ГЛАВА ВТОРАЯ

Несколько минут в начале ужина Рио удалось выдержать и не смотреть в сторону Кейна. Это давалось ей нелегко, потому что он сидел как раз напротив. После того жаркого поцелуя в конюшне она чувствовала себя крайне неловко и жалела, что потеряла тогда разум и не смогла противостоять искушению. Из всех неприятных положений, в которые Рио попадала, это было единственное, созданное ею самой. Хорошо, если Кейн будет помалкивать о случившемся. Она-то уж точно никому не расскажет. Но если Кейн и прежде был к ней беспощаден, то теперь ей заслужить его уважение стало совсем нереальным.

Наконец Сэм нарушил зловещую тишину:

– Кажется, завтра доставят нового быка?

– Да, около девяти, а Рио может проследить за доставкой, – отозвался Кейн. – В восемь тридцать я жду важного звонка. Поэтому, если я не освобожусь до прибытия грузовика, ей придется встретить его.

Для Рио слова Кейна, как обычно, означали приказ, не подлежащий обсуждению. Со времени ухода Сэма от дел заправлял всем на ранчо Кейн. Рио же должна была заменять его, когда он уезжал или был занят. В таких случаях распоряжения старшему работнику давала Рио, но девушка давно поняла, что работники и сами во всем разбираются и им не нужен указчик, который определял бы планы на день. А люди, в свою очередь, считались с мнением Рио, потому что знали, что девушке безгранично доверяет старый хозяин. Рио всегда относилась с уважением к опыту бывалых ковбоев и теперь надеялась, что кто-то из них и примет нового быка. Лучше бы на сей раз справились без нее – ведь Кейн вложил в это животное целое состояние.

Впрочем, Рио и не думала вслух отказываться от поручения. Кейн терпел ее на ранчо только из-за отца. К тому же она не дала ему ни единого повода отстранить ее от дел и всегда очень серьезно относилась к его распоряжениям и инструкциям. А сейчас от нее требовалось лишь проверить, что бык прибыл в нормальном состоянии, и проследить, чтобы его выгрузили и доставили на место с особой осторожностью.

Вдруг Кейн вновь заговорил:

– Когда вас обоих не было, звонила Рамуна. Завтра к обеду они с Трейси приедут.

Хотя эта новость сама по себе не была неожиданной, Рио расстроилась и не могла отогнать дурные предчувствия. Рамуна обожала придираться к ней и испытывала радость от мучений девушки, а узнав, что Рио никогда не жалуется на нее Сэму, и вовсе распоясалась.

Сэм лишь заметил:

– Давно пора.

Рио знала, как сильно переживал Сэм, когда понял, что семейная жизнь с владельцем ранчо заключалась для Рамуны в том, чтобы проматывать его деньги, проводя большую часть года в своей шикарной квартире в Далласе. Когда Рамуна ненадолго приезжала в поместье, Рио старалась держаться подальше от нее. И давала Сэму возможность оставаться как можно больше вместе с женой и приемной дочерью. Но на этот раз она не будет прятаться. Боясь за здоровье Сэма, девушка решила находиться всегда недалеко от дома.

– Вечером ты мне понадобишься – хочу разобраться с бумагами.

Услышав это заявление Кейна, Рио сначала уставилась на него, но потом поспешила отвести взгляд. И тихо спросила:

– Что-то срочное?

Кейн решил взять на себя большую часть работы с документами. Что касается Рио, то она почти не прикасалась к бумагам и амбарным книгам. Поэтому у нее появились подозрения, что за просьбой Кейна крылась уловка: он собирался поговорить с ней наедине. Но ведь она-то еще не отошла от случившегося в этот день в конюшне!

– Сама увидишь.

Рио не удержалась и бросила быстрый взгляд на Кейна. Девушке послышался явный вызов в его голосе, но в его лице ничтонеподкрепляло этого впечатления, пока мужчина не откинулся на спинку стула, взяв в руки чашку с кофе. Рио чуть не подскочила на месте, когда глаза Кейна неожиданно метнулись в ее сторону. И густо покраснела, заметив его надменную ухмылку. Неведомо как, но ей удалось выдержать его взгляд, пока он не отвел глаза.

