Глава 14

Хрустальное веретено не светилось. Оно безжизненно висело в пустоте, далеко от ближайших звезд. Рядом угадывались два корабля — Джошуа узнал разведочные катера класса «Фоли», выпущенные лет пять назад.

— Значит, Лумину захватили федеральные власти, — сказал он. — Почему Циско мне лгал?

— Я уже говорил, мое объяснение такое: «Правая рука не знает, что делает левая», — ответил Джадера.

— Ты сказал, мы увидим трупы, — заметил Таен. — Значит, после находки Лумины случилось что-то еще.

— Да, — согласился Джадера. Он перешел к другому экрану, коснулся его поверхности.

В поле зрения появилось хрустальное веретено, сдвинулось к краю экрана, исчезло. В пустоте плавало нечто маленькое, едва различимое.

Это было человеческое тело — без скафандра, с наполовину отстреленной головой.

— Вот вам и первый труп. Никто не знает, что тут произошло. Разящий из Тьмы, взгляни земными глазами, возможно, тогда мы поймем и решим, что делать дальше.

— Надеваем скафандры, — сказал Джошуа на земном, — и отправляемся поглазеть.

Шлюз эльярского корабля вздулся, сквозь эластичную мембрану протиснулись трое в скафандрах.

— Ты слышишь на этой частоте?

— Слышу, — отвечал Джошуа, — ты правильно настроил мой приемник.

Из реактивного двигателя на скафандре Вольфа пошел белый дымок, из эльярских поясов ударил зеленый свет, и все трое поплыли к хрустальному веретену.

Вольф обернулся на эльярский корабль. Как и «Грааль», крейсер казался слишком огромным для своей малочисленной команды — всего десять эльяров подняли его с планеты Стражей.

Он назывался «Серекс», что переводится «быстроходный». Очертания сразу выдавали инопланетный корабль: серпообразное «крыло» вмещало двигатели, топливные и орудийные отсеки, внутри полумесяца располагались сдвоенные эллипсоиды для команды.

По спине у Вольфа пробежал холодок — он вспомнил войну, эльярские крейсеры, выходящие из N — пространства…

Веретено приближалось. Вольф перекувырнулся, тормознул и коснулся обшивки. Она была гофрированная — перебирая руками по ребрышкам, землянин вслед за эльярами добрался до люка.

Джадера коснулся круга в двух местах, и тот гостеприимно вздулся. Они протиснулись внутрь.

Вольф взглянул на индикатор скафандра и увидел, что на станции сохранился воздух.

Внутри было лишь одно круглое помещение, по стенам шли экраны и пульты. С полу поднималась округлая колонна; сверху, навстречу ей, спускалась другая.

Трехфутовое пространство между ними было пустым.

— Здесь помещалась Лумина? — спросил Вольф.

— Да. Силовое поле, державшее ее на весу, отключили.

Вольф вернулся к люку, внимательно оглядел его края.

— Есть повреждения, — сообщил он. — На станцию проник некто, не знавший, как пользоваться люком.

— Землянин.

Вольф кивнул, понял, что эльяры этого не видят.

— Почти наверняка, — согласился он. — Неужели ничто не защищало Лумину? Какие-нибудь устройства?

— Никаких. Ее сила убывает, если что-либо блокирует подходы.

— Значит, этот кто-то вошел и увидел висящую в воздухе Лумину. Какой она ему предстала? Тусклой, невзрачной, как моя, когда я ею не пользуюсь?

— Нет, — отвечал Джадера. — Верховный Камень всегда отражает долю энергии, перетекающей через другие Лумины.

— Значит, похитители — возможно, их было двое или трое — вошли сюда и увидели неслыханных размеров драгоценный камень. Теперь главное понять, что произошло дальше, — задумчиво произнес Вольф, не включая микрофона. Он еще раз оглядел помещение. Ничто не наводило на мысль. Затем сказал: — Давайте посмотрим остальное.

