарилось радостью. Один просторный зал был превращен в военную тренировочную площадку, где молодые мужчины и женщины боролись друг с другом на деревянных мечах, а солдаты в синих килтах выкрикивали приказы с возвышения, бывшего некогда помостом для музыкантов.

Сквозь другие двери виднелись покрывающие пол спящие фигуры, завернувшиеся в одеяла. Какой-то мужчина, приподнявшись на локте, хрипло кашлял, а девушка, сидя рядом на коленях, поила его чем-то из стакана. Еще один зал превратили в оранжерею, и в горшках, прикрытых листами стекла, зеленели саженцы. Из жирной черной почвы поднимались вьющиеся тыквенные плети, молодая морковная ботва, тонкие стебельки овса и ячменя, цветущие, несмотря на снег, заметающий запотевшие окна. Молодая женщина поливала растения. Лицо у нее раскраснелось, рукава были закатаны до локтей.

Мальчишка-провожатый довел циркачей до главного крыла, где одетый в синее солдат освободил его от этой задачи. Мимо них сновали слуги с охапками свитков, а люди в подбитых мехом плащах и бархатных камзолах вполголоса обсуждали что-то у подножия широкой мраморной лестницы. Циркачей повели на верхний этаж, так что Моррелл даже запыхался, пронеся хрупкое тело своей матери по множеству ступеней.

Дайд выглядел напряженным, его пальцы вцепились в ремень гитары. Ошеломленная великолепием дворца и толпами роскошно одетых людей, Лиланте жалась к плечу молодого музыканта, а Гвилим тяжело ковылял позади них под возбужденную болтовню ребятишек. Лишь Айен, Дуглас и сестры Ник-Эйслин, казалось, чувствовали себя непринужденно — они выросли в столь же великолепных замках, как и этот, и пышность обстановки их не угнетала.

Компанию провели в длинный зал, стены которого были задрапированы голубой и серебряной парчой, а потолок расписан узором из облаков, радуг и гибких фигурок танцующих нисс. В противоположном конце зала расхаживал высокий и мощный мужчина с черными вьющимися волосами и орлиным носом. Он свирепо хмурился, сжимая в одной руке скипетр — зажатый в серебряных когтях сияющий белый шар. На нем был темно-зеленый килт и плед, а за спиной трепетала пара длинных блестящих черных крыльев.

— Если мы и успеем обучить новобранцев до весенней оттепели, оружия и лошадей у нас не хватит даже на то, чтобы вооружить хотя бы треть из них! — воскликнул он.

— Лахлан, ты же знаешь, что все кузницы в Рионнагане работают день и ночь! Я не позволю тебе переплавлять лемеха и лопаты на мечи — когда придет весна, нужно будет пахать и сеять. Уже голодает слишком много народу. — Голос принадлежал хрупкой маленькой женщине, в волосах которой цвета перца с солью змеилась широкая белая прядь, а лицо было изборождено глубокими морщинами. Она сидела, прямая, точно стрела, в мягком кресле, а на коленях у нее свернулся калачиком маленький донбег.

Компания в зале собралась очень необычная. Там были придворные в бархатных камзолах, солдаты личной охраны Ри в синих килтах и кольчугах, кривоногий старик в кожаных гетрах, какие носят конюхи. Рядом с троном сидел хрупкий старец в бледно-голубом одеянии, на его плече примостился черный ворон. Глаза старика были молочно-белыми, а седая борода доставала до колен. По другую сторону от трона сидела черная волчица, льнущая к коленям высокого мужчины в черном килте. У очага, подложив под спину подушки, полулежала молодая женщина с коротко стриженными огненно-рыжими кудрями. Просторная белая туника не могла скрыть ее огромного живота, судя по виду которого, до родов ей оставалось всего лишь несколько дней.

— Изабо, — восторженно прошептала Лиланте и подтолкнула Дайда, замершего рядом с ней. Он отрывисто кивнул.

— Лахлан, неужели нет никакого другого способа получить металл, который тебе нужен? — устало спросила рыжеволосая женщина, и звук ее голоса заставил Лиланте и Дайда вздрогнуть. Его необычная, какая-то ритмичная интонация разительно отличалась от живой речи Изабо, которую они оба помнили. Лиланте наклонилась вперед, вперившись в нее напряженным взглядом, потом, заметив, что Дайд приподнял одну бровь, пожала плечами.