Вскоре Кейн извинился и ушел в свой кабинет. Рио с Сэмом отправились в небольшую гостиную в задней части дома. Поиграв немного в шашки, Сэм ушел к себе. И хотя он сказал Рио, что посмотрит еще видеофильм, девушка сомневалась в этом. Сегодня Сэм выглядел необычно уставшим, поэтому она порадовалась, что Кейн недавно установил небольшой лифт на месте кладовки. Сэм отказался перенести свою спальню на первый этаж, когда доктора запретили ему подниматься по лестнице. Но, вернувшись из госпиталя после очередного курса лечения и увидев лифт, Сэм очень обиделся. Поначалу он крайне неохотно использовал подъемник, однако последние три месяца перестал относиться к нему с пренебрежением.

Это было еще одним свидетельством его всеболееухудшавшегося здоровья. Подобные мысливновь повергли Рио в уже привычное состояниеподавленности. Неплохо бы прогуляться или покататься верхом на лошади перед сном… Впрочем, Рио уже знала, что вечерние прогулкибольше не могут вернуть ей спокойный сон. Кроме того, ее ждал Кейн, а она и так уже довольно долго оттягивала нежеланную встречу.

По мере приближения к кабинету КейнаРиовсе больше нервничала. И лишь усилием воли заставляла себя передвигать ноги. Зачем он поцеловал ее? Зачем вообще дотрагивалсядонее? Больше она не допустит такого. А потомунадо стереть из памяти то наслаждение, что дарили его объятия, и тот трепетный жар,скоторым она подчинялась настойчивым губам.Она сама дала Кейну лишний повод изводить ее… если, конечно, он этого захочет. Ведь злосчастный поцелуй открыл перед ним все еесамыесокровенные тайны.

Рио замедлила шаги перед кабинетом и тихонько постучалась в открытую дверь, прежде чем войти. Кейн сидел за столом, перебирая пачки счетов. Он даже не поднял глаза и не предложил ей сесть.

– После доставки быка собери необходимые вещи, возьми рацию и отправляйся проверить пограничные будки и стоянки.

Рио застыла на месте. Обычно поездка по пограничным постам – для выдачи людям запасов продовольствия и проверки текущих дел – занимала несколько дней. Рио всегда сама напрашивалась на эту работу, когда приближался приезд Рамуны. Но теперь Сэм был очень слаб, и девушка не хотела отлучаться из дому больше чем на несколько часов.

Тем не менее сказать об этом Кейну означало отказаться выполнить его распоряжение. И потом, она помнила, что ее присутствие в доме во время наездов Рамуны и Трейси всегда вызывало напряжение у всех, а у Кейна в особенности. Обычно он из кожи лез, чтобы сделать их визит как можно более приятным.

Кейн так и не взглянул на Рио. Он продолжал просматривать счета, показывая всем своим видом, что вопрос обсуждению не подлежит. Девушка слегка откашлялась и тихо произнесла:

– Я не могу сейчас этого сделать.

На лице Кейна появилось крайнее удивление. Он замер, подняв на Рио холодный взгляд.

– Почему это?

– Сэм… – Рио колебалась, подбирая нужные слова: она боялась высказываться слишком мрачно о Сэме. – Дело в том, что он сейчас немного ослаблен. В общем, я хочу быть рядом с ним.

Кейн в гневе отшвырнул бумаги в сторону.

– Послушай, неужели ты не догадываешься, что Рамуна не выносит, когда ты вертишься под ногами? Неужели до тебя не доходит, что ей хочется побыть с Сэмом наедине?

Резкое высказывание Кейна отозвалось болью в душе девушки. То, что он закрывал глаза на полное безразличие Рамуны к Сэму, в то время как Рио была постоянной мишенью для его нападок, рождало чувство глубокого разочарования в сердце девушки.

Но Рио, зная болезненное отношение Кейна к семейной жизни отца, не смела ни единым словом критиковать жену Сэма. Поэтому, оставив свои мысли при себе, девушка слегка приподняла подбородок и сжала губы.

– Рамуна может общаться с Сэмом сколько пожелает. А вот я давно не виделась с Трейси.

– Рамуна этого не потерпит, – жестко отрезал Кейн.

