Глава 6. РЕШЕНИЕ ТИМАРЫ

Едва Тимара с отцом, таща корзины с плодами, переступили порог дома, как мать поприветствовала их улыбкой. Это было странно. Еще больше они удивились, когда мать сразу же, первой заговорила с ними. В ее глазах светилась надежда.

— Мы получили предложение для Тимары.

На мгновение девушка и ее отец замерли на месте. Смысл произнесенной фразы не укладывался в голове. Предложение? Ей? В свои шестнадцать лет она уже давно вышла из того возраста, когда большинство девушек Дождевых чащоб заключают помолвку. Она знала, что в других краях дело обстоит иначе: где-то ее все еще считали бы почти ребенком, где-то — только-только созревшей для замужества. Но здесь, в Дождевых чащобах, срок человеческой жизни куда короче, чем в иных землях. И они знают: если хочешь продолжить свой род, то детей нужно помолвить как можно раньше и поженить, как только те созреют, и тогда через год на свет появится новое поколение. Даже если девушка происходила из бедной семьи, но была миловидной, к десяти годам она уже была сговорена. Да и далеко не красавица к двенадцати годам вполне могла получить предложение о помолвке.

Но этот порядок не касался таких, как Тимара, — ведь ей вообще не следовало жить, не говоря уже о том, чтобы выйти замуж и произвести на свет детей. Для большинства соплеменников она как бы вообще не существовала, остальные же едва замечали ее. Но вот мать, сияя от счастья, говорит, что получила предложение для своей дочери. Это просто невероятно. Какое может быть предложение о браке, если ей нельзя иметь детей? Полная бессмыслица. Кто мог сделать такое предложение и почему ее мать вообще приняла его всерьез?

— Брачное предложение Тимаре? От кого? — В голосе отца звучало недоверие.

Тимара взглянула на лицо матери, и нехорошее предчувствие шевельнулось в сердце. Слишком уж хитрой была ее улыбка. Не глядя ни на Тимару, ни на мужа, женщина склонилась над корзинами и стала выбирать, что из их содержимого можно приготовить на ужин. Когда же она заговорила, то обращалась словно бы к пище:

— Я сказала, что мы получили предложение для Тимары, Джеруп. Я не говорила: брачное предложение.

— Тогда что это за предложение? От кого? — требовательно спросил отец. В голосе прорывались гневные нотки, словно раскаты надвигающейся грозы.

Мать, сохраняя невозмутимый вид, даже не оторвалась от своего занятия.

— Ей предложили полезную работу и самостоятельную жизнь. Мы уже на склоне лет, и она сможет жить отдельно от нас. Предложил Совет торговцев Дождевых чащоб. Так что нечего хмуриться, Джеруп. Это превосходная возможность для Тимары.

Отец перевел взгляд на дочь, ожидая, пока та заговорит. В их маленьком семействе не было секретом, что мать постоянно тревожилась о своих «преклонных годах». Ей казалось, что если сложить с себя ответственность за содержание Тимары, то непременно появится возможность кое-что отложить на старость. Тимара не была в этом так уверена — ведь она ежедневно работала наравне с отцом. Большую часть приносимой домой пищи собирала именно она, срывая плоды с самых высоких, ярко освещенных солнцем ветвей, куда никто другой не осмеливался забираться. Станет ли жизнь матери лучше, если корзины, которые приносит отец, полегчают? А если Тимара уйдет, кто будет исполнять повседневную работу, когда родители совсем состарятся и одряхлеют?

Однако ни одну из этих мыслей Тимара не высказала вслух.

— И какую же полезную работу они предлагают? — тихо спросила она, стараясь, чтобы голос звучал спокойно.

Тимара боялась ответа матери. В Трехоге существовали разного рода «полезные работы». Опаснее всего были раскопки погребенного города Старших. Там требовалось непрерывно трудиться, надрывая спину, орудуя лопатой и таская тяжелые тачки, зачастую почти в полной темноте, — и всегда был риск, что дверь или стена древнего города неожиданно рухнет, высвобождая грязевую лавину. Обычно на такие работы посылали парней, потому что они сильнее. «Неплодоносным» девушкам вроде Тимары чаще поручали поддерживать в порядке мостики в кроне, соединяющие самые высокие и тонкие ветви. Недавно было много разговоров о том, что надо бы расширить сеть пешеходных мостов, которые связывали поселения, находящиеся на разных берегах реки Дождевых чащоб. При этом жарко спорили, как далеко можно протянуть на цепях деревянный мост без риска, что он рухнет. У Тимары екнуло сердце, едва она подумала, что, должно быть, станет одной из тех, кому будет поручено это проверить. Да, наверное, так и есть. Вся округа знала, как ловко она лазает по ветвям. Тогда ей нужно будет оставить дом и жить поблизости от места работы. Придется расстаться с родителями, а в скором времени, быть может, и с самой жизнью. Мать наверняка будет этому рада.

Между тем мать начала рассказ, и в ее голосе слышалась фальшивая радость.

— Так вот, сегодня на стволовой рынок пришел торговец в роскошном вышитом наряде, и при нем был свиток от Совета Дождевых чащоб. Он сказал, что ищет сильных молодых людей, не обремененных супружеством или детьми, для исполнения особой работы на благо Трехога и всех Дождевых чащоб. Что оплата будет хорошей и задаток выплатят немедленно, еще до начала работ, а в конце, когда работники вернутся в Трехог, их щедро наградят. Еще он сказал, что многие люди наверняка пожелают войти в число избранных, однако для такой работы подойдут только самые сильные и выносливые.

Тимара едва сдерживалась. Мать никогда ничего не говорила прямо. Любую историю или новость она излагала, топчась вокруг да около. А задать вопрос означало лишь дать ей повод свернуть еще на одну окольную тропинку. Девушка сжала зубы, едва не прикусив язык.

Отец же не скрывал нетерпения:

— Значит, это не брачное предложение, это предложение работы. Но Тимара уже работает — помогает мне на сборе. И зачем ей вести самостоятельную жизнь, отдельно от нас? Мы не молодеем. Наступит время, когда нам потребуется, чтобы она всегда была рядом, и это как раз произойдет «на склоне лет», как ты выражаешься. Как ты считаешь, кто еще позаботится о нас? Совет Дождевых чащоб?

Мать состроила недовольную гримасу и нахмурилась.

— Ну что ж, хорошо, — заявила она, — тогда я больше ничего не скажу. Надо понимать, я сделала глупость, выслушав того человека и подумав, что Тимаре, возможно, захочется испытать в своей жизни что-то интересное.

Едва ли не дрожа от негодования, мать плотно сжала губы, всем видом показывая, что разозлилась и не скажет больше ни слова.

Общая комната их дома была крошечной, однако мать, раскладывая на обеденной циновке ужин, делала вид, что не замечает ни Тимару, ни отца. Те по-прежнему молчали. Просьба продолжить рассказ лишь доставила бы матери дополнительное удовольствие от того, что она дразнит их, держа в неведении. А вот явное отсутствие интереса могло сработать куда быстрее. Поэтому отец наполнил таз, умылся, выплеснул грязную воду за окно и вновь налил чистой, уже для Тимары. Передавая дочери посудину, он небрежным тоном спросил:

— Может быть, завтра поищем других растений? Встанем пораньше?

— Пожалуй, — осторожно отозвалась Тимара.

Мать не смогла вынести, что они разговаривают о таких обыденных вещах. И подала голос, обращаясь к орехам, которые растирала в муку:

— Выходит, я совсем не знаю свою дочь. Я думала, она будет в восторге, если ей представится возможность работать с драконами. Когда она была младше, драконы ее очень интересовали.

Отец сделал чуть заметный жест, предупреждая Тимару, что надо хранить молчание, раз уж мать разговорилась. Но девушка не удержалась.

— Драконы? Тот выводок, который я видела? Покинутые драконы? Мне предложили работать с ними?

Мать негромко хмыкнула. Она была довольна.

— Судя по всему, нет. Твой отец считает, что тебе лучше никуда не уходить и жить с нами, пока мы не одряхлеем и не умрем, а потом остаток жизни провести в одиночестве.

Она поставила миску с растертыми орехами дерева кура на обеденную циновку, рядом с тарелкой стеблей веддля. Еще до их возвращения мать испекла в общественной печи лепешки — всего шесть, по две на каждого. Такой ужин не назовешь ни обильным, ни изысканным, однако его вполне хватит, чтобы набить брюхо, как выразился бы отец. Всего лишь несколько секунд назад Тимара чувствовала ужасный голод, но сейчас она и смотреть не могла на еду.

Однако отец был прав. Своим вопросом Тимара не остудила злость матери, а еще больше разожгла ее, и сейчас женщина пылала праведным гневом. Улыбаясь, она вела за трапезой разговор о пустяках, как будто все в порядке, а она, как и полагается покорной жене, подчиняется требованиям мужа. Тимара, не в силах выплюнуть наживку, еще дважды спросила ее о предложении, и каждый раз мать отвечала, что дочь, конечно же, не захочет покинуть дом и семью, а значит, нечего и говорить о подобных глупостях.

Все, что оставалось Тимаре, — это сгорать от неутоленного любопытства.

