ГЛАВА 19

Таш завизжала.

Хул не стал колебаться. В мгновение ока он поступил точно так, как говорил Пилум. Он быстро трансформировался в гигантского снежного зверя вампу, и использовал огромные когти этого существа, чтобы наносить зомби сильные удары. Его удары отбрасывали их, как пёрышки. Но после каждого удара зомби просто вставали и опять двигались вперёд, хватая его за руки и за ноги.

Таш понимала, что она ничего не может сделать, чтобы остановить зомби. Но она подумала, что сможет замедлить их продвижение. Она нашла лежавший на полу гробницы кусок старой цепи и била неуклюжих зомби по ногам, заставляя их спотыкаться. Надолго это их не останавливало, но всё-таки удержало некоторых от нападения на Хула всей толпой.

Ши’идо из вампы превратился в гандарка, а из гандарка в пресмыкающееся, которое Таш никогда раньше не видела, но оживших мертвецов ничто не останавливало. Они не чувствовали боли и страха, и они были полны решимости одержать верх над Хулом.

Вскоре Хул и Таш обнаружили, что их прижали к стене. Зомби толпились в небольшом пространстве вокруг них, протискиваясь вперёд. Хул трансформировался в вуки и с рёвом отпихнул зомби назад, но он как будто толкал кирпичную стену. Сильные руки вцепились в мех вуки, повалили его и начали душить.

Хул в полубессознательном состоянии трансформировался в десяток существ различных видов со всей галактики. Но ни одно из них не было достаточно сильным, достаточно быстрым или достаточно проворным, чтобы убежать от толпы восставших метрвецов. Хул последним усилием вернул себе форму вуки, затем с вызывающим рёвом упал на колени. Десяток зомби держали его, чтобы быть уверенными, что он уже не сможет подняться. Хул проиграл этот бой.

Пилум вытащил из сумки маленький бластер и приставил его к голове Таш.

— А теперь, доктор Хул, я советую вам принять свой обычный облик и оставаться в нём, пока я не успел причинить девчонке серьёзного вреда.

Вуки зарычал, но подчинился. Под грудой ходячих трупов вновь появился Хул. Похоже, он был утомлён, но невредим.

Таш услышала, как за дверью хлопают в ладоши.

— Великолепно, великолепно, — произнёс злобный голос. — Вот видишь, Пилум, я же тебе говорил, что зомби непобедимы. Они ничего не боятся и ничего не чувствуют. Они превосходные солдаты, и данное испытание это доказывает.

Говоривший вошёл в дверной проём. Таш открыла рот, и даже Хул удивлённо хмыкнул. Это был доктор Эвазан.

— Вы работаете вместе! — воскликнула Таш.

— Естественно, — сказал Эвазан. — Я оживляю трупы, пользуясь своим великим научным гением, а Пилум держит местных подальше от кладбища, пользуясь предрассудками этой отсталой планеты.

— Превосходное прикрытие, — сказал Хул. — Здесь огромное количество тел, которые вы использовали в качестве материала для своих экспериментов. А если кто-то замечал что-то необычное, Пилум просто сваливал это на проклятие Некрополя.

— Но зачем? — спросил Таш у Пилума. — Вы обманули всех, кто вам верил.

Пилум закатил глаза.

— Ты такая наивная, да? Ты знаешь, каково быть объектом проказ и насмешек для подростков вроде Кайрна? Зваться сумасшедшим за поддержку древних законов? Я верил в эти легенды! — Глаза Пилума вспыхнули. — Когда шутки стали слишком злыми, чтобы их сносить, я сделал немыслимое. Я проник в Склеп Древних, чтобы самому увидеть могилу Сикоракс и доказать, что легенды — это правда! И знаешь, что я нашёл?

Пилум пришёл в ярость. Он широким шагом подошёл к гробам и открыл один из них.

— Вот это!

В каменном ящике лежал древний скелет, завёрнутый в истлевший серый саван. Скелет был такой тонкий и хрупкий, что казалось, один вздох мог переломать ему кости. Пилум почти рычал:

— Эта куча костей и есть могущественная Сикоракс, та, что наложила проклятие, которое сотни лет бросает тень на Некрополь! Тьфу!

Пилум сплюнул и бросил каменную крышку, которая упала обратно на место с оглушительным стуком, подняв облако пыли. Когда пыль рассеялась, Таш увидела, что каменная крышка треснула.

Пилум презрительно усмехнулся.

— Всё, во что я верил, было ложью. Проклятия нет. Я стал слугой суеверий. Когда Эвазан предложил мне возможность разбогатеть, помогая ему, я принял его предложение.

— Совершенно верно, — сказал доктор Эвазан. — Всё шло согласно плану, пока не появился этот наёмный охотник, а за ним этот надоедливый хулиган.