Рио, почувствовав внезапную усталость, отвела глаза от сурового лица мужчины. Возможно,ей уже давно было пора покинуть дом Лэнгтри. Казалось, никого, кроме Сэма, не волнует то, что она неустанно работала все эти годы, стараясь отплатить ему за его доброту. Для остальных обитателей ранчо она все так же оставалась посторонней, имевшей счастье попасть в богатое семейство, совершенно того не заслуживая.

Горечь и гордость заставили девушку вновь поднять глаза на бесстрастно взиравшего на нее мужчину и тихо, но отчетливо произнести:

– Пока Сэм дышит, никто, слышишь, Кейн, никто не сможет прогнать меня отсюда. Думаю, вам с Рамуной следует уяснить это для себя.

Кейн откинулся в кресле, сверля Рио глазами.

– Я не хочу, чтобы Сэм расстраивался.

Рио кивнула.

– Не забудь сказать это Рамуне.

В глазах Кейна мелькнула вспышка раздражения, и девушка поняла, что он все еще считает ее единственной виновницей их с Рамуной стычек. Рамуне и не требовалось особенно исхитряться, чтобы внушить подобное мнение Кейну, ведь он сам был настроен видеть в Рио зачинщицу всех ссор.

При мысли об этом девушка совсем пала духом. Кейн никогда не разглядит ведьму под потрясающе красивым обличьем своей мачехи. Точно так же, как она, Рио, на всю жизнь останется для него лишь дочерью Неда Кори.

Рио развернулась и с высоко поднятой головой покинула кабинет.

Сдвинув стетсон на затылок, Рио устало отерла рукавом влажный лоб. Не успела она надвинуть шляпу обратно на лоб, трейлер для перевозки животных опять резко занесло в ее сторону.

– Эй, не спеши, ковбой! Возьми немного левее! – закричала Рио.

Она была абсолютно уверена, что водитель ее слышит.

Но водитель реагировал на ее призыв с той же наглостью, что и перед этим. Рио не удержалась и выругалась, когда трейлер занесло слишком сильно вправо при въезде в узкую аллею, ведущую к выбранному для быка загону. Водитель и не думал снижать скорость, и трейлер наехал на столб, подпиравший изгородь. Тут Рио поняла, что неприятности, которыми изобиловало это жаркое техасское утро, на этом не кончатся.

Копыта напуганного быка грохотали по двери прицепа, как залпы мощных артиллерийских орудий. Рио в гневе неслась к водительской двери трейлера.

При виде девушки из окна трейлера высунулась издевательски ухмыляющаяся широкая, мясистая рожа. Водитель держал потухшую сигару в толстых губах.

– Я, конечно, прошу прощения, хозяйка, но ты ведь совершенно не умеете давать инструкции, а? Думаю, будет лучше, если кто-нибудь из мужчин заменит вас.

От попыток взбесившегося быка вырваться наружу трейлер ходил ходуном. Да, если бык поранит сам себя, хлопот не оберешься. А Кейн обвинит во всем лишь ее одну.

Рио резко рванула на себя дверь трейлера.Этогооказалось достаточно, чтобы стереть дерзкую усмешку с потного лица ковбоя.

– Вали из машины или подвинься. – С этими словами девушка занесла ногу на подножку, показывая, что она не только говорит серьезно, но и к тому же очень торопится. – Решай быстрее, ковбой, или потащишь быка назад.

– Я не имею права доверять свою машину кому бы то ни было. – Взмокший водитель напоминал скорее плаксивого ребенка, нежели мужчину.

– Ну как знаешь, – отрезала Рио. И, убрав ногу с подножки, добавила: – Передай мистеруКамерону привет и сожаления, потому что ранчо Лэнгтри отказывается принять заказ.

– Эй, подождите! – нерешительно выкрикнул ковбой вслед уходившей девушке.

Рио остановилась и оглянулась.

– Двигайся или выбирайся.

При звуках ее резкого голоса водитель обиженно нахмурился, но, закусив сигару, неуклюже переместился на пассажирское сиденье.

