Глава 11. ПЕРВОЕ ЗНАКОМСТВО

Илистые берега реки подсыхали. На плоской бурой равнине появлялись трещины и разломы. Когда Синтара вылезала из мутной серой воды, задние лапы ее вязли в прибрежной грязи и на ходу она пошатывалась. Драконы, подумала она, не приспособлены к жизни только на земле. После попытки искупаться с синей чешуйчатой шкуры все еще капала вода, сзади тянулся влажный след. Синтара расправила куцые крылышки, хлопнула ими, стряхнув множество мелких водяных брызг, и снова сложила. Помечтала о широком пляже с горячим песком, где можно было бы валяться, пока шкура не высохнет, а после отполировать до блеска когти и чешую. В этой жизни ей ни разу не довелось насладиться купанием в пыли, не говоря уж о славной чистке на песчаной отмели. Наверняка песок и пыль очистили бы ее шкуру от множества мелких кровососов, мучивших ее, как и других ее сородичей. Синтара по-прежнему ежедневно старалась ухаживать за собой, но не многие следовали ее примеру. К тому же пока они не избавятся от паразитов, в купании мало толку — ведь Синтаре приходилось жить бок о бок с этими неряхами. И все же она не желала отказываться от своего ритуала. Она дракон, а не тупая придонная саламандра, шныряющая в иле.

Лес, подступавший к берегу, затенял почти всю отмель. За те годы, что драконы вынуждены были тесниться здесь, они расширили прогалину. Некоторые из окружающих деревьев были умерщвлены случайно, когда драконы точили когти или терлись чешуйчатыми боками о стволы, пытаясь облегчить зуд от укусов паразитов.

Часть деревьев они погубили намеренно, расширяя территорию, раз уж больше некуда было деваться. Но одно дело — убить дерево, и совсем другое — повалить его и оттащить прочь. Когда дерево убивали, его листва облетала и до земли доходило чуть больше солнечных лучей. А повалить хотя бы одно из огромных деревьев не могли даже несколько драконов разом.

Солнце озаряло берег реки только в разгар дня и задерживалось на несколько часов. Синтара окинула взглядом их стаю — четырнадцать разлегшихся здесь драконов. Большинство из них спали или дремали, спеша насладиться теплом и светом. Делать им все равно было нечего. Более крупные драконы заняли самые освещенные места. Их сородичи поменьше легли там, где успели, в основном на участках, уже испятнанных тенью; самым мелким и слабым вообще достались затененные местечки. Но и на лучших местах едва ли было по-настоящему хорошо. Речной ил, высыхая, превращался в пыль, которая раздражала глаза и ноздри и заставляла чихать. И все-таки лучше было лежать в скудных лучах солнца. Кожа и кости Синтары так же истосковались по свету и жару, как ее желудок — по мясу.

Чешуя драконов, которые лучше других следили за собой, сияла на солнце. Кало, самый крупный из их клана, мерцал иссиня-черной шкурой — он заполучил самый освещенный клочок почвы. Его голова лежала не передних лапах, глаза были закрыты, а при каждом выдохе возле ноздрей поднимался крошечный фонтанчик пыли. Крылья, сложенные по бокам туловища, выглядели сейчас почти нормальными. Он редко расправлял их — и всякий раз слабые мышцы подводили.

Рядом с ним лежал Ранкулос, выделяясь ярко-алым пятном на фоне прибрежной пыли. Веки его серебристых глаз были сомкнуты — дракон спал. Он был плохо сложен, словно кто-то взял части трех разных драконов и соединил их между собой. Плечи и передние лапы были мощными, но к задней части туловище сужалось, а хвост напоминал огрызок. Крылья постоянно мели землю, не желая складываться. Жалкое зрелище.

Синтара прищурилась, увидев, как лазурный Сестикан вытянулся, расправив крылья, и занял ее место вдобавок к собственному. Его длинные тощие лапы подергивались во сне. Поблизости от Синтары и Сестикана сейчас спали несколько более мелких и слабых драконов. Их тусклые шкуры были покрыты грязью; во сне эти существа сбились в кучку, точно птенцы в гнезде.

Синтара не удостоила их вниманием на своем пути к цели. Один из драконов вскрикнул, два коротко рыкнули, когда она наступила на них. Один перекатился на бок, попав Синтаре под ноги. Она мотнула хвостом, чтобы удержаться на лапах, и хлопнула еще влажными крыльями, обдав мелюзгу холодными брызгами. Те ответили новыми криками, но никто не осмелился бросить ей настоящий вызов. Пробираясь на облюбованное местечко, Синтара намеренно прижала лапой распростертое на земле синее крыло Сестикана.

Сестикан удивленно зарычал и попытался откатиться прочь. Синтара сильнее навалилась на крыло, намеренно изгибая тонкие кости.

— Ты занял мое место, — прорычала она.

— Отпусти меня! — рявкнул тот в ответ.

Она приподняла лапу так, чтобы Сестикан едва-едва смог вытащить помятое крыло. Когда он прижал крыло к телу, Синтара опустилась в пыль. И осталась недовольна. Местечко хранило тепло тела Сестикана, но это был не тот обжигающий солнечный жар, о котором она мечтала. И все же она разлеглась, бесцеремонно отпихнув Верас, чтобы освободить себе побольше места. Темно-зеленая самка дернулась, обнажив мелкие зубы, а потом снова уснула.

— И не смей больше спать на моем месте, — предупредила Синтара большого лазурного дракона.

Она устроилась поудобнее, неохотно обвив хвостом туловище, вместо того чтобы вытянуть его, как ей хотелось. Но не успела она опустить голову на передние лапы, как Сестикан резко вскочил. Синтара зарычала, когда его тень упала ни нее. Один из мелких драконов, спавших с краю стаи, поднял голову и тупо спросил:

— Еда?

Вообще для кормежки было рановато. Но тут уже все драконы начали поднимать головы, а потом и вовсе вставать, стараясь высмотреть, что же это появилось на берегу.

— Это еда? — сердито спросила Фенте.

— Смотря насколько ты голодна, — отозвалась Верас. — Люди в маленьких лодках. Сейчас они вытаскивают лодки на берег.

— Я чую мясо! — заявил Кало.

И не успел он договорить, как вся стая пришла в движение. Синтара оттерла Фенте в сторону. Злобная зеленая драконица щелкнула на нее зубами. Проходя, Синтара хлестнула ее хвостом, но от большего воздержалась. Первой успеть к раздаче пищи было куда важнее. Поэтому она собралась с силами и, оттолкнувшись от земли, перепрыгнула через Верас. Высохшие крылья инстинктивно расправились — но впустую. Синтара снова сложила их по бокам и неуклюжим галопом помчалась к берегу.

Человечьи юнцы, стоявшие на берегу, в страхе сгрудились, прижимаясь друг к другу. Один закричал и побежал назад, к вытащенным на отмель лодкам. Когда драконы подошли ближе, к беглецу присоединились еще трое. Тем временем на узкой утоптанной тропинке, ведущей в лес, к лестницам, поднимающимся до самых человеческих гнезд, появились другие люди. Синтара почуяла знакомого охотника.

— Все в порядке! — крикнул он юнцам у лодок. — Они просто учуяли пищу. Стойте, где стоите, и встречайте их. За этим вы и приехали. Мы сейчас принесем мясо. Давайте сперва накормим их, а потом вы сможете подойти к ним поздороваться. Стойте, где стоите!

Синтара чуяла их страх. Юнцы что-то говорили друг другу, задавали вопросы и выкрикивали предостережения. Тем временем приближались охотники, толкая перед собой деревянные тачки. Каждая тачка была доверху нагружена мясом и рыбой — огромная куча, больше тех, что обычно им приносили. Синтара выбрала третью тачку и отпихнула от нее Ранкулоса. Тот рыкнул, но послушно удовольствовался четвертой. Люди, прикатившие тачки, как обычно, быстро отступили и остановились у опушки, чтобы забрать их, когда все драконы насытятся.

Синтара зарылась носом в груду мяса. Оно оказалось холодным, кровь давно высохла, мышцы затвердели. Этот олень, вероятно, был убит вчера или даже позавчера. Потроха уже подгнили, но Синтару это не смутило. Она кусала и глотала, кусала и глотала, пожирая мясо так быстро, как только могла. Пусть даже каждому из них дали целую тачку еды, вполне могла вспыхнуть драка за последние куски добычи, если кто-нибудь прикончит свою долю слишком быстро и решит поживиться чужой. Так уже бывало.