— Зак, — прошептала Таш. — Вы убили его.

Эвазан рассмеялся самым зловещим смехом, который Таш когда-либо слышала.

— Нет, моя дорогая. Вы убили его. Я только ввёл его в короткую, похожую на смерть кому. А вы его похоронили. — Эвазан сверился с наручным хронометром. — В сущности, если мои предположения верны, прямо сейчас твой брат или мечется от недостатка воздуха, или мечется, спасаясь от червей-костоглодов.

* * *

И то, и другое было верно. Зак чувствовал, что воздух становится густым и спёртым. Но это заботило его в последнюю очередь.

У себя над головой он увидел, как дерево, из которого был сделан гроб, прогнулось и треснуло. Появилось белое, жирное, извивающееся существо, изогнувшееся, как будто оно пыталось расширить сделанную им дыру. Зак ткнул червя световым стержнем, и тот отпрянул.

Напрасные усилия. Костоглоды проделали в гробу десяток отверстий. Заключённый в замкнутое пространство Зак не мог дотянуться до всех.

Он увидел, как один из бледных белых червей упал к нему внутрь гроба.

За ним последовал ещё один, и ещё. Зак ощутил противный влажный шлепок по щеке и почувствовал, как что-то проползло прямо по его губам. Что-то ещё пощекотало ему ухо.

Вжихх!

Зак подумал, что его сейчас стошнит. Он отпихивал костоглодов от головы и сбрасывал их с ног, черви шлёпались о стенку гроба. Костоглоды оставляли следы слизи там, где проползали по его коже. Зак быстро стирал их, вспомнив, что Эвазан говорил о последнем ингредиенте своей реанимационной сыворотки.

Всё больше и больше червей-костоглодов падало в гроб сквозь отверстия. Он не мог остановить их всех. Даже если бы смог, лёгкие у него горели. Кислорода почти не осталось. Он попытался ещё раз наполнить лёгкие воздухом, а в это время ещё больше скользких червей ползали, извиваясь, по его коже.

Бум!

Что-то тяжёлое обрушилось на крышку его гроба.

Бум!

Гроб опять содрогнулся, но продолжал сопротивляться тому, что его крушило.

Бум!

От третьего удара крышка гроба разбилась вдребезги. Кто-то вытащил обломки дерева. Затем в гроб протянулась рука в перчатке, схватила Зака за рубашку и вытащила его наружу.

Это был Боба Фетт.

Голова у Зака кружилась от недостатка кислорода. Он увидел, что перед ним стоит Боба Фетт, а рядом с наёмным охотником стоит Диви. Он подумал, не призраков ли он видит.

Боба Фетт тряс его, пока в голове не начало проясняться. Затем наёмный охотник проскрежетал:

— Где Эвазан?

Зак попытался заговорить.

— С-спасибо. Я думал, мне конец.

— Так бы и было, но у тебя есть информация, которая мне нужна, — заявил наёмный охотник. — Где Эвазан?

— Ты знаешь, Зак? — поторопил его Диви. — Времени мало.

Зак сделал глубокий вдох и почувствовал, что лёгкие наконец наполнились. Это помогло прояснить мысли.

— Мм, конечно. В склепе. Эвазан скрывается в Склепе Древних. А теперь что…

Боба Фетт отпустил его, и ослабевшие ноги Зака подкосились. Диви помог ему снова выпрямиться.

— Диви, как ты узнал?

— Я нашёл файлы Эвазана, — объяснил дроид. — И я заверил Бобу Фетта, что у тебя есть нужная ему информация. Ты можешь идти?

— Думаю, да.

— Хорошо. Нам нужно торопиться.

К удивлению Зака, дроид нагнулся над гробом. Зак взглянул вниз, в яму, где он был похоронен. Теперь гроб был полон червей-костоглодов, извивающихся и переплетающихся друг с другом в поисках тела, которое должно было быть здесь — его тела. Он вздрогнул.

Диви вытащил полную пригоршню извивающихся костоглодов.

— Это может нам понадобиться. Идём.

* * *

Таш была слишком потрясена, чтобы сопротивляться, когда слуги-зомби Эвазана втащили её и дядю Хула в потайную комнату и захлопнули за ними двери. Их втолкнули в одну из запирающихся каморок, теперь свободных от зомби, которых ранее видел Зак. Один из оживших слуг захлопнул дверь. Таш узнала Кайрна. Но ей было всё равно. Она не прекращала думать о Заке.

Зака похоронили заживо.

Она не могла представить себе ничего более ужасного.

Хул изучал живых мертвецов через прутья решётки их камеры. Он ничего не мог с собой поделать — учёный в нём был потрясён.

— Поразительно. Полная реанимация. — Он посмотрел на Эвазана. — А вы тоже вернули себя к жизни, без сомнения.