Рио в мгновение ока оказалась за рулем, быстро отрегулировала зеркала заднего вида и, плавно заведя мотор, тронула тягач с места. Бык давал знать о своей крайней степени возбуждения, поэтому медлить нельзя было ни секунды. Подъехав к загону, девушка осторожно развернула трейлер. Она абсолютно не обращала внимания на сидевшего рядом мрачного ковбоя, не замечала, что ее правая рука задевает его бок. Потом Рио заглушила мотор, с легкостью выпрыгнула из тягача и поспешила к прицепу. Два работника опускали тяжелый борт, а бык ревел с такой яростью, что дрожал весь трейлер. Тяжелые копыта гулко барабанили по платформе прицепа.

Рио перелезла через забор и встала рядом с Бозом, одним из старейших работников ранчо.

– Не пора ли нам выпустить в загон этого тупого самца и объяснить ему кое-какие правила поведения?

Рио нервно вздохнула и благодарно улыбнулась старому ковбою.

– Правила поведения? Звучит неплохо, но думаю, ему надо будет дать время прийти в себя.

Как только борт был откинут, оба скотника взобрались наверх забора. Один из них осторожно протянул руку сверху. Проверив, все ли присутствующие находятся в безопасности, скотник снял тяжелый засов. Едва парень дотронулся до двери, чтобы открыть ее, как она с грохотом распахнулась.

Дикий грохот был сравним разве что с раскатом грома. От неожиданности Рио и все остальные вздрогнули. Керби, скотник, отпиравший дверь, отшатнулся от нее и теперь еле держался на заборе, прижимая к себе раненую руку. Кто-то из ковбоев еле успел схватить Керби за ремень, не дав парню свалиться с забора.

Бык пулей вылетел из прицепа и помчался по узкой аллее, которая должна была заманить его в загон. Как только животное попало в ловушку, работники тут же заперли калитку.

Почувствовав неволю, бык принялся в бешенстве делать круги по загону. Рио спрыгнула с забора, но пошла не к загону, а к раненому скотнику.

Керби стоял, прислонившись к забору, и корчился от боли в руке. Загорелое лицо парня явственно побледнело.

– Простите, мисс Рио. Я, наверное, чуть замешкался. Но этот зверь в три раза проворнее меня.

Рио осторожно ощупала запястье Керби.

– Ты ни в чем не виноват. Боюсь, у тебя перелом. – Девушка бережно вернула его руку в прежнее положение и взглянула в напряженное лицо пострадавшего. – Сейчас мы принесем тебе лед, а потом кто-нибудь доставит тебя в больницу. Хэнк! – Рио нашла глазами второгоскотника. – Беги в дом и принеси из кухни льда. Скажи Смитти, чтобы позвонила в больницу и предупредила, что ты скоро привезешь туда Керби.

Хэнк тотчас же умчался, а Рио вместе с другими работниками проводила Керби до пикапа Лэнгтри, стоявшего у дороги под тенистым деревом.

Оттуда девушка двинулась в сторону загона, не обращая внимания на ковбоя с ранчо Камерона, топтавшегося возле своего трейлера. Рио остановилась рядом со стариной Бозом, который наблюдал за быком и ворчал себе под нос.

– Ну что ж, будем надеяться, что эта упрямая скотина показывает столь дикий норов лишь из-за того, что плохо перенесла дорогу, – заметил Боз. – Или из-за того, что работник Камерона перевозбудил ее.

Рио внимательно разглядывала быка, опасаясь заметить какое-нибудь повреждение.

– Да, будем уповать на это, – тихо поддержала она Боза.

Быки почти всегда бывают темпераментны и отличаются неустойчивым характером, однако этот зверь почему-то внушал девушке непонятную тревогу. Боз, казалось, чувствовал то же самое. Хотя, возможно, они с Бозом все еще были под впечатлением от случившегося с Керби.

Кроме того, Кейн сам выбрал именно этого быка. Прекрасные характеристики и впечатляющая родословная. Как раз то, что нужно в соответствии с программой разведения скота на ранчо Лэнгтри. Если удастся усмирить животное, то это будет бесценное приобретение…

Словно почувствовав сомнения Рио, бык вдруг резко переменил курс своего передвижения за оградой. Спустя мгновение он уже несся в сторону девушки и пыхтел, словно паровой двигатель. Рио инстинктивно сжалась по ту сторону забора, но не тронулась с места. Если зверь настолько сумасшедший, что может броситься на крепкое деревянное ограждение загона,то уж лучше проверить это сразу.

