Глава 7

Помощник комиссара отодвинул бумаги, посмотрел на него и резко произнес:

— Ну что ж, инспектор, давайте подробности!

С выражением глубокой скорби на лице инспектор Бэйтс развернул большую карту бассейна Медуэя и разложил ее на столе. Придется перейти в оборону. А ведь он был так уверен в своей версии со шлюпкой, в том, что он непременно поймает Хилари; он так настаивал на разрешении бросить все силы в поисковую партию! А теперь придется признать, что весь этот амбициозный маневр, о котором прознали газеты и телевидение, оказался самой большой промашкой за долгие годы службы в полиции… Он не мог понять до сих пор, почему так вышло. Он весь выложился на этом чертовом архипелаге! Мышцы адски болели от непривычного напряжения, но соображать от этого он, как видно, лучше не стал.

— Так вот, сэр, — начал он, — поисковая партия работала строго в соответствии с нашим планом. Сразу после рассвета три морские бригады стартовали из Рочестера, выйдя на поиски шлюпки и хоть каких-либо следов пребывания Хилари. Одна из них отправилась вверх по реке, дойдя до первого шлюза. Вторая покрыла северную часть залива от Рочестера через Ху до порта Виктория и устья реки, — он показал все это на карте. — Третья, с которой шел я, отвечала за южную часть большой петли. Строго между нами, мы перетряхнули каждый дюйм грязи в этом заливе, каждое болотце, островок или солончак…

— И не нашли никаких следов?

— Ни единого, — с отвращением ответил инспектор.

— Плохо, — комиссар внимательно разглядывал карту. — Не мог ли он утопить шлюпку и вернуться на берег, завидев вас?

Бэйтс покачал головой.

— Мы приняли все меры предосторожности. Местная полиция была вся поставлена на ноги. Они на велосипедах объезжали побережье. Следов шлюпки не обнаружено.

— Вы, конечно, проверили все шлюпки в устье реки?

— Естественно, сэр. А также и те, что находятся в яхт-клубах и во двопах. На Медуэе этой шлюпки нет. Совершенно точно.

— А как насчет Суэйл? — Помощник комиссара ткнул пальцем в широкий приток, впадавший в Медуэй у местечка Куинборо.

— Инспектор Фуллер проверил там все весьма основательно, не забыв о маленьких бухтах. Он ничего не нашел.

— Гм… Какова вероятность того, что Хилари отправился на свой шлюпке в открытое море?

— Все пограничные и береговые службы охраны были подняты на ноги в ночь побега, сэр, но за все это время не обнаружено ничего необычного. Думаю, его заметили бы сразу же, если бы он вздумал поплыть на этой скорлупке. Конечно, не исключено, что он потерпел кораблекрушение…

Помощник комиссара сдержанно улыбнулся.

— Для нас это было бы весьма удобно, не так ли? Но мы не имеем права принять эту версию, не получив доказательств. Хоть что-нибудь обязательно вынесло бы на берег. И где же в таком случае шлюпка? Нагруженная припасами, она не могла исчезнуть бесследно в течение одной ночи. Нужно взглянуть правде в глаза, инспектор. Похоже, что мы просто отправились по ложному следу.

Бэйтс был признателен ему за «мы», но не испытывал желания признать ошибку, пусть даже коллективную.

— Я мог бы поклясться, что найду его в устье, сэр, все говорило за это. Я просто уверен, что по телефону звонил именно Хилари. И раз уж его соединили, неужели он бы не стал говорить? И если не Кэтрин подобрала его на машине, то кто же? Она так странно вела себя на заправке, наврала насчет шлюпки, не знает, где спальный мешок, здесь все одно к одному. Абсолютно все!

— За исключением того, что вы так и не нашли шлюпку.

— Да, — с горечью согласился Бэйтс. — И именно этого я никак не могу понять.

