Глава 1

 Неожиданно небо стало черным. Если бы ни зима, то Евгения решила бы, что в любой момент грянет гром и стеной пойдет дождь.

 Вдоль дороги стояли высокие ели, покрытые снегом. По близости не единого жилого  дома. Один мрачный лес и высокие сугробы снега.

 Кучер подстегнул коней, заставляя их двигаться быстрее. За поворотом проселочной дороги, наконец показалась усадьба барона. Вокруг нее расположился прекрасный сад.

 Дорога заканчивалась каменной оградой с кованными решетками. Грум спрыгнул с коня и бросился отворять ворота. Сани медленно въехали на территорию усадьбы.

 Евгения с любопытством огляделась вокруг. Главный двухэтажный дом, с высокими окнами и широкой лестницей. По краям одноэтажные флигеля с железной крышей. Огромные мраморные вазы, припорошенные снегом по углам.

 Из дома вышел дворецкий. Едва сани остановились у крыльца, он сдержанно поклонился, приветствуя барона и его молодую жену.

 Борислав сошел с саней и, не оглядываясь, направился в дом. Евгения осталась одна. Несколько минут, просто смотрела на дверь, которая тихо закрылась за ним. Равнодушие барона, которое он даже не пытался скрыть, больно задевало. С самого начала он держал с ней холодно и небрежно.

 Наконец,  девушка приподняла подол платья и гордо сошла с саней. Поравнявшись с дворецким, она вдруг услышала его наполненный неподдельным сочувствием голос:

 — Добро пожаловать, баронесса. Мы очень ждали вашего приезда.

 Евгения остановилась и посмотрела на седовласого мужчину, с недоверием. На миг ей даже показалось, что он ее жалеет. Однако в следующий миг, мужчина взял себя в руки и бодрым голосом продолжил:

 — Прошу вас. В доме намного теплее.

 — Благодарю.

 Дворецкий смущенно распахнул перед ней входную дверь. Евгения ничего не ответила и молча вошла внутрь. Огромный холл со светлыми панелями и черным деревом. Черные балки под высоким потолком. Широкая лестница из того же дерева, вдоль стены с вырезанными перилами в виде пасти медведей. Сверху хрустальная люстра с зажженными свечами.

 И все же в доме было несколько прохладно. Евгения поспешила стянуть перчатки и согреть замерзшие пальцы своим дыханием. Она настолько сильно замерзла, что снять теплую накидку так и не решилась.

 Дворецкий прикрыл дверь за ее спиной. Предложил забрать у нее верхнюю накидку, но она отказалась. Тогда он направился вперед через весь холл к лестнице.

 -Ваши вещи привезли еще утром. Следуйте за мной, я покажу ваши покои.

 Евгения откинула капюшон и двинулась следом. В доме было тихо. Немного мрачно. Дворецкий взял с подставки подсвечник и стал медленно подниматься вверх по широким ступенькам.

 Они долго шли по длинному коридору и вдруг остановились перед высокой дверью.

 — Прошу вас, — Евгения вошла внутрь и огляделась, — эта ваша комната.

 Довольно таки просторная, с тремя зашторенными окнами. На полу ковер вышитый синими цветами. В углу висело старинное зеркало, покрытое серым покрывалом.

 — Служанка разложила ваши вещи. Вот здесь над кроватью, весит колокольчик. Если что понадобится, просто потяните за шнурок.

 Евгения проследила за его взглядом и увидела широкую массивную кровать с балдахином у противоположной стены.

 -Здесь немного теплее чем внизу, — призналась она направляясь к камину, в котором трещал огонь.

 Дворецкий склонился в легком поклоне:

 — Я пришлю к вам служанку, чтобы помогла переодеться. Ужин через полчаса.

 Евгения дождалась, когда дверь за ним закроется и облегченно вздохнула. Наконец-то она осталось одна, наедине со своими мыслями.

 Мягкой поступью, медленно подошла к камину. Яркое пламя согревало. Евгения развязала тесемки накидки и равнодушно отбросила на спинку кресла.

 Больше всего на свете, ей хотелось лечь под одеяло. Спрятаться от всех и никого не видеть.

 Она запустила пальцы в волосы и вынула шпильки. Белокурые локоны рассыпались по плечам.

 В дверь тихо постучали:

 -Входите.

 — Добрый вечер госпожа, — в комнату вошла хрупкая девушка лет пятнадцати, с белым чепцом и в фартуке, — меня зовут Зоя. Что пожелаете?

 Бледное личико с огромными серыми глазами. Совсем юная и такая хрупкая. Она выглядела несколько болезненно.

 Девушка изучала новую госпожу, внимательно рассматривая ее профиль.

 — Принеси голубое платье с бардовыми цветами. Мне нужно привести себя в порядок к ужину.