В спешке Синтара опрокинула тачку, уронив последние куски в пыль. Она подобрала все, но один речной карп оказался настолько грязным, что застрял у нее в глотке. Пришлось потрясти головой, но это не помогло: рыбина не пропихнулась. Не обращая внимания на остальных, драконица направилась к питьевой яме, где вода, сочившаяся из стенок, была не такой едкой, как речная. Синтара сунула в яму нос, набрала побольше воды, запрокинула голову и сглотнула. Проклятый карп так и стоял в горле. Еще один долгий глоток — и наконец рыбина скользнула в желудок. Синтара с облегчением рыгнула. Вдруг кто-то спросил у нее:

— С тобой все нормально? А то у тебя был такой вид, словно ты подавилась.

Синтара вздрогнула от неожиданности, потом медленно перевела взгляд вниз. Возле ее передней лапы стояла тощая девчонка из народа Дождевых чащоб. Узкие полоски чешуи у нее на скулах серебрились на солнце. Синтара ничего не ответила, лишь повернула голову, оглядывая илистую равнину у реки. Некоторые из прибывших все еще стояли, сбившись в кучку возле своих маленьких лодок, но кто-то уже отважился оставить своих и подойти к драконам. Синтара снова взглянула на девушку, которая заговорила с ней. Ростом та едва достигала плеча Синтары. От нее пахло древесным дымом и страхом. Синтара разинула пасть и сделала глубокий вдох, вбирая запах девушки. Выдохнув, она заметила, как вздрогнула девчонка, когда ее обдало горячим дыханием.

— Почему ты спрашиваешь? — поинтересовалась Синтара.

Девушка не ответила на вопрос. Вместо этого она указала в сторону леса и произнесла:

— В тот день, когда ты вылупилась, я была там. На том дереве. Смотрела.

— Я не вылупилась. Я вышла из кокона. Ты так мало знаешь о драконах, что не видишь разницы?

Кожа на лице девушки изменила температуру и цвет — это кровь там побежала быстрее.

— Не так уж мало я знаю. Я знаю, что драконы начинают жизнь в образе змеев, вылупляясь на побережье далеко отсюда. Когда я сказала, что ты вылупилась здесь, я просто использовала устоявшееся выражение.

— Неправильно использовала, — уточнила Синтара.

— Прошу прощения, — извинилась девушка.

— Прошу прощения, — поспешно сказала Тимара.

Драконица, похоже, была очень вспыльчивой. Быть может, Тимара сделала ошибку, выбрав ее? Девушка оглянулась на Татса. Он пытался подойти к маленькой зеленой самке. Та, кажется, не обращала на него внимания — разве что угрожающе зашипела, когда он приблизился к ее тачке с мясом. Рапскаль уже обнимался с маленькой красной драконицей. Он начал почесывать ее около шейного воротника, и драконица прислонилась к нему, воркуя от удовольствия. Миг спустя Тимара поняла, что парнишка избавляет драконицу от целой колонии паразитов: мелкие длинноногие насекомые дождем сыпались с нее.

Большинство хранителей все еще стояли у лодок, наблюдая.

Грефт объявил о своем выборе, едва лодка коснулась берега:

— Большой черный — мой. Держитесь все от него подальше и дайте мне поговорить с ним, прежде чем подойдете к остальным.

Возможно, кто-нибудь и прислушался к претензиям Грефта на власть. Но не Тимара. Она уже увидела дракона, о котором хотела заботиться. Блестящую голубую самку с переливчатыми серебристыми отметинами на маленьких крыльях. Несколько слоев чешуйчатой бахромы обрамляли ее шею, словно брыжи на воротнике знатной дамы. Несмотря на малый размах крыльев, она, в отличие от большинства своих сородичей, была сложена вполне пропорционально. Тимара оценила ее красоту и отважилась приблизиться. А теперь вот усомнилась в правильности выбора.

Синяя драконица не проявляла дружелюбия, к тому же была довольно крупной. Если судить по тому, с какой быстротой она сожрала целую тачку мяса, прокормить ее будет нелегко.

«Нет, едва ли я справлюсь», — решила Тимара с растущим смятением.

То, что в Трехоге казалось ей вполне осуществимым, внезапно превратилось в безнадежную затею. Если пропитание для дракона каждому из хранителей предстоит добывать в одиночку, их подопечным наверняка придется постоянно голодать.

Даже набив брюхо мясом, эта драконица не стала покладистее. А как же она будет вести себя, проголодавшись и устав после целого дня пути? Тимара неохотно взглянула на других драконов. Может, найдется более подходящий питомец? Синей самке она, похоже, совсем не понравилась.

Но тем временем другие хранители уже справились со страхом и подошли к стае. Кейз и Бокстер нацелились на двух оранжевых драконов. У Тимары мелькнула мысль, что двоюродные братья сделали сходный выбор. Сильве, застенчиво сложив руки за спиной и склонив голову, негромко беседовала с золотистым самцом. Тимара увидела, как дракон вскинул голову, открывая синевато-белое горло. Джерд подошла поближе к зеленой в золотую крапинку самке. Когда все хранители смешались со стаей, Тимара произвела быстрый подсчет. Людей явно было недостаточно. Останутся два лишних дракона. Это плохо.

— Зачем вы здесь? Что это за вторжение?

В голосе драконицы звучало раздражение, как будто Тимара чем-то оскорбила ее. Девушка вздрогнула.

— Что? Разве вам не сказали о нашем приезде?

— Кто должен был сказать?

— Совет. Люди из Совета Дождевых чащоб, которые отвечают за драконов. Они решили, что надо всех вас перевести вверх по реке, в более подходящее место. Туда, где есть открытые луга, сухая земля и много дичи для вас.

— Нет, — кратко возразила драконица.

— Но…

— Это не они решили. Никто из людей ничего не решает за нас. Мы сказали людям, которые ухаживают за нами, что покидаем это место и что нам потребуются их услуги. Мы попросили дать нам на время путешествия хранителей, которые будут охотиться для нас и заботиться о нас. Мы сказали, что намерены вернуться в Кельсингру. Ты когда-нибудь слышала это название, мелкое существо? Это город Старших, место, где ярко светит солнце, где простор и песчаные берега. Там жили Старшие, воспитанные и умные создания, они с уважением относились к драконам. Здания строили так, чтобы мы могли в них поместиться. На равнинах паслось полно скота и дичи. Вот куда мы собираемся отправиться.

— Я никогда не слышала об этом месте, — неуверенно сказала Тимара, боясь разозлить собеседницу.

— Слышала ты или нет, меня не интересует. — Драконица отвернулась. — Мы пойдем туда.

Ничего не получится. Тимара беспомощно оглянулась. Два дракона оставались ничейными. Это были грязные существа с тусклыми глазами; они тупо тыкались носами в днища пустых тачек. У серебристого на хвосте зияла гнойная рана. Шкура второго, наверное, была медного цвета, но из-за грязи казалась бурой. Этот дракон был тощим, даже костлявым, и Тимара заподозрила, что у него глисты. Холодный расчет подсказывал ей, что ни тот ни другой не переживут пути. Но возможно, это не имеет значения. Ей уже было ясно, что ее девчоночья мечта подружиться с драконом, которого она будет сопровождать, останется всего лишь мечтой. Это было глупо — грезить о дружбе с могучим благородным существом. Тимара уже многое поняла о предстоящем путешестви, и на сердце было тяжело. Она будет заботиться о тварях, которые считают ее назойливым насекомым и при этом настолько велики, что могут пришибить ее случайным ударом. Мать хотя бы уступает ей в росте. Мысль о том, что общество матери было приятнее общества раздражительной драконицы, заставила девушку горько улыбнуться.

Драконица выдохнула у нее над ухом:

— Ну?

— Я ничего не сказала, — тихо ответила Тимара.

Она хотела уйти — но не сейчас, когда драконица смотрит на нее.