Дайд и Лиланте сошлись на почве дружбы с рыжеволосой Изабо. Лишь известие о том, что Изабо попала в лапы Лиги Борьбы с Колдовством, заставило Лиланте покинуть безопасные леса и присоединиться к повстанческому движению. Именно надежда вновь увидеть Изабо убедила Лиланте идти вместе с циркачами в Лукерсирей, вместо того, чтобы остаться в Эслинне вместе с другой древяницей, Кориссой. Решение расстаться с Кориссой далось ей нелегко, поскольку до того, как она помогла спасти ее в Эрране, Лиланте считала, что она единственная в своем роде — полудревяница, получеловек, гонимая и отверженная и теми, и другими. Она могла бы преспокойно остаться в Эслинне и проспать всю зиму в облике дерева, если бы не надежда снова увидеть Изабо и не ее тайное желание оставаться рядом с Дайдом Жонглером.

— Надо просто попытаться найти людей, которые стали бы работать в рудниках, — сказала старая женщина, поглаживая мохнатую спинку донбега. — Но в такую морозную погоду да при скудном питании это будет очень тяжелая работа.

— Заставить тех, кто отказывается подчиниться нам, работать в рудниках, да и дело с концом, — сказала рыжая. — Всех этих пленников, на исцелении которых Томас так настаивал, нужно пристроить к делу. У нас не хватает еды даже для наших сторонников, не говоря уже о том, чтобы кормить и содержать тех, кто до сих пор поддерживает Майю Колдунью. Может быть, несколько месяцев в рудниках выбьют из них дурь!

Безжалостные нотки в ее голосе заставили Лиланте недоуменно нахмуриться, настолько это не вязалось с той мягкосердечной Изабо, которую она знала. Она нерешительно коснулась разума одетой в белое молодой женщины, и в тот же миг ярко-голубые глаза повернулись к ней, не выказывая ни малейшего намека на узнавание.

— У нас гости! — сказала женщина и тяжело поднялась с подушек, упершись одной рукой в спину, а другой безуспешно пытаясь поддержать огромный живот.

Лахлан стремительно развернулся, и его хмурое лицо вмиг озарила радость.

— Энит, Дайд! — воскликнул он, бросившись вперед так поспешно, что килт взметнулся вокруг его ног. — Как я рад вас видеть! Во имя Эйя, почему вы так задержались?

Схватив Дайда за руки, он крепко обнял его, потом бережно взял похожую на птичью лапку ладонь Энит и поцеловал ее в морщинистую щеку. В группе придворных, стоящей у камина, раздался сдавленный крик, потом от нее отделился высокий мужчина с изможденным лицом.

— Дуглас, это ты? — воскликнул он.

— Дайаден! — Дуглас бросился вперед прямо в отцовские объятия.

Его отец, Линли Мак-Синн, выдавил судорожно:

— Я думал, что потерял и тебя тоже! Дуглас, где ты был? Что с тобой случилось?

Гислен и Гиллиан Ник-Эйслин ждал столь же горячий прием, поскольку их родители тоже оказались среди тех, кто был вынужден бежать из осажденного Риссмадилла. Остальные ребятишки печально переминались с ноги на ногу, завидуя тем, кому посчастливилось воссоединиться со своими семьями. Все они были похищены Маргрит Эрранской для ее Теургии, и многим до дома было очень далеко.

— Ну и толпа! Где моя малышка Нина? Силы небесные, как ты вытянулась, девочка! — Младшая сестра Дайда, Нина, рассмеялась так, что на щеках у нее заиграли ямочки, а в черных глазах запрыгали дерзкие искорки. Лахлан подхватил ее на руки и закружил.

— Но, Лахлан, мальчик мой, что это? — дрожащим голосом спросила Энит. — Твои когти, они исчезли! Ты двигаешься так же изящно, как любой другой юноша. Что случилось? Как тебе удалось разрушить заклятие?

— Это долгая история, и я надеюсь, что ты напишешь о ней балладу, которая поможет привлечь людей на нашу сторону! — рассмеялся он. — Эй, Моррелл, поставь Энит на пол, в такую холодную ночь ты, должно быть, умираешь от жажды.

— А как же! — отозвался огнеглотатель. — Но почему ты держишь военный совет в полночь? В такой час все нормальные люди должны быть в постели!

— Сон сейчас — непозволительная роскошь, — ответил Лахлан, и улыбка сползла с его лица, оставив лишь многодневную усталость. — Я очень рад, что вы приехали, ибо нам нужна любая помощь, которую мы можем получить.

В кутерьме объяснений и представлений, которые последовали после этого, Лиланте стояла у стены, усталая и озадаченная. Она не понимала, как эта рыжеволосая женщина могла выглядеть так похожей на Изабо и в то же время так отличаться от нее голосом и характером. Она раздумывала, не могла ли такая разительная перемена стать результатом пыток, которым Изабо подверглась во время своего пленения, когда Лахлан представил ее как свою жену, Изолт Ник-Фэйген, и Мегэн пояснила:

— Она сестра Изабо, Энит. Они близнецы. Помнишь Изабо? Она была со мной, когда мы вместе пытались снять с Лахлана заклятие. Она тогда была совсем девочкой, да и Дайд ничем не напоминал того крепкого юношу, каким стал теперь.