Внешний шлюз первого из федеральных кораблей был раскрыт настежь. Вольф вплыл в узкий портал, увидел, что второй шлюз тоже открыт.

Он провел пальцами по краю люка — на перчатке остался черный след. Тогда он снял с пояса фонарик и пролез внутрь, два инопланетянина — за ним.

В рубке было девять мертвецов, сгрудившихся у навигационного стола. Когда взрывом открыло шлюз, внутреннее давление разорвало их тела. За годы они усохли, превратились в мумии. Переборки и перекрытие были заляпаны красными, бурыми, серыми пятнами крови и других жизненных соков.

Вольф взглянул на тела и перешел к главному пульту управления. В нем зияла дыра. Вольф потрогал ее, вновь увидел черные следы на перчатке.

Он осмотрел пульт, нашел кнопку «АВАРИЙНЫЙ ПЕРЕХВАТ УПРАВЛЕНИЯ».

— Попытайтесь закрыть внешний шлюз и повернуть штурвал замка до упора, — распорядился он.

Таен подчинился.

— Кажется, готово.

Джошуа нажал кнопку аварийного перехвата управления. Индикаторы слабо замигали.

— В баллонах еще есть воздух. Ждите.

Он еще раз оглядел пульт, пробежал пальцами по кнопкам.

Над головой тускло затеплились желтые лампы.

Стрелка на панели скафандра медленно поползла вправо. Джошуа поднял лицевой щиток.

Разреженный воздух пах пылью.

Эльяры тоже подняли лицевые щитки.

— Зачем ты это сделал? Нам не нужен их воздух, — сказал Таен.

— Потому что чертовски трудно шмонать в перчатках, — ответил Вольф. — А теперь помолчи. Я хочу сосредоточиться.

Он снял перчатки, подошел к первому мертвецу и, стараясь не глядеть на кривой оскал, обшарил все карманы разорванного комбинезона. То же он сделал и с остальными восемью.

— Ни клочка документов, — произнес Джошуа без всякого удивления. — Теперь корабельный журнал.

Он сел в кресло пилота, снова пробежал пальцами по клавишам.

Ничего не произошло.

Он нагнулся, нашел щель — судя по размеру, как раз для картриджа корабельного журнала. Щель была пуста.

Он поискал сейф. Дверца оказалась разворочена взрывом, бумаги валялись на палубе. Вольф встал на колени, перебрал их по одной.

— Ни судовой роли, ни приказов, ничего.

Он подошел к первому мертвецу, коснулся высохшего темени, закрыл глаза.

Он почувствовал прошлые изумление, страх, боль.

— Ты понимаешь, что произошло? — спросил Джадера. — Все земляне умерли насильственной смертью, однако мы не сумели определить, кто убийца.

— Похоже, я знаю. Давайте глянем на последний корабль. Уверен, мы найдем еще одно тело.

— Если ты не хочешь его осматривать, можно не ходить, — сказал Джадера. — Все как ты говоришь. Откуда ты узнал?

Вместо ответа Вольф натянул перчатки и со щелчком повернул крепления на запястьях.

Снаружи второй корабль-разведчик выглядел совершенно целым. Вольф открыл шлюз и вошел. В камере еще оставался воздух. Джошуа повернул штурвал второго шлюза и сморщил нос: как он и ожидал, в корабле стоял сладковатый запах непогребенного тела.

Этот человек умер быстрее товарищей — лазерный луч рассек его пополам. В стерильной атмосфере корабля труп разлагался медленно. Кожа на черепе натянулась, лопнула. Ногти и волосы еще долго продолжали расти.

Вольф сел за пульт, коснулся кнопок, панель управления ожила. Он посмотрел на датчики.

— Запас топлива… воздуха… прихватим с собой. Он развернулся вместе с креслом. Эльяры стояли по бокам трупа и смотрели на Джошуа.