Сразу после ужина Джеруп заявил, что у него дела, и вышел из дома. Тимара убрала остатки ужина, стараясь не встречаться взглядом с матерью, хранившей непроницаемое выражение, а потом поспешила оставить позади и дом, и коротенькие дорожки, ведущие к соседям, и вскарабкалась повыше в древесную крону. Ей нужно было подумать, а это лучше всего получалось в одиночестве. Драконы. Какое отношение могут иметь драконы к сделанному ей предложению?

Тимара видела драконов дважды в жизни. Впервые это случилось пять лет назад, когда ей почти исполнилось одиннадцать. Отец взял ее с собой, провел по Ожерельным мостам, а потом вниз, до самой земли. Тропинка вдоль илистого берега, которая вела к площадке с коконами, была утоптана множеством ног прошедших по ней людей. Это был первый раз, когда Тимара попала в Кассарик.

Воспоминание о зрелище, которое представляли собой выходящие из коконов драконы, было до сих пор свежо. Крылья у них оказались слабыми, а плоть едва прикрывала кости. Тинталья прилетала и улетала, принося им свежее мясо. Отец тогда очень сочувствовал этим несчастным, брошенным существам. Девушка озорно улыбнулась, вспомнив, как он улепетывал от одного из только что вылупившихся драконов.

В первые дни все надеялись, что выжившие драконы вырастут и наберутся сил. Отца Тимары наняли охотиться и приносить драконам пищу. Но Дождевые чащобы не могли прокормить таких крупных и прожорливых хищников. Охотникам, несмотря на старания, было не под силу принести больше добычи, чем водилось в лесу. Совет все хуже платил им за работу. В конце концов отец Тимары бросил это занятие и вернулся в свой дом в Трехоге. Он рассказал, что драконы больны, быстро слабеют и угасают. Те, кто выжил, подросли, но не стали ни здоровыми, ни самостоятельными. «Иногда прилетает Тинталья, приносит мясо, но один дракон не в состоянии прокормить такое множество, — говорил отец. — Она просто исходит жалостью к этим несчастным созданиям. Боюсь, для нас всех это плохо закончится».

Дальше дела пошли еще хуже. Драконы по-прежнему не могли летать. А Тинталья, вопреки всякой вероятности, нашла себе пару. Все считали, что Тинталья — последний истинный дракон в мире, и теперь были потрясены, не в силах поверить в историю о черном драконе, восставшем изо льда.

Как оказалось, какой-то принц из Шести Герцогств обнаружил под землей черного дракона и зачем-то освободил его из ледяной могилы. Пробудившись от долгого сна, дракон избрал Тинталью своей парой. Теперь они вместе летали, охотились и спаривались. История производила впечатление полной нелепицы, но один факт был несомненен: с того времени драконица стала очень редко прилетать в Дождевые чащобы. Из разных концов чащоб порой сообщали, что видели двух огромных драконов, летящих вдалеке. Кое-кто ехидно добавлял, что теперь, когда Тинталья не нуждается в помощи людей, она совершенно отдалилась от них и не только бросила на их попечение прожорливых юных драконов, но и перестала охранять реку Дождевых чащоб.

Но хотя Тинталья и нарушала условия сделки, обитателям Дождевых чащоб не оставалось ничего, кроме как продолжать заботиться о выводке. Как замечали многие, хуже, чем стая драконов рядом с твоим городом, может быть только стая голодных и злых драконов рядом с твоим городом. Конечно, площадка, где вылупились драконы, была изрядно выше Трехога по течению. Но рядом с ней находился погребенный Кассарик, древний город Старших. Самые доступные его части — те, что обнаружились под Трехогом — уже давно раскопали. Дальнейшие раскопки сулили не меньше находок, однако добраться до них можно было бы только в том случае, если молодые драконы не воспрепятствуют людям.

Тимара задумалась, сколько драконов осталось в живых сейчас. Далеко не все окуклившиеся змеи вышли на свет драконами. В тот раз, когда ее отец предпринял последнее путешествие в Кассарик, Тимара напросилась пойти с ним. Это было чуть больше двух лет назад. Если она правильно поняла, тогда были живы всего восемнадцать созданий. Остальные умерли от болезней и плохой еды либо погибли в драках. Тимара смотрела на драконов с деревьев, не смея приблизиться. По сравнению с блестящими, только что вылупившимися дракончиками, которых она видела в детстве, нынешние большие твари казались ей ужасными. Неуклюжие, перемазанные илом и вонючие — поскольку жили на тесной и топкой речной отмели, они почти беспрестанно двигались, топчась по собственному помету и копаясь в объедках. Никто из них даже не пытался взлететь. Некоторые пробовали самостоятельно добывать пищу: заходили в реку и ловили рыбу, идущую на нерест. Чувство потаенной враждебности, исходящее от них, было даже сильнее змеиной вони. Тимара ушла прочь, не в силах больше смотреть на этих костлявых злобных тварей.

Девушка тряхнула головой, чтобы избавиться от воспоминаний, и сосредоточилась на подъеме. Цепляясь когтями, она карабкалась вверх, в гущу ветвей, нависающих над крышей ее дома. Это было чуть ли не самое высокое место в Трехоге. Отсюда она могла окинуть взглядом почти весь древесный город.

Тимара уселась, положив подбородок на колени согнутых ног. Задумалась, глядя, как ночь опускается на город и лес. Этот «насест» особенно нравился ей. Если откинуться и наклониться под нужным углом, то можно заглянуть в крошечный просвет между переплетающихся ветвей и увидеть ночное небо и мириады звезд. Больше никто, думала девушка, не знает об этом зрелище. Оно принадлежит ей одной.

Но наслаждалась покоем она недолго. Дрогнула ветка — это означало, что кто-то собирается присоединиться к ней на ее любимом насесте. Не отец, нет. Этот человек двигался быстрее отца. Девушка не оглянулась, чтобы посмотреть на него, однако заговорила так, словно увидела, кто это:

— Привет, Татс. Что сегодня привело тебя на верхотуру?

Девушка ощутила, как он пожал плечами. Татс стоял во весь рост, потом опустился на четвереньки, чтобы проползти по узкой веточке и оказаться рядом с девушкой. Здесь он уселся прямо, обвив тощими ногами ветвь под собой.

— Просто захотелось прийти, — тихо сказал татуированный.

Тимара наконец повернула голову и взглянула на него. Он молча встретил ее взгляд. Девушка знала, что недавно ее глаза приобрели бледно-голубое сияние — так бывало у некоторых жителей Дождевых чащоб. Татс никогда не заговаривал ни об этом, ни о ее черных когтях. А она не задавала вопросов о татуировках у него на щеке: возле носа виднелся маленький символ, обозначающий лошадь, а по левой щеке шла паутина. Эти отметки означали, что Татс родился рабом. Тимара лишь в общих чертах знала его историю.

Шесть лет назад, с возвращением змей, Совет чащоб пригласил татуированных из Удачного перебраться сюда: подняться вверх по реке, поселиться и обзавестись семьями, чтобы начать новую жизнь. Взамен они должны были потрудиться: углубить речные отмели и построить водные каскады, чтобы змеи смогли доплыть до места окукливания. Среди татуированных были разные люди.

Кто-то в прошлом совершил преступление, кто-то попал в рабство просто за долги, но теперь татуировка всех уравнивала. Среди осужденных должников оказалось немало искусных ремесленников и мастеровых, и теперь их таланты служили на благо общества. Многие татуированные вскоре стали уважаемыми жителями Дождевых чащоб. Но некоторые из тех, что были жуликами, ворами, убийцами, не отказались от своего ремесла, несмотря на шанс начать новую жизнь. Вернулась к прежнему занятию и мать Татса. Тимара слышала, что сначала эта женщина промышляла воровством и грабежами, но, когда очередное ограбление пошло не по плану, стала убийцей. Преступница сбежала, куда — не знал никто, тем более Татс: в то время ему было всего десять лет.

Мальчик оказался брошен на произвол судьбы. Кто-то из сородичей взял его на воспитание. У Тимары сложилось впечатление, что он жил везде и нигде, брал пищу у всех, кто ее предлагал, одевался в обноски и за пару монет был готов на любую черную работу. Тимара с отцом повстречали его на одном из стволовых рынков — больших торжищ, которые проходили вокруг гигантских стволов пяти главных деревьев в центре Трехога. В тот день они продавали птицу, и Татс предложил любые свои услуги за самую маленькую тушку: он уже много месяцев не ел мяса. Отец Тимары, как всегда, оказался слишком добросердечен. Он поставил паренька расхваливать их товар, хотя обычно справлялся с этой задачей сам, причем гораздо лучше: голос у него был громче и мелодичнее. Но Татс хотел — прямо-таки жаждал! — выслужить себе трапезу.

Это случилось два года назад, и с того дня они часто видели его. Когда у отца Тимары находилась для него работа, парень был благодарен за любую плату, которую они могли ему предложить. Благодаря своей ловкости он прижился даже здесь, в высоких кронах, куда никогда не забирался никто из рожденных на земле. Тимаре нравилось его общество — у нее было мало друзей. Ее детские товарищи по играм давным-давно выросли, переженились и теперь вели новую, семейную жизнь. А Тимара осталась позади, в своем затянувшемся отрочестве. И как ни странно, ей было отрадно найти друга столь же одинокого, как она сама. Она удивлялась, почему Татс до сих пор не нашел себе жену или хотя бы девушку.