— Ну разумеется, я ее помню! — воскликнула Энит. — Значит, это ее сестра? Я припоминаю, ты намекала на что-то подобное, когда мы в последний раз говорили.

Две старые женщины продолжали разговор, но Лиланте уже не слушала. Она сжала руки во внезапном приступе страха, заметив облегчение и радость, ясно отразившиеся на лице Дайда при словах Мегэн. Ее мучил вопрос, не был ли он в последний месяц таким притихшим из-за боязни, что его давняя подружка вышла замуж и носит дитя, а вовсе не потому, что его беспокоила враждебность сельских жителей. Когда дверь в дальнем конце зала бесшумно приоткрылась и вошла Изабо, Лиланте увидела на выразительном лице жонглера взволнованное ожидание и поняла, что ее подозрения оказались верными.

Потом она услышала, как радостный голос окликнул ее по имени, и Изабо, схватив ее за руки, чуть не задушила в объятиях.

— Слава Эйя! — воскликнула Изабо. — Я так беспокоилась о тебе все эти месяцы! Что ты здесь делаешь, Лиланте?

Всю тревогу и одиночество Лиланте точно рукой сняло, и она крепко обняла подругу.

— Я здесь, чтобы присоединиться к повстанцам, — ответила она хрипло и услышала зазвеневший колокольчиком такой знакомый смех Изабо.

— Мы больше не повстанцы, — сказала она. — В Самайн мы завоевали Лодестар и теперь правим страной, как и говорит старая пословица…

— Теми ее частями, которые не захвачены Яркими Солдатами и не находятся в руках сторонников Оула, — сухо поправила ее Мегэн, протянув древянице покрытую сеточкой синих вен смуглую руку. — Добро пожаловать в Лукерсирей, Лиланте. Я много о тебе слышала. Мы очень рады, что ты с нами.

Снаружи завывал ветер, швыряя в окна дворца пригоршни снега, но в комнате Изабо было тепло и тихо. Молодая ведьма велела принести из оранжереи кадку с землей, где Лиланте могла бы пустить корни, и древяница благодарно погрузила ноги в мягкую жирную почву. Ее стройный стан гораздо больше походил сейчас на ствол дерева, чем на человеческое туловище; руки, превратившиеся в гибкие ветви, свисали до пола. Лишь лицо сохраняло какое-то сходство с человеческим, хотя время от времени по нему проходила дрожь, точно зыбь на воде под легким дуновением ветерка, и тогда казалось, что Изабо беседует с плакучим зеленичным деревом, а не со своей лучшей подругой.

Было уже очень поздно, и дворец, наконец, утих. Лиланте изо всех сил сопротивлялась искушению полностью принять свою древесную форму и внимательно слушала рассказ Изабо о ее приключениях, который уже подходил к концу. Рыжеволосая ведьма постоянно прятала руки под шелковыми простынями, не жестикулируя, против своего давнего обыкновения. Лиланте знала, что она скрывает изувеченную руку, и раздумывала о том, какие же еще перемены произвели пытки и пленение в той беззаботной девочке, которую она знала еще чуть меньше года назад.

В колыбельке у кровати сонно захныкала малышка, и Изабо в тот же миг заглянула под полог, что-то успокаивающе приговаривая.

— Так значит, это ребенок Колдуньи? — прошептала Лиланте, и Изабо метнула на нее быстрый взгляд.

— Да, — ответила она, точно оправдываясь.

— В деревнях только и говорят о том, чтобы поднять армию и восстановить ее на троне. Говорят, наследницей назвали ее, а Лахлан Крылатый не имел права захватывать престол.

— Это воистину скверная новость, — прошептала в ответ Изабо. — Лахлан уже и так смотрит на девочку с недоверием. Кто знает, что он предпримет, если сочтет ее угрозой своей власти.

— А кому по праву принадлежит престол? — спросила Лиланте еле слышно, с деревянным хрустом подавив зевок.

Изабо пожала плечами и скользнула в постель.

— Как тебе сказать… Лодестар находится в руках Лахлана, а по закону Эйдана Белочубого тот, кто обладает Лодестаром, правит страной. Но все-таки Джаспер назвал наследницей малышку, а очень многие не хотят, чтобы времена Шабаша возвращались, и будут пытаться оспаривать права Лахлана. Мы надеялись, что спасение Лодестара предотвратит гражданскую войну, но, похоже, ее не удастся избежать.

