Лис и ворон

Рассвет сверкал в каплях росы прохладными искрами, наполняя грудь свежим хвойным ароматом. Осторожно выглядывая из-за толстого ствола вековой сосны, Лис рассматривал поселение пришельцев. Люди выходили из своих угловатых убежищ и, повернувшись лицом на восток, замирали, подняв руки ладонями к солнцу. Так они стояли какое-то время, потом оживали и шли плескаться в воде.

Лис не осознавал, что за странное чувство заставляет его каждое утро приходить сюда и наблюдать за жизнью этого удивительного народа. Ему просто хотелось, и он, как и полагается нормальному человеку, не сопротивлялся своим желаниям, а делал то, что велит ему сердце. Он мог целый день просидеть на этом пригорке и вернуться домой без грибов, ягод и орехов. Конечно, без ужина семья никогда его не оставляла, но старший брат уже начал показывать свое недовольство, хмуря брови при виде пустой корзины, которую Лис снимал с плеча, возвращаясь из леса.

«Сейчас, только погляжу, как они начнут работать, и пойду искать добычу»,В – пообещал себе Лис, поудобнее располагаясь на своей «смотровой площадке».

Позади него хрустнула ветка. Лис улыбнулся, но не стал оборачиваться, чтобы не смущать племянника, который вот уже несколько дней следил за ним. Малец, хоть и гордился тем, что он сын охотника, но никак не мог подкрасться к Лису незамеченным. На этот раз, поняв, что опять обнаружен, он не стал дальше играть в прятки и подполз к своему дядьке поближе.

– Чего ты тут все высматриваешь?В – копируя строгую интонацию своего отца, спросил он у Лиса.В – Опять пустой вернешься!

– Сейчас, Ручеек, еще немножко, и пойдем. Хорошо?В – Лис погладил мальчишку по черным волосам.

Малыш важно встряхнул головой, давая понять, что уже перерос эти детские ласки.

– Я взял себе имя Ворон!В – важно напомнил он.

Лис усмехнулся.

– Но пока не прошел посвящение, ты – Ручеек.

– Это условности!В – возразил Ручеек.В – Ты же знаешь, что посвящение – это лишь повод объявить свое имя всем родам. А в семье уже сейчас можно называть меня Вороном.

Лис кивнул, соглашаясь. Он помнил, как сам спешил избавиться от своего детского имени, которым награждают младенцев матери. Ручейку-то еще повезло. Первое, что услышала его мать, когда очнулась после родов, было нежное урчание ручья.

А когда родился Лис, белка спустилась с сосны. «Белочка!» – прошептала его мама, прежде чем уйти к предкам. Повитуха кивнула головой, перерезая пуповину младенца: «Белочка так Белочка». И хотя родился Лис не черноволосым, как все представители его рода, а рыжим, как белка зимой, все равно, разве это имя для мальчика – Белочка?

– Ну ладно! Ворон так Ворон!В – согласился Лис.В – Только помни, что люди могут и не принять тебя с этим именем и дать тебе другое, какое сочтут более подходящим.

– Тебе ж не дали!В – возразил мальчишка.

– Просто я очень соответствую выбранному имени,В – засмеялся Лис.

– Точно! Такой же рыжий и хитрый!В – малыш посмотрел искоса.

Лис понял, что ребенок просто транслирует настроение семьи, спровоцированное его поведением, и вздохнул.

– Давай еще немного подождем, а потом пойдем искать грибы.

– Хорошо. Только совсем немного,В – повзрослому сказал Вороненок, копируя голос своей матери, когда она разрешает ему еще поиграть.

А в поселении пришельцев началось утреннее оживление. Зазвучали голоса, застучали топоры.

– Ух ты!В – сказал Вороненок.В – Теперь понятно, почему тебя к ним тянет.

– Почему?В – удивился Лис.

– Так они такие же белесые все, как ты.

– Да не,В – засомневался Лис,В – вовсе не поэтому. Это мне в них как раз и не очень нравится. А что? Правда, такие же?

– Даже еще светлее,В – уточнил Вороненок.

– А вон, видишь?В – Лис показал на группу девушек, шедших к реке с ведрами.В – Вон та совсем темноволосая.

– Да, красивая,В – с видом знатока согласился Вороненок.В – Теперь поня-я-тно…

– Чего тебе понятно?В – смутился Лис.В – Ничего тебе непонятно!

– Ну конечно! Я ж еще маленький,В – засмеялся Вороненок.В – Ой! Чем это пахнет?В – удивился он, оглядываясь.

– Это ветер с огорода дунул.

– С чего?

– Это место, где они выращивают себе еду,В – объяснил Лис.В – Нам, чтобы набрать еды, приходится искать ее в лесу, а они выращивают ее на огороде.

– Что-то какашками их еда попахивает,В – засомневался Вороненок.

– Да нет! Просто они землю удобряют козьим навозом, чтобы лучше росло.

Вороненок расхохотался.

– Мы, значит, еду в лесу собираем, а они козьи какашки?

– Нет!В – улыбнулся Лис.В – Коз они тоже своих выращивают.

– А как же они не разбегаются?В – удивился Вороненок.

– Вот для этого я за ними и наблюдаю, чтобы понять, как.

– А-а-а,В – протянул Вороненок и уже с интересом поглядел в сторону поселка.В – Только вот как-то странно они расположились. На открытой местности… Со всех сторон обзор, нападай да бей. Никакой защиты.

– А от кого им защищаться?

Вороненок быстро отвел взгляд и сделал вид, что не услышал вопроса…

– Ну-ка, отвечай!В – Лис развернул мальчишку лицом к себе и пристально поглядел ему в глаза.