— Я знаю. Ты даже ничего не слышала о Кельсингре. Но это не значит, что ее не существует. Мне кажется, что шансов отыскать ее у нас не меньше, чем эти твои открытые луга и сухую землю. Потому что если бы кто-то из жителей Дождевых чащоб услышал про такие места, то давным-давно уже поселился бы там.

— Твоя правда, — неохотно согласилась Тимара, удивляясь, почему раньше эта мысль не пришла ей в голову.

Наверняка потому, что задание им дал Совет, состоящий, как принято считать, из старших и мудрейших торговцев Дождевых чащоб. Но откуда эти торговцы могли знать, что и где следует искать? Никто из них не был похож на охотника или собирателя. Большинство выглядели так, словно никогда не поднимались даже до верхних уровней кроны, не говоря уж о том, чтобы исследовать берега реки. Что, если места, которое их отправили искать, вовсе не существует? Что, если это просто сговор с целью заставить драконов и их сопровождающих покинуть Кассарик?

Тимара отбросила эту мысль, испугавшись ее — и не только потому, что мысль походила на правду. Девушка вдруг поняла: люди, с которыми она подписала соглашение, вполне могли изгнать как драконов, так и их хранителей, отправив их в бесконечный путь по болотистым берегам реки.

— Почему вы, драконы, так уверены, что эта Керсингра существует? — спросила Тимара у большой синей самки.

— Если ты пытаешься говорить о Кельсингре, по крайней мере, произноси ее название правильно. Вы, люди, крайне беспечно обращаетесь с собственным языком. Подозреваю, что существа с таким маленьким мозгом, как у вас, должны испытывать трудности при запоминании любых сведений. Что касается того, откуда мы знаем о существовании этого города, — мы его помним.

— Но вы никогда не покидали это место на берегу.

— У нас есть наследственная память. Ну, по крайней мере некоторые из нас что-то помнят. Город на широком, залитом солнцем берегу реки. Пресная серебряная вода из источника. Дворцы и здания, выстроенные так, чтобы соответствовать размерам драконов и в то же время быть пригодными для их союзников-Старших. Великолепные поля, где пасется жирный скот…

В голосе драконицы появились мечтательные нотки, и на миг Тимара почти ощутила голод этого создания — ей так хотелось жирных бычков, их горячей крови и сочного парного мяса. И чтобы за трапезой следовали омовение и долгий сон на белом песчаном пляже… Тимара тряхнула головой, пытаясь отделаться от этих образов.

— Что такое? — спросила драконица.

— Единственные города Старших, которые мы обнаружили, погребены под слоем ила. Те, кто в них жил, давно мертвы. Изображения на гобеленах и картинах, оставшихся от них, слишком непохожи на все, что мы видим вокруг. Поэтому наши ученые долго спорили: может быть, на них изображены не обнаруженные нами города, а родина Старших, находившаяся где-то далеко на юге?

— Тогда ваши ученые ошиблись, — решительно заявила драконица. — Наши воспоминания могут быть неполными, но я, например, помню, что Кассарик стоял у глубокой быстрой реки и вода в ней была не такой едкой, как в нынешней реке. А рядом находился широкий пляж из серебристо-черного песка. Река была достаточно глубокой, чтобы змеи без труда могли подняться по ней. Корабли Старших тоже доходили по реке до самого Кассарика и дальше, к другим городам вдоль русла. Сам Кассарик не считался крупным поселением, хотя и в нем было на что посмотреть. Сюда змеи приплывали для окукливания, если песчаные равнины возле того места, которое вы называете Трехогом, были уже заняты. Такое случалось не каждый год, но иногда бывало. И потому в Кассарике построили здания, где могли жить драконы, прилетавшие позаботиться о коконах. Еще там стояла Звездная палата с крышей из стеклянных панелей. В ней Старшие изучали ночное небо. Стены длинного коридора, ведущего в Звездную палату, были украшены мозаикой из лучащихся собственным светом камней. В этом коридоре не было окон, чтобы посетители могли лучше видеть изображения, с величайшей искусностью выложенные из этих крошечных светящихся камешков. Я помню, еще там была забава, которую люди построили для себя, — лабиринт с хрустальными стенами. Лабиринт времени, как они его называли. Просто глупые фокусы, конечно, но им, похоже, нравилось.

— Если какое-то подобное здание и нашли, я ничего не слышала об этом, — с сожалением произнесла Тимара.

— Это неважно, — отозвалась драконица неожиданно резким тоном. — Это не единственные чудеса, исчезнувшие без следа. Вы, люди, роетесь в остатках тех времен, словно жуки-навозники, прокладывающие тоннели. Вы не понимаете, что находите, и не цените это.

— Наверное, я пойду, — тихо сказала Тимара и повернулась, чувствуя захлестнувшее душу разочарование.

Она смотрела на двух неприкаянных драконов и пыталась вызвать в себе жалость к ним. Но их глаза были тусклыми и почти невидящими, эти два несчастных существа даже не смотрели на своих собратьев, которые уже начали общаться с хранителями. Грязно-коричневый дракон рассеянно грыз пропитанный кровью край опорожненной тачки. И все же… В соглашении, подписанном Тимарой, не было обещания, что она будет сопровождать непременно великолепного смышленого дракона. Там говорилось, что она сделает все возможное для дракона в этом безнадежном странствии и будет изо всех сил о нем заботиться. Возможно, было бы разумнее сразу выбрать того, от которого нечего ожидать. А может быть, лучше всего вообще ничего не ожидать.

Все остальные хранители добились хоть каких-то успехов. Рапскаль и его красная подопечная, похоже, были самыми счастливыми. Мальчишка отвел неуклюжее создание к опушке леса и теперь натирал чешую вечнозеленой хвоей. Маленькая красная драконица радостно извивалась от его прикосновений. Джерд тоже завоевала доверие крапчато-зеленой самки: та подняла переднюю лапу и позволила девушке осмотреть ее когти. Грефт держался на почтительном расстоянии от черного дракона, но, судя по всему, вел с ним вполне деловой разговор. Сильве и золотой самец нашли солнечное местечко и мирно сидели рядышком на потрескавшемся сухом иле у берега.

Тимара оглянулась, ища Татса и тощую зеленую драконицу, которую он выбрал. Оба были у самой воды. Татс держал в руках острогу и шел вдоль берега, в то время как зеленая наблюдала за ним с явным интересом. Тимара сомневалась, что парнишка найдет достаточно большую добычу, чтобы загарпунить ее — если здесь вообще есть рыба, — но он явно привлек внимание своего дракона.

В отличие от нее. Синяя даже не ответила на ее последнее замечание.

— Спасибо, что поговорила со мной, — безнадежно бросила Тимара.

Затем повернулась и медленно пошла прочь. Выберу серебряного, решила она. Рану на хвосте нужно очистить и перевязать. Тимара подозревала, что им придется идти у самой реки, а то и вообще шлепать по воде, и если о ране не позаботиться сейчас, кислотная вода еще сильнее разъест ее. Что же касается тощего медного дракона, то, если удастся найти листья раскина и поймать рыбу, можно попробовать выгнать глистов. Девушка прикинула, подействуют ли листья раскина на утробу дракона, и решила, что хуже уж точно не будет — судя по его виду. Совета спросить все равно не у кого. А если он будет продолжать худеть, то скоро умрет.

Внезапно до нее дошло, кому можно задать возникший вопрос. Она вновь повернулась к синей драконице. Та взирала на Тимару с плохо скрываемой неприязнью. Тимара собралась с духом.

— Можно задать тебе вопрос? Насчет драконов и паразитов?

— Где тебя учили манерам?

Вопрос сопровождался шипением. Выдыхаемый воздух не достигал Тимары, но облачко ядовитого тумана, вырвавшееся из пасти бестии, было отчетливо заметно. Тимара вздрогнула и осторожно спросила:

— Мой вопрос показался тебе грубым?

Ей хотелось сделать шаг назад, но она боялась шевельнуться.

— Как ты осмелилась повернуться ко мне спиной?

Воротник из чешуйчатых пластин на шее драконицы вздыбился. Тимара точно не знала, для чего они нужны, но, похоже, драконы топорщили их, когда злились. Пластины раскрывались, словно лепестки цветка-хищника, и становилась видна их ярко-желтая изнанка. Огромные медные глаза драконицы были устремлены на девушку, и Тимаре показалось, что они медленно вращаются. Это было все равно что смотреть в два водоворота расплавленной меди. Зрелище страшное и завораживающе красивое.

