Глава 14. КОНЕЦ ПЬЕСЫ

Стояло ясное, хотя и прохладное, солнечное утро, напомнившее девочкам о том, что весна не за горами.

Они возложили принесенные цветы на могилу Джеральдины Сомерс. Ветер и дождь, бушевавшие на кладбище на прошлой неделе, истрепали старые цветы, которые лежали там во время достопамятного предыдущего посещения погоста.

Все три девочки опустились на колени, и Мелисса очистила надпись на могильной плите Джеральдины от прилипших к ней лепестков.

— Надеюсь, теперь она покоится с миром, — торжественно и серьезно проговорила Мелисса. — Я счастлива, что мы помогли ей в этом. Исчезновение ведьм означает, что покой ее души больше никогда не будет потревожен.

Девочки верили в успокоение души Джеральдины еще и потому, что приняли для этого кое-какие дополнительные меры. С согласия мисс Добсон они уничтожили все экземпляры пьесы, какие им удалось найти, дабы быть уверенными, что ее уже никого и никогда не сможет поставить на сцене. Хотя они и не поделились с учительницей всеми своими секретами, мисс Добсон, несмотря на сыпавшиеся на нее отовсюду поздравления с успешной постановкой, была все же, не признаваясь в этом вслух, достаточно напугана, чтобы согласиться с девочками в главном: эту пьесу следует забыть и никогда больше к ней не возвращаться.

Подруги встали с коленок, отряхнулись и направились к выходу с кладбища.

— Ну, и как продвигаются у вас дела? — уже совсем другим тоном спросила у Мелиссы Джозефина. — Ты встречаешься с Джонатаном сегодня вечером? Только не подумай, что я завидую, — улыбнулась она.

Кроме победы над ведьмами, постановка пьесы имела еще одно положительное последствие: она способствовала сближению Мелиссы и Джонатана.

— Да, сначала я пойду на баскетбольный матч, чтобы поболеть за него, а потом мы с ним перекусим в какой-нибудь забегаловке. — Лицо Мелиссы озарилось счастливой улыбкой. — А вы что собираетесь делать?

Джозефина сказала, что во второй раз поведет на каток свою племянницу.

— Должна же я наконец освоить этот вид спорта, — засмеялась она. — Тем более что шрам на коленке, полученный во время первой попытки, почти зажил.

Теперь обе девочки вопросительно смотрели на Дженни, которая застенчиво улыбалась.

— А я собираюсь пойти в больницу, чтобы навестить Денни.

Ее подруги не могли скрыть крайнего удивления:

— Денни Котрилла?

— Да, я знаю, его называют школьным громилой, но на прошлой неделе, когда он вышел из комы, мне удалось познакомиться с ним поближе, и выяснилось, что он очень милый парень. Я и не знала, что его родители переехали в наш городок совсем недавно, незадолго до того, как он стал старшеклассником. Вот он и чувствовал себя настолько неуверенно, что действовал напролом, лишь бы привлечь к себе внимание. Незаслуженное внимание, должна признать. Как бы то ни было, врачи говорят, что его болезнь не носит хронического характера. Он быстро идет на поправку, так что через пару недель его уже выпишут из больницы.

Девочки покинули кладбище, закрыв за собой тяжелые железные ворота.

— Значит, наша история оказалась с хорошим концом, — заключила Мелисса, когда подруги спускались с холма по дороге домой.

Но кое-чего они так и не увидели — например, того, как страницы какой-то рукописи, трепеща на ветру, одна за другой, стали опускаться на могилу Джеральдины неровной стопкой. Через какое-то время эти пожелтевшие листки бумаги почти полностью прикрыли принесенные девочками свежие цветы. Наконец на могилу опустилась последняя страница. Это был титульный лист рукописи. Если бы в этот час на кладбище оказались посетители, они смогли бы прочесть на ней следующую надпись:

«Духи, повинуйтесь!»
Пьеса в четырех актах
Автор: Джеральдина Сомерс.

Оглавление
Обращение к пользователям