— Но прежде избавимся от этого.

Вольф отыскал кусок толстой полиэтиленовой пленки, закатал в него останки. Втроем они вынесли сверток в шлюзовую камеру и выбросили в космос.

Тело поплыло прочь. Вольф поймал себя на том, что шепчет губами полузабытые слова.

— Ну, Джошуа Вольф, — произнес Джадера на земном, — расскажи нам, что тут случилось.

— Все более-менее ясно, — отвечал Вольф. — Обычная команда корабля-разведчика — четыре человека. Двое друг друга поубивают, трое — это двое на одного, пятеро — больно жирно. Их отправляют звеньями по три корабля.

— Значит, не хватает одного корабля и одного человека.

— Вот что должно было произойти, — продолжал Вольф. — Три корабля-разведчика обнаружили луминоносец. Возможно, случайно, хотя верится в это с трудом. У них хорошие сенсоры, но космос — большой.

Может быть, это ваше веретено излучало какие-то сигналы. Ребята их приняли и решили выяснить, в чем дело. Или они действовали по наводке разведчиков, которые обнаружили какие-то сведения на эльярских планетах.

Не знаю, не важно.

Среди двенадцати был по меньшей мере один читет. Может, он и сбежал, хотя это маловероятно.

Они нашли ваше веретено, вошли туда, увидели черт-те каких размеров драгоценный камень. В ком-то разыгралась жадность. Вероятно…

Вольф задумался.

— Джадера, — медленно произнес он. — Если кто-то, совершенно не обученный, сосредоточится на Лумине, что он увидит? Ничего?

— На этот вопрос практически невозможно ответить, — сказал эльярский Страж. — Но могу предложить догадку. Если кто-то, как ты говоришь, увидел в Лумине несметное сокровище, она, скорее всего, отразила его мысли.

— Мечты о славе.

— Верно. Могу предположить, что его сознание наполнилось самыми разными видениями.

— Итак, — продолжал Вольф, — у нас есть наш мечтатель, у которого при виде Лумины поехала крыша. Он под каким-то предлогом собирает совещание на корабле. На других остается по одному члену команды. Таков порядок.

Наш герой немного запаздывает, выжидает, пока они наверняка снимут скафандры, потом взрывает шлюзовой отсек.

Он входит в этот корабль, убивает здешнего члена команды, сразу или позже застреливает дежурного с третьего корабля и выталкивает его тело в космос.

Затем он — или она — старается замести следы: уничтожает документы своих коллег и судовой журнал, чтобы не узнали, кто именно из двенадцати скрылся.

Затем прихватывает Лумину и отбывает в неведомые края за славой и богатством.

— Почему ему было не расстрелять два других корабля из орудий? Тогда следов не осталось бы вовсе.

— Не знаю, — сказал Вольф, — хотя догадываюсь. Убивать — не так просто, как многие думают. Особенно впервые. Мозги съезжают набекрень. Помнится, я получил награду за поимку одной женщины. Тетка пришила родственничков, чтобы получить страховку, а потом, когда о смерти уже было известно, расписалась за них на банковских документах.

Наш друг укокошил одиннадцать человек. Все хорошо. Внезапно он соображает, что натворил. Несколько часов назад это были его товарищи, а то и друзья. Ему хочется одного — свалить отсюда куда подальше.

— Я понимаю не все твои слова, — произнес Джадера, — но, похоже, ты говоришь дело.

— Я понимаю все, — сказал Таен, — и он действительно прав.

— Значит, наш персонаж улетает с Луминой. Что он с ней сделает? Продаст? — спросил Вольф.

— Такая мысль могла прийти ему в голову, — сказал Джадера. — Однако на это потребуется время. Особенно если бы просочились какие-то сведения. Скорее всего, он подолгу сидел перед Луминой, смотрел на нее, думал о ней и постепенно осознал, что она принесет ему куда больше богатства.