— Прошу прощения, — беспомощно произнесла Тимара. — Я не знала, что это грубо. Я думала, ты хочешь, чтобы я ушла.

Что-то пошло не так, и Синтара не понимала, что именно. К этой минуте девчонка уже должна была быть полностью очарована, должна была стоять на коленях, умоляя драконицу уделить ей толику своего внимания. Но вместо этого она повернулась спиной и собралась уходить. Вообще-то люди всегда необычайно легко попадали под драконьи чары. Так что Синтара пошире распахнула гриву и тряхнула головой, распространяя туман очарования.

— Не желаешь ли ты служить мне? — подсказала она девчонке. — Считаешь ли меня красивой?

— Конечно, ты красивая! — воскликнула девчонка, но ее поза и едкий запах страха свидетельствовали о том, что она напугана, а не очарована. — Когда я впервые увидела тебя сегодня, то решила, что именно за тобой больше всего хочу ухаживать. Но наш разговор был…

Она умолкла. Синтара попыталась дотянуться до мыслей девчонки, но нашла только туман. Быть может, дело в этом. Быть может, девчонка слишком тупа, чтобы поддаться внушению. Синтара порылась в своих воспоминаниях и нашла кое-что о таких людях. Некоторые были настолько непрошибаемы, что даже не могли понять драконью речь. Но эта девчонка, похоже, достаточно отчетливо воспринимает слова. Драконица решила устроить небольшую проверку восприимчивости.

— Как твое имя, человек?

— Тимара, — немедленно ответила та. Однако не успела Синтара порадоваться успеху, как девчонка спросила в ответ: — А твое?

— Не думаю, что ты уже заслужила право знать мое имя! — рявкнула на нее Синтара и увидела, как девчонка съежилась.

Но пахло от нее по-прежнему только страхом — ни малейшего следа отчаяния, которое этот отказ должен был пробудить в ней. Девчонка ничего не сказала и не стала умолять оказать ей милость и назвать имя. Тогда Синтара спросила напрямую:

— Ты хочешь знать мое имя?

— Да, так мне было бы легче говорить с тобой, — нерешительно сказала девчонка.

Синтара хмыкнула. Неужели она ничего не знает о мощи драконьего имени? Тот, кому известно имя дракона, может заставить дракона говорить правду, сдержать обещание или даже оказать услугу. Но если это Тимаре было невдомек, Синтара не собиралась просвещать ее.

— Если бы ты сама выбирала мне имя, как бы ты хотела меня называть?

Теперь девчонка казалась скорее заинтересованной, чем испуганной. Синтара замедлила вращение глаз, и Тимара подошла на шаг ближе. Вот так-то лучше.

— Ну? — снова спросила драконица. — Какое имя ты дала бы мне?

Девчонка несколько мгновений стояла, покусывая верхнюю губу, потом произнесла:

— Ты очень красивого синего цвета. Высоко в кроне есть ползучая лиана, которая укореняется в трещинах коры. У нее синие цветы с желтыми серединками. Они источают чудесный аромат, который притягивает насекомых, мелких птиц и маленьких ящериц. Даже эти цветы не так красивы, как ты, но ты на них похожа. Мы называем это растение небозевницей.

— Так ты назвала бы меня в честь цветка? Небозевница? — Синтара была недовольна. Эти имя казалось ей глупым и неблагозвучным. Впрочем, здесь, наверное, можно пойти на поводу у девчонки. Однако драконица все же решила поинтересоваться: — Ты не думаешь, что я заслуживаю более грозного имени?

Девчонка смотрела себе под ноги, словно Синтара поймала ее на лжи.

— К небозевницам опасно прикасаться, — тихо призналась она, помолчав. — Они красивы и притягательно пахнут, но нектар, который у них внутри, может мгновенно растворить бабочку и меньше чем за час переварить колибри.

Синтара широко зевнула от удовольствия и заключила:

— Так этот цветок напоминает меня не только окраской, но и угрозой, которую он несет?

— Полагаю, да.

— Тогда можешь называть меня Небозевницей. Ты видишь, что вон тот мальчишка делает с мелкой красной драконицей?

Девушка проследила за взглядом Синтары. Рапскаль сорвал целый пучок игольчатых веток с ближайшего дерева и теперь энергично скреб ими спину подопечной. Очищенная от ила и пыли, даже эта неуклюжая коротышка засверкала под солнцем, точно рубин.

— Думаю, он не желает причинить ей никакого вреда. Наверное, он пытается избавить ее от паразитов.

— Вот именно. А воск, которым покрыты хвоинки, полезен для шкуры. — И Синтара милостиво произнесла: — Дозволяю тебе оказать мне такую же услугу.

Когда «Смоляной» неспешно выполз на илистую отмель, Элис узрела фантастическую картину и немедленно преисполнилась жгучей зависти. В преддверии надвигающегося вечера солнце заливало светом и жаром открытый речной берег. На нем тут и там виднелось не менее дюжины драконов всех вообразимых цветов — а за драконами ухаживали молодые обитатели Дождевых чащоб. Некоторые драконы мирно спали на высохшей грязи. Двое стояли у самой воды, нетерпеливо глядя на двух мальчишек, бродивших вдоль берега с острогами наготове, высматривая рыбу. На дальнем краю залитой солнцем отмели растянулся длинный золотой дракон, подставив уже угасающим лучам сине-белое брюхо. Рядом с ним мирно спала девочка-подросток, розовая чешуя на ее черепе блестела так же ярко, как шкура дракона. Самый крупный дракон, высокий и черный, стоял поодаль от реки, солнечные лучи темно-синими искрами играли на его распростертых крыльях. Эти крылья чистил обнаженный по пояс молодой человек, тело которого было покрыто чешуей почти так же плотно, как драконья шкура. На другом конце пляжа девушка усердно обметала веником, сделанным из кедровых веток, спину синего дракона. На затылке девушки от каждого движения подпрыгивали черные косы. Дракон переступил и вытянул заднюю лапу, чтобы девушка могла обмести и ее.

— Я и не знала, что за драконами присматривают люди. То есть мне было известно, что охотники добывают им пищу, но я не подозревала…

— Они и не присматривают. Или не присматривали. — Лефтрину всегда каким-то образом удавалось оборвать ее так, что это звучало не грубо, а по-дружески. — Это новички. Те хранители, о которых ты уже слышала. Которые вместе с драконами должны будут отправиться вверх по реке. Вряд ли они находятся здесь дольше одного-двух дней.

— Но некоторые из них еще совсем дети! — воскликнула Элис.

И отнюдь не беспокойство о подростках заставило ее разволноваться. Обычная зависть, решила Элис про себя. Эти юнцы делали то, что в ее воображении должна была делать она сама. Иногда она мечтала, как первой подружится с драконом, как будет ласково прикасаться к нему и завоюет его доверие. Вспоминая описания «птенцов», которые Элис услышала от Альтии и Брэшена, она представляла себе этих драконов как слабоумных пресмыкающихся, требующих понимания и терпения, чтобы их врожденный разум пробудился к жизни. То, что она увидела на берегу, разбило вдребезги все ее мечтания: она не была спасительницей драконов, не была единственной, кто способен понять их.

Лефтрин пожал плечами в ответ на ее восклицание, приняв его за проявление тревоги.

— Подростки в Дождевых чащобах уже не считаются детьми, в особенности такие подростки. Взгляни на них. Чудо, что родители не избавились от них при рождении. И не надо убеждать меня, что все они — жертвы взросления. Нельзя обзавестись когтями, если их не было у тебя изначально. А вон тот парень? Готов поспорить, он родился с чешуей на голове и на его теле никогда не росло ни волоска. Нет, все они отмечены, и отмечены сильно. Потому-то выбор и пал на них, ведь каждый из них — ошибка природы.

Его прямолинейный и хладнокровный отзыв о драконьих хранителях заставил Элис умолкнуть в смятении.

— А ты и твой «Смоляной» — тоже ошибка? Поэтому тебя выбрали сопровождать их? — спросил Седрик, и в голосе его было не меньше яда, чем в речной воде.

Если Лефтрин и заметил оскорбительность его тона, то ничем этого не выдал.