Не сумев сопротивляться желанию позлорадствовать, Эвазан рассказал Хулу то же самое, что рассказывал Заку.

— Новый вариант моей сыворотки, кажется, работает в точности как надо, — добавил он, лишь слегка содрогнувшись. — Мой мозг функционирует, а память ничуть не повреждена, как и у этого моего объекта исследования.

Он указал на Кайрна, охранявшего дверь в каморку.

— Теперь сыворотка готова для передачи.

— Передачи? — спросил Хул. — Кому?

Эвазан рассмеялся.

— Не надо оскорблять меня, принимая за дурака, доктор Хул! Я могу торжествовать над своими жертвами, но неужели вы думаете, что я буду раскрывать важную тайну даже обречённому? — Он поскрёб почерневшие шрамы на правой стороне лица. — Мой наниматель не будет благосклонно на это смотреть. И я не собираюсь быть убитым во второй раз.

Как раз когда Эвазан закончил говорить, двери его секретной лаборатории выбило взрывом. Все, кроме зомби, бросились в укрытие от разлетевшихся по помещению осколков. Эвазан нырнул под исследовательский стол. Пилум съёжился на полу, закрыв уши руками.

Когда дым рассеялся, в дверном проёме стоял Боба Фетт.

— Эвазан. Я не люблю повторяться.

Эвазан резко бросил:

— У тебя не будет такой возможности. Зомби, уничтожить его!

По команде Эвазана живые мертвецы повернулись и неуклюже потопали к Бобе Фетту. Фетт, действуя со спокойной уверенностью тренированного профессионала, поднял свой бластер и стал стрелять с безукоризненной точностью. Каждый выстрел находил свою цель, отбрасывая зомби на несколько метров назад и опрокидывая их на землю.

Но зомби медленно поднимались и опять начинали двигаться вперёд. Фетт снова стрелял, отбрасывая зомби выстрелами туда, где они не могли до него дотянуться. Зомби снова не обращали внимания на зияющие раны в своих оживших телах и нападали.

В неразберихе, вызванной шумом и дымом, Зак и Диви проскользнули в комнату вслед за Бобой Феттом. Поскольку Эвазан приказал им нападать на Бобу Фетта, на Зака и Диви зомби не обращали внимания.

— Что мы собираемся делать? — Зак перекрикивал шум, создаваемый бластером наёмного охотника. — Даже Боба Фетт не может остановить их.

Диви повысил голос на одно деление и сказал:

— Мне нужно добраться до оборудования Эвазана. Думаю, я смогу запустить обратный процесс!

Он прижал к грудной пластине руку, полную червей-костоглодов.

Заставленный оборудованием стол находился всего в семи метрах, но огонь бластера Бобы Фетта превратился в неистовый лазерный шторм, он боролся, чтобы сдержать натиск зомби. Случайные выстрелы метались по помещению и ударялись в дальние стены, они разбили вдребезги банки для препаратов, разлив по полу их мерзкое содержимое. Заку и Диви пришлось ползти на четвереньках, чтобы избежать бластерных выстрелов.

Они добрались до стола, и Диви немедленно кинул копошащихся костоглодов в плоскую чашу. Извивающиеся черви оставляли на стекле следы слизи. Диви собрал капли мерзкой жидкости из этой чаши в другую, объяснив:

— В файлах Эвазана дано объяснение процесса реанимации. Думаю, что смогу обратить его, нейтрализовав химическое вещество из костоглодов.

Из своего укрытия под исследовательским столом Эвазан заорал Пилуму, который, съёжившись, лежал рядом:

— Пилум, останови их!

— Останавливай их сам! — завизжал магистр похоронных одеяний. Он пулей метнулся к двери и выскользнул наружу точно также, как Зак и Диви проскользнули внутрь.

— Проклятый трус, — выругался Эвазан. Он огляделся в поисках ближайшего зомби.

— Кайрн! Останови их! — приказал он.

Восставший из мёртвых некрополец слегка содрогнулся и двинулся вперёд.

Диви схватил несколько реактивов со стола Эвазана и уже начал смешивать их между собой. Зак встал между Кайрном и работавшим дроидом.

— Кайрн, остановись! У тебя же осталась память! Ты не раб-зомби!

Кайрн содрогнулся. Зак подумал, что видит проблеск жизни в потемневших глазах своего друга.

— Зак…

— Я почти получил его! — воскликнул Диви.

Кайрн зарычал и сделал ещё один шаг вперёд.

— Кайрн! м умолял Зак. — Если у тебя ещё остались воспоминания, то ты ещё можешь действовать самостоятельно. Тебе не надо следовать его приказам!