– Да не знаю я ничего!В – возмутился Вороненок.В – Просто сказал…

– Нет, дружок, не просто ты это сказал!В – сквозь зубы медленно проговорил Лис.В – Ну-ка рассказывай, что знаешь!

Вороненок нахохлился и обиженно засопел.

– Когда?В – спросил Лис настойчиво.В – Когда они собираются напасть на белых?

– Да с чего ты взял?В – как-то неубедительно удивился Вороненок.В – Ничего они не собираются!

– Ладно,В – Лис отпустил племянника и снова посмотрел в сторону поселка.В – Хорошо, что не собираются, потому что это они только с виду такие беззащитные. А на самом деле, у них знаешь какое оружие…

– Какое?В – недоверчиво и с пренебрежением спросил Вороненок.В – Ну, какое?

Лис, делая вид, что рассматривает женщин в огороде, лихорадочно придумывал что-нибудь впечатляющее, но в то же время правдоподобное.

– Да нет у них никакого особенного оружия,В – фыркнул Вороненок.В – Они даже охотятся с помощью ловушек.

Ничего правдоподобного у Лиса не придумалось, но медлить дальше было нельзя.

– Они умеют стрелять огнем!В – таинственным шепотом соврал он ребенку.

– Это как?

– Ну как будто бы молния и гром.

– Да врешь!В – злобно прищурился Вороненок.В – Так только боги могут стрелять!

– Не знаю! Наверное, боги открыли им свой секрет,В – пожал плечами Лис.

– Ты видел?В – Недоверие в голосе малыша сменилось на сомнение.

– Видел!В – уверенно подтвердил Лис.В – Они направляют свой волшебный посох в сторону зверя и мечут в него молнию. Даже лось падает замертво за сто метров.

С ужасом в глазах Вороненок посмотрел в сторону поселенцев. На его глазах стадо козочек мирно паслось рядом с людьми, даже не думая удирать.

– Скоро!В – сказал он дрожащими губами.В – После того, как Камень и его люди уйдут на север. Лис! Расскажи им! Чтобы они не нападали на белых…

– Да кто ж мне поверит?В – вздохнул Лис. * * *

– Что случилось?В – Оксана села на кровати и начала шарить взглядом в темноте. Она заметила силуэт Александра на белесом квадрате окна.

– Все нормально!В – смеющимся голосом ответил он.В – Просто сон…

– Просто?В – не поверила Оксана.В – От «просто снов» люди не вскакивают с постели с криком и не будят всех вокруг.

– Извини. Со мной бывает. Последствия контузии.

– Ну расскажи, раз уж все равно разбудил. Что видел?

– Войну… только на этот раз какую-то доисторическую. Силы были слишком неравные. Нападающие с каменными топорами…

– И кто победил?

– Никто,В – вздохнул Александр.В – Война еще не закончилась, когда я проснулся.

– А ты был среди нападающих? Или среди тех, на кого нападали?

Александр сел на кровать и задумался.

– Я был и там, и там…

– Как это?В – удивилась Оксана.В – У тебя что? Раздвоение личности?

– Наверное,В – Александр пожал плечами.В – Ты когда-нибудь играла в кукольном театре? Представь, что у тебя на одной руке Колобок, а на другой Лиса. И вот скажи: в этом случае ты съела или тебя съели?

– Хороший вопрос,В – засмеялась Оксана.В – Но ведь если и Колобок, и Лиса – это Я, то я могу сделать так, что Лиса не съест Колобка.

– Да, но это не по сценарию! Во сне я как бы сам играл главные роли и сам же был зрителем. Но не я был сценаристом.

Помолчав, он добавил:

– Там был мальчик. Он видел, как убили его отца.

– Это тебя так напугало?

– И это тоже,В – кивнул Александр.В – Но проснулся я позже, когда этот ребенок поклялся отомстить.

– А что в этом такого страшного?В – по инерции спросила Оксана засыпающим голосом.

– Не знаю,В – Александр лег и зевнул.В – Во сне ж никакой логики. Казалось бы, что страшного…

Он закрыл глаза и замолчал, дав понять Оксане, что тоже намерен продолжать спать.

Но ему не спалось. Перед мысленным взором вставал образ черноволосого мальчика с расширенными от ужаса глазами. Взглянув ему в лицо, Александр вспомнил, как в груди собрался нервный ком, а когда он попытался оглянуться и посмотреть туда, куда смотрит малыш, взрывная волна каких-то диких эмоций выбросила его из сна.

Он попытался восстановить в памяти этот «взрыв» и понять, что же видел мальчишка. Пика эмоций ему достичь так и не удалось, но, сконцентрировавшись на том, что еще не растворилось в проснувшемся сознании, он «увидел» пожарище. Черные обуглившиеся стволы вековых сосен, выжженная земля и осиротевшие каменные очаги, которые еще вчера обогревали незамысловатые чумы его народа. И черное, как тягучая вязкая смола, чувство полного одиночества, бессмысленности дальнейшей жизни и ужас перед неминуемой смертью либо от голода, либо от огненных стрел пришельцев. И непонятно, что было страшнее, продолжать жить в этой тьме или умереть. Вот оно! Вот что стало причиной того эмоционального взрыва, разбудившего не только Александра, но и Оксану: необходимость выбора между жизнью и смертью. Душа Вороненка металась меж двух «огней». Когда она подходила слишком близко к решению умереть, то неистовая сила поднималась из темных глубин и била, направляя ее в сторону «жить!». Но как только душа взлетала к вопросу «А как жить? Зачем?», невыносимая тоска и страх меняли ее траекторию обратно в сторону «не жить!». Эта игра ускорялась, удары становились все болезненнее, и непонятно, чем бы закончился этот безумный пинг-понг, если бы вдруг не вспыхнуло озарением приемлемое для обеих сторон решение: «Жить, чтобы мстить!»

Оглавление