— Нет, меня со Смоляным наняли. По договору, где учтены мельчайшие подробности. И условия сделки устраивают и меня, и корабль. — Тут он открыто подмигнул Элис, и та едва не покраснела. А капитан продолжал, словно думая, что Седрик ничего не заметил: — И не только потому, что никто другой не взялся бы за такое дело. Совет Дождевых чащоб знает: никто другой эту работу просто не способен выполнить. Мы со Смоляным можем подняться по реке выше, чем любое другое крупное судно. Конечно, разведчики на своих лодках или охотники за дичью могут зайти и выше. Но на лодке не сделаешь того, что хочет Совет.

— А Совет хочет, чтобы драконов увели подальше от Кассарика.

— Ну, это звучит слишком грубо, Седрик. Посмотри сам. Здешние места им явно не подходят. У них нездоровый вид, тут нет дичи, на которую они могли бы самостоятельно охотиться, и они погубили деревья вдоль всего берега.

— И они мешают раскапывать старый город.

— Да, это тоже правда, — спокойно отозвался Лефтрин.

Элис искоса взглянула на Седрика. Опять колкости. Он все еще злится и, как считала Элис, имеет на это полное право. Ее пребывание в Зале торговцев слишком затянулось. Пришлось долго спорить о деталях договора, которым подрядили Лефтрина. Малта оставалась с ними, но с каждым часом все сильнее походила на усталую беременную женщину и все меньше — на красивую и властную Старшую. Элис украдкой очень внимательно наблюдала за ней.

Когда она только узнала о превращении людей в Старших, привычный мир Элис пошатнулся. В детстве Старшие были для нее легендарным народом. Таинственными, могущественными созданиями, прежде всего героями преданий и мифов. В легендах говорилось об их изяществе и красоте, о небывалой силе, иногда применяемой мудро, а иногда — с небрежной жестокостью. Когда первопоселенцы Дождевых чащоб обнаружили следы древних городов и предположили, что города эти имеют отношение к Старшим, мало кто им поверил. Но прошло несколько лет, и все признали, что Старшие действительно когда-то существовали и что загадочные магические сокровища, извлеченные из-под земли в Дождевых чащобах, являются последними следами их пребывания в этом мире. Это была раса прекрасных волшебных существ, ныне навеки исчезнувшая.

Никто не связывал злосчастное и порою уродливое искажение облика обитателей Дождевых чащоб с небесной красотой Старших, описанных в древних манускриптах и легендах и изображенных на гобеленах. Чешуйчатая кожа и светящиеся глаза вызывали отвращение, а те жители чащоб, у кого проявлялись эти признаки, жили меньше обычных людей — не в пример бессмертным, по утверждению преданий, Старшим! Перья и клювы есть и у стервятников, и у павлинов, но никто не спутает этих двух птиц. И все же Малта и Сельден Вестрит из Удачного и Рэйн Хупрус из Дождевых чащоб изменились так же, как менялись те, кто был отмечен чащобами, но облик их стал не ужасен, а прекрасен. «Отмеченные драконом» — так называли их некоторые, чтобы отличить от остальных. Возможно, думала Элис, причина таких изменений в том, что Малта, Сельден и Рэйн были рядом с Тинтальей во время ее выхода из кокона и провели с нею много времени.

Пока Лефтрин вел долгий спор с членами Совета, Элис, поглядывая на Малту Хупрус, усиленно размышляла. Самого капитана, похоже, эта задержка не смущала, он обсуждал сделку с рвением охотничьей собаки, треплющей добычу. Выяснялось, кто будет платить за продовольствие, сколько сможет нести «Смоляной», будут ли маленькие лодки хранителей отданы под ответственность Лефтрина, кто заплатит, если драконы причинят ущерб судну, и сотни других вопросов. А Элис исподтишка разглядывала Старшую и дивилась. Слишком уж бросалось в глаза, что внешние изменения, произошедшие с женщиной, придали ей некоторые черты сходства с драконом. Или со змеей, мысленно добавила Элис. Чешуя, высокий рост, гребень на лбу — все это действительно напоминало о драконах.

Но множество вопросов оставалось без ответа. Например, почему так странно удлинились все кости тех, кто стал Старшими? Если Старшие былых времен и знали, чем бывают вызваны подобные превращения, то они не записали этих сведений — по крайней мере, в тех свитках, что попадались Элис. Она задумалась: были ли Старшие расой, совершенно отличной от людей? Всегда ли Старшие появлялись путем изменения людей или же существовали сами по себе, но при этом могли скрещиваться с людьми? Элис настолько глубоко погрузилась в размышления, что, когда Лефтрин внезапно объявил о своем решении, вздрогнула, словно ее разбудили.

— Ну, все улажено. Я отбываю сразу после того, как вы доставите припасы на пристань и погрузите на корабль, — сказал капитан.

Оглянувшись, она увидела, что члены Совета встают с кресел и подходят, чтобы пожать Лефтрину руку. Документ, куда были внесены все обсужденные условия, был подписан всеми присутствующими, после чего его посыпали мелким песком, чтобы просушить чернила. Вид у Малты стал уже совсем болезненным, но она тоже подписалась под договором и теперь смотрела на драконознатицу из Удачного. Элис собрала всю отвагу и направилась к Старшей.

Малта поднялась и пошла ей навстречу. Движения ее были изящны, но в них сквозила усталость. Старшая взяла Элис за обе руки и сказала:

— Я действительно не знаю, как благодарить тебя. Мне бы хотелось поехать самой. Не то чтобы я очень люблю драконов — с ними трудно иметь дело, они почти такие же упрямые и самовлюбленные, как люди.

Элис была удивлена. Она ожидала, что Старшая заявит о своей непреходящей верности драконам и будет просить Элис сделать все, чтобы защитить их. Но Малта заговорила о другом:

— Не верь им. Не думай, что они благороднее или порядочнее людей. Они не таковы. Они совсем как мы, только больше и сильнее, к тому же помнят, что когда-то могли делать все, что вздумается. Так что будь осторожна. И что бы ты ни узнала о них, найдете вы Кельсингру или нет, сделай подробные записи и привези нам. Потому что рано или поздно человечеству придется сосуществовать со множеством драконов. А мы все забыли и не знаем, как с ними иметь дело. А вот они ничего не забыли о людях.

— Я буду осторожна, — слабым голосом пообещала Элис.

— Ловлю тебя на слове, — Малта улыбнулась, и ее лицо на миг стало больше похоже на человеческое. — Видимо, ты из тех торговцев, кто еще помнит, что значит данное слово. В нынешние времена это редкость. А теперь, боюсь, мне нужно пойти домой и отдохнуть.

— Тебе помочь добраться до дома? — осмелилась спросить Элис.

Но Малта покачала головой. Отпустив руки Элис, она медленно и грациозно направилась по низким ступеням к выходу. Элис все еще смотрела Старшей вслед, когда ей на плечо опустилась тяжелая рука Лефтрина.

— Ты оказалась для нас всех просто счастливым талисманом! Интересно, знал ли Брэшен Трелл, какую удачу посылает мне, когда отправил тебя к моему кораблю? Ох, вряд ли, но все обернулось именно так! Что ж, госпожа моя удача, сделка заключена, не хватает только твоей подписи, и все мы ждем только тебя.

Элис в изумлении обернулась и увидела, что это правда. Члены Совета все еще сидели на местах. Перо на подставке ожидало Элис. Когда она перевела взгляд с пера на главу Совета, торговец Полек нетерпеливо указала рукой на документ. Элис оглянулась на Лефтрина.

— Ну же, закончим с этим, — поторопил он. — Время не ждет.

Элис, словно оглушенная, прошла через зал. Она не должна, не может это делать! Приходилось ли ей ставить свою подпись под документом, к чему-либо обязывающим ее? Только когда заверяла свой брачный договор с Гестом. Будто в кошмаре, она вспомнила все пункты этого соглашения и то, как охотно написала под ними свое имя.

Это был единственный раз, когда ее подпись налагала на нее обязательства. Сколько раз Элис вспоминала тот день! Теперь-то она понимала, что Гест так быстро провернул всю церемонию не из-за жениховского нетерпения, а просто потому, что все это слишком мало для него значило. И уже давно она жалела о том, что связала себя. Разве можно ставить свою подпись еще под одним документом? Элис пробежала глазами по словам, начертанным выше ее имени. Кто-то выторговал для нее жалованье — плату за каждый день, проведенный на корабле. Как странно думать, что она может заработать таким образом деньги — собственные деньги! Если подпишет. И тут она поняла, что подпишет.

