ГЛАВА 8

— Этого не может быть, — прошептал Зак. — Они там были. Зомби! Раскопайте могилы. Вот увидите, они пустые.

— Мы не можем этого сделать! — возразил Пилум. — Это стало бы худшим преступлением из всех. Мёртвые никогда не простили бы нас.

— Но вы должны мне поверить!

— Успокойся, Зак, — настойчиво сказал ему дядя. — Расскажи нам по порядку, что случилось.

Зак вздохнул.

— Я пошёл на кладбище на спор. Мне надо было воткнуть нож в одну из могил, чтобы подтвердить, что я проделал весь путь до самого центра погоста. Но когда я это сделал, из-под земли начали вылезать трупы! — Зак мог поклясться, что никто ему не поверил. — Сначала я ничего не видел, но слышал доносящийся снизу шум.

— Оседание грунта, скорее всего, — сказал Диви, топнув по земле металлической ногой. — Почва здесь нестабильна из-за такого большого количества захоронений.

— Но потом я увидел их… мертвецов — белые фигуры, двигавшиеся в темноте.

— Черви-костоглоды, — предположил Диви. — Ты, должно быть, видел выползающих на поверхность костоглодов.

Зак расстраивался всё больше.

— Да? А как же мой плащ? Кайрн одолжил мне свой плащ, а один из зомби сорвал его прямо у меня с плеч. Он должен быть где-то здесь.

— Вот он, — сказал Хул. Он держал световой стержень над упавшим плащом. — А вот и твоё объяснение.

Край плаща был пришпилен к земле ножом, который Зак воткнул в могилу.

— Должно быть, ты прихватил край плаща, когда втыкал нож. Только ты решил, что кто-то схватил тебя.

— Но я их видел! — настаивал Зак.

Их прервал Пилум. Некрополец ткнул пальцем в Зака и сказал Хулу:

— Не имеет значения, что думает мальчик о том, случилось это или нет. Факт в том, что он вторгся на священную землю. Он нарушил древние законы и должен быть наказан, согласно древним традициям.

Ши’идо ещё больше нахмурился.

— Боюсь, я не могу этого допустить. Заку не следовало приходить сюда, но он ничего не знал о ваших законах и не хотел причинить вреда.

— Пришельцы правы, Пилум, — сказал один из некропольцев. — Мы не можем наказывать иномирян по законам, о которых они не знают.

Пилум не согласился.

— Его озорство повлекло за собой смерть одного из наших.

— Его убил Эвазан! — сказал Зак.

— Вы верите этому мальчику? — спросил Пилум у своих спутников, — или законам Некрополя?

— Отпусти их, Пилум, — сказал другой некрополец. — Мальчик достаточно натерпелся за одну ночь.

Оставшийся в меньшинстве Пилум ничего не мог поделать. Но он бросил на Зака гневный взгляд и прошипел: «Ты не слышал моего последнего слова».

* * *

Хул увёл своих племянников прочь от кладбища. Толпа торжественно следовала за ними, неся тела доктора Эвазана и Кайрна.

Таш Эрранда беспокоилась всё время, пока они шли домой, и беспокойство осталось даже после того, как Хул и Диви зашли проведать её и брата в их комнатах. Зак не проронил ни слова, он молчал всю дорогу до своей комнаты, вошёл туда и запер за собой дверь.

На следующее утро во время завтрака Зак оставался в своей комнате. Для Зака, который обычно ел всё и всегда, когда оно попадалось ему на глаза, это был верный признак того, что что-то не в порядке.

Таш решила выманить его из замкнутого состояния и постучалась к нему в дверь. Он открыл с хмурым видом.

— Привет, ранкорья вонь.

— Привет.

— Что это? Ни отповеди? Ни оскорблений? Ты начинаешь тормозить, умник.

У Зака потемнело лицо.

— Я не в настроении, Таш, так что оставь меня в покое.