 Девушка послушно направилась к шкафу. Через несколько минут, когда Евгения переоделась, Зоя помогла ей уложить волосы.

 — Можешь идти.

 — Но я должна вас сопроводить, — девушка вдруг испуганно покосилась на дверь, — Это приказ хозяина и я не могу ему не подчиниться.

 Евгения в недоумении обернулась:

 — Не вижу причин для тревоги. Думаю, что смогу найти дорогу, тем более что усадьба не настолько огромна. Ступай.

 -Но я не могу, — девушка замешкалась, — хозяин меня накажет. Я подожду вас у дверей.

 И тихонько выскользнула за порог. Странная реакция служанки не произвела на Евгению ни малейшего впечатления. Она решила, что девушка просто напросто очень ответственно относится к поручениям Борислава. Боится оплошностей.

 Евгения подошла к окну и отодвинула портьеру. Солнце уже давно зашло за горизонт. Однако на улице все же было светло, чтобы понять, что ее окна выходят в сад. Заснеженная дорожка уводила в темный лес. Она различила шпиль какого-то здания, очень похожего на часовню.

 Через несколько минут, она вышла за дверь и нос к носу столкнулась с Зоей. Девушка нервно сжимала подол фартука:

 — Хозяин уже справлялся о вас. Спрашивал когда ждать и почему опаздываете.

 Вместо ответа, Евгения молча, прошла мимо по коридору, направляясь к лестнице. Меньше всего на свете, ей сейчас хотелось отчитываться перед прислугой. 

 Девушка догнала ее когда та уже принялась спускаться вниз.

 — Госпожа, подождите меня.

 — Показывай куда идти и перестань нервничать. Я ужасно устала этим днем. Будь любезна. Помолчи хоть минуту.

 Зоя опустила голову и быстро сбежала вниз. Столовая находилась в левом крыле. Во главе широкого стола восседал барон. Откинувшись на стуле, он пил вино, рассматривая изумрудный перстень на правой руке.

 -Добрый вечер.

  На ее тихий голос он не шелохнулся. Осторожно поставил пустой бокал на край стола и внимательно посмотрел на супругу.

 -Вы опоздали более чем на пять минут. Это не позволительно. Каждый божий день я ужинаю в это время, и не намерен менять привычки, только потому, что женился на вас.

 Евгения открыла было рот, чтобы сказать слова в свое оправдание, но он бесцеремонно перебил ее:

 — В следующий раз, если случится подобное, то вы будете ужинать, у себя в покоях одна. Я не намерен терпеть беспорядки в своем доме, — и уже более мягким тоном продолжил, — а теперь присаживайтесь моя милая. Ужин давно стынет.

 Борислав демонстративно придвинул к себе приборы и уткнулся в тарелку. В этот момент, она поняла, что вечер безнадежно испорчен.

 Словно на плаху, она направилась к столу, стараясь не смотреть в его сторону. Лакей придвинул стул и она села напротив барона.

 Взглянула на тарелку с салатом, думая только об одном, почему муж так с ней холоден. Что изменилось за эти дни? Ведь всего несколько месяцев назад, он был с ней так  любезен и даже мил. В тот день, когда предложил руку и сердце, даже шутил.

 И вот сейчас, в день их свадьбы, он с ней не сдержан и груб. Евгения не знала, что и подумать.

 Единственное что его может оправдать, это усталость. Должно быть, барон просто устал от свадебной суматохи и поэтому не сдержан. От этой мысли она вдруг как-то успокоилась.

 Бокал красного вина и кусочек сыра. Через минуту, она даже улыбнулась барону. В ответ, Борислав нахмурил брови:

 — Что смешного?

 — Я просто подумала о том, как мне нравится ваша усадьба, — солгала она, — хочется походить посмотреть. Планирую завтра утром прогуляться по заснеженному саду.

 Борислав с недоверием покосился на жену:

 — Если вам будет угодно, я прикажу одному из слуг сопровождать вас.

 Евгения обрадовалась тому, что барон немного оттаял и поддерживает разговор. Поэтому, она облегченно откинулась на спинку стула и спокойно продолжила:

 — Мне говорили, что ваша усадьба называется «серебряный лес», потому что зимой он похож на белое кружево. Ветки деревьев в обрамлении снега.

 Борислав кивнул в ответ, отрезая баранину. Евгения продолжила:

 — Мне очень хочется сходить с часовню, что стоит в глубине сада. Это ведь часовня, верно?

 В этот момент, Борислав поменялся в лице. Затем отшвырнул от себя приборы и с ненавистью посмотрел на жену.

 — Я запрещаю тебе ходить туда.

 Он резко поднялся со стула, с силой бросая салфетку на тарелки. Несколько секунд, он молча смотрел в глаза испуганной жены, после чего вышел за дверь.