Мысли Тимары беспорядочно блуждали. Она осознала, что ее молчание затянулось, только когда заговорил Татс:

— Ты хотела сегодня побыть одна? Я вовсе не собирался беспокоить тебя.

— Ты меня не побеспокоил, Татс. Я просто забралась сюда, чтобы подумать.

— О чем?

Он устроился на ветви поудобнее.

— Думаю, какую из возможностей мне выбрать. Не то чтобы их было много…

Тимара выдавила смешок.

— Немного? А почему?

Девушка посмотрела на него, гадая, уж не дразнится ли он.

— Понимаешь, мне шестнадцать лет, а я все еще живу с родителями. Никто до сих пор не сделал мне предложение. И не сделает. Так что мне или придется жить с матерью и отцом до конца дней или выживать в одиночку. Я немного умею охотиться и собирать растения. А еще мне известно главное: если я попытаюсь заниматься тем или другим в одиночку, окажусь в нищете. В Дождевых чащобах, чтобы не умереть с голоду, нужно слаженно работать по крайней мере вдвоем. А я, похоже, всегда буду одна.

Татс удивленно и с некоторой тревогой выслушал этот монолог. Потом откашлялся и спросил:

— Почему ты думаешь, что тебе всегда придется заниматься этим в одиночку? — А потом добавил, уже тише: — Ты говоришь так, как будто жить с родителями — это что-то ужасное. Хотел бы я, чтобы у меня были отец или мать. — Он коротко усмехнулся. — И я даже вообразить себе не могу, как это — когда есть оба родителя.

— Жить с родителями вовсе не так ужасно, — признала Тимара. — Хотя иногда я понимаю, что мать видеть меня не желает. Папа ко мне всегда добр, он совсем не против, чтобы я осталась дома навсегда. Наверное, когда он принес меня обратно домой, он догадывался, что я буду им помощницей до конца жизни.

Татс нахмурился. Из-за недоуменной гримасы паутина на его щеке странно исказилась.

— Принес тебя обратно домой? А где ты пропадала?

Теперь уже Тимара почувствовала себя неловко. Она привыкла думать, что все знают, кто она такая и какая история за этим кроется. Любой житель Дождевых чащоб все понимал, едва взглянув на нее. Но Татс родился не здесь, а местные старались не рассказывать чужакам о Тимаре и таких, как она. Татс действительно ничего не знал. Эта мысль была для девушки как укол. Она оскалила зубы в странной улыбке и протянула парнишке руку.

— Ничего не замечаешь?

Он наклонился поближе и уставился на ее руку.

— Ты что, коготь сломала?

Тимара подавила смешок и внезапно поняла то, чего не понимала раньше. Татс так дружески держался с ней потому, что и в самом деле ничего не знал.

— Татс, ты же не можешь не видеть — у меня на руках когти, не ногти. Как у жабы или у ящерицы. — Она запустила когти в кору и рванула на себя. На ветви остались четыре полоски. — Когти делают меня тем, что я есть.

— Я у многих в Дождевых чащобах видел когти.

Секунду Тимара непонимающе смотрела на него. Потом возразила:

— Нет, это не то. Ты видел у многих черные ногти. Или даже большие черные ногти. Но не когти. Потому что когда рождается ребенок с когтями вместо ногтей, родители и повитуха знают, что должны сделать. И делают это.

Татс придвинулся по ветке ближе к ней.

— Что делают? — хрипло спросил он.

Она отвела глаза от его пристального взгляда и уставилась в переплетение ветвей, между которыми запуталась ночь.

— Избавляются от него. Уносят его куда-нибудь, где не ходят люди. И оставляют там.

— Умирать? — Татс был потрясен.

— Да, умирать. Или на съедение — древесной кошке или большой змее.

Тимара взглянула на парнишку и поняла, что не выдержит его взгляда, в котором плескался ужас. Этот взгляд словно бы обвинял, и девушка почувствовала себя неуютно, как будто проявила неблагодарность или неповиновение, рассказывая об участи детей-выродков.

— Иногда ребенка душат, чтобы он долго не мучился, а потом бросают в реку. Думаю, это зависит от повитухи. Моя повитуха просто унесла меня и положила в развилку ветви подальше от всех путей, а потом поспешила обратно к моей матери, потому что у той было сильное кровотечение.

Тимара сглотнула комок в горле. Пораженный Татс смотрел на нее, слегка приоткрыв рот. Впервые девушка заметила, что один из его нижних зубов заходит за другой. Она снова отвела взгляд.

— Повитуха не знала, что мой отец выследил ее. До меня у родителей уже были дети, но я оказалась первым ребенком, который родился живым. Папа сказал, что не мог вынести мысли о моей смерти и почувствовал, что мне надо дать шанс. Поэтому он пошел следом за повитухой и принес меня обратно домой, хотя знал, что многие осудят его за этот поступок.

— Осудят? Почему?

Девушка снова посмотрела на Татса и опять подумала, не потешается ли он. У него были светлые глаза, голубые или серые, в зависимости от времени суток. Но они не светились, в отличие от ее глаз. И смотрели на нее без малейшей хитрости. Этот честный взгляд почти разозлил Тимару.

— Татс, как ты можешь не знать таких вещей? Сколько ты прожил в Дождевых чащобах — шесть лет? Здесь многие дети рождаются с отметинами чащоб. А когда они вырастают, отличия усиливаются. Поэтому людям надо было где-то провести черту. Потому что если уже при рождении ты слишком сильно отличаешься, если у тебя уже есть чешуя и когти, то кто знает, каким ты вырастешь? А если бы такие, как я, вступали в брак, то их дети наверняка рождались бы еще меньше похожими на людей, а вырастали бы вообще Са ведает кем.

Татс сделал глубокий вдох, потом резко выдохнул, тряхнув головой.

— Тимара, ты говоришь так, как будто не считаешь себя человеком.

— Ну… — начала она, а затем умолкла.

Некоторое время она пыталась поймать ускользающие слова. «Может быть, я и не человек». Верила ли она в это? Конечно нет. Наверное, нет. Кто же она тогда, если не человек? Но если она человек, почему же у нее когти?

Прежде чем девушка собралась с мыслями, Татс заговорил снова:

— Мне кажется, ты выглядишь ничуть не страннее, чем большинство здешних. Я видел людей, у которых чешуи и бахромы на шее гораздо больше, чем у тебя. Теперь меня это уже не пугает. Когда я был маленьким и впервые попал сюда, вы все казались мне страшными. А теперь уже нет. Вы просто… ну, как бы люди с отметинами. Точно так же, как мы, татуированные.

— Тебя отметил татуировкой твой владелец. Чтобы показать, что ты раб.

Татс улыбнулся, сверкнув белыми зубами. Этой улыбкой он словно бы опровергал ее слова.

— Нет. Меня отметили, чтобы хозяева могли поверить, будто я принадлежу им.

— Знаю, знаю, — поспешно ответила Тимара. На этом настаивали многие из бывших рабов. Она не понимала, почему для них так важно подчеркнуть разницу. Впрочем, пусть Татс объясняет свою татуировку так, как ему нравится. — Но я хотела сказать, что кто-то сделал это с тобой. А до того ты был таким же, как все. А вот я родилась с ними. — Она повернула руку и посмотрела на черные когти, загибающиеся к ладони. — Не такая, как все. Непригодная к замужеству. — Отвернувшись, она добавила совсем тихо: — Не заслуживающая жизни.

Татс негромко произнес:

— Твоя мама только что вышла из дома и смотрит вверх, на нас. Вот сейчас она там стоит и глядит прямо на меня. — Он слегка отодвинулся от Тимары, склонил лохматую голову и ссутулил плечи, как будто стараясь стать невидимым. — Она ведь меня не любит?

Тимара пожала плечами:

— Сейчас она больше всего не любит меня. У нас сегодня вышла… ну, вроде как семейная ссора. Мы с папой вернулись со сбора, а мать сказала, что кто-то сделал мне предложение. Не брачное, а предложение работы. Но папа ответил, что я уже работаю, а она рассердилась и не хочет рассказывать даже, что мне предложили.

Девушка опустилась спиной на ветку и вздохнула. Вокруг сгущалась темная ночь Дождевых чащоб. В висячих домиках зажигались лампы. Насколько хватало глаз, сквозь путаницу ветвей и листьев мерцали разбросанные там и сям искорки верхних ярусов Трехога. Девушка перевернулась на живот и посмотрела вниз, на жилища более зажиточных горожан, где огоньки были гуще и ярче. Фонарщики уже приступили к работе, они зажигали фонари на мостах, которые, подобно сияющим ожерельям, обвивали деревья города. Тимаре казалось, что с каждым вечером этих огоньков становится все больше. Шесть лет назад, когда здесь появились татуированные, население Трехога и Кассарика увеличилось. И с тех пор приходили все новые и новые чужаки. Девушка слышала, что маленькие торговые поселения ниже по реке тоже разрастаются.