Изабо взглянула на древяницу и увидела, что та закрыла длинные зеленые глаза, так что они стали похожи на простые сучки на гладкой коре ствола.

— Давай-ка спать, Лиланте, — сказала она ласково. — Я не могу разговаривать с деревом. А отдых тебе не помешает — мы все сейчас недосыпаем.

Ответом ей был лишь слабый трепет голых ветвей Лиланте, и Изабо легким движением руки погасила свечи на каминной полке и притушила огонь в камине до рдеющих углей. Однако сама не закрыла глаз, пристально глядя в темноту с сурово сжатыми губами. Она устала так, что каждая косточка в ее теле ныла, но в голове бродило слишком много тревожных мыслей, которые не давали заснуть.

Шла четвертая неделя зимы, и со времени успешного восстания и завоевания Лодестара прошел уже почти месяц. Месяц, наполненный лихорадочной активностью. В день зимнего солнцестояния состоялась пышная церемония коронации Лахлана, и его объявили Ри Эйлианана, а Изолт произвела невиданную сенсацию, превратив белый бархат, который принесла ей Туариса Швея, в брючный костюм вместо прилегающего платья со шлейфом, которое придворная портниха уже нарисовала в своем воображении.

В полуразрушенной Башне Двух Лун расположили заново созданный Шабаш, и Мегэн Повелительница Зверей со священным Ключом на груди возглавила торжественную процессию. День этот был для Мегэн одновременно и радостным, и горьким, ибо она не смогла собрать тринадцать колдунов и колдуний, необходимых для полного Совета Шабаша. После шестнадцати лет гонений все ведьмы, которым удалось избежать костров Оула, до сих пор скрывались, а добраться до Сияющего Города вовремя успели немногие.

Йорг Провидец был избран заместителем Хранительницы и в процессии шагал следом за ней, и его дряхлое лицо было мокро от слез. За ним шел Фельд Знаток Драконов, прилетевший на церемонию из горной долины, несмотря на то, что Ишбель Крылатая так и не проснулась, не ответив на все его отчаянные просьбы. Аркенинг Грезящая прибыла в сопровождении повстанцев, которые спасли ее от костра в Шантане, а позади нее ковылял колдун по имени Дайллас Хромой. Он тоже подвергся жестоким пыткам Оула и теперь представлял собой еще одну тщедушную фигуру в жалкой веренице старых, слепых и увечных колдунов.

За пятью членами совета шагали те несколько полностью обученных ведьм, у которых не хватило либо силы, либо опыта, чтобы получить кольцо колдуна или колдуньи. Туариса Швея и Риордан Кривоногий шли рядом с морщинистой старой женщиной по прозвищу Мудрая Талли, которая много лет назад училась в Башне Воронов, и угрюмым мужчиной по имени Мэтью Тощий, которому удалось избежать сожжения в Башне Благословенных Полей. За ними, пристыженно опустив голову, шагала Латифа Кухарка, чье предательство во время восстания было прощено благодаря горячему заступничеству Мегэн. Как сказала Хранительница Ключа, во всем Эйлианане осталось совсем немного ведьм, обладающих хоть какими-нибудь способностями, а они очень нуждались в кулинарной магии Латифы, когда вокруг было столько голодных ртов.

В общей сложности их насчитывалось всего лишь десять, и Мегэн мучительно сознавала, как поредели их ряды. Бывшая Хранительница Ключа Табитас до сих пор была заперта в теле волчицы, а сотни ее бывших друзей и товарищей унесла огненная смерть.

И все же любой путь начинается с первого шага. Мегэн надеялась, что по мере того, как вести об успехе восстания будут распространяться, еще какие-нибудь уцелевшие ведьмы выйдут из подполья и вернутся в Башню Двух Лун.

А пока за немногими оставшимися в живых ведьмами шагала небольшая стайка учеников, среди которых была и Изабо. Не отставала от них и Теургия, те ребята от восьми до шестнадцати лет, которые поступили в школу ведьм. Среди них было немало городских, и их число постоянно увеличивалось за счет детей беженцев, которые радовались, что у их отпрысков будет крыша над головой и еда. Во главе этой процессии маршировала Лига Исцеляющих Рук под развевающимся сине-золотым знаменем, которое нес сам Томас Целитель.

Процессия представляла собой замечательное зрелище, и очень многие в толпе, кто хорошо помнил дни Шабаша, почувствовали, как у них в горле встал комок. Изабо тоже волновалась, поскольку была воспитана Мегэн и всю свою жизнь мечтала о восстановлении Шабаша.