 Таким как сейчас, она его не видела. В какую-то доли секунды, ей даже показалось, что перед ней, совсем чужой человек. Такой жестокий и чужой. Собственно так оно и было, но ей не хотелось в это верить. Она надеялась, что он все-таки испытывает к ней теплые чувства.

 Аппетит совсем пропал и она покинула столовую. В доме было тихо и как-то безлюдно. Словно никого в нем не было.

 Евгения взяла подсвечник и тихо бродила по длинным коридорам, погрузившись в свои невеселые мысли. Она думала о том, какой станет ее первая брачная ночь. Что переменится в ее жизни. Какой станет ее судьба.

 Евгения свернула за угол и остановилась перед массивной дверью с железной ручкой. Несколько секунд, стояла в раздумье, однако любопытство взяло вверх. Немного потянула на себя и заглянула внутрь.

 Комната была небольшой, но очень уютной. Одно окно, со старыми портьерами. Полуразрушенный камин в углу. Разбитый шкаф, перевернутые стулья и сильно запыленный столик у дубовой кровати.

 Евгения прикрыла дверь за собой и направилась на середину комнаты. Хоть места было не много, но здесь ей нравилось.

 Еще несколько минут, она походила по комнате, затем направилась к двери. Взялась за железную ручку и вдруг остановилась. Засов. Внизу, в скважине был вставлен ключ, а это значило, что дверь запиралась изнутри.

 В ее комнате, той что  для нее выделил барон, дверь не запиралась. Более того, она выглядела абсолютно новой. Мысль была мимолетной, поэтому Евгения  не придала ей значения.

 — Госпожа, госпожа, — голос Зои звучал совсем рядом, в коридоре, — где вы?

 — Я здесь, — Евгения дождалась пока служанка отыщет ее и отмахнувшись от причитаний, указала на дверь, — Что это за комната? Почему в таком запустении? Кто жил в ней?

 И без того бледное лицо Зои, превратилось в полотно. Девушка испуганно покосилась в указанном направлении, после чего отступила назад. Эта реакция на простые вещи, начинала раздражать Евгению.

 — Эта комната сейчас пустует, в ней никто давно не живет. Пойдемте, я должна вас подготовить к ночи.

 Евгения от нее отмахнулась:

 — Я и без тебя поняла, что в ней никто не живет. Это очевидно. Столько пыли и вся мебель сломана. Ты так и не ответила на мой вопрос. Кто в ней жил и почему в ней такая разруха?

 Зоя нервно рассмеялась, отступая к стене. Ее огромные глаза нервно забегали, придумывая правдоподобный ответ:

 — Это было так давно, что и не  вспомнить. Может быть кто-то из слуг. Я не знаю.

 — Не знаешь или не хочешь говорить?

 — Госпожа, я же сказала, что возможно это комната принадлежала кому-то из слуг.

 — Мебель очень старинная и дорогая. Она не для слуг.

 В коридоре послышались громкие шаги. Через минуту, они увидели дворецкого. Мужчина склонился в поклоне, предлагая баронессе следовать за ним.

 Воспользовавшись моментом, Зоя прошмыгнула в коридор и скрылась в одной из комнат.

 Не дожидаясь ответа, дворецкий развернулся на каблуках и направился по коридору в сторону спален.

 Евгении так хотелось побольше узнать о прежней жизни барона, что она не удержалась от вопроса:

 — Кто жил в этой комнате? Мне нравится стиль. Кому она принадлежит?

 — Никому, — невозмутимый дворецкий свернул за угол.

 — Скажите, как давно исчезла его первая жена?

 — Это было очень давно, почти двадцать лет прошло с тех пор. Разве вам не известно об этом?

 — Нет, мы не говорили с бароном. Она была красивой, первая жена?

 — Да, очень изящная с утонченными чертами лица. Я бы сказал, что она походила на ангела. Такая же чистая и непорочная.

 — Барон любил ее?

 — Думаю что да. Во всяком случае, некоторое время они были счастливы. Пока однажды, кое-что не произошло.

 Дворецкий замолчал.

 — Не произошло что?

 Евгении было безумно интересно что же такого между любящими друг друга людьми стряслось, что разрушило счастье и брак.

 -Госпожа мы пришли, — дворецкий остановился перед дверью ее спальни, склонился в поклоне намереваясь уйти, — доброй ночи госпожа.

 — Нет, нет, останьтесь. Мы не договорили.

 Однако дворецкий молча смотрел на приоткрытую дверь. Стало очевидным, что он не намерен продолжать сей разговор.

 Евгения разочарованно отвернулась и распахнула дверь. Внутри ее спальни было тепло и светло. На столике зажженные свечи. У яркого камина, лохань с водой.

 Зои нигде не было. Должно быть, она избегала расспросов своей новой хозяйки. Глупая девчонка.