Потому что она хотела этого. Потому что была не только женой Геста, но и дочерью торговцев Удачного и не утратила способности самостоятельно принимать решения. И по собственной воле Элис взяла перо и обмакнула в чернильницу. Женщина словно со стороны наблюдала за рукой, испещренной веснушками, и за пером, уверенно выводящим буквы ее имени наклонным почерком.

— Вот, готово, — произнесла Элис и услышала, как тихо прошелестел ее голос в этом огромном зале.

— Сделано, — согласилась торговец Полек и щедро сыпанула песком на бумагу.

Потом песок стряхнули, и Элис увидела свою подпись — отчетливую и черную на белом фоне. Что же она наделала!..

Капитан Лефтрин оказался рядом. Он от души рассмеялся, взял Элис под руку и повел ее прочь.

— Это замечательная сделка для нас обоих. Признаюсь, я действительно буду рад твоему обществу в этом плавании. Совет настаивает, чтобы к вечеру «Смоляной» был загружен и готов к отплытию. Между нами говоря, это будет не так уж сложно. Я знал, что получу эту работу, и уже сделал распоряжения доставить все, что мне нужно. Так вот, до первой остановки в пути идти не так уж далеко. От городской пристани до драконьих угодий плыть примерно час. Но сейчас у нас есть немного времени, которое мы можем потратить так, как хотим. Я послал гонца, чтобы он передал новость Хеннесси. У меня славный старпом, он сам присмотрит за погрузкой, беспокоиться нечего. Так что, может, немного прогуляемся по Кассарику перед отбытием? Ведь тебе так и не удалось посмотреть Трехог.

Следовало сказать «нет». Следовало настоять на немедленном возвращении на корабль. Но почему-то после утренней авантюры Элис не хотелось возвращаться к прежнему благоразумию. Еще меньше ей хотелось думать о том, как она посмотрит в глаза Седрику и признается ему в содеянном. Седрик! О, Са помилуй! Нет. Она пока что не в состоянии об этом думать.

Элис храбро положила ладонь на руку Лефтрина и сказала:

— Думаю, я буду рада посмотреть Кассарик.

И капитан показал ей город — хотя Кассарик вряд ли можно было назвать городом. Скорее многолюдный поселок, все еще молодой и растущий. Сейчас Элис была уверена, что Лефтрин намеренно выбрал для нее самый необычный из возможных маршрутов. Путь начинался с головокружительного подъема в большой плетеной корзине. Войдя, они плотно закрыли хлипкую дверь. Потом Лефтрин дернул за шнур, и откуда-то сверху донеслось звяканье колокольчика.

— Теперь подождем, пока они загрузят противовес, — сказал капитан, и Элис ждала с колотящимся от волнения сердцем.

Через некоторое время корзина дернулась и медленно и плавно поднялась в воздух. Подъемник был сооружен из легких, но прочных материалов, и двоим в нем было так тесно, что приходилось стоять почти вплотную друг к другу. Элис смотрела по сторонам, но не могла отделаться от мысли о близком присутствии Лефтрина, стоящего позади. На половине пути они повстречались с рабочим подъемника, опускающимся вниз в такой же корзине. Он стоял на груде камней-противовесов и каким-то образом — каким, Элис не заметила — остановил обе корзины рядом, чтобы взять с Лефтрина плату за подъем. Получив деньги, подъемщик продолжил спуск, а их корзина пошла вверх. Вид оттуда открывался потрясающий. Мимо проплывали толстые ветви с проложенными по ним тропинками, ряды домиков, свисающих с веток, точно украшения, подвесные мосты и маленькие корзинки, скользящие по канатам, протянутым тут и там, словно веревки для сушки белья. Когда корзина поднялась до самого верха и помощник подъемщика остановил ее, пассажиры оказались так высоко, что увидели даже ярко-желтые лучи солнца, пробивающиеся сквозь густую листву. Служитель открыл дверцу, и Элис ступила на узкий балкончик, прикрепленный к мощной ветви дерева. Взглянув через край вниз, она ахнула и едва не закричала, когда капитан вдруг крепко схватил ее за руку.

— Это верный способ заработать головокружение, если ты впервые на такой высоте, — предупредил он и повел Элис по узкой дорожке, идущей по ветви дерева к стволу.

Элис пыталась не выдавать своих чувств, прижимая обе ладони к грубой коре ствола. Она хотела бы вообще обхватить дерево, но это было так же невозможно, как обхватить стену. Растительность здесь, в Дождевых чащобах, достигала таких огромных размеров, что казалась частью земного рельефа. К чести Лефтрина, он не сказал ни слова, пока Элис переводила дыхание и собиралась с духом. Когда она обернулась к капитану, он дружелюбно, без тени насмешки улыбнулся и произнес:

— Кажется, вон там есть очень милая маленькая чайная.

Капитан повел Элис вокруг ствола по прочному прогулочному помосту. Город уже пробудился, и хотя на дорожках было гораздо меньше народу, чем в Удачном в базарный день, все же стало ясно, что жителей здесь хватает. Наблюдая, как люди идут по своим делам, Элис постепенно начала воспринимать их иначе, чем поначалу. И к тому времени, когда они с капитаном дошли до чайной, она почти привыкла к покрытым чешуей лицам и странным одеяниям. Они заказали себе небольшой обед, разговаривали, смеялись и ели, и на какое-то время Элис забыла, кто она и где находится.

Капитан Лефтрин был человеком резким, чтобы не сказать грубым. Не отличался ни красотой, ни ухоженностью и даже не получил образования. Он не замечал, что проливает чай из чашки на блюдце. Когда смеялся, запрокидывал голову и хохотал во всю глотку, так что все посетители чайной оглядывались на него. Элис было неловко. И все же в его обществе она чувствовала себя женщиной — сильнее, чем за все последние годы, а может быть, и за всю жизнь. Мысль об этом тут же заставила ее осознать, что она ведет себя так, как будто не только одинока, но и не обязана держать отчет ни перед кем, кроме себя самой. От потрясения у нее перехватило дыхание, и она вспомнила, что именно на такой случай Гест послал Седрика присматривать за ней и охранять ее доброе имя. То есть его, Геста, доброе имя, с запозданием подумала она. Именно об этом пытался предупредить ее Седрик. Элис поспешно допила свой чай и потом едва ли не с тревогой ждала, пока Лефтрин неспешно наслаждался напитком.

— Посмотрим что-нибудь еще? — предложил он, когда они вышли из чайной, и в улыбке его читалась уверенность в согласии Элис.

— Боюсь, мне нужно вернуться к Седрику и предупредить его, что мои планы изменились. Не думаю, что он этому обрадуется, — ответила Элис, и ее настигло внезапное понимание, что так оно и будет.

Седрик страдал, проведя на «Смоляном» всего пару дней. Как же он воспримет новость о том, что Элис добровольно вызвалась отправиться с драконами в путешествие, которое, несомненно, растянется на много дней, а то и недель? Не воспротивится ли он?

Эта мысль заставила ее застыть на месте, но следующая была еще хуже. А если Седрик запретит ей? Должна ли она повиноваться, если он скажет, что ей следует отказаться от своей глупой затеи? И что будет тогда? Она ведь подписалась под договором.

Ни один торговец не допускал даже мысли, чтобы нарушить договор при таких обстоятельствах. Но если Седрик оспорит ее право поступать по-своему? Может ли она не подчиниться ему в таких делах? В конце концов, он просто сопровождает ее ради приличия. Он ей не опекун и не отец. А Гест совершенно ясно сказал, что Элис вольна распоряжаться Седриком по своему усмотрению. Так что при необходимости она может настоять на своем. Разве не за это Гест платит ему — чтобы он делал то, что ему сказано? Седрик — слуга Геста.

И ее друг.

От этой раздвоенности Элис чувствовала себя неуютно. В последнее время она все чаще думала о Седрике именно так. Ее друг. Ей нравилось, что он внимателен и почтителен к ней. Сегодня она ушла чуть свет и даже не сказала Седрику, куда направляется, ускользнув из-под его опеки. Как друг, он поймет. Но что он будет делать как подчиненный Геста и официальный сопровождающий его жены? Неужели она так бездумно поставила его в неловкое положение?