Лес внизу, осыпанный огнями, был прекрасен. Это ее лес — и в то же время он ей не принадлежал.

Тимара сжала зубы и проговорила:

— Вот это-то меня и злит. Мне и так почти не из чего выбирать, а тут еще родная мать скрывает от меня какую-то возможность.

Она оглянулась на костлявого парнишку, сидящего на ветви рядом с ней. Усмешка Татса всегда заставляла ее вздрогнуть — настолько сильно в этот момент менялось его лицо. Вот и сейчас он вдруг ухмыльнулся.

— Кажется, я знаю, что тебе предложили.

— И что ты знаешь?

— Что это за предложение. Я тоже слышал о нем. Это одна из причин, почему я сегодня пришел сюда. Я хотел спросить тебя и твоего папу, что вы об этом думаете. Вы ведь знаете о драконах побольше моего.

Тимара села так резко, что Татс от неожиданности икнул. Однако девушка знала, что не упадет с ветки.

— Что за предложение? — требовательно спросила она.

Лицо Татса озарилось воодушевлением.

— Ну, один парень на всех стволовых рынках вешает объявления. Он взял одно и прочитал его мне. Если верить написанному, Совет Дождевых чащоб ищет работников — молодых, здоровых и, как говорится, необремененных связями. Парень сказал, это значит — без семьи… — Татс резко оборвал себя. — Ой, наверное, это не то предложение, которое сделали тебе? Ведь у тебя же есть семья.

— Давай рассказывай, — поторопила Тимара.

— Ну так смысл в чем? Драконы там, в Кассарике, доставляют много неприятностей. Он делают всякие пакости, пугают людей и вообще плохо себя ведут, и Совет решил, что их надо из Кассарика увести. Поэтому они ищут людей, которые это сделают. Ну, нужны те, кто будет сгонять драконов в стадо, добывать им еду и все такое. Ну и еще надо будет устроить их на новом месте и не дать им вернуться обратно.

— Погонщики драконов, — тихо сказала Тимара, — а может быть, их хранители. Как посмотреть. — Она отвернулась от Татса и попыталась вообразить, как бы это выглядело. Судя по тому, что она видела, с драконами не так-то легко справиться. — Думаю, это будет опасная работа. И именно поэтому Совет ищет сирот или людей без семьи. Чтобы некому было жаловаться, если дракон тебя съест.

Татс моргнул, глядя на нее.

— Ты серьезно?

— Ну…

— Тимара! — Резкий голос матери разорвал вечернюю тишину. — Уже поздно. Иди в дом.

Девушка вздрогнула. Мать редко называла ее по имени прилюдно и еще реже желала ее присутствия.

— Зачем? — крикнула Тимара в ответ.

Наверное, отец вернулся домой и хочет ее видеть. Она не могла припомнить, чтобы мать когда-либо звала ее домой по своей воле.

— Потому что уже поздно. И потому что я так сказала. Иди в дом.

Татс широко раскрыл глаза и шепотом произнес:

— Я знаю, она меня недолюбливает. Я лучше пойду, а то у тебя будут неприятности.

— Татс, я уверена, ты тут ни при чем. Тебе не нужно уходить. Наверное, она просто хочет поручить мне что-нибудь сделать.

На самом деле Тимара понятия не имела, почему мать вдруг принялась звать ее домой. Но знала, что, наверное, нужно спуститься вниз, туда, где их маленькое жилище мягко покачивается на поддерживающих его ветвях. Однако идти не хотелось. Когда отца не было дома, комнаты казались неуютными и тесными. В них словно витал дух материнского недовольства. Взамен обычной готовности подчиниться матери в душе девушки внезапно вспыхнуло упрямство. Она спустится, но не прямо сейчас. В конце концов, что может сделать мать? Она никогда не забиралась вверх, на тонкие ветви, где сейчас сидели Тимара и Татс, и вообще презирала эту часть Трехога — Сверчковые Домики. Здесь крохотные обиталища сооружались в самой верхней части кроны, а люди перебирались с одной ветви на другую по легким мостам и тонким канатам. Мать Тимары злило, что приходится жить в квартале бедноты, однако им по средствам был только такой висячий дом. И почти все здесь, на вершинах, стоило дешевле, чем на нижних ветвях.

— Разве ты не пойдешь домой? — тихо спросил Татс.

— Нет, — решительно ответила Тимара. — Пока нет.

— А о чем ты думала перед этим?

Девушка пожала плечами.

— О том, как сильно все переменилось. — Она взглянула за край ветви вниз, на мерцающие огни Трехога. Их сияние тут и там заслоняли массивные стволы и широко раскинувшиеся ветви дождевого леса. — Моя семья не всегда была бедной. До того как я родилась, когда родители только поженились, они жили там, внизу. Намного ниже. Отец был третьим сыном торговца Дождевых чащоб. Его семья владела долей в участке древнего погребенного города, и они были довольно состоятельными. Но потом дед умер. У отца было два старших брата. Самый старший унаследовал участок, а средний умел извлекать из него прибыль. Но этого было недостаточно, чтобы прокормить три семьи, и моему отцу пришлось самому зарабатывать себе на жизнь. Иногда мне кажется, что именно это и обозлило мою мать, еще до моего рождения. Наверное, она надеялась беспечно жить в достатке и родить красивых детей, а потом выгодно пристроить их замуж или женить. — Тимара скривила губы в невеселой улыбке. — Одна мелочь, и все оказалось бы совсем по-другому. Мне кажется, если бы мой отец был старшим сыном и наследником, кто-нибудь уже посватался бы ко мне, даже имей я хвост, как у мартышки, и голос визгливый, как у древесной крысы.

Татс рассмеялся, напугав ее, но через миг девушка присоединилась к его смеху.

— Неужели та жизнь тебе понравилась бы больше, чем эта, которую ты ведешь сейчас?

Похоже, он спрашивал искренне. Тимара усмехнулась.

— Ну, эта жизнь мне нравилась больше, когда я была младше и мы не были такими бедными, как сейчас.

— Бедными?

— Ну, понимаешь, мы живем впроголодь, обитаем в верхних ярусах Трехога, где ветки тонкие, а дорожки узкие. Но мы не всегда жили здесь.

— А по-моему, вы совсем не бедные, — возразил Татс.

— По-твоему, может, и так, но тогда мы жили богаче, это уж точно. — Тимара вспомнила времена раннего детства. Да, тогда они жили достаточно хорошо. — Мой папа был охотником, очень ловким. Одно время он добывал мясо для драконов, пока Совет не перестал честно платить за это. Тогда папа решил попытать счастья в фермерстве.

— Землю возделывать? Где? В Дождевых чащобах и земли-то подходящей нет.

— Не все растения, которые мы едим, растут на земле. Так он всегда говорил. Многие съедобные растения вырастают в кроне — в почве, нанесенной в углубления коры, или у них есть воздушные корни, или они питаются соками самого дерева…

Тимара пыталась объяснять, хотя от воспоминаний об этой идее отца на нее всегда наваливалась усталость. Вместо того чтобы бродить по ветвям и мостам Дождевых чащоб, добывать дичь и собирать то, что дает сама крона, отец затеял попытку выращивать еду. Идея была не нова. Время от времени кто-нибудь, подобно отцу Тимары, вдруг воображал, будто понял, как добиться результата. Брал различные растения, пригодные в пищу, и пытался взращивать их там, где нужно человеку, а не там, где посадил их Са. И до сих пор никому не удалось заставить лес плодоносить в соответствии со своими планами.

Отец был просто решительнее и упорнее своих предшественников. Говорят, упорство — хорошая черта. Но мать Тимары как-то бросила — мол, это лишь означает, что их семья прожила в бедности гораздо дольше, чем те, кто попробовал, убедился в неудаче и быстро вернулся к охоте и собирательству. «Фермерство» отнимало у семьи много времени и приносило куда меньше плодов, чем собирательство, однако отец Тимары не сдавался, веря, что в один прекрасный день все их затраты окупятся.

— Похоже, про твоего отца говорят правду, — тихо промолвил Татс.

— Мать говорит, ради отцовской мечты ей пришлось пожертвовать всем, что доставляло ей радость. Может быть, это правда, я не знаю. Когда я была маленькой и отец занимался просто собирательством, мы жили в доме из четырех комнат, построенном так близко к стволу, что даже во время бури он лишь едва-едва покачивался.

Это были лучшие дома в Дождевых чащобах. Чем ближе к стволу построено жилище, тем оно надежнее и тем меньше страдает от ветра и дождя. До стволовых рынков оттуда рукой подать, а если спуститься вниз по стволу, увидишь таверны и игорные дома. Правда, возле ствола и солнечного света меньше, но Тимара считала, что, если хочется насладиться солнцем и ветром, всегда можно залезть наверх. Мосты и дорожки, обвивавшие дерево вблизи их прежнего дома, были прочными, их ограждение, тщательно сплетенное, поддерживалось в порядке. Если за солнечным светом она карабкалась вверх, то, чтобы почувствовать под ногами почву, достаточно было с такой же легкостью спуститься вниз. Тимара не особенно любила прогулки вниз, на твердую землю, но ее матери, похоже, там нравилось.