 Евгения закрыла плотней дверь. На ходу, развязала пояс платья, распустила волосы и встала у лохани. Горячая вода и ароматное мыло творили чудеса.

 Несколько безмятежных минут, которые сняли всю усталость суматошного дня. Она сама себе вымыла волосы, намылила все тело и смыла пену теплой водой.

 Полотенце пахло цветами. Евгения села в кресло у камина и принялась медленно расчесывать влажные локоны.

 Должно быть, барон был совсем не таким, каким хотел ей показаться сегодня. Он вовсе не такой и холодный и не равнодушный. Может быть он хочет казаться таким, а внутри очень добрый и даже ласковый.

 Как примерная и мудрая жена, Евгения просто обязана с этим разобраться. Найти ключик к сердцу своего мужа. Стать для него единственной любовью.

 С этим намереньем, она вдруг почувствовала себя намного уверенней. Когда волосы высохли, девушка направилась к постели. Скинула на пол полотенце и облачилась в ночную сорочку.

 Вдруг, она почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Тихий голос барона, заставил ее медленно обернуться:

 — Моя милая женушка, прошу, сядь на край ложа. У меня для тебя подарок.

 Он бесшумно приблизился к ней и посмотрел в глаза. От его взгляда, она даже как то растерялась. Это был взгляд мужчины, который восхищен красотой женщины. Готов любоваться ею и служить.

 Евгения послушно опустилась на кровать и вопросительно вскинула бровь. Тем временем, барон откинул с ее шеи прядь волос и застегнул застежку ожерелья.

 — Что это?

 — Мой подарок для тебя, — он протянул ей зеркало, — взгляни.

 В зеркале отразились аметисты и жемчуг. Девушка восхищенно вздохнула:

 — Это потрясающий подарок, — и в ту же секунду откинула зеркальце на подушки, — спасибо Борислав.

 На лице барона заиграла довольная улыбка. Девушка посмотрела на него и вдруг увидела правую сторону. Его обезображенное рваное ухо и уродливый шрам на шее. На ее лице, отразилось отвращение. И хотя это длилось всего секунду, с лица барона в миг, исчез тот теплый взгляд. Вместо него появилось все-то же отстраненно холодное выражение лица. Он отступил на шаг. Тяжело вздохнул и ледяным тоном произнес:

 — Раздевайся!

 — Что?

 Она смотрела в его черные глаза и не верила своим ушам. Разинув рот, она словно защищаясь коснулась ожерелья, затем пуговиц на сорочке.

 — Ты прекрасно слышала, что я тебе сказал, — барон придвинул стул к кровати и спокойно сел на него, — раздевайся!

 Евгения захлопала ресницами. С трудом соображая как ей правильно поступить, она медленно поднялась и повернулась спиной, от пронизывающего взгляда мужа.

 — Повернись, я должен видеть все.

 Пальцы не слушались. Руки дрожали. Евгения расстегивала пуговицу за пуговицей. На лице появился предательский румянец. Внутри нарастал комок, который не давал дышать.

 За каждым ее движением, следил барон. Он прожигал ей кожу. Словно касался ее.

 Когда все пуговицы были расстегнуты, она медленно скинула сорочку на пол  и наконец, посмотрела ему в глаза.

 — Теперь ложись.

 Она видела, как его руки предательски дрожат. Как он смотрел на нее, как пожирал глазами. Как боролся с собой, чтобы не коснуться.

 Для нее это было унижением. Ни один мужчина никогда не видел ее обнаженной. Не касался ее. Она инстинктивно прикрыла полную грудь руками. В ту же секунду услышала его рык:

 — Убери их. Я должен видеть тебя всю.

 Стараясь на него не смотреть, она осторожно легла на постель и посмотрела в потолок. Несколько минут, он молча смотрел на ее обнаженные ноги, затем взгляд скользнул на округлые бедра, плоский живот и наконец, задержался на груди.

 Евгения вдруг ощутила на своем плече, его холодную руку. Барон задумчиво откинул прядь ее белокурых волос и кончиком пальцев, погладил изящную шею жены.

 — Я так ждал этого, так мечтал.

 Затем он устало поднялся с кресла и направился в сторону камина.

 -Спокойной ночи, моя милая.

 Легким движением он толкнул панель в стене и она бесшумно открылась. Потайная дверь, которую она не заметила. Через секунду барон исчез.

 Она была готова к любому повороту, только не к этому. Она, конечно винила себя. За то что была такой грубой, за то что обидела его. За свою глупость.

 Несколько минут Евгения смотрела в потолок. С самого начало все пошло не так. Она была неловкой и эгоистичной. Все дело было в ее неопытности. Она должна была все исправить. Заставить мужа поверить, что она старается быть ему хорошей женой.

 Девушка перевернулась на бок, свернулась калачиком, накрылась одеялом и тут же уснула.

Оглавление