Глава 10

Переводчики: ArViSta, Sunriel, Kejlin, Светуська

Вычитка: Светуська

Ньюмэн был высоким, около метра семидесяти трех сантиметров ростом, но стройным, скорее всего это все генетика. Он был, вероятно, таким типом мужчин, у которых были проблемы с наращиванием мускулов на совершенно иной атлетичный скелет. Он пропустил пальцы через свои короткие каштановые волосы и снова надел шляпу, устраивая ее на голове так, как будто он никогда ее еще не надевал. Я не была уверена, думал ли он, что ковбойская шляпа заставит его выглядеть старше, или она была просто подарком. Другими словами, она была новая и еще совсем не изношенная. Она не была как шляпа Эдуарда, которая была согнута его руками и отлично сидела на голове. Эта же была новой, белой шляпой. По крайней мере, Эдуардовская была не такой чисто белой.

— Я, в самом деле, ценю вашу заботу, но думаю, у меня есть план, — сказал Ньюмэн.

— Мы всего лишь пытаемся помочь, — сказал Эдуард в лучшей манере Тэда. Он быстро осознал, что добьется большего с помощью очаровывающей, чем запугивающей тактикой. С тех пор во мне на самом деле не было столько очарования, которое работало с мужчинами, с которыми я не пыталась встречаться, я позволила Эдуарду вести разговоры. Я реже влипала в неприятности, позволяя убеждать Эдуарду.

— И я ценю это, — сказал Ньюмэн, — но то, как он это сказал, таким простодушным тоном, как будто точно знал, что мы намереваемся сделать, и не собирался с нами соглашаться. Он был молод, но не был глуп, а так же была в нем какая-то непринужденная стойкость, которая не могла не восхищать. Но Арлекину наплевать на его стойкость, и на его простодушное очарование, или то, что он напоминал мне более молодую версию Тэда. Не Эдуарда, а именно Тэда, хотя если Тэд был Эдуардлм, что самое по себе вроде как странно, от чего у меня, малость разыгралась мигрень.

— И каков же твой план? — спросила я.

Он глянул своими карими глазами сначала на меня, потом на Эдуарда, потом опять на меня. Выглядело так, как будто он на самом деле не знал, что со мной делать. Он производил впечатление человека выращенного с мыслью, что о женщинах нужно заботиться, а я стою тут такая, миниатюрная и женственная, но вся обвешанная пушками, ножами и со значком. «Могла бы я его также озадачить, если бы была чуть выше?»

— Собаки. Мы спустим их.

«Это была, конечно, интересная мысль, но…» Мы с Эдуардом переглянулись. Ньюмэн слегка нахмурился, перехватывая взгляд.

— Что? Я что-то упустил?

Я еле заметно кивнула, и Эдуард произнес приятным голосом Тэда:

— Надо же, Ньюмэн, ты нашел собак натренированных выслеживать оборотней?

Ньюмэн сильнее нахмурился. — Они просто должны идти по следу, — сказал он.

— Большинство собак, не могут выслеживать оборотней, — сказала я.

Он еще сильнее нахмурился, от чего стал выглядеть еще моложе, как серьезный пятилетка, которому посчастливилось возвыситься надо мной.

— Почему нет?

— Они их боятся, — ответила я.

— Что ты имеешь в виду? — спросил он.

Эдуард улыбнулся, и это была добрая улыбка, совсем не снисходительная, просто веселая и обнадеживающая. — Собаки чуют запах оборотня, особенно когда он в звериной или полузвериной форме, и они боятся их.

Я пояснила: — Собаки могут быть среди людей, которые способны менять форму, но когда происходит перекидывание, что-то начинает сводить собак с ума, пока их на это не натаскают.

— Какая охотничьим собакам разница? Они идут на любой запах.

Я посмотрела на Эдуарда, но тот просто продолжал улыбаться Ньюмэну. — Собаки струсят. Они просто их очень бояться вот и все.

— Но почему? — спросил он.

— Тебе когда-нибудь доводилось лицезреть оборотный в получеловеческой или звериной форме? — спросил он.

— Я видел на фотографиях и фильмах.

Я вздохнула и спросила, — Они даже не потрудились вывести оборотня, чтобы он перекинулся перед вашим классом?

— Это слишком опасно, — ответил он.

— Ладно, и почему же это слишком опасно? — спросила я, и теперь у нас был полный зрительный контакт. Его не волновало, что я маленькая или, что я женщина, он просто хотел понять.

— Потому что, когда они перекидываются, им нужно есть живую плоть. Они убьют любого, находящегося рядом.

Я помотала головой. — Не верно, ничего даже и близкого к правде для большинства оборотней.

— Так утверждают книги и инструкции.

— Это правдиво только в отношении недавно заразившихся оборотней. Они просыпаются дикими зверями и совершенно не осознают себя людьми в свое первое полнолуние, но потом все в основном возвращаются в сознание. Просто так случается, что раз в месяц они покрываются мехом, но они становятся теми же людьми, какими и были.