Кайрн моргнул. Казалось, он борется с собой. Он сделал ещё один шаг вперёд, затем качнулся назад. Казалось, он с усилием идёт против приказа Эвазана.

— Он у меня! — воскликнул Диви. Он держал большой стеклянный пузырёк с пурпурной жидкостью. — Небольшое количество на коже прервёт химическую реакцию.

— Но как мы польём этим зомби? — спросил Зак.

Эвазан увидел, что его власть над Кайрном слабеет.

— Кайрн, возьми пузырёк! Принеси его мне!

Кайрн рванулся вперёд. Он столкнул Зака с дороги, затем вырвал пузырёк из рук Диви.

— Кайрн! Нет! — крикнул Зак.

Зомби Кайрн не обратил на него внимания. Он, пошатываясь, направился к Эвазану, который победно взревел и потянулся к пузырьку.

Но Кайрн и Эвазана тоже столкнул с дороги.

Зак видел, что Боба Фетт стреляет как сумасшедший. Казалось, наёмный охотник утратил часть своего ледяного спокойствия. Он прижался спиной к стене. Каждый зомби, в которого он попадал, возвращался обратно. Вероятно, он больше не сможет их сдерживать.

Боба Фетт выстрелил в ближайшего зомби, но выстрел прошёл мимо, а чудовище бросилось на него. Сильные руки схватили его за доспехи и приподняли над полом. Фетт попытался выстрелить из бластера, но прежде чем он успел это сделать, другой зомби подошёл к первому сзади и брызнул ему на лицо капельку жидкости. Зомби немедленно завопил, его хватка ослабла. Боба Фетт восстановил равновесие, а зомби безвольно рухнул на пол.

Кайрн уже сделал то же самое со многими из толпы зомби. Оставшиеся направились к нему и попытались вырвать пузырёк из его рук. Кайрн отбился, вылив на них остатки жидкости. Зомби попадали на пол. Но когда падал последний, он сбил Кайрна, и немного пурпурной сыворотки брызнуло и на него. Он вскрикнул, затем свалился лицом вниз на груду тел.

— Проклятье! — выругался Эвазан.

Боба Фетт отбросил свой бластер и вырвал пузырёк из руки Кайрна. Небольшая лужица пурпурной жидкости всё ещё плескалась на дне склянки. Фетт швырнул её прямо в Эвазана. Пузырёк попал зловещему доктору в лицо и разбился, забрызгав тёмно-красной жидкостью его покрытое шрамами лицо.

Эвазан захрипел и упал на колени. Он неистово содрогнулся, затем рухул на землю лицом вниз.

Зак и Диви бросились к камере и освободили Хула и Таш. Таш обхватила брата руками, и Зак крепко обнял её в ответ. Незаметно для них обоих Хул улыбнулся.

Первым заговорил Диви.

— Думаю, мы можем получить большее количество этого антидота и распылить его на Некрополе. Следует позаботиться о зомби, которые терроризируют город.

Хул кивнул.

— Великолепная работа, Диви. Похоже, ты способен пользоваться громадной мощностью своего мозга, несмотря ни на что.

Дроид изобразил пожатие плечами.

— Секундное дело.

Только Пилум избежал яростной битвы. Но далеко он не ушёл. Его безжизненное тело обнаружили у подножия лестницы. У него была сломана шея, а на лице застыло выражение ужаса.

— Как вы думаете, что с ним случилось? — поинтересовался Зак.

Хул указал вверх, на большую железную дверь.

— Двери слишком тяжёлые, чтобы он смог открыть их, м предположил Хул. — Возможно, он поскользнулся, когда пытался их открыть, и скатился вниз по ступеням.

— Я бы согласился с вашей теорией, хозяин Хул, — заметил Диви, — если бы мы с Заком не позаботились о том, чтобы оставить двери открытыми.

— Но сейчас они закрыты, — сказала Таш.

— Тогда, возможно, Проклятие Сикоракс в конце концов настигло свою жертву, — мрачно сказал Хул.

С помощью Бобы Фетта им удалось открыть одну из створок двери. Как только они вышли из склепа, Хул взглянул на Бобу Фетта.

— Благодарим, мы тебе обязаны.

— Вы ничем мне не обязаны, — заявил наёмный охотник. Он выпрямился. — Я люблю доводить до конца то, что начал. Я разыскивал Эвазана. Мальчишка был нужен, чтобы привести меня к нему.

Внимание Таш привлёк следующий вопрос Хула.

— А то дело, которое мы обсуждали раньше? — спросил у Бобы Фетта ши’идо. — Ты возьмёшься за эту работу?

Наёмный охотник еле заметно покачал головой.

— Только глупец взялся бы за это дело.

Затем Боба Фетт активировал свой ракетный ранец и умчался.

Оглавление

Обращение к пользователям