Лежа без сна, она обдумывала все то, о чем рассказала ей Лиланте, и с внезапным страхом вдруг отчетливо поняла, что им предстоят трудные времена. Единственным их противником, получившим по заслугам, была Сани Провидица, служанка Майи и верховная жрица Йора, чье мертвое тело обнаружили в саду у Пруда Двух Лун с оперенной белой стрелой в сердце. Майю так и не нашли, и все боялись, что она вернулась к своему фэйргийскому отцу, унеся с собой множество секретов об оборонительных сооружениях и военной силе Эйлианана. Многие с подозрением отнеслись к новости о злых деяниях Майи, считая их простой пропагандой, которую новый Ри распространял для того, чтобы оправдать свои собственные преступления. А теперь еще начались разговоры о том, чтобы вновь посадить на трон дочь Майи, Бронвин, которая пробыла Банри несколько часов, прежде чем ее сместил Лахлан. Горячо любя малышку и тревожась за ее будущее, Изабо всю ночь не сомкнула глаз.

Она разбудила Лиланте на рассвете, а вернулись они в свою спальню лишь далеко за полночь, что на ближайшие несколько недель должно было стать их обычным режимом. Рыжеволосая ученица ведьмы обучала большую группу начинающих целителей всему тому, что сама знала о травах, и почти все утро они провели в заснеженном лесу, разыскивая все, что могло иметь хоть какую-то лечебную или питательную ценность. Они стряхивали с деревьев оставшиеся с осени орехи, выкапывали всевозможные корни и осторожно снимали с голых зимних деревьев кору. Изабо даже обратилась к донбегам и белкам с просьбой поделиться своими драгоценными зимними запасами, чтобы помочь прокормить тысячи беженцев, наводнявших улицы Лукерсирея.

Все то, что употреблялось для приготовления супа или грубого хлеба, которые дважды в день раздавались горожанам, шло на целебные снадобья, использовавшиеся при лечении многочисленных заболеваний, свирепствовавших в городе. С помощью Лиги Исцеляющих Рук Изабо ухаживала за больными и ранеными, утешая их и давая им укрепляющие лекарства и пытаясь не дать Томасу Целителю исчерпать все свои силы до дна. Мальчик целыми днями пропадал в госпитале, но его ограничивали, разрешая излечивать лишь тех, кто без его помощи неминуемо умер бы. Несмотря на все эти меры, он был прозрачным, точно семечко бельфрута, а под его небесно-голубыми глазами залегли темные тени.

Изабо также помогала Мэтью Тощему в оранжерее, где заботливо ухаживали за молодыми саженцами на всех стадиях роста, подгоняя их развитие при помощи магии, чтобы как можно скорее пополнить скудные запасы продовольствия. Всех, кто выказывал хоть малейшие признаки способностей к растениеводству, усиленно обучали подкармливать молодые побеги своей собственной энергией, и Лиланте вскоре стала проводить большую часть дня в теплых и душных помещениях теплицы, своим пением помогая зеленым саженцам расти с неестественной быстротой.

Основное время подруги посвящали занятиям в Башне Двух Лун под наблюдением той из ведьм, которая была свободна и могла дать им урок. Дрожа от холода и усталости, они пытались постичь и научиться использовать Единую Силу, энергию, существующую во всех вещах, которую ведьмы вызывали, чтобы привести в действие свою магию. Лиланте также пришлось читать лекции об обычаях лесных волшебных существ, ибо, несмотря на то, что она считала себя страшно невежественной во всем, что касалось народа ее матери, больше нее во всем Лукерсирее не знал никто. Вместе с клюриконом Браном она делала все что могла, чтобы изменить отношение простых людей к лесному народцу.

В эту зиму в городе не было ни одного бездельника. Всех нищих, воров и беженцев до последнего приставили к работе. Многие пустующие склады превратились в ткацкие фабрики, где женщины не покладая рук делали плащи и килты для растущей армии, одеяла для дрожащих от холода бездомных и промасленные палатки, в которых они могли бы укрыться. Кузнецы не отходили от горнов, выковывая мечи, кинжалы, пики и головки стрел из всех металлических предметов, какие можно было отыскать. Каменщики, мокрые от пота, несмотря на зимние холода, ремонтировали городские стены и восстанавливали сгоревший каркас Башни Двух Лун, разрушенной многие годы назад солдатами Майи. Даже циркачи еле успевали урвать несколько часов для сна, распевая до хрипоты в каждом городском трактире и таверне. Сочинялись баллады, прославляющие Лахлана Крылатого и описывающие красоту волшебных существ и героизм ведьм. Всюду, где только можно, выискивались старые песни об Эйдане Белочубом и сказания о славных днях Шабаша и слагались новые.

