31

Лето в этом году выдалось, как ни странно, холодное и дождливое. На головы людей вылилось столько осадков, что теперь, в начале сентября, все рассчитывали на сухую и теплую осень. Я ехала к Клаве. Последние полтора месяца мы с ней не виделись. Она отдыхала в санатории в Дивноморске, что рядом с Геленджиком, а у меня летом пик загруженности. Она звонила, рассказывала, как кормит белок и строит глазки одному морскому офицеру из соседнего санатория. Я радовалась за подругу.

В моей личной жизни тоже произошли кое-какие изменения: продолжался так нетрадиционно начавшийся роман с Антоном. Вернее, начинал приобретать какую-то вялотекущую форму. Он настаивал на официальных отношениях, а я уже не испытывала к нему тех чувств, которые появились у меня весной. Может быть, он просто напоминал мне кое-кого, о ком я не с очень хотела бы вспоминать.

Привалова, как и следовало ожидать, не отправилась за решетку, получив лишь небольшой условный срок, так как она никого не убивала, а дом купила вполне законно, чему я сама была свидетельницей. Кроме того, она была беременна, о чем по секрету своим подружкам сообщила медсестра частной клиники. Как везде в провинции, новости в нашем городе распространяются очень быстро. И скоро все знали, что Привалова ждет сына. Наконец-то в роду Игониных появится мальчик. Об отце ребенка слухи ходили очень противоречивые. Но я-то из надежных источников знала, что им мог быть только один человек, Он уже не работает офис-менеджером в «Вигваме», так как ему предложили место метрдотеля в самом дорогом ресторане города. Там его внешность сможет по достоинству оценить гораздо большее количество людей.

В начале лета Сергей познакомил нас со своей очаровательной женой, которая успокоилась,. увидев, что ни Клава, ни я не испытывали к нему никаких чувств, кроме дружеских.

Жека по-прежнему занимается творчеством, изредка отвлекаясь на встречи со Светланой. Надеюсь, она не влюбилась в него окончательно, так как лично я не вижу перспективы в ее отношениях с Жекой.

Работы в доме Приваловой были приостановлены на то время, пока шло следствие, но сейчас я узнала от друзей, что они их снова продолжат.

…Клава стояла у калитки, напоминая витязя в дозоре, а Лорд носился по улице.

— Привет, Лялечка, — обрадовалась подруга, когда я вылезла из машины, — мы тебя встречаем!

— Привет, Клавдия, — я обняла подругу, — как похорошела! Всего-то полтора месяца не виделись, и такие перемены! Неужели курортный роман сказался?

— А то! — подруга гордо подбоченилась. — Рекомендую! Да тебе тоже грех жаловаться.

Мы прошли в дом.

— Слушай, Ляля, надо отметить встречу, — сказала Клава.

— Отметим, я тут кое-что вкусненькое привезла, — я вручила подруге увесистый пакет.

— А водочка у меня в холодильнике!

Столик мы оформили очень быстро.

— Огурчиков маринованных у тебя нет? — спросила я, когда мы выпили по рюмке.

— У меня — нет, а у Василия — полна!

— Пора брать с него плату за аренду подвала. Пойду возьму банку! — Я решительно встала из-за стола и отогнула край ковра.

В подвале царила приятная прохлада. Да, Василий составит конкуренцию целому консервному заводу. А полок-то сколько! А кстати, сколько? Раз, два… Ото! Семь полок по двадцать банок в два ряда! Если я возьму баночку с краю, то сосед сразу заметит пропажу и поднимет тревогу.

Попробую-ка стащить огурцы с заднего ряда, если они там есть… Я обошла стеллаж и угодила прямо в паутину, которая прилипла к лицу и волосам. Здесь давно никто ничего не брал. Вот и отлично! Я сняла с полки две тяжелые банки, поставила их на пол, затем извлекла из глубины еще одну, запылившуюся. Она показалась мне полегче. Странно… Такая же трехлитровая банка… Неполная, что ли? Я пригляделась повнимательнее: через мутное стекло на меня смотрел один из американских президентов…

Оглавление