— А чем тебе невзлюбилась земля? Мне кажется, это самое естественное место для жизни. Я скучаю по земле. Скучаю по возможности бежать или идти, не опасаясь упасть.

Тимара покачала головой.

— Не думаю, что смогу доверять земле. Здесь, в Дождевых чащобах, чем ближе к земле, тем ближе к реке. А река разливается. Иногда неожиданно, без всяких признаков, по которым можно это предугадать. Мы ведь знаем: все, что строится на земле, долго не простоит. Однажды река поднялась так, что затопила древний город. Это было ужасно. Многие рабочие оказались там, словно в ловушке, и утонули.

Широкая беспокойная река пугала Тимару. Девушка знала, что вода поднимается в определенное время года, но порой наводнения случались внезапно. Чаще вода бывала умеренно едкой. Зато после землетрясений река делалась смертоносного серовато-белого цвета, и тогда падение в воду означало для человека смерть. Владельцы лодок вытаскивали их из воды до той поры, пока река не возвращалась к своему обычному цвету. Бывая на земле, Тимара боялась, что река неожиданно начнет подниматься и поглотит ее. Только на надежном дереве, высоко над коварной водой и прибрежными трясинами, девушка чувствовала себя в безопасности. Это был глупый, детский страх, но его испытывали многие обитатели Дождевых чащоб.

В ответ на откровения Тимары Татс только пожал плечами. Он обвел взглядом листву, заслонявшую их со всех сторон — и скрывавшую от них и небо наверху, и землю внизу.

— Мне вы никогда не казались бедными, — негромко заметил он. — Я всегда думал, что здесь, наверху, вам неплохо живется.

— Мне вовсе не так уж плохо. Вот моей матери труднее. Она привыкла к жизни в достатке — с вечеринками, красивой одеждой, всякими безделушками. Я скучаю по прошлой жизни из-за другого. Может быть, просто потому, что там, внизу, у меня было больше друзей. Наверное, тогда, в детстве, никто не обращал особого внимания, ногти у тебя на руках или когти. Мы все просто играли на площадках между ярусами. Отец платил за мое обучение, покупал мне книги, хотя другим детям приходилось брать их на время за деньги. Все считали, что он меня слишком балует, а мать злилась из-за трат. И мы тогда ходили по всяким местам. Помню, один раз спустились по стволу, чтобы посмотреть пьесу — ее показывали актеры из Джамелии. Я не поняла, о чем она, но костюмы были очень красивые. А в другой раз мы побывали на представлении с музыкой — там выступали певцы, жонглеры и фокусники!

Мне ужасно понравилось! Сцена была подвешена между несколькими деревьями, ее подпирала платформа, а зрительские места укрепили на канатах и сетках. Тогда я впервые поняла, какой Трехог большой. Землю полностью заслоняли ветви и листья, но в просветах кроны была видна река и небо над ней — большой кусок черного неба и множество звезд на нем. А в листве вокруг нас светились окна домов, и освещенные мостики походили на драгоценные ожерелья… — Тимара закрыла глаза и подняла голову, вызывая в памяти это зрелище. — А еще раз в месяц мы всей семьей ходили на ужин в «Дом пряностей Грассары», и главным блюдом всегда было мясо. Целый кусок мяса для меня, и еще кусок для матери, и кусок для отца. — Девушка покачала головой. — Даже тогда мать оставалась недовольна. Но мне кажется, она всегда была и будет чем-то недовольна. Сколько бы у нас ни было, она хочет больше.

— По-моему, это вполне нормально, — заметил Татс.

Тимара открыла глаза и с удивлением увидела, что он подвинулся ближе к ее «насесту», причем так, что она этого даже не почувствовала. Парень стал гораздо ловчее перемещаться по веткам. Но прежде чем она успела его похвалить, Татс спросил:

— И когда все изменилось?

— Когда отец занялся растениями. Насколько я помню, нам каждый год приходилось переезжать все выше и все дальше от ствола.

Девушка глянула на Татса. Он сидел верхом на ветке, скрестив ноги в лодыжках. Похоже, так он чувствовал себя увереннее, хоть и терпел некоторое неудобство. От его пристального взгляда Тимаре сделалось неловко. Может, он смотрит на ее чешую? На крошечные чешуйки, которые окружают ее губы, на выросты бахромы, тянущиеся под подбородком? Девушка отвернулась и заговорила, обращаясь к деревьям:

— Последнее место, где мы жили перед тем, как перебраться в Сверчковые Домики, — Птичьи Гнезда. Когда-то это был самый бедный район Трехога. Но потом пришли татуированные и другие переселенцы и выжили нас оттуда.

Дома в Птичьих Гнездах были сплетены из лиан и дранки, комнатушки в них были крошечные. Узкие, подвешенные в воздухе дорожки спускались на несколько ярусов вниз, прежде чем достигали надежных мостов и пешеходных ветвей.

— Мы прожили там всего пару лет, а потом появились художники и ремесленники. Многие из них были татуированными. Они только что пришли в Дождевые чащобы, и им нужно было жилье подешевле, а еще чтобы соседи не жаловались на шум, вечеринки и странный образ жизни.

Тимара улыбнулась своим воспоминаниям. Насколько ей нравилось жить в Птичьих Гнездах, настолько ее мать ненавидела все в том районе. Художники вывешивали свои творения на ветвях. Самый бедный квартал города стал самым ярким и красивым. На каждом перекрестке звенели на ветру колокольчики, ограждениями вдоль тропинок служили гобелены из разноцветных нитей и бусин, а с грубой коры ветвей, поддерживавших легкие домики, смотрели нарисованные лица. Даже каморки Тимариного семейства обрели яркие цвета: единственным доходом отца от скромного урожая были творения тех самых художников и ремесленников. Задолго до того, как Диана заслужила репутацию непревзойденной вязальщицы, Тимара носила свитер и шарф, связанные ее проворными руками; а резной сундучок, где девочка хранила вещи, сделал сам Рафлес. Она любила эти вещи просто потому, что они были красивыми и новыми. Потом мать продала их так дорого, что все только подивились. Но Тимара очень переживала из-за потери.

Как всегда происходит в подобных случаях — по крайней мере, если верить отцу, — в Птичьих Гнездах начали бывать богатые покровители художников. Не удовольствовавшись только покупкой творений, они начали покупать и сам стиль их жизни. Вскоре здесь поселились сыновья и дочери самых богатых торговцев Дождевых чащоб; живя среди художников, они и вели себя так, словно сами были художниками, однако не создавали ничего, кроме шума и суеты. Птичьи Гнезда прослыли шальным местечком. Жилье стало куда дороже, чем мог позволить себе отец Тимары. Толстосумы, построившие себе здесь домики для отдыха, потребовали, чтобы подвесные дорожки стали надежнее, а пешеходные пути на ветвях — шире; соответственно, росли и налоги. На ближайших деревьях появились магазины и кафе. Художники, укрепившие свое положение, радовались переменам. Они становились богатыми и известными.

— Арендная плата выросла, и мы уехали. Нам не по карману были такие налоги, не говоря уж о том, чтобы есть в кафе. Пришлось продать все поделки, которые отец получил в обмен на продукты, и на вырученные деньги переехать еще выше, — Тимара взглянула вверх. Там, в маленьких домиках, мерцали желтые огоньки. — Думаю, в следующий раз, когда нам придется перебираться на новое место, нас занесет на Вершины. Там днем всегда светло, но я слышала, что дома почти постоянно раскачиваются на ветру.

— Наверное, мне бы тоже не понравилась такая качка, — согласился Татс.

— Ну да. А вот здесь, в Сверчковых Домиках, мне нравится. Сверху льется достаточно дождевой воды, и не надо ее носить откуда-нибудь или платить водоносам. Когда мы только сюда перебрались, мать сплела купальный гамак, и летом, когда вода нагревается сама по себе, в нем очень здорово купаться. По краям ветвей растет мох, и иногда можно увидеть маленькую лягушку, бабочку или ящерку, которая греется на солнце. А если влезть немного повыше, найдешь цветы — они тянутся к солнцу. Я их приношу, а мать продает на рынках ниже по стволу, где редко видят цветы с Вершин.

Как будто в ответ на упоминание о матери, ее резкий сердитый голос снова нарушил тишину:

— Тимара! Домой сию же минуту! Спускайся!

Тимара встала. В голосе матери помимо обычного раздражения звучало что-то еще. Нотка страха или угрозы, от которой девушку пробрал озноб.

— Подожди немного, — сказал Татс и начал отцепляться от ветки.

— Тимара!

— Мне надо идти! — воскликнула девушка и, сделав два быстрых шага, оказалась рядом с Татсом.

Тимара услышала, как у парня перехватило дыхание, когда она, положив руки ему на плечи, легко перескочила через него, опустилась на все еще раскачивавшуюся ветку и добежала по ней до ствола. Девушке вспомнились слова, некогда сказанные отцом: «Ты создана для жизни в кронах, Тимара. И не стыдись этого!» И впервые она ощутила странную гордость. Татс потрясен ее ловкостью. Его плечи были теплыми, когда она коснулась их.