Прионнсы и великие лорды целыми днями охотились на оленей и диких вепрей, дополнявших скудный рацион горожан, а по вечерам обучали солдат премудростям военного дела. Всех от шестнадцати до сорока лет учили воевать, поскольку Лукерсирей находился на осадном положении. Несмотря на то, что ни одна армия не подступила пока к его стенам, вся территория за Риллстером была занята Яркими Солдатами из Тирсолера, и их легионы стояли лагерями у стен каждого города и замка.

— Единственное утешение, — угрюмо сказал Лахлан однажды ночью, — что эти ужасные Фэйрги, похоже, исчезли. Не понимаю, почему. Весь Клахан и нижний Рионнаган лежат перед ними, но они снова уплыли в открытое море, и больше мы их не видели.

— Они ушли на север, — сказала Изабо, покачивая малышку Бронвин на плече. — Они проводят зиму в полярных морях.

— Но почему? В это время года там одни льды. Почему они не остаются здесь, на юге, где по крайней мере моря не замерзают?

— Они следуют за голубым китом, — сказала Изабо. — Крошечные существа, которыми питаются киты, живут только в ледяных морях, а Фэйрги охотятся на китов из-за их мяса и костей. Весной киты приплывают на юг размножаться в теплых водах, и Фэйрги приходят вслед за ними. Когда осенью происходит перелом времен, киты снова направляются на север, и Фэйрги тоже. Они не так чувствительны к холоду, как мы.

Лахлан поежился и бросил на нее взгляд, полный подозрительности.

— Откуда ты столько знаешь об этих мерзких хладнокровных людях-рыбах, Изабо?

У Изабо хватило ума не признаться ему, что Майя Колдунья много рассказывала ей о Фэйргах, когда они встречались на побережье Клахана. Вместо этого она ответила спокойно:

— Я прочитала все свитки и книги о них, какие смогла найти, ведь Изолт говорит, что нужно знать своего врага, чтобы уметь защищаться от него.

— Совершенно верно, — сказала ее сестра-близнец, бросив на мужа успокаивающий взгляд. — И когда же нам снова ждать Фэйргов, Изабо?

— Они вернутся весной, — отозвалась та. — В день весеннего равноденствия прилив достигает высшей точки, и именно тогда мы должны больше всего опасаться. Но до тех пор, пока мы держимся подальше от рек и озер, они не могут причинить большого вреда. Большинство их них могут сохранять свой сухопутный облик всего несколько часов, я читала…

— А как же Колдунья? — усмехнулся Лахлан. — Шестнадцать лет она жила среди нас, и никто, кроме меня, не понял, что она фэйргийка!

— Разве она не сказала тебе, что ее мать была человеком? — вмешалась Мегэн. — Возможно, то, что в ее жилах текла половина человеческой крови, облегчило ей эту задачу.

— А как же ее жуткая служанка? — не сдавался Лахлан. — Она была чистокровной фэйргийкой, но тем не менее тоже прожила среди нас шестнадцать лет. Даже при том, что в покоях Майи была купальня с морской водой, ей приходилось сохранять свой сухопутный облик много часов подряд.

— Это правда, — озабоченно признала Изабо. — Возможно, книги ошибаются…

— А может быть, Сани Ужасная была не такая, как остальные представители ее народа, — сказала Мегэн. — Я слышала, что Жрицы Йора проходят суровую школу и учатся переносить всевозможные лишения и боль. А мы знаем, что их план подготавливался многие годы, так что, возможно, у нее было много времени, чтобы научиться обходиться без воды.

— Хотелось бы мне знать, куда сбежала Колдунья, — пробормотал Лахлан, в своей обычной беспокойной манере меряя шагами пол. — Меня тревожит, что она рыщет где-то неподалеку, плетя против нас свои интриги и наводя чары.

— Не бойся, — устало сказала Мегэн. — Она должна была вернуться к своему народу; кроме того, разве Изабо не сказала, что у нас есть еще несколько месяцев, когда можно не волноваться о них? Давайте лучше подумаем, как выгнать Ярких Солдат, поскольку именно они сейчас наша главная забота.

— И на этот раз нужно вскрыть этот нарыв, — хмуро сказал Лахлан. — Тирсолерцы с их странными обрядами и жестокими порядками слишком долго были бельмом на нашем глазу. Понятия не имею, почему Эйдан Белочубый вообще дал им независимость. Они должны были подписать Пакт о Мире и присоединиться к остальному Эйлианану. И Эрран тоже!

Айен натянуто поклонился. Он был сыном Маргрит Ник-Фоган, Банприоннсы Эррана, чей клан был исконным врагом Мак-Кьюиннов. Не испытывая особой любви к своей холодной и высокомерной матери, Айен бежал из Эррана с учениками из материнской Теургии, чтобы предостеречь Ри о готовящемся вторжении Ярких Солдат.