Чтобы не поддаться соблазну побродить по Кассарику в сопровождении капитана, Элис быстро заговорила:

— Боюсь, мне нужно немедленно возвращаться. Я должна сказать Седрику, что я…

Она неожиданно умолкла, не находя слов. Должна сказать Седрику о своем решении? А можно ли говорить сейчас о решении, если через несколько часов Седрик унизит ее, это решение отменив? Сию же минуту Элис вдруг уверилась, что он попытается это сделать.

— Да, пожалуй, ты права, госпожа, — неохотно согласился Лефтрин. — Тебе ведь нужно еще составить список вещей, необходимых в пути. У меня здесь хорошие поставщики. Я закуплю тебе все нужное, а расплатимся по возвращении в Трехог.

— Конечно, — слабым голосом ответила Элис.

Ну разумеется, дальнейшее путешествие потребует новых расходов. Почему она сразу об этом не подумала? И кто будет платить? Гест. О да, он чрезвычайно обрадуется! Она уже не чувствовала себя такой уверенной и независимой, как раньше, на Совете. Даже к лучшему, подумалось ей, что Седрик запретит это путешествие. Элис посмотрела на небо — точнее, попыталась посмотреть, но взгляд наткнулся на плотный покров листвы. Сколько времени прошло? Сколько часов она потеряла из того времени, которое должна была провести с драконами? Совет, похоже, намеревался отправить их в путь как можно скорее. Будет ли у нее хотя бы один день на исследования, дабы оправдать свое опрометчивое решение отправиться в Дождевые чащобы? От мысли о том, как Гест будет ругать и высмеивать ее за напрасную трату времени и денег, запылали щеки. Нет, пустых расходов больше не будет.

Элис стиснула зубы и вместе с Лефтрином пошла обратно по качающимся мостикам. Небывалое ощущение — словно желудок подпрыгивает к горлу — постигло ее, когда хлипкая корзина подъемника стала слишком быстро опускаться. Лефтрин, похоже, имел привычку останавливаться, чтобы поболтать с каждым знакомым. Элис стояла рядом, с нетерпением ожидая окончания разговора, — а таких остановок на их пути к пристани, как ей показалось, было не менее дюжины.

Каждому знакомому он представлял Элис как «весьма сведущую в драконах госпожу из Удачного, которая отправляется вверх по реке, чтобы присмотреть за обустройством птенцов на новом месте». Прежде такая характеристика привела бы Элис в восторг, но сейчас только раздражала. Ко всему прочему, когда они наконец прибыли на «Смоляной», Седрика там не оказалось.

Хеннесси был уже занят погрузкой на корабль ящиков и бочонков с припасами. Судя по всему, он удивился, увидев Элис.

— Мы думали, ты еще спишь, госпожа. Этот парень, Седрик, велел передать тебе, что пошел поискать для вас двоих подходящее жилье.

Старпом спародировал выговор Седрика, и Элис поняла, как команда относится к аристократическим манерам и высокомерию ее спутника.

Некоторое время она оставалась на палубе, с восхищением наблюдая за работой матросов, ухитряющихся вместить столько груза в нутро «Смоляного». Потом зашла в капитанскую каюту и попыталась представить, каково было бы жить здесь неделю, а может быть, и целый месяц. Да, провести на баркасе два дня было интересно и романтично, но от мысли о долгом пребывании в этом небольшом помещении ей стало дурно, стены как будто навалились на нее. Элис нашла предлог, чтобы заглянуть в матросский кубрик, но сразу же выскочила оттуда. Нет. Невозможно даже вообразить, что Седрик будет здесь жить и дальше. Теперь она была уверена, что он запретит ей ехать. Элис вернулась на палубу и с нетерпением посмотрела вверх по течению реки. Несколько раз Лефтрин пытался завести с ней разговор о вещах, которые могут ей понадобиться. Потом Элис несколько раздраженно задала вопрос, когда она сможет попасть к драконам. Капитан объяснил, что драконий пляж находится менее чем в часе пути вверх по реке — если плыть на корабле. Но идти пешком будет дольше, к тому же для этого ей понадобится снова отправиться в город и воспользоваться подъемниками и подвесными мостками. Элис с признательностью отклонила это предложение и попыталась запастись терпением и набраться уверенности.

Она заметила Седрика раньше, чем тот увидел ее. От былой приветливости на его лице не осталось и следа. Он выглядел угрюмым и недовольным. Подняв взгляд и увидев Элис, сидящую на крыше палубной надстройки, Седрик глубоко вздохнул. Взойдя на корабль, он немедленно поднялся к ней и, даже не поздоровавшись, потребовал объяснений:

— Скажи на милость, что это еще за слухи тут ходят? Я пытался снять для нас комнаты, но хозяйка дома спросила, зачем они мне нужны — ведь госпожа из Удачного, прибывшая, чтобы изучать драконов, еще до исхода дня отправится на «Смоляном» вверх по реке!

Элис с ужасом поняла, что вся дрожит. Гест часто позволял себе злые насмешки, но никогда не повышал на нее голос. И за все годы своего знакомства с Седриком она ни разу не слышала, чтобы он говорил так жестко, не скрывая злости. Элис сжала лежащие на коленях руки в кулаки и попыталась говорить твердо:

— Боюсь, что это правда. Я вызвалась это сделать. Понимаешь, когда я сопровождала капитана Лефтрина в Совет торговцев Кассарика, выяснилось, что они намереваются изгнать отсюда всех драконов и отправить их вверх по реке. Никто точно не знает, где они должны будут поселиться, но Совет настаивает, чтобы они двинулись в путь как можно скорее. Там была Малта Старшая, и она очень расстраивалась, потому что не может сама сопровождать драконов. И когда я сказала, что я могу, она…

— Я не верю своим ушам! — воскликнул Седрик, краснея. — Да неужели ты и впрямь все это натворила? Покинула корабль, не дав мне знать, ушла невесть куда с этим человеком и теперь еще впуталась во внутренние дела Дождевых чащоб, пообещав выполнить невыполнимое! Ты не можешь отправиться в это безумное путешествие, неизвестно куда и неизвестно на сколь долгое время. Элис, неужели ты совсем соображение потеряла? Это не игра. Речь идет о путешествии вверх по реке, где нет никаких поселений, — возможно, за пределы известных людям земель. В таком пути людей будут поджидать всевозможные опасности, я уж не говорю о неудобствах и походных условиях. Вряд ли ты создана для такой жизни! Да ты вообразить не можешь, что задумала. Впрочем, если что тобой и движет, так только воображение, о действительности же ты вовсе позабыла. А время? Лето не будет длиться вечно, а мы с тобой не запаслись ни теплыми вещами, ни вообще чем-либо из необходимого для долгой жизни в чащобах. Кроме того, может, у тебя и нет серьезных обязанностей, к которым ты должна вернуться, но у меня-то есть! Это все совершенно нелепо! А взять слово назад означает навлечь на себя вечный позор. И не только на себя! Гест ведет дела с торговцами Дождевых чащоб. И кем его будут считать после того, как его жена понаобещала с три короба, а потом отказалась от своих слов? О чем ты только думала?

Пока он сыпал упреками, с Элис творилось нечто странное. Дрожь сначала отступила, но тут же вернулась с утроенной силой. Глядя в полные ярости глаза Седрика, Элис вдруг осознала, какой он видит ее. Глупой и зависимой. Дамочкой, которая навоображала себе приключений только ради того, чтобы тут же сбежать домой, к жизни без «серьезных обязанностей». Дурочкой, не имеющей представления о реальном мире, где так уверенно и ловко вершат дела Гест и Седрик.

Может, она действительно была глупой, несведущей мечтательницей, но в этом нет ее вины. Ей никогда не позволяли обрести необходимый опыт, чтобы узнать жизнь и обрести независимость. Никогда не позволяли… Эта мысль обожгла Элис, подобно расплавленному железу, и внезапно обернулась холодной решимостью. Ей не нужно больше чье-либо позволение. Больше никогда и никто не будет позволять или не позволять ей что бы то ни было. Она будет следовать своему решению, даже если это приведет ее к смерти. Осуществить задуманное и погибнуть, несомненно, лучше, чем вернуться домой и умереть от тоски по своей мечте, которой не позволили сбыться.

