Глава 41

Переводчики: Sunriel, dekorf

Вычитка: Sunriel

Эдуард и другие маршалы пришли на помощь вовремя, чтобы освободить Итана, чтобы помочь мне и привели Домино мне на подмогу. Что бы произошло, если бы они не появились вовремя? Это не имеет значения, они были там, и это сработало. Иногда это все, что у тебя есть — наслаждаться победой, не беспокоясь о том, что было бы.

Арлекины бросили Олафа и Никки умирать, но они услышали что Эдуард и другие были на подходе, поэтому у них не было времени, чтобы убедиться в их смерти. Никки исцелился и вернулся ко мне. Олаф тоже исцелился, но он, как и Карлтон, которая помогла Эдуарду прийти к нам на помощь, не прошел тест крови. Жаль, что они не убили его, потому что в полнолунье Олаф станет верльвом. Он исчез из больницы. Никто, кажется, не знает, где он и что делает. Он слишком опасен, чтобы провести свое первое полнолуние в одиночку. Эдуард ищет его, как и многие люди, что связаны с определенными государственными учреждениями. Я думаю, что мы все согласны, военные, правительство, маршалы, что Олаф был достаточно опасен и прежде, и не было необходимости добавлять сверхчеловеческие способности, силу и жажду настоящей плоти и крови к его патологии.

Олаф оставил записку для меня. Эта была гораздо короче, чем предыдущая.

«Анита, я не буду твоим домашним питомцем, поэтому я буду держаться подальше от тебя, пока не устрою свою жизнь, как лев. Я не позволю тебе сделать со мной тоже, что ты сделала с Ником. Я все еще хочу тебя, но на моих условиях». Он не подписался, но этого и не нужно было.

Медсестра с которой он флиртовал была в хирургии, когда он ушел, но врач с каштановыми волосами, доктор Пейшенс, которой очень понравился он и Бернардо — она пропала. Эдуард и я думаем, что Олаф забрал ее, но мы не можем этого доказать. Он все еще не сделал ничего противозаконного в этой стране. Технически, он все еще маршал с хорошей репутацией, и благодаря другому маршалу, которая выиграла судебное дело стоящее миллионы, потому что словила ликантропию при исполнении служебных обязанностей и была уволена из-за этого, ну Карлтон все еще маршал тоже. Мика пристроил ее к стаи вервольфов в ее родном городе. Он также порекомендовал семейного консультанта, который специализируется на оказании помощи тем, кто стал жертвами ликантропии.

Итан поехал домой с нами — плюс еще один тигр к остальным, Я спросила других своих возлюбленных по поводу того, чтобы отправить Цинрика домой, т. к. у нас появился другой голубой тигр, но Жан-Клод не понимает почему возраст Цинрика беспокоит меня. Он чувствует обязательства к нему, и к вампирам, и к белым тиграм из Вегаса. Натаниель думает, что Цинрик слишком привязан ко мне метафизически, чтобы хорошо воспринять разлуку. — Он влюблен в тебя, Анита. Не отправляй его обратно.

Мика разделяет мой дискомфорт из-за возраста Цинрика, но что, если Жан-Клод и Натаниэль правы? Так что на данный момент, наш подросток остается.

Мать Всей Тьмы мертва, совершенно и поистине мертва, и я никогда не ощущала силу, как стремление выпить ее досуха. Некоторые из Арлекина присоединились к нам, другие старались жить своей собственной жизнью. Мы в безопасности. Это значит, что два дня в неделю я остаюсь у себя дома, полного окон, воздуха и света, с Микой и Натаниэлем, а иногда приходит Джейсон, иногда другие тигры, но мои любовники-вампиры не могут рисковать находиться на солнечном свету. И пять дней и ночей в неделю я с Жан-Клодом. Мы все еще пытаемся разобраться, как ужиться всем вместе. Лучше иметь пару тигров-женщин, чтобы помогать с мужчинами, а некоторые из новеньких не были убежденными натуралами, так что мне не приходилось обжиматься с каждым чертовым человеком. Я поняла, что можно трахать столько людей, но нельзя заботиться об их эмоциональных потребностях. Можно с ними трахаться, но нельзя с каждым ходить на свидания. Некоторым нравилось быть друзьями по перепихону, но большинство из них хотели большего. Люди говорят, что женщины превращают секс в романтику, но по моей жизни этого не скажешь. Все мои парни более романтичны, чем я, таковы уж мои любовники.

Оглавление