Скачки огромного животного были поистинеужасающими. Боз отступил назад, словно сомневаясь, что забор выдержит мощную атаку.А вследующее мгновение, когда Рио уже самабылаготова отступить назад, бык резко затормозил почти у самого забора, поднимая клубы пыли. Он наклонил голову и в ярости забил копытом по глубокой борозде, оставленной им жеприторможении на твердой почве загона.

Свист и гиканье работников, наблюдавшихэтопредставление, выражали не только их восхищение неустрашимостью быка, но также и облегчение оттого, что он все же уважает ограду.

А Рио и в голову не пришло, что ее хладнокровие тоже вызвало восхищение мужчин.Онаповернулась и пошла к тому месту, где томился водитель, доставивший быка.

Наглая ухмылка вернулась на его лицо, он словно давал понять, что не намерен считаться с женщиной. Работник Камерона либо не знал, что Рио часто заменяет Кейна на ранчо, либо это ему было безразлично.

Авторитет Рио и раньше отвергался некоторымимужчинами, чье болезненно-хрупкое «я» мешало им принимать распоряжения от женщины.

Вежливо, однако без тени улыбки Рио произнесла:

– Когда мистер Лэнгтри будет еще что-нибудь покупать у твоего хозяина, лучше найди себе в этот день другую работу, а Камерон пусть пришлет более компетентного человека. Счастливого пути.

Девушка мягко произнесла свою речь, повернулась и направилась проверить, как там Керби. Гостеприимство Лэнгтри славилось на всю округу – здесь всегда приглашали перекусить или предлагали хотя бы чашку кофе каждому попадавшему на ранчо. И тот факт, что Рио отказала ковбою в радушии, можно было толковать как отказ от дальнейшего сотрудничества, – во всяком случае, к такому мнению придет, если узнает о происшествии, хозяин ранчо.

Едва отойдя от трейлера, Рио заметила Кейна, стоявшего возле пикапа, в котором томился Керби в ожидании льда. Приблизившись и остановившись рядом с Кейном, девушка ободряюще улыбнулась парню и спросила:

– Ну, как ты, ковбой?

– Ничего, мисс Рио, – ответил Керби, вымученно улыбнувшись.

Заметив Хэнка, бежавшего к ним со льдом и сложенными полотенцами в руках, она кивнула в его сторону:

– А вот и Хэнк появился.

Встретив Хэнка, девушка приняла у него лед, завернула в полотенце и осторожно наложила на руку пострадавшего холодный компресс. Кейн молчал – если не считать нескольких фраз, адресованных Керби. Рио решила, что Лэнгтри-младший недоволен ею.

Вскоре работник Камерона уехал. А когда пикап Лэнгтри увез раненого скотника и они остались вдвоем на дороге, Рио уже мысленно приготовилась выслушать упреки Кейна. Ее тут же охватило привычное напряжение, стоило лишь ему раскрыть рот.

– Ты отказала человеку в гостеприимстве.

Рио повернулась к Кейну и с вызовом чуть вздернула подбородок.

– Да, я так решила. Но если ты не согласен… – Рио заколебалась. – Я догоню его и верну.

Суровое лицо Кейна ничуть не смягчилось, а синие глаза пронзали ее насквозь.

– Черта с два вернешь.

Рот девушки даже приоткрылся в изумлении, но она тут же пришла в себя. Кейн отвел взгляд и мрачно добавил:

– Неуважение к тебе означает неуважение ко мне, коли уж я наделил тебя своими полномочиями.

– Я ценю это, Кейн, – произнесла Рио. – Спасибо.

Взгляд мужчины теперь сверлил лицо девушки.

– Не за что. Ты здесь ни при чем.

От столь внезапной враждебности у Рио перехватило дыхание, и она сжала губы, надеясь скрыть свое разочарование.

– Знаешь, я догадливая, – сказала она и, с притворным безразличием махнув Кейну на прощание, пошла прочь. – Пойду проведаю Сэма, – бросила она, не останавливаясь, потому что опасалась очередного выпада со стороны своего мучителя.

Оглавление