— Чертополохи всегда стояли особняком, — отозвался он. — Но, возможно, пришло время, когда кланы Мак-Фоганов и Мак-Кьюиннов должны стать друзьями и союзниками, а не врагами. — В его голосе прозвучал легкий упрек, и Лахлан слегка покраснел и пошевелил крыльями.

— Это действительно так, Айен, и я не хотел обидеть тебя. Я очень рад видеть вас с женой под моей крышей, и хорошо понимаю, какую помощь вы можете оказать нам в установлении мира в Эйлианане. По меньшей мере, теперь известно, как Яркие Солдаты приходят на нашу землю, а твое знание болот поможет нам прогнать их, не говоря уж о твоих успехах в магии. Я не хочу, чтобы вы думали, что я не признателен вам за предложение помощи и поддержки и не понимаю, как трудно, должно быть, идти против собственной матери.

Изабо и Изолт удивленно уставились на Ри, поскольку такое миролюбие было вовсе ему не свойственно. Но он смотрел на Айена с неподдельной симпатией и дружелюбием, и прионнса, вспыхнув, взял руку, которую Лахлан протянул ему, пылко пожал ее и что-то пробормотал в ответ.

Эльфрида, жена Айена, наклонилась вперед.

— Правильно ли я поняла из ваших слов, Ваше Высочество, что вы намерены захватить Тирсолер и свергнуть Филде?

Лахлан бросил на нее настороженный взгляд.

— Полагаю, да, миледи. — Он, разумеется, знал, что Эльфрида была последней из клана Мак-Хильдов, бывших правителей Тирсолера, много лет назад свергнутых воинственными духовными лидерами этой страны.

Хотя казалось вполне естественным предположить, что Эльфрида была яростной противницей Филде, Лахлан знал и то, что ее восемнадцать лет пичкали философией Церкви. Армия, стоявшая лагерями по всему южному Эйлианану, состояла из ее земляков, и разговоры о войне с ними, вполне возможно, вызывали у нее противоречивые чувства. И, что наиболее красноречиво свидетельствовало о ее настроении, она несколько раз изумленно и даже испуганно вскрикивала, услышав о некоторых принципах вероучения Шабаша. Как и все остальные, за последние несколько недель она провела многие часы в Башне Двух Лун, изучая историю страны и философию ведьм, которая, вне всякого сомнения, очень отличалась от того, чему ее учили раньше. Тирсолерцы верили в одного и только одного бога и считали, что все, поклоняющиеся другим богам или другими способами, обречены на вечные муки в огненном царстве. Их бог, жестокий и ревнивый, объезжал небо на огненной колеснице, озирая землю свирепым взглядом в поисках грешников и еретиков.

А Шабаш Ведьм верил лишь в силы природы. Каждый мог свободно искать собственный путь к мудрости и поклоняться тем и так, как считал нужным. Если они и молились, то только Эйя, которая была светом и тьмой, жизнью и смертью, созиданием и разрушением. Эйя не была ни злой, ни доброй, ни мужчиной ни женщиной. Она была и тем, и другим, и одновременно ни одним из них.

Трения между Эрраном и остальным Эйлиананом всегда были как личными, так и политическими, но разногласия с Тирсолером были религиозными, и поэтому куда более опасными. Ничего удивительного, что Лахлан смотрел на Эльфриду с настороженностью, когда она заговорила о вторжении на ее родину и свержении правящего совета.

— А что вы собираетесь сделать со страной, когда завоюете ее?

Лахлан вспыхнул и крепко сжал свой скипетр, и Лодестар засиял ярче, отзываясь.

— Я уничтожу его губительные храмы и освобожу людей от тирании Филде, — горячо ответил он. — Каждый должен иметь право верить в то, во что считает нужным, а не быть вынужденным силой приносить в жертву своих детей и увечить свое тело по указке кучки грязных жрецов-садистов!

— Только бертильды должны увечить себя, да и то по приказу Филде, а не Всебщего Собрания, — пылко возразила Эльфрида, потом смущенно вспыхнула и запнулась. — Прошу прощения, Ваше Высочество, но то, что вы говорите, не соответствует истине. Пасторы не приносят в жертву детей, хотя многие из них действительно умерщвляют свою плоть, раскаиваясь в совершенных грехах.

— Но разве тех, кто не согласен с учением ваших жрецов, не ждет жестокое наказание? — заинтересованно спросила Мегэн.

Эльфрида кивнула.

— Да, это так. Многих увечат в наказание за проповедование ереси, или сжигают заживо, или топят и четвертуют. Но вы не должны называть их жрецами, миледи, это еретическое название. Существуют пасторы, старейшины и бертильды, которые образуют Всеобщее Собрание, правящее страной.