— Что даст Лумина совершенному профану? — спросил Джошуа.

— Некие понятные ему чувства. То, что он замышляет, чего хотел бы на самом деле. Вероятно, убийцу, который думает о содеянном, она наведет на новые дурные поступки. Разумеется, ей неведомы человеческие или эльярские порядки или законы.

— Значит, наш дружок где-то залег на дно и стремится стать Его Нечестивым Величеством. Теперь я примерно представляю, как его искать, — продолжал Вольф. — Но первая наша задача — читеты. Я уже говорил, что в команде был их крот — простите за жаргон, внедренный агент. До того, как его убили, он успел отправить в N-пространство доклад.

Читеты получили сигнал. Вот почему они зашевелились и теперь ищут нечто похожее на Лумину или какой-то еще эльярский предмет. Матерь-Лумина давно их привлекает. Если они считают, что в ней сосредоточена вся сила эльяров… тогда понятно, чего они все взбесились. Дальше Федерация узнает об их копошении и пытается выяснить, из-за чего сыр-бор. Обращаются ко мне.

— Да, — сказал Джадера, — последовательность исключительно логическая. Значит, теперь надо больше узнать про команды этих кораблей, чтобы вычислить убийцу и отыскать Лумину. Ты говорил, что знаешь, как к этому подступиться.

— Знаю. Для того мне и понадобится корабль. От него я буду плясать. Начну…

В наушниках загудел сигнал. Говорил «Серекс».

— Джадера… наши антенны поймали сигнал. Он идет в N-пространство с корабля, на котором сейчас вы.

— Черт, — ругнулся Джошуа. — Кто-то затолкал начинку в эту треклятую калошу.

Таен и Джадера озирались, словно надеялись увидеть передатчик.

«Дыши… ощущай… тянись…»

Лумина в кармашке потеплела.

Вольф увидел вибрацию воздуха от разговора испуганных эльяров, идущие от корабля волны и кое-что еще.

В следующее мгновение он раздвинул эльяров и рванул на себя внутренний люк. Под приступочкой внешнего шлюза был незаметно прилеплен гибкий черный цилиндр.

— Уничтожь его! — крикнул Вольф, бросая передатчик на палубу.

Таен выбросил щупальце, нажал на спуск. Громыхнул взрыв, палубу озарило лазерной вспышкой. Передатчик умолк.

— Таен, Джадера, быстро возвращайтесь на «Серекс», — распорядился Вольф. — Кто-то уже отыскал этот корабль и прицепил к нему маячок. Может быть, надеялись, что убийца вернется. Держу пари, это читеты. Наверняка они уже близко — у них на эту карту поставлено все.

— Что ты собираешься делать? — спросил Джадера.

— Выяснить, кто это. Про Стражей они не знают. Возвращайтесь на свою планету, а я уведу погоню.

— Это безрассудство, — сказал Джадера. — «Серекс» способен дать им бой.

— Они сотрут вас в порошок! Черт возьми, они в последние годы скупали линкоры! Пусть немного побегают за мной. Я обводил вокруг пальца ваших дозорных, обману и этих засушенных.

Джадера, поколебавшись, опустил лицевой щиток.

— Ну же, Таен, — сказал Вольф. — Я вернусь, как только смогу.

— Нет, — отвечал эльяр. — Я останусь. Моя жизнь, моя смерть, моя судьба — с тобой.

Вольф рявкнул было сердито, но закрыл рот.

По лицу его пробежала улыбка.

— Выражаю признательность. Приятно, когда рядом другой такой же болван. А теперь быстро снимай скафандр и пристегивайся. За оставшееся время я намерен освоить фигуры высшего пилотажа. Жизнь становится очень занятной.

Через десять минут после того, как «Серекс» исчез в N-пространстве, что-то возникло на экране.

Джошуа мог не включать идентификационные сенсоры.

В какой-то световой секунде от них маячил исполинский линкор.

Оглавление