Она попыталась сказать самым весёлым тоном:

— Не-а. Я не могу этого сделать. Ты же мой брат, и моя забота — следить, чтобы тебя оскорбляли как можно чаще.

Зак хлопнул по кнопке в стене, и дверь закрылась прямо у неё перед носом.

Неверный подход, решила Таш.

Она размышляла, что, быть может, у него просто шок от смерти нового друга. Если он огорчён из-за Кайрна, она могла это понять. Ужасно, когда кто-то гибнет, но когда это случается с таким радостным, дружелюбным человеком, это даже хуже. И он ненадолго стал первым настоящим другом Зака. Тем не менее, это не было похоже на Зака — отгораживаться, когда он был расстроен, даже чем-то подобным.

Может быть, он злился, потому что никто не верил в его рассказ про зомби. Но как мог кто-то ему поверить? Кто когда-нибудь слышал о том, чтобы мёртвые возвращались к жизни? Кроме того, даже если сам Зак верил в собственную историю, он был слишком упрям и независим, чтобы позволить себе расстраиваться из-за чьего-то мнения. Он бы просто не обратил на него внимания.

В его приключении на погосте должно было быть что-то ещё. Но что?

Диви вышел из комнаты дяди Хула и остановился рядом с Таш.

— Всё ещё не удаётся извлечь из могилы нашего похороненного юного Зака?

— Извлечь из могилы, — сказала Таш, не обращая внимания на дурной вкус шуток Диви. — Ведь это значит выкопать, верно?

— А, вижу, что уроки в конце концов приносят свои плоды, — ответил Диви.

— Не время для шуток, Диви.

Дроид изобразил механический вариант пожатия плечами.

— Не о чем волноваться. Не успеешь оглянуться, как Зак восстанет, как мёртвые из некропольских легенд. А теперь извини, мне надо продолжить поиски подходящего корабля, которые ведёт хозяин Хул.

Таш повторила про себя слова Диви: «Как мёртвые из некропольских легенд». Как и Зак, Таш слышала истории о людях, которые приходили к Склепу Древних, надеясь вернуть назад тех, кто умер.

Значит, Зак это хотел сделать?

— Догадываюсь, что у тебя не получилось, ведь так? — крикнула она за дверь. — Попытка вернуть назад маму и папу, я хочу сказать.

Он помедлил. Затем дверь открылась, и Зак впустил её внутрь.

— Ты пошёл на кладбище не только потому, что поспорил с кем-то, ведь так? — догадалась Таш. — Ты пошёл, потому что считал это возможностью вернуть обратно маму и папу.

Зак покраснел.

— Ага. Ужасно глупо, да?

— Не знаю, — сказала она. — Если бы я считала, что это возможность вернуть их, я бы тоже попыталась. Но, Зак, даже Кайрн говорил, что эта история всего лишь легенда.

«Это не легенда», — подумал Зак. — «Я видел, как это было. Мёртвые могут возвращаться!»

Тем не менее, он знал, что Таш ему не поверит. И она, и Диви, и дядя Хул считали, что он это выдумал. А вслух он сказал:

— Может быть, ты права, Таш.

Таш ухмыльнулась.

— Эй, я всегда права!

Таш вышла из комнаты Зака, чувствуя, что помогла ему — по крайней мере немного. Ясно, что он очень волнуется. То, что началось как ночной кошмар, превратилось в серию галлюцинаций о живых трупах. Но она была уверена, что он сможет избавиться от них.

Таш направилась в свою комнату. По пути она прошла мимо комнаты дяди Хула. Дверь была закрыта, но из-за неё слышался разговор.

Разговор? Разве Диви не ушёл смотреть космические корабли? С кем же мог разговаривать дядя Хул?

Заинтригованная Таш прислушалась повнимательнее, и её глаза расширились от удивления.

— В любом случае, таков мой план, — послышался голос дяди Хула.

— Я это учту, — ответил другой голос.

Голос Бобы Фетта.

Оглавление

Обращение к пользователям