— Итак, ее нет в заливе, — с некоторым раздражением продолжал помощник комиссара. — Ее там нет. Не думайте, что я обвиняю вас в том, что вы затеяли эту поисковую операцию, инспектор. У вас была хорошая версия, и вы совершенно правы, решившись проверить ее. Но мы не можем продолжать цепляться за версию, которая не подкрепляется фактами. В конце концов, эта девчонка, Кэтрин, ответила вам на все вопросы, вполне возможно, она говорила правду. Шлюпку могли украсть в течение лета, так, как она сказала.

— Предположим, — наконец согласился с ним Бэйтс. — Я слышал, что подобные кражи не редкость в этих местах. Ее могли угнать куда-нибудь подальше и закрасить название.

Помощник комиссара кивнул головой.

— А если случилось именно это, у нас нет достаточных оснований предполагать, что Хилари находится в районе Медуэя, не так ли?

— Так точно, сэр.

— Пойдем дальше… Если же Хилари в ту ночь не забрал шлюпку с припасами, можно предположить, что он там и не появлялся… Ведь если бы он там появлялся, ему бы потребовалась помощь. Девчонка ведь с ним не связывалась, насколько я знаю?

— Да, это верно, — согласился Бэйтс. — Мы следили за ней днем и ночью. Она не делала никаких попыток связаться с ним.

— Даже когда вы сами навели ее на это в то утро в Рочестере?

— Нет, сэр, она даже не обратила на это внимания. Она не делала никаких попыток.

— А как она вела себя в целом? Как женщина, которая ничего не знает?

— Да, вполне вероятно, — недовольно пробормотал Бэйтс. — Ее интересовали новости о Хилари, она покупала газеты, слушала радио и вообще выглядела очень расстроенной. Но с ее школой, мне кажется, при желании не так уж сложно разыграть любой спектакль…

— Да… это точно. — Помощник комиссара на секунду задумался, взвешивая все «за» и «против». — И все же, инспектор, — сказал он наконец, — учитывая отсутствие веских улик, не думаю, что мы вправе продолжать так давить на нее, как мы делали это раньше. Согласен, что события следовали одно за другим весьма подозрительным образом, но, расследуя их, мы зашли в тупик. Я предлагаю избавить ее от нашего внимания на несколько дней — оставить ее в покое и дать ей понять, что она абсолютно свободна. А потом мы неожиданно вновь нагрянем к ней в домик. Если она в курсе, где находится Хилари, то так нам будет легче все выяснить.

— Согласен, сэр.

— А мы тем временем сосредоточим свои основные усилия на другом направлении. Если не эта девчонка помогает Хилари, то кто-то еще. И наша задача — выяснить, кто это делает.

Бэйтс выглядел очень расстроенным.

— Мы проверили всех его друзей и знакомых, сэр, и все места, где он может появиться. Других звонков по коду в эти дни не было — вообще никаких признаков, что он связывался с кем-то еще, помимо девчонки.

— А если он не нуждался в этом? Предположим, он действительно разговаривал с девчонкой, но просил ее связаться с кем-то еще, кто в состоянии оказать ему помощь, — с кем-то, кого они оба знали? Она могла, к примеру, позвонить этому парню, а сама тут же слинять на Медуэй, чтобы сбить нас со следа.

— Вполне вероятно, — согласился с ним Бэйтс. — Должен признаться, я не подумал об этом. Придется проверить и такую версию. Я сразу же этим займусь. Пока остается надеяться, что Хилари кто-нибудь опознает. Теперь его лицо знакомо каждому мужчине, женщине или ребенку в этой стране.

Помощник комиссара взглянул на огромную стопу писем, лежавшую у него на столе.

— Это не такое уж великое счастье, инспектор, — мрачно пробормотал он.

— Согласен, сэр. Но я уверен, что наброшу сеть на него в самое ближайшее время.

— Уж постарайтесь… — промолвил помощник комиссара. — Ладно, Бэйтс, держите со мной связь.

— Так точно, сэр.

Инспектор с отрешенным видом свернул в трубку карту бассейна Медуэя, перехватив ее эластичной резинкой. По крайней мере, подумал он, разминая затекшие ноги, мне больше не надо лезть в эти кошмарные солончаки!

Оглавление