— Я увижу тебя завтра? — крикнул он ей вслед.

— Наверное! — отозвалась она. — Когда я закончу с делами.

Тимара быстро спустилась по стволу, не воспользовавшись страховочным канатом и зарубками для ног, — она просто вонзала в кору когти. Добравшись до двух горизонтальных ветвей, на которых висел ее дом, она скользнула вдоль них и нырнула вниз, в окно своей спальной каморки, упав прямо на толстый матрац, набитый листьями, — он занимал весь пол помещения. Миг спустя девушка уже была в общей комнате.

— Я дома, — объявила она, переводя дыхание.

Мать сидела посреди комнаты, скрестив ноги.

— Чего ты добивалась? — сердито спросила она. — Хотела мне отомстить? При том, что твой отец, считай, запретил мне рассказывать о предложении! Ты хочешь опозорить всю семью? Что о нас люди подумают? Что они подумают обо мне? Ты будешь рада, если нас совсем выживут из Трехога?

В кроне возле Вершин растет цветок под названием стрелоцвет. Он красив и ароматен, но стоит чуть прикоснуться к стеблю, и он выбрасывает крошечные шипы, больно ранящие дерзкую руку.

Вопросы матери жалили Тимару, словно тысяча таких шипов, каждый из них вонзался в душу, полностью обессиливая. Когда мать, выдохнувшись, умолкла, грудь ее тяжело вздымалась, а щеки порозовели.

— Я не сделала ничего плохого! Ничего такого, что может опозорить меня или нашу семью!

Тимара была так потрясена, что с трудом подбирала слова. Но такой ответ лишь еще больше разозлил мать. Ее глаза выкатились, словно готовые вот-вот вывалиться из орбит.

— Что?! Ты смеешь лгать мне? Бесстыдница! Бесстыдница! Я видела тебя, Тимара! Все видели, как ты сидела там, на виду, любезничая с этим парнем. А ведь ты знаешь, что это не для тебя! Как ты могла позволить ему позвать тебя на свидание! Как ты могла остаться с ним наедине!

Тимара отчаянно пыталась понять, что так взбесило мать.

— Татс? Ты имеешь в виду Татса? Он иногда помогает папе на рынке. Ты же его видела, ты его знаешь!

— Вот уж точно, знаю! С татуировкой на всю морду, как у преступника, и все знают, что он сын воровки и убийцы! Плохо уже то, что такая, как ты, позволила мужчине пригласить тебя на свидание. Но ты еще выбрала подонка из подонков!

— Мама! Я… Он всего лишь мальчишка, который иногда помогает отцу на стволовом рынке! Он мне просто друг, вот и все. Я знаю, что никогда не смогу… что никто не станет за мной ухаживать. Да и кто захочет? Ты ведешь себя нечестно и глупо. Взгляни на меня. Ты действительно думаешь, что Татс позвал меня на свидание?

— А почему нет? Кто еще согласится встречаться с ним? А он, наверное, думает, что ничего получше тебе не светит, поэтому ты согласишься на удовольствие от любого, кто бы его тебе ни предложил! Ты знаешь, что с нами сделают соседи, если ты забеременеешь? Ты знаешь, к чему приговорит нас всех Совет? Да, я пыталась с самого начала предупредить твоего отца, что до этого дойдет! Я его спрашивала: что у нее тогда будет за жизнь? А он отвечал: «Нет-нет, я за ней присмотрю, я не дам ей забеременеть. Я не дам ей опозорить нас». Ну и где он теперь? Отверг предложение для тебя, даже не выслушав его, и ушел, оставив меня присматривать за тобой, а ты удрала красоваться и позориться перед всеми!

— Мама, я не сделала ничего плохого. Ничего. Мы просто сидели и разговаривали, вот и все. Татс не ухаживает за мной. Ты же сама сказала, что мы были у всех на виду, просто сидели и болтали. Татс вообще обо мне в этом смысле не думает. И никто не думает.

Сначала Тимара говорила негромко и спокойно, но на последних словах у нее так сжало горло, что она едва смогла выдавить их пронзительным шепотом. Слезы, почти непривычные ей и болезненно жгучие, собрались в уголках глаз и обожгли чешуйчатые краешки век. Она сердито смахнула их. Вдруг ей стало невыносимо находиться в одной комнате с женщиной, которая дала ей жизнь и возненавидела с тех самых пор.

— Я пойду посижу снаружи. Одна.

— Только оставайся у меня на виду! — выкрикнула мать.

Тимара ничего не ответила, но и не ослушалась. Она влезла на ветку, поддерживавшую дом, и направилась к ее оконечности. Мать этим вполне удовольствуется. Ветка вела в никуда, а если мать действительно захочет убедиться, что Тимара одна, достаточно будет выглянуть в окно. Девушка забралась по ветке дальше, чем обычно, и уселась, свесив ноги. Она смотрела вниз и болтала ногами, проверяя собственную храбрость. Если определенным образом сосредоточить взгляд, то становятся видны только яркие огни внизу. Каждый огонек — это освещенное окно.

Одни были яркими, словно фонари, другие — будто отдаленные звезды в глубинах леса. А вот стоит сфокусировать глаза по-иному, и увидишь скрещенные полосы и полоски темноты на фоне сияния внизу. Падающее тело не рухнет прямиком на далекую землю под деревом, нет. Тело будет ударяться о ветви, отлетать от них и, вопреки всей ее решимости, цепляться, пусть даже на миг, за каждую из этих веток. Не получится никакого быстрого падения и мгновенной смерти.

Тимара узнала об этом в одиннадцать лет. Тот день она помнила обрывками. Началось все со спора на стволовом рынке. Сейчас ей вспомнилось — это был последний раз, когда она вместе с матерью пошла на рынок, чтобы продать цветы, принесенные ею с Вершин. Стволовые рынки были лучшим местом для торговли. Расположенные близко к стволу обширные помосты нередко соединялись висячими мостами с другими деревьями. Сюда приходило много народа, и, конечно, чем ниже располагался рынок, тем богаче были покупатели. Собранные Тимарой цветы, темно-пурпурные и нежно-розовые, величиной с ее голову, источали необыкновенный аромат. Лепестки у них были толстыми и словно бы восковыми, а над ними возвышались ярко-желтые тычинки и пестики. Цветы расходились по хорошей цене, и мать целых два раза улыбнулась Тимаре, пряча в карман серебряные монеты.

Тимара сидела на корточках рядом с циновкой, на которой мать разложила товар, когда заметила пару обутых в сандалии ног, остановившихся прямо перед ней. Над сандалиями колыхался край голубого одеяния торговца. Тимара подняла голову и взглянула на его лицо. Старик, хмурясь, смотрел на нее, потом сделал шаг назад и резким тоном, в котором сквозило негодование, обратился к ее матери:

— Зачем вы держите такую девчонку? Посмотри на нее, на ее ногти, на уши — она никогда не продолжит ваш род! Вам надо было избавиться от нее и попытаться завести другого ребенка. Сегодня она ест, но надежды на завтра не несет. Это бесполезная жизнь, обуза для всех нас.

— Это ее отец пожелал, чтобы она выжила, и настоял на этом, — коротко ответила мать и опустила глаза, пристыженная укором старика.

И случайно встретилась взглядом с Тимарой. Девочка смотрела на нее снизу вверх, ошеломленная тем, что собственная мать настолько неуверенно ее защищает. Быть может, совершенно потрясенный вид дочери выжал каплю жалости из очерствевшего материнского сердца.

— Она много работает, — сказала она старику. — Иногда она ходит с отцом на сбор и приносит домой почти столько же, сколько он.

— Тогда она должна каждый день ходить на сбор, — жестко ответил тот, — чтобы ее труды могли возместить те ресурсы, которые она поглощает. Здесь, в Дождевых чащобах, все ценно, или в твоей семье об этом забыли?

— И ценнее всего жизнь ребенка, — отозвался подошедший отец Тимары, остановившись за спиной у старика.

Отец спустился, чтобы встретить их после торгового дня. Он только что вернулся из кроны, и его одежда пропахла корой и была испятнана соком листьев от лазания по ветвям. Тимара уже вышла из того возраста, когда детей носят на руках, но отец подхватил ее и понес прочь, к выходу с рынка. Короб на другом его плече был наполнен до половины. Мать поспешно свернула циновку вместе с нераспроданным товаром и побежала за ними по дорожке.

— Старый ханжа! — прорычал отец. — Хотел бы я знать, сам-то он отрабатывает то, что съедает? Как ты могла позволить ему так говорить о Тимаре?

— Он торговец, Джеруп. — Мать оглянулась почти со страхом. — Нельзя оскорблять его или его семью.

— О, торговец! — Голос отца был едким от притворного благоговения. — Человек, рожденный для богатства и привилегий. Он заслужил свое место точно так же, как любой старший ребенок: оказался достаточно умен, чтобы первым появиться на свет из чрева подходящей женщины. Или я не прав?

Мать запыхалась, пытаясь угнаться за ним. Отец был невысоким, но жилистым и сильным, как большинство сборщиков. Даже с Тимарой на плече он легко шагал по мостам и взбирался по лестницам, обвивающим толстые стволы деревьев. А мать, нагруженная лишь циновкой, едва могла держаться вровень с ним.