— Я вижу, что благословение Прях пересекло наши нити, сказала Мегэн. — Прошло уже столько лет с тех пор, как до нас доходили последние вести из-за Великого Водораздела, поэтому мы почти ничего не знаем о твоем народе. Если действительно верно, что для того, чтобы победить врага, его сначала нужно узнать, как говорит Изолт, тогда все, чему ты сможешь нас научить, будет воистину благом.

— И что вы сделаете с моим народом, когда одержите победу? — спросила Эльфрида, и ее бледные щеки снова залила краска.

— Мы восстановим в Брайде Башню Ведьм и вернем Тирсолер в лоно Шабаша, — спокойно ответила Мегэн, поглаживая мягкую коричневую шерстку донбега. — Если Эйя позволит, чтобы мы одержали победу.

— А кто будет править? — спросила Эльфрида, прямая, точно стрела, сложив руки на выпуклости живота.

— Ты, — отозвалась Мегэн, заглушив голос Лахлана, который тоже попытался что-то сказать. — Ты — последняя из своего рода, прямой потомок самой Бертильды. Мы восстановим в Тирсолере монархию, и ты поклянешься в верности Лахлану Мак-Кьюинну в обмен на нашу поддержку и подпишешь Пакт о Мире от имени своего народа.

Лахлан расслабился и кивнул головой, а Эльфрида склонила свою.

— В таком случае я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы помочь вам. Вы ничего не знаете ни о Ярких Солдатах, ни о том, почему они идут за бертильдами. Я расскажу вам все, что нужно, если вы поклянетесь восстановить меня на престоле.

— Я сделаю все, что смогу, — с улыбкой облегчения пообещал Лахлан. — Но сначала мы должны выгнать их из моей страны и страны моего народа, а это будет непросто. Они заняли почти весь Блессем и Клахан и получили доступ к хранилищам зерна и мяса, тогда как мы питаемся орехами и жидкой кашей. Они обстреливают стены наших городов своими зловонными шарами из железа и огня, а у нас хорошо если у половины солдат есть мечи. И, что хуже всего, все обученные солдаты состояли на службе у Колдуньи, и многие до сих пор остались верны ей, а Яркие Солдаты впитывают воинское искусство с молоком матери. Как мы сможем выстоять против них?

— Я знаю, что у вас совсем маленькое войско, да и то скудно экипировано и плохо обучено, — медленно проговорила Эльфрида, — но почему бы вам не заставить их думать, что вы располагаете гораздо большими силами? И они боятся колдовства, считая его происками Сатаны. Если вы используете против них магию, это нагонит на них суеверный ужас.

— Айен и Гвилим владеют искусством наводить иллюзии, — пылко воскликнул Дайд. — Использовав немного выдумки, мы сможем создать целую армию из воздуха!

— К тому же мы могли бы обернуть эту скверную погоду себе на пользу, — предложила Изолт.

По комнате пробежала волна возбужденных голосов, и из каждого угла послышались предложения. Желтые глаза Лахлана взволнованно блестели.

— Им ни к чему знать, что у нас всего горстка полностью обученных ведьм, — воскликнул он. — Если мы сможем освободить Риссмадилл, то в наших руках окажется королевская казна и все продовольственные и оружейные склады. Наши связные в голубом городе говорят, что дворец еще не пал, хотя со всех сторон идут тяжелые бои. Как только Риссмадилл снова окажется в наших руках, мы сможем двинуться на весь остальной Блессем и освободить Дан-Иден и другие города.

Прионнса Блессема, Аласдер Мак-Танах, разразился радостными криками.

Он с семьей оказался запертым в Риссмадилле, когда напали Яркие Солдаты, и бежал в Лукерсирей вместе с Джаспером. Будучи человеком практичным, после смерти Джаспера он перешел на сторону Лахлана, несмотря даже не свою застарелую неприязнь к ведьмам. Лучше сильный Ри с несколькими магическими фокусами в рукаве, чем плаксивая девчонка, решил он.

— Если мы хотим обратить Ярких Солдат в бегство до того, как с весенним приливом вернутся Фэйрги, нужно действовать быстро, — нахмурившись, напомнила Изолт.

— Тогда давайте сейчас же начнем планировать наступление на них. — Лахлан распрямил свои крылья и снова сложил их, так что на ветру, который он поднял, пламя свечей заколебалось и заплясало. — Они не будут ждать нашего нападения в такую вьюгу, и если мы будем действовать с умом, то сможем похитить их повозки с провиантом и устроить себе настоящий новогодний пир!

Оглавление