Хмурясь, он покачал головой, и серьезно сказал, — Этого в фильмах не было.

— Спорю, что это были новички ликантропы, перекидывающиеся первый раз. Они могут быть только животными.

— Ты говоришь мне, что они не являются такими, какими я видел их на занятиях, что они больше люди, чем монстры?

— Ньюмэн, я живу с двумя оборотнями. Думаешь, я смогла бы сделать это, если бы они пытались убить меня всякий раз, как меняют форму?

Он нахмурился еще сильнее, — Так слухи правдивы?

— Некоторые слухи правдивы, некоторые — нет, но этот — правда. Поверь мне, мужчины, которых я люблю, никогда не пытались причинить мне вред, в любой форме.

— Получается, что прошлой ночью оборотень был личностью в меховом костюмчике, — подытожил он.

Я покачала головой. — Я этого не говорила.

— Ты говоришь, с одной стороны, они просто мохнатые люди, а с другой стороны, собаки так их боятся, что не станут выслеживать. У тебя не может быть два мнения, Маршал Блейк, либо они монстры, либо — люди.

— Скажи это СПУ-убийце,[5] — сказала я, — он был церковным прихожанином, растил двоих детишек, был женат и десятилетиями сопротивлялся тяге к убийству. Он был личностью, но и монстром тоже.

— Но собаки берут след серийных убийц, — сказал Ньюмэн.

Эдуард предпринял попытку. — Ньюмэн, это хорошая идея, он, если он будет, хоть в частично измененной форме, и по всей вероятности — так оно и будет, как тогда, нанося увечья Маршалу Карлтону — тогда собаки будут слишком напуганы, чтобы преследовать его. Ты спрашивал про собак натренированных на преследование оборотней?

— Я искал лучшую местную собаку.

Я пожала плечами, — Не имеет значения, шанс найти собаку, натасканную на оборотня почти равен нулю. Это серьезная специальная подготовка.

— Почему? — спросил Ньюмэн.

Я уже устала от этого его «почему», — Потому что, Ньюмэн, оборотням, даже милым горожанам не нравится идея тренировки собак, чтобы те могли выследить их, поэтому люди убивают их, как только увидят.

Ньюмэн моргнул, — Я не понимаю.

Как же я устала от этого и от него, — Я знаю, что не понимаешь.

— Тогда объясни мне.

— Не думаю, что смогу. Некоторые вещи можно усвоить только на практике.

— Я быстро учусь, — сказал он, и это прозвучало слегка вызывающе.

— Надеюсь, Ньюмэн, очень надеюсь.

— А это что значит?

«Замечательно, я старалась подобающе себя вести, но он все еще нервничает рядом со мной».

— Это значит, что прошлой ночью мне пришлось наблюдать, как оборотень пытает и режет Маршала Карлтон. Он использовал ее как человеческий щит, так что я не могла его застрелить, а потом он стал двигаться с такой скоростью, какой я никогда не видела у оборотня. Все что мне оставалось делать, так это зажимать тканью раны Карлтон и пытаться не дать ей истечь кровью до смерти и молиться, передвигая ее, чтобы не открылись ее раны, а так же, чтобы у нее не был поврежден позвоночник, чтобы она не осталась калекой на всю свою жизнь. Слава Богу, он не был поврежден, но той ночью я этого не знала, и никакой чертовски здоровый позвоночник не поможет тебе, если ты истечешь кровью до смерти.

Я смотрела прямо в лицо Ньюмэну, когда закончила, и хотя я доставала ему лишь до середины груди, он вздрогнул и попятился от меня.

Я просто повернулась и пошла прочь. Мой гнев просачивался по мне и через меня. Внутри заворочались звери в своих потайных местах, и я вдруг почувствовала легкое касание когтей по своим кишкам. Из-за этого я запнулась, пока шла.

— Ты в порядке? — окликнул меня Эдуард,

— Конечно, ага, замечательно. Я продолжала идти, но мне нужно было покормить ardeur. И вероятно покормить его нужно, прежде чем мы отправимся выслеживать оборотня, но так как собаки все равно не возьмут след, у меня было время. Также у меня была идея. Я нанесу визит местным вертиграм и посмотрю, смогут ли они рассказать мне что-нибудь, что не смогли рассказать другим маршалам. Скорее всего — смогут, один из них точно расскажет. Алекс был сыном королевы местного клана, моим любовником и красным тигром моего зова. Я сказала другим маршалам, что попробую добыть информацию, и я так и сделаю, но это был звонок с предложением заняться сексом. Сексом, который удержит моих зверей от растерзания моего тела.

 

[5]BTK killer (СПУ-убийца) — Деннис Линн Рейдер — американский серийный убийца. Дал себе прозвище BTK killer от слов «Bind, Torture, Kill»- «Свяжи, Пытай, Убивай». Сокращенно — СПУ.

Оглавление