— Он видел ее когти, Джеруп, черные и изогнутые, как у жабы. Ей только одиннадцать, а чешуя у нее уже как у тридцатилетней женщины. Он видел перепонки у нее на ногах. Понял, что у нее это с самого рождения, и его оскорбило то, что ты решил оставить ее. И он не единственный, Джеруп. Он просто достаточно стар и заносчив, чтобы сказать об этом вслух.

— Слишком заносчив, — резко ответил отец и снова прибавил шаг, оставив мать позади.

В тот давний вечер Тимара сидела одна на крошечной веранде, водя пальцами по пробивающимся усикам бахромы вокруг нижней челюсти. Подтянув колени к груди, она время от времени сгибала соединенные перепонками пальцы ног, рассматривая толстые черные когти на их кончиках. В доме царило молчание — то самое молчание, которое сильнее всего выражало гнев матери. Отец сбежал от этого молчания, отправившись на вечерний торг выменять что-нибудь на плоды сегодняшнего сбора. Если бы мать что-то говорила, можно было бы спорить, однако ее молчание было непререкаемым. Оно заставляло вновь и вновь вспоминать слова старика, эхом звучавшие в голове Тимары. Вокруг нее шуршала и кипела жизнью древесная крона. Листья колыхались на ветру. Блестящие насекомые ползали по коре или перепархивали с одной веточки на другую. Почти бесцветные ящерицы и яркие лягушки или куда-то спешили, или просто сидели, греясь на солнышке и наслаждаясь жизнью. Живая красота родного леса окружала девочку. Тимара взглянула поверх своих когтистых ступней в сумрачную дымку над болотом, ограничивавшую ее мир снизу. Отсюда земли не было видно. На более толстых и надежных ветвях сгрудились прочные дома богатых людей, разгоняя желтым светом окон подступающую ночь. В этом тоже была красота жизни.

Тимара попробовала представить, каково было бы жить где-то в другом месте, в каком-нибудь городе, где дома построены на земле и яркий горячий солнечный свет достигает почвы. Место, где земля твердая и сухая и люди сажают в нее растения и путешествуют верхом на лошадях, а не плавают на плотах или лодках. Наверное, так выглядит Удачный: там держат огромных животных, чтобы запрягать их в повозки на колесах, и ни одной настоящей даме и в голову не придет залезть на дерево, не говоря уж о том, чтобы прожить на этом дереве всю жизнь. Тимара думала об этом сказочном городе и попыталась вообразить, как сбежит туда, однако эта мысль ушла так же быстро, как и пришла. Жители Дождевых чащоб редко посещали Удачный. Даже те из них, кто не был сильно отмечен чащобами, знали, что их внешность привлекает внимание. Если бы Тимара когда-нибудь попала в Удачный, ей пришлось бы все время ходить закутанной и прятать лицо. И даже тогда люди глазели бы на нее и гадали, что она прячет под вуалью. Нет. Это не та жизнь, о которой стоило мечтать. И как ни сильно было воображение Тимары, она не смогла представить другое — красивое или даже обычное — лицо или тело, которые ей бы подошли. Она вздохнула.

А затем, как ей показалось, она просто слишком низко наклонилась вперед. Помнилось, что в первый миг к ней пришел странный восторг. Она раскинула руки и ноги, ловя проносящийся мимо ветер, и едва-едва не взлетела. Но потом первая ветка хлестко ударила ее по лицу, а затем другая, более толстая, врезалась в живот. Девочка изогнулась вокруг этой ветки, хватая ртом воздух, но соскользнула и упала спиной на нижнюю ветвь. Удар пришелся по пояснице, и Тимара закричала бы, если бы могла вдохнуть. Ветвь подалась, а потом спружинила, подбросив девочку вверх.

Инстинкт спас ей жизнь. Следующим препятствием в ее падении оказалось сплетение тонких веток. Тимара уцепилась за них руками и ногами, и они качнулись вниз под ее весом, давая ей время ухватиться покрепче. Здесь она и висела, живая, но ничего не соображающая. Сперва она хватала воздух ртом, потом тяжело дышала и наконец начала беспомощно всхлипывать. Она боялась предпринять попытку найти более надежную опору, боялась открыть глаза и поискать какой-нибудь выход из положения, боялась подать голос и позвать на помощь.

Прошла целая вечность, пока ее нашел отец. Он спустился на веревке и, когда смог до нее добраться, крепко привязал ее к себе, а потом осторожно обрезал тонкие ветки, которые Тимара отказывалась отпустить. Опасность миновала, но она не выпускала из рук эти пучки и не разжала пальцы, пока не уснула.

На рассвете отец разбудил ее и взял с собой на дневной сбор. С тех пор она каждый день ходила с ним. Сейчас, когда Тимара подумала об этом, в голове возник вопрос, от которого девушку пробрал озноб. Сделал ли отец это потому, что считал, будто она пыталась покончить с собой? Или потому, что думал, будто ее столкнула мать?

А может быть, мать действительно ее столкнула?

Тимара попыталась вспомнить миг перед падением. Отправило ли ее за край веранды чье-то прикосновение? Или же собственное отчаяние швырнуло ее вниз? Она не могла решить. Проморгавшись, девушка решительно отказалась от попыток что-либо припомнить. Истина уже не имела значение. Это случилось с ней несколько лет назад, вот и все. Было и прошло.

Девушка ощутила, как прогнулась ветвь, на которой она сидела, а потом почувствовала запах отцовской трубки. Пробравшись по ветвям, Джеруп сел рядом с дочерью. Не глядя на него, Тимара заговорила:

— Она что-нибудь еще сказала про это предложение?

— Нет. Но я спускался на нижние ветви, и Геддер и Синди спрашивали меня, какое решение ты приняла. Я подозреваю, что твоя мать похвасталась перед Синди до того, как поговорила с нами. Это плохое предложение, Тимара. Оно не для тебя. Как твоей матери могло прийти в голову, что ты его примешь! Это работа не просто грязная и тяжелая, она еще и смертельно опасная. — Отец хмурился. По мере того как нарастал его гнев, речь становилась все быстрее. — Я уверен, ты слышала разговоры. Совету порядком надоело тратиться на кормежку драконов. Тинталья давным-давно перестала выполнять свои обязательства по сделке, а вот нам все еще приходится платить налог для найма охотников или, хуже того, привозить скот, чтобы накормить драконов. И конца этому не видно, поскольку все слышали истории о долгожительстве драконов, а любому ясно, что эти драконы никогда не смогут сами добывать себе еду. Пока здесь был Сельден от торговцев из семейств Хупрус и Вестрит, он успокаивал Совет, обещал, что Тинталья и ее черный дракон в конце концов вернутся и помогут нам. Ну и пугал немного — утверждал, что если о драконах начнут плохо заботиться или будут вести себя с ними жестоко, то Тинталья наверняка разгневается. А потом Сельдена отозвали обратно в Удачный. Старшие Рэйн и Малта Хупрус высказывались в защиту выводка, однако их сила убеждения не так велика, как у юного Сельдена. Весь город устал от орды голодных драконов, обитающих поблизости, — и кто может нас в этом винить? Но вот сейчас Совет впервые услышал предложение о том, как можно избавиться от этой обузы. Собрание было закрытым, но слухи просачиваются сквозь любые двери. Один рассерженный член Совета заявил, что у драконов нет будущего и что было бы милосерднее прекратить их жалкое существование. Как только заговорила торговец Полек, торговец Лорек обвинил ее в намерении сохранить тела драконов и продать их. По слухам, герцог Калсиды предлагает безумные деньги за целого дракона — живого или засоленного, все равно, — и меньшие суммы — за отдельные части драконьих тел. Известно, что у Полсков дела в последнее время идут плохо, и они могли бы соблазниться подобным предложением. Ходят слухи, будто одного дракона уже отманили от стада и убили, чтобы продать по частям. Доподлинно же известно только о его исчезновении. Кто-то из Совета клялся, что это дело рук калсидийских лазутчиков, другие подозревали своих же сотоварищей, однако большинство сошлось во мнении, что убогая тварь просто заблудилась и издохла. Поэтому Полек продолжала твердить, что драконы ведут жалкий образ жизни и милосерднее будет их убить. Лорек спросил его, не боится ли она, Полек, что Тинталья поступит столь же «милосердно» с Трехогом. Потом еще кто-то из Совета вспомнил о предложении продать драконов, которое мы получали от богатых аристократов и даже городов — мол, это будет лучше и разумнее, чем убивать ценных тварей. Этот человек предложил разослать объявления вероятным покупателям с описанием цвета и пола каждого дракона и тем, кто назовет самую высокую цену, продать их. Дюйя, советник от татуированных, резко возразила. Она из тех, кто способен понимать речь драконов, и сказала, что драконы умеют думать и говорить, а значит, они не животные, чтобы пускать их с молотка. Другие торговцы заявили, что драконы, конечно, не просто животные, но что Дюйя относится к ним слишком серьезно — мол, тварей, которые могут общаться только с некоторыми людьми, а не со всеми подряд, нельзя считать за равных нам. И пошло-поехало… Кто-то поинтересовался, следует ли тогда считать неполноценными людьми тех, кто говорит на чужих языках. А кто-то на это ответил, что калсидийцев-то уж точно следует. Тут все засмеялись, забыли о распрях и стали уже всерьез решать, что делать с драконами.