Так что когда Седрик задал риторический вопрос — о чем она думала? — Элис ответила почти буквально:

— Я думала о том, что наконец-то смогу изучить драконов, как обещал мне Гест. Ты же знаешь, это было одним из условий нашего брака. Сдержи он свое слово, я приехала бы сюда уже несколько лет назад и все вышло бы гораздо проще. Но поскольку он все это время не желал выполнять условия нашей сделки, мы пришли к тому, к чему пришли. И единственный способ сделать так, чтобы его обещание оказалось выполнено, — это последовать за драконами вверх по реке и изучать их по пути.

Она была вынуждена прерваться, чтобы перевести дыхание. Седрик таращился на нее с открытым ртом. Он хотел что-то сказать, но Элис опередила его:

— Итак, я подписала договор с Советом торговцев. Мы отправляемся вверх по реке на «Смоляном», чтобы проследить за переселением драконов. Отбываем сегодня под вечер, так что предоставь капитану Лефтрину список того, что необходимо приобрести. Расчет произведем по возвращении в Трехог. Мне причитается жалованье за участие в этом предприятии, так что у меня будет чем заплатить капитану. И конечно же, я поговорю с ним, возможно, ему удастся дать тебе лучшие условия на борту.

Она бросила это последнее замечание как предложение перемирия, надеясь, что Седрик ухватится за него и примет все остальное. Но это не сработало.

— Элис, это безумие! Мы не готовы…

— И не будем, если ты не возьмешься за дело и не составишь список! Разве не этим ты все время занимался на службе у Геста? И разве он не велел тебе в этом путешествии делать для меня то, что ты делал для него? Вот и займись.

Элис резко поднялась и пошла прочь. Вот так просто, взяла и ушла. Но когда Седрик и впрямь взялся исполнять ее поручение, это вызвало в ее душе еще большую бурю, которая никак не могла улечься. Она стала избегать Седрика, и пока что ей это удавалось, хоть на таком небольшом корабле это и было непросто. Хорошо еще, Лефтрин охотно поддержал ее мысль переселить секретаря в отдельный закут, чем сильно удивил Элис.

— Да я и сам думал об этом, материалы скоро должны подвезти. Свою-то койку я могу уступить тебе лишь на пару ночей, не годится, чтобы это дело затягивалось. Но вот увидишь, все будет в порядке. Мы сделаем вам что-то вроде временного жилья прямо на палубе. Мы уже строили тут сараи для скота, и соорудить постройку для пассажиров едва ли намного сложнее. Смоляной годится для перевозки чего угодно. Не смотри на меня так. Сама вскоре убедишься, в такой каютке даже твоему щеголю будет удобно. — И он с оскорбительной ухмылкой кивнул в сторону понурого Седрика.

Лефтрин сдержал свое слово. Элис прежде и не замечала на палубе креплений, позволявших быстро поставить стены. Возведенные каюты не отличались ни красотой, ни просторностью, места в них оказалось не больше, чем в лошадином стойле, но они были отдельными. Когда в каютах повесили гамаки и сложили багаж пассажиров, Элис обнаружила, что может расставить свои сундуки так, чтобы соорудить для себя уютное маленькое логово. Теперь у нее есть место, где можно сидеть и вести записи. В ее распоряжение предоставили даже лампу, хотя Лефтрин строго предупредил, что надо соблюдать осторожность. «Пролитое масло и открытый огонь на корабле — это не шутки», — заметил он. Их с Седриком каютки разделяла стена, и как только все стены поставили на место, он ушел к себе и закрыл дверь.

И оставался там до тех пор, пока корабль, отчалив от пристани Кассарика, по прошествии всего лишь часа не выполз на илистую отмель у драконьего пляжа. Выйдя на палубу, Седрик уже не выглядел таким недовольным. Возможность переодеться в чистое и уединиться для сна и трапезы, казалось, если и не вернула ему хорошее расположение духа, то слегка ободрила. Он не стал больше укорять Элис, однако холодным тоном дал понять, что не простил ее. Она только покачала головой и отвернулась. С Седриком она разберется позже. А сейчас ничто и никто не помешает ей взглянуть на молодых драконов.

— Да они же огромные! — ошеломленно выдохнул Седрик. — Ты ведь не собираешься спускаться туда и бродить среди них?!

— Разумеется, собираюсь. Наконец-то!

Элис не хотела признаваться, что чувствует себя куда спокойнее, глядя на них с палубы «Смоляного».

Золотой дракон, лежавший дальше на берегу, неожиданно поднял голову. Маленькая фигурка рядом с ним пошевелилась. Дракон посмотрел на корабль, раздул ноздри, громко фыркнул и, поднявшись на ноги, неуклюже заковылял к ним.

— Чего ему надо? — беспокойно пробормотал Лефтрин.

Он смотрел, как дракон приближается к баркасу. Существо повертело головой на длинной шее, с любопытством осматривая «Смоляного» сверкающими черными глазами. Сделав еще несколько шагов вперед, оно вытянуло шею и принялось обнюхивать баркас. Седрик отступил от фальшборта.

— Элис! — окликнул он.

Но она предпочла остаться рядом с капитаном, который не двинулся с места. Мгновение спустя дракон осторожно потерся головой о борт корабля. Смоляной даже не покачнулся, но Сварг и Хеннесси оказались в мгновение ока рядом с Лефтрином. Большой Эйдер вырос у них за спинами и хмуро уставился на дракона поверх голов. К ним присоединился кот Григсби. Он вспрыгнул на фальшборт и вытаращился на дракона, распушив полосатый хвост и ворча — видимо, ругая дракона на кошачьем языке.

— Он ничего плохого не делает, — вполголоса успокоил свою команду Лефтрин и положил руку на вздыбленную спину кота.

— Пока, — мрачно заметил Хеннесси.

— Это опасно? — спросила Элис.

— Не знаю, — отозвался Лефтрин. А когда рядом с драконом появилась девушка — видимо, хранительница, — тихо добавил: — Не думаю.

Несколько мгновений спустя огромное создание послушно последовало за девушкой вдоль берега обратно на нагретое солнцем местечко.

— Посмотри, как он сверкает на солнце! — ахнула Элис. — И отметины у него такие красивые! Потрясающие существа! Даже будучи ущербными, они невероятно красивы. Конечно, драконица там, на краю пляжа, прекраснее остальных, чего и следовало ожидать. Самки их расы всегда имеют роскошный окрас. Судя по тому, что мне удалось узнать, драконы могут быть самоуверенными и даже наглыми. Но ведь они наделены разумом, намного превосходящим человеческий, так что чего же еще и ждать от таких созданий. Только взгляните на нее! Как играет солнце на ее чешуе!

Синяя драконица и ее хранительница находились довольно далеко, до них было не меньше сотни шагов. Элис не сомневалась, что ее слова невозможно услышать на таком расстоянии. Но синяя самка, лежавшая на затвердевшем иле, внезапно подняла голову и в течение долгого мгновения взирала на Элис медными глазами.

А потом совершенно отчетливо произнесла:

— Это ты заговорила обо мне, женщина из Удачного?

* * *

Пятый день месяца Урожая, шестой год Вольного союза торговцев

От Детози, смотрительницы голубятни в Трехоге, — Киму, в Кассарик

Неужели ты своими крошечными мозгами не понимаешь, что в послании, полученном тобой от Эрека, говорится об особенном корме, который может улучшить здоровье голубей и продлить их жизнь? Тебе не ясно, что, присовокупив эту заметку, касающуюся рабочего вопроса, к посланию, которое уже несет птица, он просто радеет о службе? Мысль о том, что мы с ним обмениваемся личными записками, просто смешна, учитывая, что мы никогда не встречались друг с другом. Если ты захочешь предъявить это письмо Совету — пожалуйста! Заодно обсудим бедственное состояние голубятен в Кассарике, гибель двадцати многообещающих птенцов из-за того, что в твою голубятню сумела проникнуть змея, а также слухи о том, что на стол в твоем доме с тех пор, как ты принял этот пост, частенько подают голубятину.

Детози

Оглавление

Обращение к пользователям