Тимара внимательно слушала. Отец нечасто говорил с ней о политике. До нее доходили обрывки слухов о трудностях с драконами, но до сих пор она не особенно интересовалась подробностями.

— А если просто оставить драконов как есть и не кормить их? Перемрут, и дело с концом.

— Вряд ли они перемрут так уж легко и быстро. Те, что остались в живых, достаточно сильны и, по слухам, с каждым днем становятся все более злобными и непредсказуемыми.

— Мне кажется, вряд ли их можно за это винить, — тихо произнесла Тимара.

Она вспомнила, как много надежд связывали люди с только что вылупившимися дракончиками в тот давний день, и покачала головой. Подумать только, как все обернулось!

— Вини не вини, но так дальше продолжаться не может. Копатели в Кассарике отказываются работать, пока драконы бродят на свободе. Драконы опасны. Они не питают уважения к людям. Были случаи, когда драконы увязывались следом за рабочими в раскопы и выбивали опоры и крепежи. А как-то дракон погнался за копателем. Одни говорят, что тварь хотела его съесть, другие утверждают, что рабочий сам раздразнил дракона, третьи — что дракон позарился на обед, который копатель нес с собой. Но все сводится к тому, что драконы — это и опасность, и досадная помеха для тех, кто перебрался в Кассарик, чтобы вести там раскопки. К тому же было несколько происшествий с умершими. Например, недавно семейство предавало тело бабушки водам реки. Они опустили в реку спеленатые останки, а когда кидали в воду венки и цветы, оттуда вынырнул синий дракон, схватил труп и помчался в лес. Семейство погналось за ним, но безуспешно. Ни один из драконов не признался в содеянном, но та семья абсолютно уверена, что дракон сожрал тело их бабушки. И конечно, все обеспокоены тем, что драконы начали утолять свой голод нашими мертвыми, — так ведь, чего доброго, скоро дойдет дело и до живых.

От потрясения Тимара долго не могла найти слов. Наконец она нарушила молчание:

— Я-то думала о драконах гораздо лучше. А выходит, они всего лишь животные. Обидно…

Отец покачал головой.

— Если то, что мы слышали, — правда, они хуже, чем самые омерзительные из животных. Драконы могут говорить и мыслить. Поэтому такие поступки для них непростительны. Разве что они повредились рассудком или оказались невероятно глупы.

Тимара снова невольно вспомнила, как драконы выходили из коконов.

— Когда они вылупились, выглядели не совсем здоровыми. Может быть, их разум сформировался так же неправильно, как и их тела.

— Возможно, — вздохнул отец. — Действительность часто оказывается непохожа на легенды. Не исключено, что в далеком прошлом драконы в самом деле были мудры и благородны. Или мы напрасно судили о них по изображениям, оставленным Старшей расой. И все же я с тобой согласен. Наверное, я так же разочарован, как и ты, потому что они оказались такими гадкими.

Помолчав немного, Тимара спросила:

— Но какое отношение все это имеет ко мне?

— Ну, подробностей Геддер и Синди не уловили. В общем, после долгих споров Совет пришел к очевидному решению. Драконов следует увести из Кассарика. Сельден говорил о каком-то месте далеко вверх по реке. Там когда-то драконы и Старшие жили бок о бок. По его словам, в тех местах много дичи, стоят роскошные дворцы и растут сады… Ну, для меня это звучит как сказка о месте, которое существовало давным-давно, когда и город возле Трехога, и древний Кассарик еще не ушли под землю. Несколько лет назад Сельден предлагал отправить людей на поиски тех краев, но никто на это не клюнул. Разве можно быть уверенным, что к нынешним временам те дворцы и сады не погрузились на дно какого-нибудь болота? Однако сейчас Совет предпочел поверить в сказку, а у молодых драконов, очевидно, сохранились какие-то расплывчатые воспоминания об этом месте. Поэтому кое-кто снова заговорил о путешествии в неизведанные края выше по течению. Ходят даже слухи, что там была столица Старших, а значит, там можно отыскать несметные сокровища. Тут уж, конечно, многие заинтересовались. Совет желает, чтобы драконы ушли отсюда и отправились жить туда. Драконы согласны, но только при условии, что им дадут в сопровождение людей, которые будут охотиться для них и помогать им в пути. И Совет в мудрости своей начал набирать работников — из тех, что никому не нужны, по мнению членов Совета. Вот какое предложение тебе сделали: стать нянькой для драконов и вести их вверх по реке в город, которого, скорее всего, давно не существует. И те, кто пойдет, вряд ли вернутся домой, в родные чащобы.

Отец горько усмехнулся.

— Это будет неблагодарная, опасная и трудная работа. Все знают, что вверх по реке на мили и мили тянутся сплошь болота, топи и трясины. Если бы там стоял большой город, наши разведчики нашли бы его давным-давно. Не знаю, что на уме у торговцев из Совета, — может быть, они из жадности готовы гнаться за призраком богатства, а может быть, хотят казаться лучше и сделать вид, что мы не изгоняем драконов, а предоставляем им убежище…

Отец говорил, все больше распаляясь. Как обычно в минуты волнения, он часто затягивался, и вокруг них с Тимарой образовалось целое облако ароматного табачного дыма. Когда отец наконец умолк, девушка повернула голову и искоса взглянула на него. Его глаза слабо мерцали в темноте. Она знала, что ее собственные глаза ярко светятся голубым светом — еще один признак уродства. Не отводя взгляда от отцовского лица, Тимара тихо сказала:

— Думаю, я хочу пойти с ними, отец.

— Не глуши, дочка! Скорее всего, того города вообще нет. А пускаться в опасное путешествие вверх по реке, в места, не обозначенные ни на одной карте, в компании голодных драконов, наемных охотников и искателей сокровищ… Нет, это добром не кончится. Почему ты так хочешь туда отправиться? Из-за того, что сказала тебе мать? Помни: что бы она ни говорила тебе или о тебе, я всегда…

— Знаю, отец, — прервала его Тимара. Она повернула голову, чтобы взглянуть сквозь сплетение ветвей на огоньки Трехога. Единственный дом, единственный мир, известный ей… — Я знаю, что твой дом — это и мой дом. Я знаю, что ты любишь меня. Ты не можешь иначе. Ты так сильно любишь меня, что спас мне жизнь, когда я была младенцем нескольких часов от роду. Я это знаю. Но у матери своя правда. Быть может, мне пора уходить и учиться жить своим умом. Я не дура, отец. Я знаю, что все может окончиться плохо, — но я из тех, кто всегда выживает. Пусть даже мы ничего не найдем, тогда я вернусь к тебе и проживу остаток жизни так, как жила прежде. Но я должна хотя бы раз попытаться что-нибудь предпринять.

Она откашлялась и попыталась говорить спокойно:

— А нам и правда удастся найти драконам новый дом! Ну, или хотя бы просто место, где они смогут жить. А если нам повезет больше и мы отыщем этот сказочный город… Только подумай, что это принесет нам. Нам всем, жителям Дождевых чащоб.

После долгого молчания отец произнес:

— Тебе не нужно ничего доказывать, Тимара. Я знаю, что ты не обуза, и никогда в этом не сомневался. Тебе ничего не нужно доказывать ни мне, ни матери, ни кому-либо еще.

Она улыбнулась, вновь оглянувшись на него через плечо.

— Разве что себе самой. — Сделав глубокий вдох, девушка решительно добавила: — Отец, завтра я отправляюсь вниз по стволу, в Зал торговцев. Я собираюсь принять их предложение.

Отцу потребовалось немало времени, чтобы подыскать слова. Когда же он заговорил, голос его был ниже, чем обычно, а улыбка казалась почти вымученной:

— Тогда я пойду с тобой, чтобы проводить тебя, дочка.

* * *

Двадцатый день месяца Надежды, шестой год Вольного союза торговцев

От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Эреку, смотрителю голубятни в Удачном

В запечатанном футляре для свитков — послание от торговца Моджойн торговцу Пельцу. Секретно. Передать, не нарушив печати.

Эрек, с благодарностью извещаю, что две клетки с джамелийскими королевскими голубями, которые ты отправил нам на «Золотой пушинке», прибыли в сохранности и птицы благополучно освоились в новой голубятне. Размеры взрослых птиц впечатляют, и я могу только надеяться, что их выносливость и способность нести груз столь же велики, как и их крылья. Спасибо за щедрый взнос в поголовье наших питомцев. Надеюсь, что Рейал оправдает твои ожидания и станет гордостью семьи. Отец скоро приедет, чтобы встретиться с тем семейством с Трех Кораблей и посмотреть, подобающую ли мальчик выбрал себе невесту. Только не говори ничего Рейалу. Его отец хочет, чтобы его приезд стал сюрпризом и он мог бы взглянуть на сына за работой, когда тот ни о чем не подозревает. Еще раз благодарю за голубей.

Детози

Оглавление

Обращение к пользователям